Блог ByT

«В детстве фарцевал на Парковой. Как-то выменял шапку на джинсы Levi’s». Минск Хацкевича

Предрассветный хоккей во Дворце спорта, зеленоватый асфальт и индийские фильмы вместо испаноязычной школы – легендарный хавбек киевского «Динамо» показал белорусской Tribuna.com, где он рос.

Дом №41 на улице Фроликова

– Я жил на Фроликова. Фроликова, 41-41. Тогда не было частной собственности. Квартиры давали и забирали. Родители потом переехали на Танка. Отец у меня строитель. Сейчас читает что-то на курсах повышения квалификации. Учит жизни молодых строителей в тресте №1. Мать не работает, смотрит за папой, он после инсульта. А раньше работала на фабрике «Милавица».

Я жил в средней строгости. Помню, больше всего адреналин повышался, когда возвращался в свой двор из чужого и узнавал, что меня, оказывается, искала мама. Вот это была эмоция! Настоящая! Такого ни в одном кино не покажут :). Неизвестность полнейшая, только трясешься и думаешь: «Что же сейчас будет?»

– Как вас наказывали?

– На гречке стоял. Получилось все так. В горлышко бутылки из-под шампанского легко проходила монета в десять копеек. Некоторые советские семьи заводили себе такую копилку. Моя семья не была исключением. Не знаю, для каких нужд, но, в принципе, не важно. И вот когда наша бутылка почти заполнилась, я вытряс ее и пошел к ларьку «Спортлото». Билет стоил 25 копеек. Честно, не помню, сколько я их купил. Смысл в том, что в итоге засадил на «Спортлото» всю бутылку :). Пришел домой и без тары, и без денег. Проигрался полностью – в ноль. Вот за это и пришлось постоять на гречке.

– И как?

– Сначала было больно. А потом, когда гречка уже впилась в колени, даже приятно :). При этом я не был знаком с ремнем. Батя мог дать волшебного пенделя, но не более.

– Какой вы отец?

– Либеральный. Да и наказывать-то особо не за что теперь. Со двора твой ребенок никуда не уйдет. Потому что просто не ходит во двор. Школу не прогуляет. Потому что в школу его привозят и увозят. Неинтересно. У них нет нашей романтики, чтобы со школы убежать в кино. У нас же рядышком располагался кинотеатр «Искра». «Не бойся, я с тобой», «Танцор диско». Ой, индийские фильмы все очень любили.   

– Объясните их популярность.

– Драк очень много. У нас же тогда снимали только про войну или про любовь. Хотя секса в Советском Союзе не было, так что любовь робкую. А тут драки, танцы. Плюс индийские фильмы всегда показывали по две серии. Купишь себе лимонада, булочек, семечек – и три часа кайфуешь вместо школы. Естественно, нас ловили. В детстве, как я уже говорил, адреналин могла повысить новость о том, что тебя искала мама, а еще вечерний звонок в дверь в день твоего прогула. Вот тогда становилось реально страшно. Не дай Бог, учитель пришел жаловаться родителям.

Еще один ужас – родительские собрания. Это сейчас родительские собрания представляют из себя встречи, на которых только сообщают, сколько денег нужно сдать на всякие нужды. А раньше ты ожидал родителей после таких сходок с огромной боязнью. Однажды я прогулял три дня школы. Отец, когда узнал, рассудил строго: «Пропустил три дня школы. Теперь за каждый из них по два без тренировок». Самое серьезное наказание в моем детстве. Шесть дней жил вообще без тренировок. Плюс на той неделе в Минске играли два «Динамо» – наше и, кажется, тбилисское. Просто волшебный футбол. Но меня на него не пустили. Весь двор пошел на матч, а я сидел дома.

– Дрались?

– Двор на двор. Наш – Фроликова, 41 – на соседний – Передовая, 5. Садика тут раньше не было. Только пустырь. Вот на пустыре мы и дрались. Организовано, серьезно. Договаривались на конкретное время и приходили. После еще и камнями бросались. Да, Слепянка была неблагополучным районом. Всякое происходило. Но в основном в глубине. Ближе к цыганским поселениям. Там было индийское кино вживую. А здесь окраина Слепянки. Довольно спокойное место. Тут все практически как в моем детстве. Только что дорожку по диагонали сделали.

Вот здесь, на стоянке, мы играли в хоккей. Во дворе были активисты, которые занимались этим видом спорта. Они заливали каток. Машин на дом было всего три. Так что мы практически никому не мешали своим хоккеем. Играли как-то всем двором. Старшие поставили меня на ворота. И тут щелчок – пам! Слышу: «Молодец, малой! Отбил». А у меня все лицо уже в крови. Точно в переносицу попало. Зато неделю в школу не ходил, пока синяки не сошли. Хоть какая-то польза от хоккея :).

Мы делали ворота из двух деревьев. Покупали волейбольные сетки или срезали их на школьном стадионе. Бегали в футбол мимо скамеек. Но это не первое место нашего обитания. Раньше с семьей жили в глубине района. Комната, туалет на улице. Но теперь там все позастраивали. Тех бараков больше нет… Смотри, третий подъезд.

Мой. Тут ни лифтов, ничего. Окна наши выходили на ту сторону. Но мама выходила на площадку, открывала фрамугу и звала меня. «Домой!» – «Что?» – «Кушать!» – «Не хочу!»

Школа № 133

– Не знаю, как так получилось, но я вытянул счастливый билет. Все-таки учился в испаноязычной школе. После семья переехала отсюда на Танка. Пришлось искать место, чтобы продолжить языковое обучение. Нашли на Жудро. Там я оканчивал школу.

– Вы серьезно учили испанский?

– Mi nombre es Alejandro. Yo vivo en la ciudad de Minsk. Mi familia vive en la calle Frolikova :). Сейчас работаю с испанцем, так вспоминаю некоторые слова и выражения. Правда, испанец знает русский лучше, чем я испанский. Он накопил базу в Казани, а в Минске нанял учителя. Молодец, прогрессирует. 

– Как вы учились?

– До пятого класса достаточно хорошо. Потом начался серьезный футбол. «Язык? Зачем мне его учить? Все равно никогда не поеду за границу». Был у меня такой напрасный принцип.

– Что вам нравилось, кроме физкультуры?

– Ничего :). История. Гуманитарные предметы. Физика, химия, математика – это очень не мое. Понимаешь, хорошистом я точно не был. Среди рябят, которыми гордилась школа, не числился. На соломку не ходил, крестиком не вышивал, в самодеятельности не участвовал. Как в «Брильянтовой руке». «А вы участвуете в самодеятельности?» – «Участвую!» – «Зачем я соврал? Я же не участвую. Зачем он спросил? Зубы заговаривает. Очень подозрительный тип» :). Зато занимался всем спортом. И злостным нарушителем не был. Смотри, поле, кстати, осталось на прежнем месте.

Когда играли двор на двор, собирались именно здесь. Конечно, поле непонятной длины по отношению к размеру ворот. Но главное, что есть. Дети все равно найдут способ его использовать. Хорошие воспоминания. Бил, забивал, получал удовольствие.  

Уроки начинались в 8:00. Но надо было явиться в 7:40. Потому что вот здесь проводилась общая зарядка. Приходил учитель физкультуры и показывал простые движения. И вроде бы уроки еще не начались, а ты уже десять минут прыгаешь :).

– Дети, а у вас испанский язык?

– Неааат! – отвечают дети.

– Нет?

– Английский.

– Видите, вам повезло. 

– У вас был школьный выпускной? Или, как большинству спортсменов, пришлось пропустить?

– Выпускной… Был, по-моему. Но я, блин, не помню. Может, получился такой выпускной, что я и не смог ничего запомнить :).

Центральный вход стадиона «Динамо»

– Печально. Пока, конечно, печально на все это смотреть. Тут ведь «Динамо» проводило неплохие матчи, сборная – тоже. Стадион когда-то полностью заполнялся. Да, я видел заполненный стадион «Динамо» вживую. Сегодня подобное трудно представить. Теперь тут печальное зрелище.

– Самый памятный матч, проведенный на «Динамо»?

– С «Динамо-Минск» играли против «Вердера». Не помню точно, как закончили. Вроде бы 1:1. Помню только, что пенальти забил :). Володя Бесчастных тогда как раз выступал за «Вердер». Мы пересекались с ним в юношеской сборной Советского Союза. В Бремене я не играл из-за перебора желтых, но полетел с командой в Германию. Там сходил к Вове в гости. 1995 год. Я только в Беларуси играл. Ничего толком не видел. Потому был сильно удивлен немецкому подходу. Бесчастных выделили дом. Семья чувствовала себя комфортно, футболист думал только о работе. А я в то время жил в однокомнатной квартире на Короткевича :). Естественно, разные миры.

Перед жеребьевкой наши руководители принципиально хотели попасть на команду из Италии или Германии. Клуб в таком случае мог бы что-то заработать на трансляции матчей. А для футболистов заработок клуба означал хорошие премиальные даже в случае только одной удачно проведенной игры. Поэтому за ничью с «Вердером» нам упали хорошие деньги. Долларов по 700 на фоне зарплаты в 150. С «Лацио», кстати, тоже был хороший матч.

Ну, и сборная тут провела много неплохих игр. В победе над голландцами я не участвовал. Но с теми же датчанами играл. Еще люди любят вспоминать матч с норвежцами. Правда, я его почти не помню. Но все постоянно говорили о нем. Поэтому я решил пересмотреть. И знаешь что?

– Что?

– Оказывается, я в том матче забил :). Но не помнил ничего. Хотя, допустим, игру с валлийцами помню отлично. Я тогда головой забил. А потом Валик второй положил. Мы 2:1 выиграли. Начали наш самый успешный отбор в истории. А норвежцы… Ну, если что-то забываю, значит, хороших матчей хватало. Неплохой был футболист – много чего видел :).

– Когда вы побывали здесь впервые?

– Отец привел меня в динамовскую школу. На асфальт. Мне было семь лет. Первый свой футбол на этом стадионе смотрел из 12 сектора. Его потом фанаты заняли. Ученикам СДЮШОР давали билеты на ту часть трибуны. Вот мы и пошли с отцом на, по-моему, «Арарат». И знаешь, тогда на стадион было довольно сложно попасть. Хорошо, в СДЮШОР давали билеты. Так что можно сказать: это я водил папу на футбол :). Стал помогать семье с юности.

А рынок? Какой здесь был рынок! Когда нечего делать, ходишь себе и смотришь на палатки. Столько всяких шмоток разных. Все цветное. Но мы не одевались на рынке. Ребята, которые ездили за границу, могли позволить привезти себе что-то-то или закупиться в магазине «Березка». Правда, там выбор был так себе. Так что все надеялись на поездки. Из первой своей я привез джинсы и кроссовки Nike. У нас ничего такого не было. Только в Москве работал фирменный магазин Adidas. В такой кипе как раз выступала сборная Союза. Когда меня стали вызывать, приоделся. Потом не вылезал из спортивного костюма Adidas. Был самым модным парнем на Танковой :).   

Кассы стадиона «Динамо»

– Тогда машин у молодых футболистов не было. Да и вообще: не каждый игрок первой команды имел личный автотранспорт. Помню, я еще мячи во время матчей подавал, когда Игорь Гуринович купил себе новую девятку. Они только-только появились. Не скажу точно, вишневой та девятка была или какой-то другой по цвету, но явно выделялась на общем фоне «Лад», «Москвичей» и «Волг»–таких скучных и почти одинаковых.

Затем у старших ребят стали появляться машины вроде Ford Scorpio. Валера Величко на такой ездил. Алейников и Зыгмантович к тому времени уже уехали. Не помню, что у них были за машины. Гоцманов, по-моему, все время сидел в автобусе. Катался с командой. Да, совершенно другое время. Я таких автомобильных марок уже даже не вспомню :).

– Ваша первая машина?

– Volkswagen Golf. Зверюга! Новая машина из салона. 2,0 – объем двигателя :). Но это уже Киев. В Минске у меня не было машины. Тут я катался на тренировки на автобусе. Мы собирались вот здесь, возле касс, которых уже нет. Если отъезд в 8:30, значит, отъезд в 8:30. Автобус закрывает двери. Ребята, которые шли с ЖД-вокзала, еще могли успеть. А если нет, надо было садиться на такси и догонять. Часть ребят подбирали возле универсама «Беларусь». Можно было там заскочить. Последняя остановка автобуса в Минске – на Ангарской. Либо догоняешь команду на этих точках, либо едешь прямо на базу. Мы тогда работали с Иваном Григорьевичем Щекиным. Тренер и жесткий, и справедливый. С течением времени я сам понял, что с нами тогда нельзя было либеральничать.

– Конкретно вы получали?

– А зачем я, если в команде играл Юра Вергейчик :)? Прошу прощения, теперь уже Юрий Васильевич. Вот ему прилетало больше всего на разборах. Иван Григорьевич любил говорить: «Я, конечно, никого винить не буду… Но, Юра Вергейчик, ты меня извини, так играть нельзя!» После этого Щекин заводился на минут 20-30 и полоскал Вергейчика. Так начинался каждый разбор. И мы выдыхали, потому что Юра брал весь огонь на себя.

Хотя мне тоже доставалось. В меньшей степени в плане игры, в большей в плане дисциплины. Молодой, трудно было сдерживаться. Щекин мог использовать крепкое слово, но обходился без оскорблений. Вообще, все мои минские тренеры были людьми интеллигентными и воспитанными. Такого, как на Украине, чтобы «Обезьяна! Где тебя нашли! Я тебя отправлю в Хорватию, где до сих пор бомбят!», не случалось.

Да, тут были кассы. Тут же располагался офис клуба. И вот с этой стоянки отчаливал автобус. Легендарный. Тот, который «Динамо» получило за Алейникова от «Ювентуса». Смотрю, сейчас более опытные ребята стараются сесть поближе к водителю. Раньше же у всех футболистов основного состава были свои места в автобусе. Поэтому молодежь помещалась на круглом диване галерки. Порой даже приходилось сидеть на коленях друг у друга. Пока ехали, играли в «Дурака» на фофаны. Если два-три раза подряд проиграешься, то давление мерять уже незачем. И так ясно, что пацаны тебя уже разбудили и готовность к тренировке оптимальная, пусть мир в глазах и качается чуть-чуть :). Страшнее всего было попасть под вратарей. Виталя Варивончик, Гена Тумилович – конечно, опасные.

– Вы подписывали свой первый профессиональный контракт где-то здесь?

– Интересная получилась ситуация. Не здесь, а в раздевалке. Нам принесли бумаги после тренировки: «Ребята, надо быстро подписать. А то не успеем вас заявить. Давайте-давайте-давайте!» А потом оказалось, что я чирканул соглашение на три года :). Наверное, 16 лет мне было. 1989 год. Стандартный контракт. Спортсмен-инструктор второй категории. Когда подписался с Киевом, в трудовой мне написали: «Футболист». Вот так я стал профессионалом :).

Старый офис федерации футбола

– Тут и сейчас располагается Министерство спорта. Раньше два этажа этого здания были за федерацией. Шестой и седьмой. Тут сборники встречались.

– Помните свой первый вызов?

– Как-то в клубе мне сказали, что такого-то числа надо явиться к зданию федерации. Надо, значит, надо. Получается, да – первый вызов. Но особых эмоций я не испытал. Все-таки имел опыт выступления за сборную СССР. Пусть и юношескую. Поэтому считал, что вызов в национальную сборную Беларуси все равно рано или поздно случится. Вот и не удивился. А в сборной Союза мы пересекались с Виталием Косовским, Вовой Бесчастных, о котором я уже говорил, Димой Ананко, Валерой Кечиновым. Он изначально считался узбеком. Но «Спартак» забрал Валеру к себе и сделал русским. После чемпионата Европы в Германии, на который попала наша команда, ко мне тоже существовал интерес московских команд – «Динамо» и «Спартака». Подходил Никита Симонян и говорил, мол, есть возможность получить русский паспорт. Но эти вопросы решали через клуб и федерацию, так что от меня ничего не зависело. И вообще, все ограничилось словами.

О, еще за ту сборную играл Мирослав Ромащенко. Сильный футболист. Они с Максом были очень талантливыми. Но Мире не повезло. Он получил травму в игре за сборную и после поехал в клуб. До сих пор не знаю, почему в «Спартаке» поступили так непрофессионально и отправили Ромащенко делать операцию не в спортивную хирургию, а в какую-то обычную больницу. Там Мире полностью удалили мениск. Бегать ему стало не на чем. Со своим коленом Ромащенко промучился очень долго.

– В общем, русским вы не стали.

– Да. В итоге дебютировал за сборную Беларуси в Эквадоре. Федерация организовала нам вояж по Южной Америке. Помню, со сборной Колумбии тогда играли. Еще Вальдеррама был в составе. Хороший футболист. Колумбийцы принимали нас с Медельине. Страшное место. Наркоманы лежали прямо на улице и мучились от ломок. Мы раньше такого никогда не видели. Поэтому сильно стремались выходить из гостиницы. Гена Тумилович любил повторять фразу «С бодуна колотит». Но ломки тех наркоманов были совершенно другим состоянием. Честно, даже вспоминать жутко. 

В том турне к нам присоединился Алейников. В Южную Америку он прилетел без клуба, а оттуда полетел подписывать контракт в Японию. Конечно, Сергей от нас отличался. Вице-чемпион Европы, обладатель Кубка УЕФА. Они больше общались с Вергеенко и Гоцмановым. Люди постарше. В плане жизненных ценностей мы тогда сильно отличались. Оно понятно. Мы – молодые: есть возможность–сквозанул куда-то. Профессионального отношения к делу не наблюдалось. Есть игра – готовишься. А после что хочешь, то и делай. Хотя Сергей нам объяснял: должно быть восстановление, забота о себе.

– Геннадий Анатольевич никак не отличился в том турне сборной?

– Как это? В какой поездке Геннадий Анатольевич не отличался :)?

– И что он сделал?

– По-моему, в Боготе это было. После игры Гена где-то загулял. Наутро его стали искать. Вроде бы нашли. Но Геннадий Анатольевич стал прятаться от Леонида Павловича Гарая, который его преследовал. Забежит в столовую и садится под стол, замолкает. Леонид Палыч прибегает, оглядывается, а Тумик голос подает: «Ку-ку». И убегать. Гарай вроде его находит, но Гена за угол ныряет и потом теряется из виду. Леонид Палыч ничего сделать не может. А Тумилович видит, что ситуация под контролем, и высовывается из засады: «Ку-ку, Леонид Палыч, ку-кууууу». Было очень смешно :). Гена куковал, насколько хватило сил и увлечения этой игрой. Легенда… Ты вроде бы все знаешь про него, а потом бац – вторая смена :).

– Что помните о своем первом официальном матче?

– Играли в Норвегии. Вроде бы 1994 год. Перед матчем весь стадион запел гимн. Вот тогда меня первый раз в карьере серьезно заколотило.  

Асфальт СДЮШОР «Динамо»

– Изначально я занимался в СДЮШОР-5. В 28-й школе проводились наши занятия. Там еще Гена Тумилович живет и Радик Орловский пиццерию держит… Улица Богдановича, кажется. Но я тренировался с ребятами 1972 года рождения. Так что когда в «Динамо» объявили набор команды моего возраста, отец привел меня на этот асфальт. До 16 лет я тут бегал.

Асфальт – это вообще супер. Лучшее покрытие в моей жизни :). Само то, чтобы отрабатывать технику. Мяч же прыгает все время, надо его укрощать. Да, колени побитые. Но никто на них внимания не обращал. Рядом с асфальтом росла трава. Мы рвали подорожник, прикладывали к ссадине – и отлично. Какие травмы? Какая заморозка? Кед хватало буквально на неделю. Потому уже появились китайские с шипами. Их хватало практически на месяц. Стоили пять-шесть рублей, а обычные – 2,70. Мяч – 22. Всем двором сбрасывались.

Тренировались мы здесь, а играли на «Камвольщике», который ФК «Минск» недавно превратил в свой новый стадион. Вот и разметку видно. Вон точка центр поля обозначает. Ворота только убрали. В остальном почти все сохранилось. Этот асфальт очень старый. Хотя вряд ли меня помнит. Наш был зеленоватого оттенка. А нынешний не такой, гламурный :).

Рядышком, кстати, была бильярдная. Тут мы постигали азы этой прекрасной игры. Лучше всех постиг Валик Белькевич. После в Киеве даже тренировался с ребятами, которые участвовали в рейтинговых денежных турнирах. Они показывали Валику всякие штуки, Белькевич исполнял. Мы просто имели понятие, а Валентин Николаевич продумывал ходы наперед, знал, как закрыть позицию сопернику. Математический склад ума помогал.

А вообще, у нас было три основных развлекухи – бильярд, домино и карты. В домино играли по парам. Что до карт, то в «Дурака» в основном катали. Минский турнир выиграл я. Решили как-то провести на базе в Стайках. Сетку нарисовали. Играли один на один. Полуфиналы, финал.

– Кого вы обыграли в финале?

– Даже не помню. Но ясно, что какого-то дурака :). Теперь тут пустырь. А раньше стоял медицинский диспансер. Все осмотры тут проходили, все травмы тут лечились. Свою первую я получил в Тернополе, когда мы играли со шведами отборочный матч юношеского Евро. Перелом голеностопа. Гипс мне тогда наложили. Не нынешний, аккуратненький, а сапог по колено. Костыли в руки – и пошел. В итоге провел полтора месяца, как большинство нынешней молодежи, – лежа на диване. Сейчас это считается нормальным, а тогда тянуло во двор.    

Кинотеатр «Москва»

– Вот эта полоса от «Юбилейки» до магазина «Ромашка» называлась улицей Парковой. Иностранцы, много иностранцев. Можно было обменять флаги на джинсы.

– Вы занимались фарцовкой?

– Да.

– Судя по рассказам о детстве, вы скорее могли сесть, чем оказаться в киевском «Динамо».

– Ума хватало, чтобы не попадаться и остановиться вовремя. Мы сидели на площади возле кинотеатра «Москва». Раньше тут располагались круглые лавочки. Нам было 12-13-14 лет. Еще не очень сознательный возраст, но понимание смысла происходящего и возможной выгоды уже имелось. Первые смотрят за милицией. Вторые предлагают товар. Третьи продают.

– И что милиция?

– Позже мы познакомились с некоторыми ребятами, которые контролировали этот участок. Они говорили, что видели все наше движение, но не трогали. Тем более дети. Ну, выменяем мы жвачку или майку – ничего страшного. До более серьезных вещей дело доходило реже. В общем, было опасение, но я бы не сказал, что серьезное.

– Ваша самая выгодная сделка?

– Выменял шапку с кокардой стоимостью 23 рубля на джинсы Levi’s. И самое интересно, что они подошли. Ведь такие обмены делались вслепую. Лишь бы получить дефицитный товар из заграницы. Да, моя самая удачная сделка. Ведь Levi’s 501 (мы знали только эту модель) с рук стоили 250-300 рублей.

Здесь же находился знаменитый магазин «Березка», где за валюту можно было приобрести дефицитные товары. Сейчас в том помещении располагается конфискат. Фасад кинотеатра сохранился. Здания те же. Фонтаны были и тогда. Еще здесь находилось просто сумасшедшее кафе. Пластмассовые столики, пластмассовые стаканчики. Мы собирались в нем после тренировок. Иногда все так затягивалось, что из кафе поднимались сразу на дискотеку. На второй этаж кинотеатра «Москва».   

– Когда в вашей жизни появился «Макс-Шоу»?

– Такое ощущение, что «Макс-Шоу» появилось в моей жизни тогда, когда появились деньги :).

– В кино ходили?

– Иногда. Знаешь, я смотрю, тут караоке появилось. Хорошо, что в наше время не было. Хотя мы иногда пели. Без караоке. И микрофонов не требовалось. Когда засиживались в кафе, то порой по-домашнему так затягивали какую-нибудь песню. Кстати, в этом кинотеатре мы познакомились с женой. Шли с ребятами. Познакомились с девушками. Пригласили в кино. Все. Вот до сих пор фильмы смотрим :).

– На какой фильм шли?

– Не помню. Ну, какое, скажи, кино, если мы билеты на последний ряд купили :)? Теперь вот растим двух пацанов. Старший в Барселоне учится. На спортивном менеджменте. Младший – в Киеве. В British School. Занимается футболом. Старший звонил после Македонии, поздравлял. Не знаю, рассказывает ли приятелям, кто его отец или нет, но в курсе моих карьерных дел. Тем более живет в футбольном городе. Знает, что тамошняя сборная скоро играет с нашей. Младший у меня лучше всех разбирается в футболистах. Знает почти каждого. Просто потому, что играет в FIFA 2015 на PlayStation и Manager еще.

– Геннадий Тумилович сказал, что жена спасла вас от него. Согласны?

– Ну, Гена отчасти прав. Илона читала то интервью. После строчек о себе обратилась ко мне: «Ну, Гена же все правильно сказал :)». Но вообще у каждого человека своя голова на плечах. Хотя моя женитьба в некоторой степени повлияла на наши с Геной отношения. Стали проводить друг с другом меньше времени. А потом еще и разъехались… Спасла ли Илона меня от Гены? Скрывать не буду, в некоторой степени да.

– Ваш самый эпичный загул с Геннадием Анатольевичем?

– Гене не дали каких-то денег. Он расстроился и начудил. За это Щекин отстранил Тумиловича от тренировок. Злой Гена приехал на базу: «Все, я за вещами!» Ну, я решил поддержать протест товарища. По-моему, у Генки тогда была третья модель «Лады». Так что мы сели в нее и поехали на Минское море. В каком состоянии возвращались, я уже не помню. Но Гена вел машину очень уверенно :). Транспорт – это его. Вот такая солидарность с моей стороны. У Геннадия Анатольевич были яркие юность и молодость.

Вот, кстати, еще история из тех времен. Кажется, минское «Динамо» стало чемпионом страны по хоккею. Мы с ребятами сначала праздновали все это дело в гостинице «Беларусь», которая видна отсюда. Правда, ближе к утру нам очень сильно захотелось поиграть в хоккей. Вот и отправились во Дворец спорта. Светало уже. Наши хоккеисты сказали, что у них ранняя тренировка. Поэтому дедушка-вахтер вообще без проблем пустил нас внутрь. Пацаны нашли полное обмундирование. Мы нарядились. Обули коньки. И поехали кататься на лед.

Гена Тумилович исполнял вратаря даже в хоккее. Когда по воротам бросали мы – футболисты–справлялся. А когда начали бросать хоккеисты (Антоненко, Макрицкий, Романов), немного подрасстроился. Понял, что шайбы – это не мячи. А у ребят был выходной. Они собрались на тренировку только через день. Правда, Шумидуб отыскал в ящике для формы три пустых бутылки из-под шампанского и сильно озадачился. Потом спрашивал строго: «И кто здесь гулял?!» Но никто ему так ничего и не ответил :). Видишь, как прекрасно время провели. Мы же не пошли кому-то морды бить. Мы занялись спортом.

В общем, такая у меня была белорусская юность, переходящая в молодость. Почти все самые важные места посетили. С тех пор в Минске не стало ни одного более-менее нормального стадиона. Но я по этому поводу уже много раз высказывался. Так что теперь просто приглашаю всех в Борисов. Хотелось бы, чтобы люди поддерживали команду. Вне зависимости от хода матча. Могу пообещать, что в любом случае на поле не будет равнодушных.

Фото: Надежда Бужан

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...