По качеству игры в атаке с «Днепром-1» может сравниться только «Шахтер»

Анализ работы Дмитрия Михайленко в сезоне 2018/19

2 августа 2019, 01:30
8
По качеству игры в атаке с «Днепром-1» может сравниться только «Шахтер»

Анализ работы Дмитрия Михайленко в сезоне 2018/19

«Днепр-1» Дмитрия Михайленко интересен уже тем, как ровно и спокойно команда прошла дистанцию первой лиги. Но важно смотреть за счет чего это удалось сделать. Да, состав у «Днепра-1» точно на уровне первой шестерки УПЛ, но по именам не сказать, что сильнее, чем у той же «Зари». Весь интерес в футболе, который поставил Михайленко: «Днепр-1» и «Шахтер» единственные команды в Украине способные доминировать над соперником через контроль мяча.

И в этом смысле работа Михайленко и его штаба не только уникальна в нынешних реалиях УПЛ (кто еще знает что-то про доминирующий контроль мяча?), но и показывает то, что и с украинскими футболистами можно играть красиво и эффективно. А на молодых игроков можно не скидывать отсутствие результата, а делать их ключевыми в своей системе.

«Днепр-1» определенно точно самая интересная команда для просмотра в новом сезоне УПЛ, а потому есть смысл посмотреть детально на их игру.

Базис

В сезоне 18/19 Михайленко использовал практически без исключений две схемы: 4-1-4-1 чаще и реже 4-3-3. Про разницу между ними в случае «Днепра-1» поговорим ниже, но обе они опираются на схожие принципы.

Основная особенность этих моделей в том, что они позволяют создавать максимально количество сбалансированных треугольников ближе к краям поля.

Схема статична, а игра динамична. Да, это так, но я предпочту, тем не менее, детальнее остановиться на значении 4-3-3/4-1-4-1 для позиционной игры. Действительно, в любую формацию (даже в 4-4-2) можно вписать много треугольников; количество треугольников не говорит напрямую про уклон в сторону позиционного футбола той или иной модели.

В случае с 4-3-3/4-1-4-1 (опять же пока я на специально не разделяю их) важна симметрия, которая образуется из этих треугольников. Она говорит о том, что эта схема очень ровно раскидывает сеть связей по всему полю, что дает команде начальный баланс для того, чтобы строить игру через контроль.

Но ведь игроки всегда находятся в движении и уже хотя бы поэтому треугольники будут видоизмениться, что разрушит этот баланс. Динамика опять рушит статику. И к чему тогда вообще на этом заострять внимание?

Потому что важно понимать, что схема в первую очередь задает не конкретные позиции на поле, в которых игроки находятся, а их позиции относительно партнеров по команде. В 4-3-3 игроки центра поля не могут двигаться относительно друг друга так же, как и в 4-2-3-1. Выбирая схему, тренер задает первоначальные отношения между футболистами, которые будут перекликаться и помогать его конкретным задумкам на поле.

И как раз таки 4-3-3/4-1-4-1 создает условия, в которых проще всего развивать контроль мяча из-за изначальной сбалансированности большого числа треугольников.

Михайленко развивает игру команды, поэтому футбол, в который «Днепр-1» играл в первой половине сезона 18/19, отличается от того, что команда показывала после зимней паузы.

Сверху примерный основной состав в прошлом сезоне; внизу игроки, которые сыграли меньше, но при этом тоже достаточно. Такая ситуация из-за широкой ротации и изменений в составе после зимней паузы

Но фундамент, конечно, сохраняется. А он являет собой создание компактных структур из 3-4 игроков на фланге и попытки через них на большой скорости через короткий продвигать мяч к воротам. Это первая важная особенность позиционной игры «Днепра-1»: она строится через фланги и полуфланги, центр используется в основном только для перевода мяча. Это форма модели Михайленко или же базис.

Он реализуется через два момента, которые являются ключевыми во всей игре «Днепра-1»: через компактность и динамику. Эти элементы, конечно, нельзя жестко разделять между собой: где-то они существуют по-отдельности, а где-то переплетаются, дополняя друг друга и создавая целостную модель игры, которая позволяет «Днепру-1» контролировать и доминировать в матчах.

Компактность при владении

У «Днепра-1» практически невозможна такая ситуация, чтобы во время атаки два фланга были заняты более-менее равным количеством игроков. Команда Михайленко делает ставку на зонах вокруг мяча. С акцентом на расположение большого количества игроков в зоне мяча, структура «Днепра-1» в первую очередь ориентирована на поддержку игрока с мячом. В развитии позиционной атаки игроки пытаются создать максимально плотную структуру на фланге таким образом, чтобы игрок с мячом имел и вертикальную и горизонтальную поддержку.

Даже вот так без каких-либо дополнительных тактических приемов такая атакующая организация дает большое преимущество, так как большинство команд и в УПЛ, и в первой лиге склонны терять защитную компактность. А против такой структуры «Днепра-1» компактность сверхнеобходима. Неудивительно, что часто случается так, что соперник не справляется с этой задачей и «Днепр» без дополнительных манипуляция просто спокойно проходить в опасные зоны.

Вот базовое расположение игроков и использование компактной структуры:

Кравченко перегружает фланг, благодаря этому смещению трио игроков Днепра не остается в меньшинстве. Когут находится ниже, фактически выступая в номинальной роли Кравченко, то есть связующего звена при переводе. Но у Днепра обязан быть игрок в опорной зоне соперника между линий, поэтому туда смещается Чичиков. Причем он смещается ближе к левому флангу, выдерживая компактность. Чеботаев тоже находится более узко, в правом полуфланге. Как только начинается перевод мяча, он начинает забегать по диагонали, создавая ширину, которая могла бы быть потенциально использована благодаря правильной позиции Когута.

Очень важное свойство компактности в зоне мяча – это его защита. Это видно в моментах, когда благодаря компактности в зоне мяче Днепру удается разыгрывать мяч под большим давлением и в тех моментах, когда они, казалось бы, уже потеряли мяч, выходить на опасные позиции. Именно благодаря тому, что зона мяча со всех сторон на 360 градусов поддерживается игроками.

По этой аналогии компактное расположение и хорошо выстроенная игра в этих фланговых структурах помогает в различных других моментах не затормозить атаку и не потерять мяч. Это, пожалуй, самое важно пересечение двух элементов: компактности и динамики.

Еще интересно, как элементы компактной игры, а именно быстрые передачи в касание или обыгрыши между двумя игроками с целью вывести одного из них на свободное пространство, работают в эпиходах не связанных с позиционной атакой.

Когут спиной к воротам получает мяч в контратаке и если бы он сам с ним разворачивался, то, во-первых, сбил бы темп, а во-вторых, во время его разворота успели вернуться бы защитники.

Но игроки Днепра размещаются таким образом, что Когут может спокойно обыграться с Загальским, но тут важнее не позиция, так как в ней нет ничего такого, а то, что и Загальский и Когут максимально быстро действуют. То есть они четко понимают суть и смысл такого розыгрыша. Очень важно, чтобы он был максимально быстрый.

В итоге на выходе Когут получает мяч на ход, а контратака не то, что не тормозиться, а развивается с новой скоростью.

Изоляции и переводы

Первый из важных элементов игры «Днепра-1», связанный с компактностью. В осенней части прошлого сезона у Днепра прослеживалась четкая асимметричность флангов в атаке, когда на левом гораздо больше плотность и циркуляция мяча через короткий пас, а правый более изолирован.

Самый простой розыгрыш, который делает возможным такое позиционное распределение, это когда соперник стягивается на один фланг, а перевод идет резко на другой на вингера в широкой позиции. Хорошо может работать, учитывая склонность наших команд замечать при обороне только зону мяча.

«Днепр-1» не был слишком догматичной командой в плане фланговой асимметрии. И если мяч от защитников изначально удавалось доставить на правый фланг, то переводы могли работать и в другом направлении. Но разниц все же есть, так как если мяч переводился на левый фланг, то там чаще днепровцы начинали попытки разыгрывать его по новой.

Тут ключевая роль отводилась Кравченко, ибо именно он выступал в роли игрока, который отвечает за перевод из перегруженного фланга в изолированный, если «Днепр-1» хочет сделать это низом, что существенно понижает вероятность брака по сравнению с верхней диагональю.

В полуфланге всегда должен находиться (в данном случае Кравченко), который способен переключать игру с перегруженного фланга. Это основа основ, так как без этого игрока невозможно строить футбол на контроле мяча через фланги: команду будут там просто закрывать, без возможности перевести пойдут длинные передачи. И «Днепр-1» своей компактностью легко выполняет это условие.

В переводах отдельно выделяются так называемые М-образные переводы, которые состоят из V-образных. Это когда мяч переводится не по горизонтальной прямой, а проникает между защитные линии и возвращается оттуда.

Такие переводы – своего рода противоположность U-образному катанию мяча, когда команда не может взломать низкий блок.

M-образный перевод эффективный тем, что он активно работает со слабостью обороны украинских команд. Когда мяч проходит вниз буквы M, он находится в той зоне, где вся защита уже переключается на мяч и соответственно дальний фланг (финальная точка) открывается. Даже если не сработало это, то после в любом случае идет backward-пас. Еще одна сильная провокация для обороны. И в итоге шанс разрушить компактность через такую комбинацию достаточно велика.

Вряд ли такие моменты продуманная часть плана Михайленко. Это скорее еще одно приятное следствие той правильной позиционной структуры, которая поставлена в «Днепре-1».

Позиции фуллбеков

Помимо смещений Кравченко, который обычно перегружает фланг вместе с фланговыми игроками, но не в качестве полноценного участника фланговых треугольников, а как тот, кто в случае чего начнет переводить мяч на противоположный фланг, важные смещения выполняют фуллбеки.

Когда мяч на дальнем фланге от крайнего защитника, он будет смещаться ближе к центру в полуфланг.

Во-первых, таким образом стягиваются вингеры соперника в узкие позиции, соответственно еще больше изолируются дальний фланг, на который можно этот перевод сделать. А во-вторых, благодаря такой позиции крайнего защитника сам перевод легче выполнять, так как есть нужные позиции игроков, чтобы быстро перевести мяч низом через короткий пас.

Узкая позиция Чеботаева позволяет Днепру быстро сделать перевод с фланга на фланг. Если бы он изначально стоял шире, или сместился шире, как только мяч начал бы переходить к его флангу, то велика вероятность, что его визави вингер раньше последовал за ним, а так он был до последнего сконцентрирован на мяче, а Чеботаев получил небольшой задел и зону для рывка.

Действия центральных защитников и плотность в финальной трети поля

Днепр создает большую плотность в финальной трети за счет того, что Кравченко и остальные полузащитника делают рывок вперед, а ЦЗ хорошо атакует это возникшее пространство с мячом в ногах – соперник вынужден прижиматься.

Если защитники умеют и не боятся двигать мяч в ногах, это уже хорошая дополнительная опция для быстрого продвижения мяча, но «Днепр-1», как правило, дополняет это еще и эффективным использованием плотности в финальной трети. Эффективным, потому что игроки «Днепра-1» очень хорошо обучены тому, что и как можно разыгрывать, находясь близко друг к другу. И понимают побочные плюсы компактности и соответственно могут их использовать.

Одно из следствий такой компактности - заполнена автоматически зона подбора. Вот пример, когда из этой зоны был забит гол:

Второе следствие еще более очевидное. Бывают эпизоды, когда при билд-апе нет вариантов для развития атаки низом, тогда защитники могут использовать диагонали верхом. И если даже будет проиграна и верхняя борьба и побор, «Днепр-1» может попытаться отобрать мяч благодаря компактности, так как почти точно в районе мяча будет большое количество игроков.

Игра в штрафной

Выше мы уже видели пример того, как компактность позволяет подбирать мяч в штрафной и забивать голы. Примерно по этому же принципу «Днепр-1» в принципе нагружает штрафную площадь соперника.

Особенно хорошо это срабатывает при подачах. Во время перевода на фланг группа из перегруженного фланга концентрировано и нацелено кучно делает рывок в штрафную под навес.

Вот пример двух голевых атак из одного матча, которые очень хорошо демонстрирует этот подход. Важно, насколько синхронно игроки двигаются в штарфную, сохраняя практически форму изначального четырехугольника. Это значит, что они сохраняют правильную компактную позиционную структуру, которая потом становится решающей в штрафной, так позволяет забивать с такого рода горизонтальных передач

Динамика

Динамика – это слишком широкое понятие. Относительно к команде Михайленко я бы определил его как способность футболистов за счет своих движений осознанно и целенаправленно манипулировать соперником и пространством с целью создания выгодных ситуаций для продвижения мяча.

Вместе с компактностью динамика является ключом к повышению скорости атакующих действий. И этот момент ключевой. Играя в контроль мяча, «Днепр-1» ни в коем случае не пытается установить тотальный контроль, скорее наоборот они стремятся так быстро как можно доставлять мяч в опасные зоны, но через короткие или средние передачи низом.

Проблемы с динамикой при билд-апе на старте сезона

Прошлый сезон «Днепр-1» начинал с четко выраженным билд-апом 2+1 (пара ЦЗ и выше Кравченко). Причем в первых матчах против «Руха», «Звезды» и «Металлиста» уже хорошо были видны элементы позиционной игры на флангах, но если команде туда не удавалось сразу доставлять мяч, то начинались проблемы и катания мяча по U-образной дуге.

Впервые остро это было видно против «Звезды», которая оборонялась в компактных 5-4-1. Потенциально против схем с 5 ЗЩ должно быть сложнее играть, так как сопернику гораздо проще страховать зону между линиями, а это означает, что и полуфланги, которые у Днепра активно используются, оказываются закрытыми и меньше шансов сразу быстро доставить мяч в атаку.

«Днепр-1» никак не пытался вытаскивать игроков обороны в прессинг и создавать зоны. Они сохраняют свой билд-ап 2-1, и Кравченко просто чаще раздает длинные диагонали на фланги.

Более того на старте позиционная структура была явно не адаптирована под любые смещения в центре поля. В частности, когда кто-то из «восьмерок» опускался на линию к Кравченко помогать в розыгрыше мяча.

Как в этом эпизоде с Загальским. Мы видим, что когда мяч попадает на его фланг, там пусто, система не готова перестраиваться нужным образом в таких эпизодах. Хотя еще более показательно то, что мяч вообще пошел на фланг, на котором заведомо только один игрок. То есть система изначально не среагировала на этот выход Загальского ниже в билд-ап. И таких моментов было более чем достаточно.

Я не хочу сказать, что Днепру надо избегать опусканий восьмерок, исходя из их системы. Это наоборот можно использовать в своем арсенале, но только в том случае, когда это проработанные моменты, которые вписаны в общую модель. А то пока они лишь мешают тем моментам, которые вписаны на данный момент, так как почти все они требуют участия «восьмерок» с привычных позиций.

Матч с «Металлистом» показал, что билд-ап не готов не только к компактной обороне, но и к прессингу. Тут общей проблемой выглядит все тот же недостаток движения игроков во время билд-апа. То есть сохраняется достаточно статичная структура 2-1 + 2 ЦПЗ в полуфлангах, которая может работать достаточно часто, но если в эти полуфланги прямого доступа нет, то атака тормозится.

Михайленко стремится разыгрывать мяч ближе к флангам и, понятно, что в этих треугольниках ЦПЗ важнейшее звено. Но пока не очень видно, как Днепр способен сам своим движением на постоянной основе открывать эти линии для передачи.

4-3-3 как вариант решения этой проблемы. Разница между 4-1-4-1 и 4-3-3

Унай Эмери делит всех полузащитников не на чистых «шестерок»/ «восьмерок», а по типу «6/8» или «8/10», то есть по склонностям к какому-то из этих основных типов. То есть «6/8» означает «шестерка», которая может брать на себя функции «восьмерки» и т.д.

Как по мне, это правильный подход и он помогает объяснить изменения, который произошли после матча с «Металлистом». На пару матчей «Днепр-1» перешел на чистые 4-3-3 даже без контролирующего опорника, а если по ролям то 6/8 – 8/10- 8/10. Тогда как разница с прошлыми матчами в том, что так Кравченко был чистой 6, а ЦПЗ с большим уклоном в 10.

Кравченко полноценно интегрирован в движение в центре и вместе с Загальским и Когутом за счет движений in-out создает динамику в центре.

Различие между этими схемами в первую очередь улавливается во время билд-апа. Он строится не на треугольнике 2 ЦЗ+ ОПЗ, как в 4-1-4-1, а на движение треугольника центра поля (достаточно цельном то есть с зависимостью движения друг от друга в его рамках) и на четверке защиты, которая его как бы обрамляет, действуя больше как одна целостная линия. Еще банальнее это понятно по тому, что Кравченко находится за первой защитной линией, а не перед ней.

К слову, именно такая организация билд-апа позволяла чаще всему центру поля уходить выше, оставляя пространство, которое бы защитники атаковали с мячом в ногах. Об этом уже было выше.

Кравченко теперь двигался в зависимости от двух других ЦПЗ, и это создавало очень подвижную структуру, когда каждый из тройки мог опуститься, но при этом остальные двое очень грамотно реагировали на такие перемещения, занимая нужный зоны. Это уже позволяло существенно проще расшатывать оборону и выводить мяч в финальную треть.

In-out движения в центре поля

На этом примере видны движения одного из полузащитников ниже под мяч, в то время как второй наоборот поднимается параллельно выше. Это я называю in-out движениями. И это именно то, что и создает подвижность/динамику в центре поля в 4-3-3.

Причем они не обязательно должны выполняться, когда кто-то из игроков открывается под мяч. Это могут быть и смены позициями вне активно зоны мяча. Но цель у них всегда одна: расшатать оборонительные линии соперника, создав там разрыв для продвигающей передачи.

Сначала идет параллельное ин-аут движение от Кравченко и Загальского, когда они непосредственно в розыгрыше не участвуют. А потом обратное аут-ин от них накладывается на бэкворд-пас, после которого Кравченко получает мяч. Кравченко выманивает на себя полузащитника, оставляя открытым центр, куда открывает под мяч Загальский. Зарабатывает опасный штрафной.

Эти движения банально заставляют или двигаться защитников или передавать игроков, что при уровне нашей защиты и при том что Днепр умеет работать пространством, можно очень хорошо использовать.

Вот пример из другого матча того, как движениями ин-аут от ЦПЗ и их сменой позициями растягивается четверка средняя соперника и создается линия паса в полуфланг и дальше грамотное движение в эту зону от вингера идет.

Осенью «Днепр-1» отошел больше к 4-1-4-1, когда роли Кравченко и «восьмерок» существенно различались, так как ЦПЗ полноценно были участниками фланговых комбинаций, тогда как Кравченко скорее контролировал и поддерживал это все из глубины, будучи способным подстраховать или перевести мяч. Кроме того он начинал изначально задавать темп атаки с билд-апа. Но разница, тем не менее, с тем, что было в 4-1-4-1 в начале сезона и после экспериментами с 4-3-3, стала ощутимой.

Система стала адаптивной к моментам, когда кто-то из «восьмерок» опускался ниже в билд-ап. И в принципе не было больше такого, что против компактного блока «Днепр-1» гонял мяч по дуге, не зная, что делать. Эти движения на основе ин-аута стали полноценным элементом игровой системы, просто применялись эпизодически, а не в каждой атаке, и дополнялись движениям на флангах, которые по ходу осенней части постоянно развивались тренерским штабом.

Создания скорости на флангах – ключевой момент игры «Днепра-1»

Хорошо организованный билд-ап помогает не затормозить атаку в самом ее начале, но едва ли только за счет него можно говорить о целостной модели игры. Самое ключевое в игре, которую ставит Михайленко, продвижение мяча с помощью позиционной структуры через фланги.

И тут мы постепенно начинаем двигаться по организации атак днепрян от розыгрыша мяча к его продвижению в опасные зоны. «Днепр-1» чуть ли не единственная наша команда (кроме ШД), которая регулярно работает с пространством. То есть вот эти все выдергивания ложными рывками, атаки зон с мячом в ногах от фуллбеков. Это все элементы розыгрыша в матрицах на фланге, которые сами целиком строятся на работе с зонами.

Соответственно они изначально имеют серьезное преимущество, так как почти любая оборона украинской команды страдает от того, что не умеет правильно сканировать поле в защите. Игроки постоянно концентрируется исключительно на зоне мяча, упуская движения игроков вне ее. «Днепр-1» этим хорошо пользуется.

Вот пример, где используется типичная слабость наших команд, когда все игроки обороны сориентированы только на мяч, просто за счет позиционной гибкости (работы с пространством).

Это иллюстрация того, когда у команды есть четкое понимание того, как действовать после того, как фуллбек начинает атаковать пространство (у большинства наших команд цепочка мысли на это обрывается). После этого еще правильная структура поддержки, которая выражается включенностью дальней «восьмерки» в эпизод, а соответственно его правильной позицией, позволяет переключить атаку на более свободный фланг.

Но это те моменты, когда «Днепр-1» работает с ошибками соперника. Очень хорошо, что такое в их арсенале есть, учитывая частоту именно такого рода ошибок в нашем футболе, но для команды, которая хочет доминировать в атаке в полной мере, нужно уметь заставлять ошибаться соперника, который изначально не допускает серьезных ошибок. И во многом именно эту цель выполняет создание скорости, с которой разыгрываются фланговые комбинации.

Самый простой способ быстро разыгрывать мяч в компактной и насыщенной игроками позиционной структуре – это, конечно, различные разновидности игры на третьего и стеночек. Конечно, эти элементы «Днепр-1» использует в полной мере.

Позиционная структура «Днепра-1» на флангах создает очень хорошие условия для такого рода розыгрышей благодаря тому, что игрок с мячом имеет поддержку на 180°, если находится прям возле боковой, а если чуть в полуфланге, то часто и на все 360°.

Позиционная игра Днепра организованна так, что и при билд-апе и в средней трети и на флангах, комбинируя, игроки двигаются таким образом, что у футболиста с мячом была и вертикальная ( на непосредственное продвижение вперед), и горизонтальная (для игры на третьего, сохранения мяча под высоким прессингом, для того, чтобы заставлять соперника перемещаться горизонтально и во время поперечного паса создавать новые возможности для вертикального) поддержки.

Игрок на фланге получает мяч, к нему сразу делают смещения два партнера под горизонтальный и вертикальный пас и они разыгрывают стенку. Снижко отдает фуллбеку широко на фланг и игрок соперника переключается на фланг, что дает Снижко возможность сделать рывок за его спиной и обыграться с фуллбеком.

Горизонтальная поддержка – это то, что как правило приводит к тому, что соперник переключаются на мяч и теряет опеку. А быстрая реализация этого через стенки/на третьего – это то, что позволяет эти ошибки реализовать.

Фуллбек Шаповал 1-в-1, за защитником свободная зона, Кравченко сближается, Шаповал отдает ему пас, и в этот момент его визави переключает внимание за передачей. Этих долей секунды Шаповалу достаточно, чтобы ворваться в эту зону и получить там мяч обратно. Дальше его таким же образом избавляют из-под опеки через игру на третьего.

Если Днепру удается создать динамическую ситуацию на фланге, то они очень хорошо разыгрывают треугольники, манипулируя защитой соперника: ложными забеганиями и вынуждении защитников концентрироваться на мяче, освобождаясь в это время от опеки.

Это означает, что в момент, когда мяч только приходить на фланг очень важно, чтобы игроки имели возможность после получения сразу продвигать его или напрямую или разыгрывая те элементы, которые разбирались только что выше.

Ситуации, когда на фланге начинают катать мяч с десятком пасов без продвижения Михайленко старается не допускать.

Часто бывает, что соперник изначально своими действиями создает условия для того, чтобы «Днепр-1» мог получить скорость на фланге. Самое простое, когда при получении мяча фуллбеком его визави уже опаздывает, и «Днепр-1», по сути, создавает динамику и движение, используя этот секундный задел. При этом, что тоже важно, чтобы на фуллбека оппонент выбегал не вертикально в лоб, а как бы по диагонали, оставляя тому коридор. Такие моменты не редкость и достигаются в основном за счет переводов с фланга на флаг, когда соперник вынужден смещаться и просто еще не успевает накрывать в лоб фуллбека.

Как только «Днепру-1» удается вот это первое действие от фуллбека (прием-пас) делать в динамике, они очень хорошо решают такие ситуации втроем. Все за счет правильной манипуляции рывками (то есть фактически пространством) и позиционной структуры.

Еще из скорости, созданной из-за действий соперника можно отметить эпизоды, когда он выходит в прессинг на фуллбек, это отличный шанс для Днепра сразу создать динамику. Так как у Днепра есть структура с нужными расстояниями между игроками на фланге, которая им позволит быстро в стенку/или на третьего проникнуть в зону за вингером, который вышел в прессинг. Против соперника, который при переводах начинает на флангах прессинговать создавать динамику Днепру легче, ибо почти всегда их скорость понимания эпизода и действий выше действий защиты.

Для создания скорости используются и движения «восьмерок», этов в том числе одно из следствий работы на билд-апом и работы в 4-3-3.

Это, по сути, игра на третьего, но очень интересны детали. Снижко отходит шире в тот момент, когда ЦЗ с мячом уже достаточно продвинулся, таким образом крайний полузащитник «Оболони «не может полностью последовать за Снижко, так как тут же откроет прямой коридор для ЦЗ. В итоге он разрывается и, имея нагрузку сразу от двух игроков от Днепра, понятно, что не контролирует то, что происходит за спиной. А тут в полуфланг открывается вингер Назаренко, которого, конечно, накрывают со спины, но ему достаточно времени, чтобы сыграть на третьего – на Снижко. Тот получает мяч на скорости – динамика создана.

Иногда это могут быть движения просто к центральным защитников от ЦПЗ. Они особенно рабочие, если соперник применяет персональные ориентировки в центре поля. Тогда удается вытаскивать соперника, создавая зоны за ним, чтобы поддерживать скорость эпизода.

Как видно, в основе самостоятельного создания скорости на флангах лежит работа с пространством: создание зон, зазоров, чтобы игроки получали или больше времени с мячом в ногах (как фуллбек в одном из примеров выше) или сразу могли атаковать зоны перед собой.

Фуллбеки своими движениями тоже могут создавать зоны. Например, получая мяч на фланге, они начинают резко смещаться горизонтально в центр, уводя за собой вингера. А потом резко отдают на свободный фланг, где у «Днепра-1» уже готова позиционная структура.

Это все, скорее всего, не четко отработанные указания тренерского штаба, а следствия правильного мышления игроков категориями пространства и правильного виденья поля, которые позволяют им вот так манипулировать соперником.

Широко применяются ложные забегания и in-out движения от «восьмерок» и фланговых игроков. Этих вариаций множество и нет смысла их все описывать, ибо они, как правило, импровизация игроков, которые знают, во что они играют и как этого добиваться, правильно мыслят на поле. Вот один пример того, как эти все рывки могут работать:

Когут аут-ин рывком уводит ЦПЗ широко, Чичиков может атаковать свободную зону, пока он смещается в центр, Когут остается в широкой позиции. Игроки «Руха» меняются: ЦПЗ, который играл по Когуту возвращается в центр, чтобы накрыть Чичикова, в это время фуллбек должен вернуться он Чеботаева и закрыть Когута.

Вертикализация игры после зимней паузы

Весной «Днепр-1» больше использует забросы и длинные передачи, прежде всего на правом фланге. Тогда как в первой половине сезона даже при асимметричности скорость доставки мяча в финальную треть создавалась за счет большего количества рывков с мячом и без (по сравнению с левым флангом), которые открывали пространство. Плюс я описывал много вариантв создания динамики на фланге, и они не касались лонгболлов (кроме очевидных передах за спину или диагоналей).

Такие изменения отчасти связаны с тем, что, начиная, с матча с «Волынью» соперники начали заметно агрессивнее прессинговать. Это, как и напрямую может вынуждать к длинным передачам, так и, понимая уровень наших команд, можно с уверенностью говорить, что прессингом они оголяли зоны, который Днепр был способен атаковать. Плюс, конечно, защитная линия соперников часто не выдерживала вертикальную компактность, тогда шли пасы за спину.

PPDA (интенсивность прессинга) соперников в матчах с «Днепром-1». Матч с «Волынью» выделен красным. Чем ниже столбец, тем интенсивнее прессинг. Пунктирная линия – средний показатель по сезону.

Но, все же, как мне кажется, основной причиной этого была попытка разнообразить стиль игры с целью эффективнее использовать различные игровые ситуации на поле. В частности, когда возникают эпизоды, в которых выгоднее сыграть через заброс или что-то подобное.

Не стоит забывать, что даже в первой части сезона, где «Днепр-1» использовал передачи гораздо реже, Михайленко не проявлял склонностей к тотальному контролю. Во время розыгрыша от ворот самым приоритетным вариантом развития атаки всегда был прямой пас в полуфланг «восьмерке» на чужую половину.

Процент длинных передач. Пунктир – зимняя пауза

Было достаточно эпизодов, когда длинные передачи были способом быстрее доставлять мяч выше, чтобы строить компактные матрицы из 4-5 игроков сразу в финальной трети. В тех моментах, когда это возможно.

Так же к эпизодам, где вертикальный футбол более эффективный, относятся быстрые переходы из обороны в атаку, когда Днепр использует зоны в обороне. Важно обратить внимание, что в таких переходах они не просто с нуля отходят к совершенно иному стилю игры. В атаках в полной мере может использована позиционная структура с горизонтальными линиями передач, которая позволит быстро перевести мяч с фланга на фланг.

Вертикальный футбол в переходных фазах действительно может сделать игру «Днепра-1» еще сильнее.

Или же моменты, когда соперник допускает такие разрывы между линиями тоже эффективнее атаковать длинными передачами.

С скрином выше сильно перекликается момент, когда игроки «Днепра-1» большим числом атакую оборонительную линию соперника, которая оказалась отрезанной от остальной команды. Часто так бывает, когда соперник начинает прессинг, а линия защиты не выдерживает компактность и не выходит выше.

Есть большая разница в подходе, когда ты даешь верхом только под изолированную защиту, и ты умеешь технически давать на ход. И когда ты просто играешь вертикально в борьбу. Если хочешь разыгрывать первый вариант, но у тебя нет защитника с стабильным хорошим первым пасом, то это может очень сильно ударить по эффективности.

Но не все на самом деле так радужно. Среди этих лонг-боллов, как минимум, половину составляли моменты, когда можно было разыгрывать более привычно низом. Еще такое впечатление, что центральные защитники и вингеры, как главная пара адресанта-адресата, так и не были в полной мере адаптированы к большому количеству забросов. Отсюда исходить большое количество брака и потерь владений в попытках грузить вперед.

И если смотреть на картину изменений в общем, то с трудом можно было дать четкий ответ на вопрос: стала ли игра «Днепра-1» с бОльшим количеством вертикальных пасов верхом лучше или хуже? Но если бы я и выбирал, то скорее всего склонялся бы ко второму варианту, так как достаточное количество атак обрывалось сразу же потерей, а красота игры явно от этого не выиграла. С другой стороны трудно судить о реальном влиянии на результаты и качество, если брать в расчет то, что «Днепр-1» достаточно рано решил турнирные задачи.

Влияние травмы Кравченко на игру «Днепра-1» во второй части сезона.

Но ругать или обвинять Михайленко я бы не стал в первую очередь по причине того, что на всю весеннюю часть вылетел Кравченко, человек, который управлял темпом и играл важнейшую роль в позиционной игре «Днепра-1».

Формально на его позиции играли Арсений Батагов (игрок 2002-го года рождения) или Загальский, но никто из них не пытался даже дублировать Кравченко, а потому в игре команды произошли ощутимые корректировки.

Загальский гораздо смелее учувствует в перегрузах. Если Кравченко по определению был ближе к чистой «шестерки» с функциями поддержки компактной структуры на фланге, но без полной интеграцией в нее. Он мог стабильно защищать зону мяча со своей стороны, но редко, когда вступал в позиционную ротацию при циркуляции наравне с фланговыми игроками и «восьмерками».

Загальский же в чистом виде 6/8 по функциям. Это связано с более выраженным переходом на 4-3-3 во второй половине сезона. И он активно участвует в ротации и полноценный участник фланговых матриц.

Тут Загальский смещается не как связующее звено, а как полноценный игрок перегруза фланга, что сильно меняет его структуру: это позволяет Когуту уйти шире, Кузику наоборот в карман между ЦЗ и фуллбеком и уже оттуда забегать под пас Когута после стенки с Загальским.

Назаренко – новый лидер. Как он менял игру команды

Батагов же, когда выходил играл в роли более классической «шестерки». У Арсения есть в арсенале качественные передачи, но все же неудивительно, что он пока не способен оказывать на игру такое же влияние, как и капитан «Днепра-1».

Поэтому особенно в матчах, где выходил Батагов, а команда играла 4-1-4-1, на первый план выходил еще один молодой талант 2000-го года рождения Александр Назаренко.

Именно его роль сильно влияла на вертикализацию игры и на другие изменения в атаке.

В отличии от первой части сезона, весной он выходил не только на фланг, но и на позицию левой «восьмерки». И его выделяет скорее умения работать с мячом в ногах и с рывками, чем передачи. Это влекло соответствующие изменения.

Назаренко часто работал как триггер для ЦЗ, который показывал тому, что надо делать заброс. Александр чаще не открывается под короткий пас для привычной матрицы и розыгрыша на фланге, а делает рывок, чтобы растянуть полузащиту, открыть линию передачи на фуллбека и ускорить атаку.

Но это только то, что лежит на поверхности. В действительности его влияние выражалось не только в настолько прямолинейных моментах.

Вот гол в ворота «Ингульца». Кажется, что гол «Днепр-1» забивает после типичной крутой атаки образца первого круга. Но это на первый взгляд. Все же изменения есть: во-первых, самое очевидное это изоляция левого, а не правого фланга, что в первой части было реже. А во-вторых, это позиция Назаренко. Он сместился так, что стал полноценной частью это 360-градусной структуры вокруг мяча на чужом фланге. В первой части сезона на изолированном фланге оставалось хотя бы два игрока. После получения Назаренко немного протащил мяч, чтобы было максимально удобно перевести его на дальний фланг.

Я не говорю, что все это четкий план. А скорее, то как Назаренко со своим умением играть с мячом в ногах, сам меняет комбинации, когда смещается уже. А во второй части сезона у него явно больше свободы и меньше привязанности к флангу, не зря он пару матчей играл «восьмерку».

Номинально играя вингера, он почти всегда находится в узких позициях. Это влияет в двух аспектах на игру: во первых он поддерживает компактную позиционную структуру на правом фланге и в центре, а во-вторых, тем самым изолирует свой левый фланг, на которой именно поэтому в этом матче так часто идут переводы. Кроме того, как крайняя часть позиционной структуры вокруг мяча он может сам совершать переводы, при этом он не должен находится близко к своему флангу, так как его умение тащить мяч позволяет ему переводить мяч из дальних позиций от изолированного фланга.

В итоге Днепр получает более плотную компактную структуру вокруг мяча, где +1 игрок, но при этом не теряет в способности переводить мяч не только верхом, но и низом.

С позиции «восьмерки» Назаренко благодаря своему умению работать с мячом дает еще больше скорости атакам, так как чаще растягивает зону между линиями. Создает больше моментов для рывков с мячом.

Отдельно хотелось бы сделать акцент на его движениях. Бросилось в глаза, что Назаренко регулярно использует прием, который в немецком называется Auftaktbewegung. На русский это не переводится до словно, но понять это можно, как рывки перед получением мяча с целью манипулировать защитником и создать себе дополнительную зону.

Регулярное использование таких приемов – это показатель хорошего уровня понимания ритмов собственного движения и соперника, чувства тайминга.

Оборона. Проблемы в переходных фазах

Про защиту мне не хочется говорить слишком много, так как это точно не то, что делает «Днепр-1» настолько крутой командой в реалиях УПЛ, да и со средним владением соперника 36,8% в прошлом сезоне это явно отходило на второй план. Но полностью избегать этой темы нельзя.

Из пропорций среднего владения по сезону 63% на 37% и стиля игры «Днепра-1» понятно, что почти всегда команда была вынуждена обороняться в переходных фазах и почти всегда с малым количеством игроков сзади.

И загвоздка в том, что именно в таких моментах у «Днепра-1» и были проблемы. Например, мы знаем уже, что «Днепр-1» делает большую ставку на большое количество игроков на фланге и поддержание компактности. И если в такой позиции удается отобрать мяч сопернику, то один фланг часто остается открытым. В таких моментах дальний вингер или фуллбек, которые обычно располагаются ближе к центру, должны максимально быстро реагировать и возвращаться на свой фланг. А с этим у «Днепра-1» бывают проблемы.

Во время атаки правым флангом Назаренко размещался узко, а когда мяч перешел к «Металлисту», он не сразу включился полноценно в защиту, некоторое время наблюдая за мячом. А потому фуллбек успел открыться шире ему за спину и получить мяч. Повезло, что его после приема мяча не поддерживала структура атаки.

Другой момент, который напрашивается из атакующей игры, это контрпрессинг. Если «Днепр-1» компактно атакует большим количеством игроков, то и отбирать должно быть легче.

Бывают моменты, когда мяч отбирают, но не редки и случаи провала попыток такого прессинга.

«Днепр-1» имеет план накрывать игрока с мячом сразу. Это делает Загальский, но Снижко почему-то тоже бежит ему за спину. При том, что в той зоне ему абсолютно некого опекать. А страховать он все равно не успевает, что мы видим дальше. Зато он упускает игрока у себя за спиной, которого он и должен был крыть. Через него «Агробизнес» может организовать опасную атаку.

В конце сезона «Ингулец» в одном матче забил сразу 2 гола, сыграв на этих проблемах «Днепра-1».

Во время атаки у "Днепра-1" 7 игроков в районе штрафной соперника. «Ингулец» достаточно легко выходит в контратаку, так как даже в зону побора никто вернуться не успевает, и забивает.

Тут "Днепр-1" пытается компактно закрыть всех соперников на правой части поля, поэтому Назаренко уходит узко. Соответственно они жертвуют дальним флангом. Понимая это, вообще пытаясь так компактно закрывать соперника, ты должен делать все, что мяч забрать максимально быстро, и если это не удалось сделать за 3-4 секунды рекомендуется садиться в оборону.

Лучшие
Новые
Старые
Maтвеус
Ух, какая статейка, палец чуть не отвалился, покп листал её) Обязательно нужно будет прочесть!
Ответить
4
Александр Хлепитько
Добавил в закладки, чтобы на досуге заценить, но сразу видно, что бомбовый материал, Михайленко - топчик
Ответить
4
джонни
Я же говорил... Днепр-1 - непобедим!!!
Ответить
2
Влад Стрижков
Статья лучше чем весь Днепр-1 со всей его атакой)
Ответить
1
Betrüger
После прочтения материала, можно смело обращаться (напомните в какой отдел) и получать тренерскую лицензию.))
Ответить
1
Andrey Yugas
Материал как всегда очень годный!
Ответить
0
Константин Гордиенко
Видео некоторые не соответствуют описанию по тексту. Если будет возможность, перепроверить нужно. Оно и не удивительно, большая работа, могут быть ошибки. Спасибо!
Ответить
0
Тарас Дмитрик
ответил на комментарий пользователя Константин Гордиенко
Спасибо большое, посмотрю, были проблемы с добавлением, так что все может быть
Ответить
1

Другие посты блога

12 декабря 2020, 13:02