android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    Блог Sports.ru

    «Я не мог смириться с тем, как в России относятся к людям». Как фарерский футбол переворачивает жизнь

    Sports.ru рассказывает историю Ивана Эйинссона-Эстурланда — бывшего российского спортивного журналиста, сбежавшего из Москвы в одно из самых необычных мест Европы.

    12 сентября 1990 года Ивана Эйинссона-Эстурланда звали Иван Москаленко, и он пока еще жил в Москве. В этот день сборная Фарер играла первый официальный матч в своей истории — против Австрии с Тони Польстером в составе. Формально хозяева, фарерцы принимали Австрию в Швеции – на Фарерах тогда не было ни одного травяного поля. Эйинссон-Эстурланд (фамилию он сменил, уже переехав на Фареры – «чтобы быстрее адаптироваться») вспоминает, что вещание радиостанции BBC World Service шло с помехами, поэтому на всякий случай он записывал все на кассету.

    Именно так он узнал об одной из главных сенсаций в истории европейского футбола последней четверти века. Примерно в 2 часа ночи диктор объявил: Фареры победили Австрию — 1:0.

    — Это настолько меня потрясло, что моя жизнь разделилась на «до» и «после» этого момента, — говорит Эйинссон-Эстурланд.

    Все началось с увлечения скандинавской поп-музыкой. Иван вспоминает, что в детстве полюбил ABBA, затем Швецию, а потом и всю Скандинавию. Сборную Фарерских островов приняли в УЕФА лишь в 1990-м. Базовые сведения о ней Эйинссон-Эстурланд получил из «Футбола-Хоккея», перепечатавшего текст из французского журнала. Что-то еще удалось узнать благодаря поездкам в Измайлово, где в начале 90-х собирались люди, обменивавшие и продававшие футбольные программки, справочники, ежегодники.

    — У меня были записи всех матчей чемпионата мира с 1966-го, почти все выпуски «Футбол-хоккея» с 1960-го, — вспоминает Эйинссон-Эстурланд. — Наклейки Panini я вообще собирал еще во Франции, когда здесь о них никто не знал. Там я жил с 10 до 14 лет, мой отец работал в ЮНЕСКО.

    В 1991-м он поступил в РГГУ и на третьем курсе устроился на телеканал РТР, в программу Олега Жолобова «Футбол без границ». Чуть позже он перешел в «Футбольный клуб» к Василию Уткину и Дмитрию Федорову.

    — Сотрудничество с Васей и Димой было не совсем приятным. Они всегда смеялись над моим увлечением Фарерами, издевались в открытую, — говорит Иван. — Очень сложные характеры, у Васи особенно. Его диктаторские замашки были видны уже тогда.

    Дмитрий Федоров, сейчас работающий комментатором КХЛ-ТВ, подтверждает: любовь Ивана к Фарерам вызывала у многих недоумение.

    — Однажды я, Уткин и он ехали в электричке. Москаленко рассказывал нам, какие интересные Фарерские острова, потом решил поделиться со всеми, — вспоминает Федоров. — Вышел в центр вагона и очень громко прочитал свой школьный доклад про Фареры. Люди выслушали, какая-то женщина поблагодарила его за интересную лекцию.

    Тем не менее Эйинссон-Эстурланд впервые оказался на Фарерах именно по заданию «Футбольного клуба». Сборная России играла на островах отборочный матч к Евро-96.

    — Мы с Васей решили, что туда, конечно же, должен лететь Ваня, — говорит Федоров. — Он потом сам на каждом углу рассказывал, что после спуска с трапа самолета расцеловал землю обетованную. Ваня был постоянным объектом шуток. И в какой-то степени подыгрывал окружающим.

    После 13 месяцев Эйинссон-Эстурланд ушел из «ФК». Он говорит, что работать было интересно, но ему так и не удалось наладить отношения с коллегами. Федоров называет Ивана исполнительным и довольно ответственным, но также добавляет, что в случившемся виноват он сам.

    — Его несдержанность, его детские эмоции. Он был нервным парнем, мог ни с того ни с сего сорваться.

    После ухода из «ФК» Эйинссон-Эстурланд устроился в «Спорт-Экспресс» обозревателем иностранного футбола.

    — Я ему завидовал, ему вообще плевать было на чье-то мнение, — признается спецкор «СЭ» Юрий Голышак. — Жил по своему внутреннему устою. Сейчас таких много, а в 90-е он выделялся. Это притягивало. Не ввязывался в споры и смотрел снисходительно как-то.

    Иван переехал на Фареры в начале 1998-го. Уехать из России получилось с помощью скандинавского института народных школ — неофициальных учебных учреждений, дающих возможность пожить в другой стране. Их часто посещают люди, которые закончили обычную школу, но не чувствуют, что получили хорошее образование. Подав заявку, он получил основание для переезда.

    Переехав на Фареры, Эйинссон-Эстурланд недолго учился, после чего два года работал почтальоном. Вскоре президент одного из местных футбольных клубов попросил его найти игроков в России. Так на Фарерах оказался форвард Андрей Стаханов, ранее выступавший в клубе «Титан-Реутов». Ему не платили за футбол, деньги он зарабатывал, с 6 утра разгружая в порту суда с рыбой. Так же зарабатывали президент клуба и еще несколько игроков сборной Фарер. Футбольная карьера Стаханова не сложилась, он не соблюдал режим и растолстел. Однажды он пьяным сел за руль, его остановила полиция и забрала в участок, где оставила одного. На столе стоял телефон, и он два часа проговорил с Россией.

    — Он проходил по делу об убийстве, — вспоминает Эйинссон-Эстурланд. — Когда он вернулся в Россию, его посадили, а несколько лет назад он погиб в автокатастрофе. Гонки какие-то были на Ленинском проспекте.

    Вокруг Фарер ловит рыбу множество российских судов. В фарерском порту они выгружают наловленное, покупают продукты, заправляются. Уйдя с почты, Иван устроился портовым агентом. Он вспоминает, как однажды субботней ночью его разбудили и сказали, что в трюм упал моряк. Рыбу уже выгрузили, моряк пролетел примерно 15 метров и ударился прямо о металлический пол. Ночью его доставили в больницу, а где-то в полдень следующего дня выписали — у моряка немного болела голова, а больше ничего с ним не случилось. В Фарерах пьют либо очень много, либо не пьют вообще, добавляет Эйинссон-Эстурланд.

    Я спрашиваю Ивана о матче молодежных сборных России и Фарерских островов, состоявшемся в 2009-м. За Россию тогда играл Александр Кокорин, но Фареры сенсационно победили — 1:0. Иван говорит, что тренер фарерской команды спрашивал у него, на кого обратить внимание в составе сборной России.

    — Для меня это было очень принципиально, — поясняет он. — Хотел доказать тому же Уткину, Федорову. Я тогда Васе написал впервые за все эти годы, он очень резко ответил, сказал, что никогда меня не простит, что я его предал. Года два назад мы случайно встретились, я к нему просто подошел, а Вася сделал страшное лицо и отказался со мной общаться (Василий Уткин отказался давать комментарий Sports.ru – прим. авт.).

    В 2010-м он начал помогать фарерской футбольной федерации: предоставлял информацию журналистам, вел пресс-конференции после домашних матчей сборных. Иван говорит, что чаще всего зарубежные журналисты спрашивают, кем работают игроки. Многие работают учителями. Капитан сборной и лучший бомбардир в истории сборной — плотники. Еще один игрок стал профессиональным модельером, его компания выпускает духи и крем для бритья промежностей. Кай Лео Йоханнесен, премьер-министр Фарерских островов, тоже профессионально играл в футбол и даже был запасным вратарем в том самом матче с Австрией.

    — Вопреки клише, никаких рыбаков в сборной никогда не было, — уточняет Эйинссон-Эстурланд. — Ты выходишь на месяц в рейс, как играть в футбол?

    Фарерская премьер-лига основана в 1942-м, раньше бундеслиги. Телевидение платит клубам 2 миллиона евро в год, а по соотношению количества жителей и количества зрителей Фареры находятся на первом месте в Европе.

    — Футбол на Фарерах это практически все, — говорит Эйинссон-Эстурланд. — Даже в маленьких фарерских деревнях, 300-400 человек, есть футбольная команда с полноценным полем с искусственным покрытием. Мужчины и женщины интересуются, безвозмездно помогают клубу. Тут попросту нечем заняться — чтение, шахматы, футбол.

    В то же время будущее фарерского футбола под вопросом. Идет урбанизация, маленькие клубы отмирают. Кроме того, сложилась неблагоприятная демографическая ситуация: мужчин становится сильно больше, чем женщин. По словам Эйинссона-Эстурланда, 20 лет назад в первый класс шла тысяча детей, сейчас — 700. На Фарерских островах женщинам гораздо сложнее найти нормальную работу, они уезжают отсюда получать образование и чаще всего не возвращаются. В итоге фарерские мужчины «импортируют» жен из Азии, прежде всего из Филлипин.

    — На Фарерах к этому относятся нормально, — говорит Эйинссон-Эстурланд. — Если бы просто приезжали иностранные семьи, условно говоря, мусульмане, это воспринималось бы отрицательно. А если у фарерца, который был одинок, появилась возможность создать семью, это хорошо. Что касается женщин, которые уезжают, это их личное дело. Но динамика все равно отрицательная. Все может измениться, но для этого надо, чтобы на Фарерах нашли нефть.

    — Помню, Москаленко радовался: «На Фарерах по главному каналу первая новость — умерла какая-то старуха 86 лет! Каждый житель на счету!», — вспоминает Голышак.

    Эйинссон-Эстурланд действительно говорит, что больше всего в Фарерах его привлекает отношение к человеку. На островах живет меньше 50 тысяч человек, носителей фарерского языка — 75-80 тысяч. Он говорит, что на Фарерах человек важен и имеет возможность для развития своих талантов.

    — Здесь бережно относятся к людям, ведь их мало, а живут они изолированно. Ощущение свободы, ощущение важности каждого отдельного человека. Да, у меня была работа и определенная известность, но мне очень хотелось уехать из России. Мне не нравилось жить здесь. Я формировался как личность во Франции и никогда не мог стопроцентно приспособиться к российской действительности. Я не мог смириться с тем, как здесь относятся к людям.

    Фото: Fotobank/Getty Images/Simon Hofmann/Bongarts/Michael Steele

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы