Блог О духе времени

Связка Руни и Роналду – мощное сочетание таланта и игры на команду. Они работали друг на друга и были инструментом системы Фергюсона

Разбор убойной пары «Юнайтед» конца 00-х.

Алекс Фергюсон признавался, что лучшие приобретения – те, что осуществляются по определенному плану. Спонтанность и спешка – не лучший помощник в этом деле. Сбор информации и скаутская работа помогают попадать точно в цель: «Мы знали практически всю подноготную о Криштиану Роналду, когда подписывали его. Также клуб очень долго следил за Руни, пытаясь подписать его в 14 и 16 лет. Он перешел к нам в 17. Мы планомерно шли к приобретению Уэйна, оно было приоритетным для нас».

В качестве недостаточно проработанных сделок шотландец приводил примеры Верона и Клеберсона, а другим образцом двойного успешного трансфера обозначил пару из Видича и Эвра.

Отсюда вытекает первая причина выбора героев моего очередного материала – Фергюсон сам воспринимал их как связку, увязывал в единое целое даже на уровне трансферов и приводил в качестве примера работы на рынке.

Второй момент – к началу рассматриваемого периода (старту сезона-2006/07) оба были очень молоды. Дуэт из двух ярких атакующих игроков – не редкость, а вот аналогичное сочетание из двух футболистов в возрасте 20-22 лет имеет уже не так много аналогов, особенно учитывая то, к чему оба пришли в дальнейшем. Вспомнить, какими они были в юном возрасте, проследить трансформацию, полезно и интересно.

Сэр Алекс обозначил и черты, которые привлекли его в каждом из них. Они: а) лидеры; б) способны решать исходы матчи в одиночку; в) соответствовали идеалам клуба.

Распределение ролей: сочетали просторное расположение и грамотную подстройку

«Я был центрфорвардом во время игровой карьеры и всегда требовал с нападающих больше, чем с остальных. Я выходил из себя, если видел, что нападающие не делают того, что делал я когда-то. Они были моей надеждой. Я смотрел на них и думал: вы – это я. Всегда видишь себя в других», – рассказывал Фергюсон.

Вот пример того, как движение одного создавало пространство другому (обратите внимание на возраст каждого из дуэта к началу сезона-2006/07):

Фергюсон терпеливо ждал, когда эта связка окончательно окрепнет, в дальнейшем рассуждая о них именно как об игровом сочетании. Делить территорию – это значит атаковать разными уровнями, посмотрите на выбор, предоставленный Алану Смиту (гол Руни):

Чутье, чтобы не атаковать одну и ту же территорию (фланг/центр, выше/ниже), важность разнонаправленности в открываниях, умение держать оптимальную дистанцию – сила сочетания.

Очень часто взаимодействие шло через третьего (Тевес, Бербатов, Саа), чья фигура была не менее интересна. Тот самый третий, дополняющий, крайне высоко ценил такие возможности и выделял каждого из связки Руни-Роналду. «Тренировка в 9, я приезжал в 8, он уже там. Я приехал в 7.30, он там. Я даже начал задавать себе вопрос: «Как же мне от него избавиться?». Один раз я приехал в 6 утра, и он был там опять! Немного сонный, но был!» – рассказывал о трудовой этике Роналду Карлос Тевес.    

Вот пример того, как могли выстраиваться отношения с третьим: Роналду сбрасывает мяч на Руни в глубине поля, затем включает максимальную скорость, догоняет партнеров и упирается в Уэйна. Криштиану уходит на правую полосу, обгоняя напарника и предлагая дополнительный вариант (разве что поворотник не включает):

Теперь атака идет тремя разными коридорами, но сворачивает налево, на Карлоса, который забивает.

«Тот год Тевеса, с Руни и Роналду, был потрясающим, это было что-то не от мира сего. Уровень игры Роналду был грандиозным, а рядом с ним располагались два уличных бойца – Руни и Тевес, каждый с сочетанием невероятных качеств. Лучшее трио в истории Премьер-лиги, которое я видел. Единственное, что мне не понравилось: то, как Карлос ушел из клуба, его второй сезон, опоздания, валяние дурака. У меня никогда не было проблем с людьми, покидающими клуб (Дэвид, Руд, Криштиану). Нет проблемы и в том, что он ушел в «Сити». Просто последние месяцы были полным разочарованием в плане отношения к делу», – оценивал Гари Невилл.

С другой стороны, тогда шутили, что можно было поставить к ним третьим фонарный столб и ожидать от него по 7-8 забитых мячей в конце сезона.   

Стягивать подстраховку против одного – значит открыть дыру на другом участке фронта:

Руни-фланг/Роналду-центр и наоборот, клинья с флангов или одновременное заполнение штрафной – эта игра в наперстки также была преимуществом сочетания. Здесь они взаимодействуют в иной плоскости, Руни идет прямо за португальцем и получает сброс пяткой:

«Руни не был самым способным учеником, но у него был этот естественный инстинкт игры, интуитивное понимание того, как устроен футбол. Не стоит недооценивать и его способность бегать целый день. Он медленно вникал в новые упражнения и идеи на тренировках, но предпочитал оставаться верным своим убеждениям. Так ему было комфортнее», – охарактеризовал Уэйна Фергюсон.

Даже когда они с Роналду пересекались траекториями, как в контратаке ниже, Руни удавалось избежать столкновения и предложить параллельный вариант шире (который, правда, не понадобился – Роналду решил эпизод сам):

Пример истинной командной работы. В следующей ситуации Уэйн располагался вплотную к Роналду, на одном клочке поля, а уже через секунду он отваливается от португальца в глубину и отдает передачу на третьего под сложным углом:

Дуэт не зависел от типа атаки и чередовал угрозы

Контратака множила качества Руни и Роналду и была наилучшим сценарием.   

«Юнайтед» Фергюсона мог даже не бежать, а раскатываться в контратаку, как хоккейное звено: центр и два крайних нападающих. Вот один из таких эпизодов, который начинается с симметричного расположения Руни и Роналду, а заканчивается тем, что они скрещивают траектории в финале эпизода:

«Он был настолько мощным, что я называл его Питбулем. Сила Уэйна в его менталитете и мощи, он никогда не останавливается. Руни забивает, он прекрасный командный игрок и отличный парень, который помог мне и вне поля», – описал напарника Роналду. Мнение Месси во многом совпадает: «Руни всегда ставил команду надо всем остальным. Было много особенных игроков, но он обладает рядом исключительных качеств. Например, он один из самых сильных игроков, с которым я когда-либо сталкивался, и обладает выдающейся работоспособностью».

Второй пример контратаки «МЮ» с участием пары. Началась с подката у своего углового флага, петляла в развитии и завершилась расстрелом с близкого расстояния:

Подобные атаки, сваливающиеся в штопор, разгонялись как передачами, так и ведением Роналду/Гиггза. Хотя приоритетом было направление (вертикальность), а не способ доставки и исполнитель. Вертикальное мышление большинства элементов схемы, особенно с наличием Руни и Роналду в составе, поощрялось сэром Алексом. Даже быстрый и длинный ввод мяча рукой от Ван Дер Сара – часть этой установки.

За эпоху Фергюсона «Юнайтед» забил более 100 классических контратакующих голов (перепроверить не удалось, но такая цифра несколько раз всплывала в процессе подготовки). Точность, понимание намерений, чистота касаний в контратаках – отличительная особенность дуэта, поэтому напороться на что-то подобное – это как попасть в нокдаун. Существует термин «полузащитник бокс-ту-бокс», а Роналду с Руни практиковали бокс-ту-бокс контратаки. Здесь они пролетают все поле за считанные секунды, завершая очередную голевую контратаку:

Одна из внутренних мелочей – Руни очень любил открываться чуть шире траектории Роналду. В быстрой атаке полезна не только вертикальность, но и широкие дезориентирующие развороты с добавлением некоторых вспомогательных элементов:

В указанной ситуации Руни должен был видеть доступный обратный разворот, но проигнорировал Роналду и пробил со смещения, чем вызвал справедливый гнев напарника. Важен принцип: в ходе атаки линия обороны дважды была вынуждена перегруппироваться, но все равно упустила Криштиану.

Правый защитник «Рединга» Грэм Мерти объяснил, что со временем противостоять Роналду становилось все сложнее: «Ты не можешь подойти близко, потому что он настолько быстр. Все, что я мог почувствовать – это ветерок, когда он проносился мимо. Добавьте к этому, что он настоящий зверь: большой, сильный, останавливать его – все равно, что бежать в кирпичную стену».

Следующий тип – движение одного через фланг (с черного входа), а другого через середину. Тут Руни скидывает мяч на фланг Роналду и пулей добегает на 11-метровую, португалец атакует проходом в лицевую:

Переключение, способность найти человека в пространстве вне фокуса защиты, вне изначальной композиции атаки и за пределами самого простого варианта:

Роналду далеко не сразу стал end product, как это называли в Англии. Путь от эффектной манеры к профессионализму сопровождался грамотным руководством сверху и банальным взрослением, какие-то моменты пришлось править вручную. Фергюсон просил убирать ненужные/тормозящие элементы, по-другому относиться к легким контактам и их преувеличению, а Рене Меленстен учил быть более эффективным. Истории про пари со штабом на количество голов португальца – из этой же серии.

Заключительный момент, касающийся разнообразия типа атак, – единое понимание отдельных ситуаций. Любое развитие атаки может свестись к типовому эпизоду, и тут важно понимать следующий шаг напарника. Вот как это выглядело с разницей в один матч:  

Сначала Руни уходит во второй темп под пас Роналду, исходя из диспозиции атаки (гол). В следующем матче Роналду бежит по тому же шаблону под передачу Руни, однако Уэйн понимает, что пас не пройдет, и отдает на дальнюю опцию Нани (что не меняет итога – гол).

Один из советов, полученных португальцем от Фергюсона, звучал примерно так: ускоряйся с умом, контролируй свою скорость, увеличивай шаги, получая больше времени и не теряя координацию. Сброс скорости при выходе на удар иногда не менее важен, чем ее стремительный набор.

Влияние системы Фергюсона: дуэт существовал в структуре фундаментальных коллективных принципов

Связка Криштиану и Уэйна – часть игровой среды «Юнайтед», инструмент из набора, позволявшего Фергюсону разминировать следующего оппонента в календаре. Один из примеров конфигурации состава «МЮ» того периода:

Вот лишь несколько аспектов, делавших те версии команды особенными в клубной истории (маркером отмечены те, в которых роль сочетания Роналду и Руни была явной и значительной):

• прочный оборонительный фундамент;

заполнение штрафной противника;

контратаки как предмет особой гордости Фергюсона;

• стандарты с прекрасными исполнителями на каждом из полюсов ключевой передачи (угловой Гиггз + Видич/Роналду и организованной зоной подбора – как пример). Позволяли как вскрыть матч, так и закончить его;

способность питаться от окружения, учиться;

умение добавлять в критический момент, абордажная команда Фергюсона в равных концовках;

дальние удары, в том числе как генератор добиваний/рикошетов;

ротации в атакующем квартете.

Роналду мог играть на трех из четырех рассматриваемых позиций, Руни мог появиться везде, где нужно было команде. «Я так уверен в себе, что готов играть где угодно. Я предлагал, чтобы меня использовали в центре обороны, когда в «Юнайтед» был кризис травм, даже предлагал использовать меня как флангового защитника, – не стеснялся собственной универсальности Уэйн. – Я всегда возвращался в оборону. Защита – такая же часть моей работы».

Палитра угроз очень широкая, такое очень сложно оборонять без помарок и оголяемого пространства. Косвенно указанные принципы отражались и в разнообразии голов той версии «МЮ».

Несколько иллюстраций командных взаимодействий с Роналду и Руни в главных ролях – на примерах ниже.

Три типа паса, решающие разные задачи: продвижение Кэррика + сброс Руни + обострение Тевеса:

Умение прекрасно ориентироваться в аналогичных пасовых развязках с высоким уровнем исполнения – задача особой сложности. Такую манеру взаимодействия с хаотичным и непредсказуемым движением мяча в разных направлениях иногда называли пинболом-автоматом, по аналогии с аркадной игрой. Прямых голевых передач в сочетании Руни/Роналду могло быть и на порядок больше, но зачастую в эту комбинационную цепочку могло вклиниться дополнительное звено.

Умение выстраиваться в атаке при мяче на фланге: тройка форвардов «МЮ» равномерно спускается в штрафную соперника по прямой линии, Кэррик в роли замыкающего:

Гиггз предпочитает еще улучшить ситуацию для подачи и не игнорировать включение крайнего защитника Эвра.

Этот же тайм, мяч в глубине, рассеялись в иной плоскости, чтобы облегчить задачу партнеру на мяче:

Нарисовать комбинацию в разы проще в условиях подобного веера и грамотных предложений.

Даже простые с виду упражнения в «МЮ» были индикаторами, вот как это описывал Фил Невилл: «Игроки просто проверялись в этих рондо (тип упражнения на контроль мяча). Люди думают, что рондо – это простенькая разминка перед основной тренировкой, способ позабавиться. Как же они ошибаются. Именно в них создаются взаимоотношения, устанавливаются командные иерархии. В них определяются твоя скорость мышления и умение действовать в ограниченном пространстве. Это помогает строить нужный тренеру стиль. Также в них тестируются новички, что особо нравилось Скоулзу».

Проще говоря, зайди в рондо – и всем станет понятно, кто ты такой. Одновременно в «МЮ» сложились условия, когда молодой связке повезло оказаться рядом с людьми вроде Скоулза и Гиггза (практически дополнительной парой тренеров). Только начинаешь движение, а тебя уже просят расписаться в получении мяча.

Скоулз обладал черным поясом по управлению ритмом игры, ее переключением, вшитым компасом и аптекарской точностью в исполнении, то есть был диспетчером над схваткой. Гиггз не только кормил дуэт, но и уравновешивал его спокойными решениями, был смысловой осью и вечным двигателем, возместителем недостатка опыта.      

«Имея Роналду, Руни и Тевеса в нападении, мы били всевозможные рекорды. В наши лучшие годы, если кто-то приезжал на «Олд Траффорд» с намерением сыграть против нас с двумя нападающими и двумя центральными полузащитниками, мы с нетерпением потирали руки», – отмечал Рио Фердинанд.

«Юнайтед» любил отрезками запирать соперника у канатов и превращать штрафную соперника в воронку, куда затягивало все больше мячей, создавая зоны перевеса, которые проще реализовать:

Подобные ситуации можно назвать выстрелом дробью по чужой штрафной, рассеянной угрозой. Вот как описывал эту командную черту Кэррик: «Так поступал и Гиггз: собираясь сделать последний навес, зная, что это наш заключительный шанс в игре, он хладнокровно и эффективно посылал мяч туда, куда нужно. Босс без колебаний мог выпустить четырех центральных нападающих в концовке. Это была его философия — в последние 10 минут отправить на поле как можно больше игроков, способных забить. Неважно, кто какую позицию займет, просто выпускайте Руни, Роналду, Тевеса, Сульшера, Гиггза, Скоулза и Саа».

Иногда лучшая тактика – это просто спустить всех своих лучших игроков с цепи, не топя команду кучей инструкций и тактических перестроений. Другую черту тренера подчеркнул Руни: «Чем старше ты становишься, тем больше понимаешь босса. Он бросал тебе вызовы. Набросился на меня из-за дриблинга? Отлично, в следующий раз попробую еще! Если бы тренер разговаривал с Нани так же, как со мной, тот бы разрыдался. Он умел донести свою мысль, это точно».  

Даже забаррикадироваться в уютном автобусе не всегда получалось, потому что Скоулз, Кэррик, сами Роналду и Руни обладали нужным калибром удара с дистанции. Пример импровизированного урагана – матч против «Ньюкасла» в сезоне-2007/08, где соперник продержался весь первый тайм. Однако хлипкая оборонительная система была разбита булыжником (штрафным Роналду) уже в начале второго тайма. 6:0 при деятельном участии дуэта (3+1).

Количество предложений – коллективный инструмент взлома:

При аналогичной степени насыщения штрафной рывками возникает худший сценарий: ты уже не защищаешься организованно, а гадаешь и теряешься.

Совокупность этих взаимосвязанных установок «МЮ» формировала структуру команды-гидры: задушить одного – дать глоток свободы другому. И связка Криштиану и Уэйна была на вершине этой иерархии угроз.

Все это вело к тому, что против того «Юнайтед» было сложно разработать контрплан: соперник не мог рассчитывать ни на клинч (уход в медленный темп), ни ввязываться в перестрелку, ни победить на индивидуальном классе. Не зря две команды этого периода были включены в топ-8 за всю клубную историю: 2006/07 (№ 8) и 2007/08 (№ 2).   

А когда что-то не работало или работало с перебоями (в тех же концовках), Фергюсон мог обнулить командные настройки и побороться «талант на талант», где Руни и Роналду – явная пара козырей, помогающая друг другу в росте и достижении целей.

«Попадая в такую команду, ты сразу получаешь экстра-мотивацию. Ты видишь, как Скоулз контролирует середину поля, Руни носится как сумасшедший, и говоришь сам себе: «Тебе лучше соответствовать этим ребятам или пытаться стать лучше них, иначе ты в беде». Когда у тебя в команде Роналду, Руни, Гиггз, Скоулз, Невилл, Видич, Фердинанд, Эвра, Ван Дер Сар и сэр Алекс на скамейке, иногда это чувствовалось: ты выходил на поле, а большинство противников уже было готово сдаться», – делился впечатлениями Димитар Бербатов.

Роналду и Руни работали друг на друга (именно так – взаимно)

На изображении ниже Роналду высокой подачей выводит Руни, совершающего рывок на максимальной скорости, на пустую площадь ворот. Буквально в следующей игре Уэйн возвращает долг португальцу точно таким же способом:

Со временем стало стираться из памяти то, что Роналду приходил в «Юнайтед» именно вингером с прекрасным для этой позиции набором качеств: умением обыгрывать один на один, скоростью старта и дистанционным рывком, смещениями, подачами (как бы ни жаловался на их недостаток Руд Ван Нистелрой). Яркая сырая манера с плохо скрываемым потенциалом. Его боевой вес тогда колебался в районе 76 кг, португалец должен был быть сухим и быстрым.

Другим важным моментом была скорость реакции – наилучшим образом это качество было развито у Криштиану и, что вполне объяснимо, у Скоулза. Дальнейшая трансформация в направлении браконьера в чужой штрафной – это результат того, что в таких рамках ему было тесновато. Естественно, и эмоций в игре у Роналду было куда больше.

Другой пример слаженной совместной работы – это охота в прессинге, причем первую скрипку тут играл именно португалец, кусающий защитников соперника:   

«Я до сих пор помню, как мы проводили командное собрание и смотрели видео с Криштиану Роналду и Руни. Стив Коппелл повернулся к нашему капитану, Грэму Мерти, и говорит: «Ладно, Мертс, он будет играть на твоем фланге, так что тебе, вероятно, придется опекать его всю игру». И тут мы все рассмеялись, потому что это казалось немного сюрреалистичным.

Комбинация из Руни и Роналду обычно вызывала именно такую реакцию: «Вы прикалываетесь надо мной?!». Ты никак не можешь подготовиться к такому. Ты стараешься держать его максимально плотно, у тебя даже может случиться лучшая игра в жизни. Но не можешь ничем ответить. Однажды я сыграл на ноль против них в стартовом матче сезона, и это все еще один из самых запоминающихся моментов во всей моей карьере. Я сделал в районе 20 сэйвов. Давление, которое они на тебя оказывали, было сумасшедшим», – вспоминал голкипер «Рединга» Маркус Ханеманн.

Следующее взаимодействие скорее неосознанное, но Роналду отнял внимание защитника, которому за спину влетел длинный аут от Невилла, а Руни первым ухватил суть ситуации, рванул в штрафную и заработал пенальти:

Пример работы Руни на Роналду, где Уэйн распахнул пространство справа маневром, уводящим пару защитников от португальца, который снова зарабатывает пенальти:

Очередность включений – в штрафной должен был находиться как минимум кто-то один из пары, а иногда и оба:

Подача перелетает коридор Криштиану и падает в зону досягаемости Руни, при этом португалец сковал своими действиями сразу двоих оппонентов, а к Руни никто не успел.

Индивидуальный класс каждого дополнял сдвоенную угрозу

Замечательный образец того, что когда два ярких атакующих таланта объединяются в одной команде, то запросто могут спрятать в комбинации два действия экстра-класса, причем подряд:

Многое говорилось про техническое оснащение португальца, но Уэйн также выделялся в этом компоненте. Просто это было заметно лишь под другим углом и отчасти недооценивалось, было в тени его бомбардирского таланта. Работа Роналду с мячом бросалась в глаза, была вызовом, а техника Руни была техникой нападающего. Ее мерилом было то, что Уэйн получал из конкретного эпизода с первого касания, по принципу карточной раздачи: прием мяча – это база, ключевая переменная, от которой можно плясать, выбирать оптимальный вариант (уход, пас, удар, остановка).

Хочешь понять класс форварда – посмотри на то, как он умеет смягчать тяжелые передачи, опускать мяч вниз с неудобной высоты, на его скорость изготовки под удар и то, насколько чисто он играет, на количество брака в простых ситуациях. Даже Фергюсон признавал: плохое первое касание – Руни в плохой физической форме, это индикатор. Вот это умение Руни моментально заряжаться на удар, в сочетании с другой грозной силой сочетания с Роналду – когда кто-то один или оба ловили кураж, переходя в режим берсерка:

То есть сами по себе 1+3 от Роналду в игре с «Виллой» не так удивительны, но тот способ, которым они были набраны (расшифровка голов – в правом нижнем углу) – это проявление мастерства, доступного немногим, особенно в их возрасте на тот момент.

Кураж Руни сильно зависел от физической формы. «Он всегда брал дополнительные тренировки, а теперь появились дополнительные занятия после дополнительных! Он постоянно проверял себя на прочность: делал все в игровом режиме, на максимальной скорости», – нарисовал портрет одноклубника в наилучшей форме Рио Фердинанд.

«Уэйна не интересовала личная слава. Его вряд ли можно было встретить в тренажерном зале, но на тренировках его было не остановить. Он работал не жалея себя, а когда тренировки заканчивались, он практически каждый день оставался на базе на час, чтобы отработать удар. Уазза играл со злостью, и когда он входил в этот режим, то уничтожал любого соперника. Благодаря его действиям моя задача существенно упрощалась. Он мог бы вполне оставаться на позиции «десятки» и орать «Где мой мяч?». Так бы и поступило большинство «десяток». Но только не Уэйн. Он всегда хотел помочь, всегда слушал. Достаточно было простых команд, чтобы он прикрыл мою позицию», – вспоминал Майкл Кэррик.

Руни и Роналду сильно отличались характерами и чуть не поругались в 2006-м. Но это совсем не мешало на поле

Фергюсон отмечал, что единственный сложный момент во взаимоотношениях мог возникнуть после чемпионата мира 2006 года, когда Роналду требовал для Руни красной карточки за фол на Карвалью, а затем подмигнул португальской скамейке. Многие тогда думали, что эти двое никогда не смогут играть вместе, Роналду мог уйти из «МЮ» и получал угрозы, пресса просто уничтожала, его постоянно освистывали в Англии с началом сезона.

Тренеру пришлось сглаживать много углов в той ситуации, но здесь шотландец особо выделил роль Уэйна: «Руни тогда очень помог Роналду, поведя себя потрясающе. Во время отдыха я попросил Руни позвонить мне, Уэйн это сделал и предложил, чтобы они вдвоем дали интервью, показав тем самым, что никаких конфликтов между ними нет».

Руни позвонил и португальцу, отметив, что не держит зла, а один из одноклубников после возвращения из отпуска вручил им боксерские перчатки. Следующий сезон стал прорывным как для их атакующего сочетания, так и для клуба.

«Руду Ван Нистелрою казалось, что невозможно добиться успеха с Руни и Роналду. Он просто не хотел ждать, пока они созреют для трофеев», – отмечал Фергюсон. Участившиеся конфликты форварда с Роналду стали катализатором: сэр Алекс сделал то, что умел едва ли не лучше всех – он жертвовал значимую фигуру, но получал преимущество в динамике развития команды.

Понимать пики  формы своих игроков, направление их движения в контексте команды – одно из качеств Фергюсона, которое и делало его Фергюсоном. Даже если это могло стоить работы. «Если бы я не чувствовал, что нахожусь на грани построения новой хорошей команды, то ушел бы сам. Я был уверен в Руни и Роналду. Наша скаутская система была очень сильна. Они бы нашли игроков, способных вернуть нас на привычный уровень», – резюмировал тот период тренер.

Несколько интересных моментов, касавшихся реакции на действия друг друга:

Все это время португалец воровал тренировочную рутину у партнеров (подсматривал упражнения, неуловимые вещи в подготовке) + работал и пытался тренировать себя комплексно, через разнообразие практик и методов. Слово Бербатову: «Я смотрел на него и думал: «Каждая тренировка как война!». Тренажерный зал, основная тренировка, ударная тренировка с вратарем, плавание, опять тренажерный зал. В нем была эта решимость, установка добиться большего».

Однажды Руни вспомнил историю про режим раннего Роналду: «Мы ездили на некоторые матчи и тренировки вместе. Роналду пытался набрать вес, потому что был слишком худым. Я был за рулем, и нам пришлось изменить маршрут, чтобы купить ему Биг Мак».

В плане подготовки разницу отмечал и сэр Алекс: «Уэйн должен быть осторожен. Все его качества легко перечеркивались слабой физической формой. Посмотрите, как Роналду или Гиггз следили за собой. Если он пропускал пару недель, то набирал форму следующие четыре-пять игр. От меня он мог не ждать снисхождения. Я наказывал его за малейшее ухудшение формы. Все просто – Уэйн, ты не будешь играть. Это мой способ борьбы с плохой готовностью подопечных, кто бы это ни был. И я не видел причин меняться».

Важно также, что Уэйн был более подвержен травмам и сознательно предпочитал сосредотачиваться на полевых тренировках, чаще игнорируя поднятие тяжестей и тренажерный зал («просто не видел в этом особой пользы»). Есть мнение, что Руни играл не благодаря своему атлетизму, а вопреки ему, хотя был от природы сильным и крепким: «Скорость, сила, интенсивность, работа – в этом основа моей игры. Поэтому моя физическая форма должна быть правильной, чтобы я мог играть хорошо». Если Руни не в нужных кондициях, это было заметно из космоса.   

Перед сезоном-2006/07 Роналду, по признанию Гари Невилла, сильно изменился: «Он превратился из мальчика в мужчину. Он ушел в полулегком весе и вернулся в полутяжелом. Это принесло ему уровень силы и энергии, которым он раньше не обладал». Уэйн частенько притаскивал из отпуска по три лишних килограмма (не мышечной массы, естественно) и дольше вкатывался в процесс, но отметил трансформацию Криштиану: «Кажется, он все лето провел, поднимая тяжести».   

На протяжении карьеры у Руни возникали проблемы с управлением гневом, в котором он, однако, научился черпать дополнительные силы. Немного злой, взвинченный и крушащий Руни = эффективный Руни.

Эту черту отмечал Рио Фердинанд в период, когда Уэйн чуть потерял фокус на ней: «Чувствовалось, что в его игре недоставало той самой дьявольщины из ранних лет. Я сказал ему: «Я бы предпочел, чтобы тебя пару раз удалили, зато ты бы играл на том уровне, на котором можешь».

Когда-то форвард всерьез задумывался о карьере профессионального боксера. Даже когда Уэйн становился старше, огонь внутри пылал: в одном из сезонов он стал абсолютным рекордсменом лиги по карточкам за несогласие с решениями арбитров (5). Руни не открещивался от темперамента: по его мнению, футбол соткан из конфликтов – между игроками, менеджерами, фанатами, а проигрыш – лучшая мотивация, топливо будущих побед.

***

Пример взаимозаменяемости, когда сначала Руни понимает, что португалец банально полезнее в штрафной при стандарте и напоминает ему об этом, а спустя минуту заполняет оставленную Роналду ячейку в схеме справа, потому что Криштиану возвращается из атаки с интенсивного рывка:

Интересное сравнение, касающееся разных версий португальца, привел Гари Невилл: «Я до сих пор считаю, что когда он был в «Юнайтед», особенно в период 2006-2008 годов, это были два лучших года в его карьере в плане отдачи на дистанции всей игры. С тех пор, как он перешел в «Реал», он внес огромный вклад во все их достижения, но живет больше за счет отдельных моментов, а не вклада на протяжении каждой из 90 минут матча».

Наиболее точно Гари удалось передать и свое восприятие контраста в дуэте: «Руни один из немногих оставшихся в игре, кто будет бороться со всеми за все и все 90 минут. Он будет бегать в углы, пытаясь достать мяч там, когда его команда ведет 1:0 за 10 минут до конца. Забудьте о сравнении Уэйна с Роналду и Месси, его следует сравнивать с такими воинами, как Робсон, Кин, Адамс и Инс». «Он из породы старомодных игроков», – подтвердил Фергюсон.  

Встречалось и мнение, что Руни был лучшим 16-17-летним игроком за длительный период в футболе вообще, и это стало обратной стороной медали. Вот как эту интересную мысль озвучил Пол Скоулз: «Уэйн дебютировал в 16 лет. Большие турниры сборных, долгие годы в Премьер-лиге и Лиге чемпионов с «Юнайтед». Возможно, это была работа на износ. Наверное, он достиг пика несколько раньше, чем бывает обычно (28-29 лет). Может быть, его лучшим сезоном был тот, в котором он забил 27 голов (2011/12)». Стоит ли в этом свете заводить разговор о темпах падения формы и долголетии его партнера по связке, Роналду?

Фергюсон также предсказывал нечто подобное, заранее говоря о том, что Уэйн «достигнет своего пика около 25 лет» и «вряд ли будет способен на великие дела в возрасте за 30». Также шотландец отмечал, что любая травма Уэйна – это скачок формы: «Он обладал большим, крупным каркасом, телосложением. Поэтому его лучшие качества могли быть поглощены недостатком физической подготовки».

К 21-летию на одометре Руни значилось более 200 матчей на самом высоком уровне, к 30 годам – более 700 игр. «Люди говорят о возрасте, а ведь количество сыгранных минут действительно имеет значение. Я просто думаю, что в его сертификате о рождении может быть указан возраст 30 лет, но с точки зрения проведенных на поле минут он может чувствовать себя на 35, – обрисовал ситуацию Джейми Каррагер. – Поэтому если взглянуть на ситуацию под этим углом, то его последние сезоны кажутся скорее сверхуспешными, чем неудачными». 

Руни самоотверженно работал в самих матчах, но в перспективе карьеры постепенно уступал прогрессу Роналду в тренировках (правда, переработать португальца в зале/стремлении совершенствоваться – то еще испытание для кого угодно). Универсальность Руни была его преимуществом на раннем этапе карьеры, но со временем стала скорее ограничением. Скитание по позициям отражалось и в игровых номерах Уэйна (8/10), и в том, что оставшись без Криштиану и Карлоса, Руни иронично заметил в общении с Фергюсоном: «Это что же получается, я теперь должен замыкать свои собственные кроссы?».   

Забавный момент заключается еще и в том, что награду игрока года по версии болельщиков Уэйн получал дважды, в сезонах-2005/06 и 2009/10, то есть как раз в тех, что обрамляли рассматриваемый период сочетания с Роналду.

После ухода португальца он сразу взял индивидуальный приз («Игрок года»), его личная статистика поползла вверх, и за период 2009-2014 годов он забил 93 гола в 150 матчах лиги. Этот временной промежуток, наверное, и можно назвать индивидуальным пиком Уэйна, однако на отрезке трех сезонов (2006-2009) мы наблюдали пик его совместимости с командным механизмом, важнейшей частью которого и был Роналду. «Не существует идеальных партнеров. Существуют лишь идеальные условия, да и то ограниченное время, когда партнеры проявляют себя с наилучшей стороны», – обобщил Руни.

«С любым другим игроком ты, вероятно, не стал бы этого делать, но в то время Криштиану был настолько хорош, что нужно было уметь приспосабливаться к нему. Я с радостью делал это, чтобы он мог забивать большие голы и помогать нам выигрывать трофеи», – признался Руни в дальнейшем.

Вопрос же о наилучшем партнере по нападению Уэйн расщепил на составляющие: «Лучший финишер – Ван Нистелрой. Он безжалостен, как Харри Кейн. Ты выиграл 4:0, но если он не забил, то  несчастлив. С точки зрения голов, возможно, Роналду забивал больше меня. Но если у вас есть Роналду в команде, вы не отнимаете у него то, что он умеет лучше всего. Он должен быть достаточно свеж, чтобы этим заниматься, забивать. Вы не просите его преследовать игроков соперника, тратить силы и время, потому что это заберет у него часть его игры. Это отнимало и часть моих сил, но в то время он был более опасен, и я не возражал против этого, работы на команду. Криштиану, кроме того, и лучший атлет, с которым мне приходилось играть. Лучший партнер по атаке – Тевес: мы идеально подходили друг другу, отрабатывали друг за друга. Люди говорили, что мы не подходим по стилю, но мы быстро поладили. Лучший игрок вне зависимости от амплуа – тяжелый выбор между Скоулзом и Гиггзом. Думаю, все-таки Гиггз, из-за уровня взаимопонимания».

***

Дуэт нападающих – это не всегда про связующую передачу, внутреннюю химию и личные взаимоотношения. Иногда пара форвардов – это не нунчаки, а двустволка, направленная на твои ворота. Понятно лишь одно: делить общий успех на доли  – не лучший способ рассказать эту историю.

Чтобы быть успешной связкой, совсем не обязательно быть лучшими друзьями. Руни и Роналду были разными по стилю (кстати, один из синонимов опасности в футболе): на поле, вне его, по отношению к жизненным ценностям и тренировкам, по характеру и даже по осанке. Сильно ли легче от этого становилось их соперникам?

Варди вспыхнул 5 лет назад в «Лестере» Раньери, но его по-прежнему не могут остановить. Почему любимые приемы Джейми так эффективны?

Фото: Gettyimages.ru/Jamie McDonald, Alex Livesey, Shaun Botterill

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...