Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Його Величність Футбол

Сергей Балтача: «Динамо» 80-х было на 20 лет впереди всех. Сейчас похоже играет «Ман Сити»

Первый украинец в английском футболе рассказал Андрею Сенькиву о крутости «Динамо», жизни на острове и воспитанниках, которые стали чемпионами мира. 

Сергей Балтача – лидер защиты «Динамо» 80-х, вице-чемпион Европы и один из первых советских футболистов, который отправился за границу.

Он остался жить и работать в Британии – Сергей успешно трудится в академии «Чарльтона». В этом году его команда (U-18) стала чемпионом Англии.

«Динамо» Лобановского выиграло бы тот чемпионат Англии. Без проблем»

– Насколько было сложно в конце 80-х попасть в европейский клуб?

– После Евро-1988 страна открылась. Валерий Лобановский и федерация составили список из 10-12 человек, которые по 10 лет играли за сборную СССР. Нам дали зеленый свет поиграть заграницей. Потом Лобановский мне позвонил и сказал, что есть интерес от «Ипсвича», итальянского и швейцарского клубов.

Сразу сказал, что буду говорить только с англичанами. Мяч все время вверху, все агрессивно — это мой футбол. Переговоры проходили в Москве с представителями спортивного комитета. Для всех эта ситуация была в новинку, раньше никто такого не делал. Потом я ждал еще месяца два бумаги с английской стороны. И вылетел в Англию с семьей аж 13 января.

Поехал на два года, а остался там до сих пор. Через пару сезонов будет уже 30 лет.

– Когда выезжали в Англию, были какие-то указания или запреты от властей?

– Об этом никто не говорил. Главной проблемой оказалась британская виза на работу. Когда я уже приехал в Англию, то «Ипсвич» как раз искал вратаря. Я предложил Мишу Михайлова – им этот вариант понравился, они были им очень довольны. Договорились, а Англия ему не дала визу и переход не состоялся. Нужно было сыграть много матчей за сборную СССР, которых у Михайлова просто не было.

Тогда в первую очередь работу должны были получать англичане. Разве нет в стране хороших игроков? А уже потом начинался разговор о легионерах. Это еще был период Холодной войны — время не совсем открытое. Мне дали разрешение, потому что играл на чемпионате Европы. 

– Какие у вас были бытовые проблемы?

– Обучение английскому языку. Сначала с нами два месяца жил переводчик Джордж. Клуб предоставил уроки – 3-4 дня в неделю. И только через полгода начал говорить — помогло и то, что находился в английском окружении. С таким подходом у тебя никак не получится не говорить. 

– Еще совсем недавно у футболистов в Украине была полная зона комфорта — язык, быт, деньги. Почему вы не хотели остаться в «Динамо», где были звездой, а уехали в скромный английский клуб?

– Очень хотел попробовать себя на уровне английского футбола. Я 12 лет был в «Динамо» – хотелось чего-то другого. И в другую страну, кроме Англии, точно бы не переехал – везде футбол был послабее.

– Вы рассказывали, что разница между английским и советским футболом была колоссальной. И не в пользу первого. Почему?

– «Динамо» конца 80-х – одна из лучших команд в мире, в которой играли лучшие игроки мира. Когда играешь в таком коллективе и каждый день проводишь с этими ребятами, то кажется, что во всем мире такие хорошие игроки. Но все познается в сравнении.

Когда приехал в «Ипсвич», то понял, что таких футболистов на самом деле очень мало. Таких тренеров, как Лобановский или Бесков, еще меньше. 

– А если бы «Динамо» Лобановского играло в чемпионате Англии?

– Мы бы выиграли его. Без проблем.

– Почему в «Ипсвиче» у вас не очень получилось?

– Там было все новое. Мне запрещали в футбол играть — нужно было просто мяч бить куда подальше. «Ипсвич» – команда первого дивизиона, которая была почти на выходе в высший. Все совершенно другое, чем в «Динамо». Тренировочный процесс и так далее. 

Когда в «Ипсвиче» меня близко узнали, то удивились. Когда можно было выпить, я не пил. Я был профессионалом. Они были довольны, что я еще и в карты не играю.

– В команде были дикие случаи нарушения режима?

– Это же низший уровень — такая проблема есть во всех странах. Чем ниже уровень футбола, тем больше проблем.

Когда я уже работал старшим тренером в «Инвернессе», ребята тоже нарушали режим. Я сразу же запретил после игр встречаться в пабе — у меня такой традиции не было. Там просто другой менталитет. Никто не приходил пьяным на тренировки, но после игр позволяли себе больше, чем положено. 

– После «Ипсвича» вы уехали в Шотландию. Не было желания бросить Британию и вернуться в «Динамо»? 

– Когда заканчивался контракт, сказал агенту: «Я не хочу играть здесь, потому что не могу играть на своей позиции. Если ты не найдешь в Британии клуб, где меня будут правильно использовать, то вернусь домой». И он таки нашел шотландский «Сент-Джонстон», хотя я уже был не против вернуться в Киев.

– «Динамо» не делало попыток вернуть вас из Британии?

– Я приезжал в Киев на матчи ветеранов, но никто о таком разговоров не вел. Да и некому было – Лобановский тогда уже уехал на Восток. 

«Я родился в СССР, играл за сборную и «Динамо», но живу в Лондоне. Корни все в Украине, а внуки — шотландцы»

– Сейчас много разговоров о том, что в СССР было хорошо жить. Вы как считаете?

– Советский Союз — моя история и моя жизнь. Самое главное — что я тогда делал, где играл, с кем играл, каким было мое окружение. Я был доволен всем. У меня нет ничего плохого за спиной.

– Вместе с Владимиром Бессоновым вы ездили к людям, которые работали в Чернобыле во время катастрофы. Как это выглядело?

– Все семьи после трагедии начали разъезжаться. А у меня было лечение после травмы ахилла — я не мог уехать. Вот нас с Володей и пригласили на встречу с людьми, которые тушили Чернобыль.

Мы провели с ними целый день. Они предлагали нам посмотреть на все вживую, но мы отказались. Люди хотели послушать о футболе, о победе в Кубке Кубков, немного отвлечься. Приятно было увидеть героев, которые спасли всех нас.

– Как выглядел Киев в то время?

– Город был пустым – все уехали. Это очень бросалось в глаза.

– Семья стала главной причиной, почему вы остались в Англии навсегда?

– Когда я работал в «ЦСКА-Борисфене» в 90-х, то в Киеве пришлось жить три года самому. После истечения контракта сразу же вернулся к семье.

Дети выросли здесь. Не думал, что останусь навсегда — сначала на два года, потом новый контракт, новый клуб и так затянулось. Многие ребята возвращались с Европы – я их понимаю. Но у меня все вышло по-другому.

– Можно сказать, что вы на какой-то процент – британец?

– Нет. Я украинец. Человек, который родился в СССР, играл за сборную и «Динамо», но живет в Лондоне. Таких людей много. Корни все в Украине, а внуки – шотландцы. Сын жил там, а потом женился на шотландке и остался. Мой случай — пример того, как мир поменялся, стал более открытым.

– Вы согласны с тем, что сейчас футбол более быстрый, чем был в ваше время?

– Самая быстрая команда на моей памяти – «Динамо». Футбол не поменялся за счет быстроты. Наша команда была на 20 лет впереди всех. Сейчас немного похоже играет «Манчестер Сити». Разве что отличается игра крайних защитников. Но база та же — один в один играют, скорости, тренировочные программы.

Я сравниваю с собой и ребятами из «Динамо» – если бы играл сейчас, то делал бы то же самое, смог бы точно приспособиться.

– Сейчас много критики, что «Динамо» до сих пор живет по конспектам Лобановского, которые нужно поскорее забыть – время же не стоит не месте. Согласны?

– Глупости. На Лобановском училась вся Италия. То, что он сделал, никто не может сделать. Это основы футбола. Принципы его игры могут оставаться, но тренер должен добавлять что-то свое. Только если не придерживаться конспектов Лобановского, то будет антифутбол. 

То, что делал Лобановский, – это современный футбол, и обидно, когда об этом забывают. Все разговоры с ним были уникальными. Это лучший тренер, который у меня был. Он был на шаг впереди всех — даже на 20 лет. Я много с кем работал в Англии, и даже близко никто с ним не стоит.

«После финала юношеского ЧМ игроки прислали мне фото и написали: «Серж, мы выиграли тот же турнир, что и ты 40 лет назад»

– Почему вы решили стать именно детским тренером?

– Я знаю формулу успеха из своей системы — из Харьковского интерната. Когда я пришел в «Динамо», было много похожих упражнений. Сейчас я пытаюсь отдать это обратно.

Через меня проходит много игроков, которых «Чарльтон» продал. За последние шесть лет — на 200 миллионов. Только жалко, что эта система работает в Англии, а не в Киеве и в Украине. 

– Если бы «Динамо» предложило возглавить свою академию, вы бы согласились?

– Двери открыты. Я подумаю и поговорю. Но с удовольствием бы переговорил. 

– Назовите лучших своих воспитанников.

– Адемола Лукман из «Эвертона», Джо Гомес из «Ливерпуля», Джонджо Шелви из «Ньюкасла». Когда Адемола Лукман и Эзри Конса выиграли юношеский чемпионат мира, они прислали мне фото и написали: «Серж, мы выиграли тот же турнир, что и ты. Только 40 лет после. Спасибо за помощь в этом».

Много ребят в премьер-лиге и за рубежом. Немногие понимают, как воспитывать детей. Главное, что у меня получается.

– Какая у вас самая большая профессиональная цель?

– Продолжать воспитывать детей. Я смотрю по телевизору матчи АПЛ и вижу своих игроков — это мотивирует и приносит большое удовольствие. 

 Ян Лаштувка: «Есть футболисты, которые ездили в зону АТО, чтобы просто сфоткаться»

Фото: Getty Images, «Чарльтон»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Loading...