android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    Блог Книжная лавка Блэка

    «Я тренер. Я работаю на клуб, принадлежащий американцам». Глава шестнадцатая

    ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

    В МИРЕ ТАЛАНТОВ

    С того момента, как в 1990 году «Манчестер Юнайтед» стал открытой публичной компанией с ограниченной ответственностью, я был уверен, что рано или поздно клуб будет продан новому владельцу. До 2003 года, когда Малькольм Глейзер приобрел первый пакет акций, Руперт Мердок и его «BSkyB» были крупнейшими претендентами на покупку клуба. Наша история и наш дух делали клуб лакомым кусочком для частных инвесторов. Единственное, что меня удивило, когда семья Глейзеров взяла клуб под свой контроль, это то, что до этого времени было не так много желающих купить клуб.

    Руперт Мердок

     Руперт Мердок.

    Когда семья Глейзеров стала владельцами клуба, Энди Уолш из объединения болельщиков «Юнайтед» подошел ко мне и сказал:

    – Вам надо подать в отставку.

    Энди милый парень, но его просьба была мне не по душе. Я был тренером клуба, а не директором. Я также не был одним из совладельцев. Продажа «Юнайтед» меня никак не касалась.

    – Мы все поддержим Вас, – добавил Энди.

    Я ответил ему:

    – А как ты думаешь, что станет с моим тренерским штабом?

    Уйди я, и за мной последовало бы большинство сотрудников. Некоторые были со мной на протяжении 20 лет. Связь между тренером клуба и его персоналом не видна тем, кто не вовлечен в повседневную рутину.

    Я признаю, что это было волнительное время. Меня заботило количество денег, которые инвестировалось в команду. Но я был уверен как в своих способностях находить хороших футболистов, так и в клубной структуре. Глейзеры с самого начала понимали, что покупают успешный большой клуб.

    Первым на контакт вышел отец семейства, Малкольм. Двумя неделями позже его сыновья Джоэл и Ави приехали ко мне, чтобы наметить план действий. Они сказали, что во всей футбольной составляющей изменений не будет. По их мнению, клуб в хороших руках. Я был успешным тренером. Они меня полностью поддерживали и ни о чем не волновались. Все, что я хотел бы от них услышать, я услышал. Мой опыт подсказывает мне, что некоторые моменты на презентации всегда остаются за кадром. Тебе говорят, что все хорошо, а затем делают миллион изменений. Люди теряют свою работу; им урезают зарплату, потому что клуб должен оплачивать долги. Но «Юнайтед» твердо стоял на ногах и при новых владельцах, несмотря на займы, о которых говорили люди, и на процентные ставки по ним.

     Семья Глейзеров на «Олд Траффорд».

    Из года в год несколько фанатских объединений просили меня высказать свою позицию относительно долгов клуба, и моим ответом всегда было следующее:

    – Я тренер. Я работаю на клуб, принадлежащий американцам.

    Такой была моя позиция. Я никогда не думал, что разумно мешать работе клуба, высказываясь по поводу методов управления. Если бы Глейзеры заняли более агрессивную позицию, все могло бы сложиться иначе: если бы они, например, потребовали уволить одного из моих помощников. Любые изменения, подрывающие мою работу, могли полностью перевернуть ситуацию, но подобного давления со стороны я никогда не ощущал. Итак, сложили бы вы свои полномочия просто потому, что некоторые болельщики просят вас уйти с работы всей своей жизни?

    Когда я возглавил «Юнайтед», то сразу узнал о группе болельщиков под названием «Second Board». Они встречались в «Грилл рум» и решали, что не так с командой. Поначалу, когда мое положение было уязвимым, меня крайне волновало их незримое присутствие, ведь они могли пойти против меня. Мои предшественники на посту тренера находились в аналогичном положении. В пору, когда я играл за «Рейнджерс», группа влиятельных фанатов, путешествовавших с командой, не без успеха лоббировала свое мнение. «Юнайтед» же имел куда больше болельщиков. В знак протеста против Глейзеров многие сдали свои сезонные абонементы и создали «Юнайтед оф Манчестер».

    Я тренер. Я работаю на клуб, принадлежащий американцам.

    Футбольному болельщику нужно платить определенную цену, которая заключается в том, что нельзя побеждать в каждой игре. И нельзя быть тренером всю жизнь. «Юнайтед» повезло, что всего два менеджера в сумме отработали полвека.

    С победами и поражениями настроение поднимается и падает. Футбол по своей природе противоречив. Я помню, как после поражения от «Рейнджерс» болельщики бросали из окон кирпичи.

    Летом 2005 года у Глейзеров не было причин, разве кроме моего возраста, менять тренера. Я никогда не рассматривал этого варианта и не чувствовал никакой угрозы. Десятки миллионов фунтов, потраченных на выплаты ссуд, повысили желание защитить клуб. Я понимал это, но ситуация никогда не подразумевала обязательной продажи какого-то игрока и чрезмерной осторожности в покупке нового. Одной из сильных сторон Глейзеров был их коммерческий отдел в Лондоне, привлекавший множество спонсоров по всему миру. Нас финансировали «Турецкие авиалинии», телефонные компании Саудовской Аравии, Гонконга, Таиланда, пивные компании на Дальнем Востоке1.

    Они платили десятки миллионов, позволяя нам возвращать долги. На футбольном поле мы здорово преуспели, и семьдесят шесть тысяч болельщиков приносили хорошие деньги.

    Поэтому приход Глейзеров никак меня не сковывал. Часто мы теряли интерес к игроку, потому что трансферная стоимость или зарплатные требования становились неразумными. Эти решения принимали мы с Дэвидом Гиллом. Сверху не поступало никаких директив работать только в соответствии клубным долгам.

    Вместо этого наша «вселенная» расширялась. С 2007 года все больше и больше иностранных талантов из Южной Африки, Португалии и Болгарии съезжалось в Кэррингтон. Но ни один приезжий игрок в те годы не притягивал большего внимания, чем Карлос Тевес. Он оказался в центре полемики по поводу вылета «Шеффилд Юнайтед» из Премьер-лиги, а закончил в составе соперников из «Манчестер Сити», улыбаясь в майке небесно-голубого цвета с провокационного плаката с надписью «Добро пожаловать в Манчестер».

    Все началось, когда Тевес выступал за «Вест Хэм» и Дэвид Гилл получил звонок от его агента, Кии Джурабчиана2. Он уверял, что его подопечный очень хотел бы играть за «Манчестер Юнайтед». Мы слышали такие слова миллиард раз. Для агентов в порядке вещей звонить и говорить, что их клиент испытывает особые чувства к нашему гербу. Я советовал не вмешиваться в мутные переговоры с людьми Тевеса. Дэвид согласился. Было понятно, что правами на игрока владело несколько человек. Но я также сказал Дэвиду:

    – Он действительно влияет на ход игры своей энергией, забивая много мячей. Все может зависеть от условий сделки.

    Дэвид сказал мне, что он может взять Тевеса в аренду на 2 года за определенную сумму. Так и произошло, и Карлос отлично сыграл за нас в первый сезон. Он забил много важных мячей, например, «Лиону», «Блэкберну», «Тоттенхэму» и «Челси». Карлос излучал энергичность и вдохновение. У него не было высокой скорости, и он не выкладывался на тренировках. Тевес любил брать небольшие паузы, ссылаясь на боль в голени. Учитывая особенности нашей подготовки, это иногда раздражало. Мы хотели видеть искреннее желание тренироваться, чем отличаются топ-игроки. Но Тевес компенсировал это большим энтузиазмом в играх. 

    Он играл в 2008 году в московском финале Лиги Чемпионов и забил послематчевый пенальти в серии против «Челси». Тевес бил первым. Во время матча я заменил Руни, а не Тевеса, потому что он играл лучше Уэйна. У меня были сомнения по поводу того, как он сыграет во втором сезоне, и я подписал Димитара Бербатова, позже сделав ставку на пару форвардов Бербатов–Руни.

    Для агентов в порядке вещей звонить и говорить, что их клиент испытывает особые чувства к нашему гербу.

    Наблюдая за Димитаром в «Тоттенхэме», я чувствовал, что он далеко пойдет. Бербатов тонко понимал игру и отличался хладнокровием, которого не доставало нашим бомбардирам.Он демонстрировал способности Кантона или Тедди Шерингема: не особо быстрый, но способный поднять голову и отдать умный пас. Я думал, что Бербатов выведет нас на новый уровень и разнообразит атаку.

    С приходом в клуб Бербатова Тевес ушел на вторую роль. Уже во вторую его зиму в «Юнайтед» мы почувствовали, что он не работает на 100%. Мне кажется, причиной тому было следующее: он из тех футболистов, которым надо постоянно играть. Если ты тренируешься спустя рукава, как это делал Тевес, то выходить на поле точно должен регулярно. В том декабре Дэвид Гилл спросил меня:

    – Что ты собираешься делать?

    Я сказал, что нужно потерпеть и подождать конца сезона, чтобы принять решение.

    – Они хотят знать сейчас, – парировал Дэвид.

    Я ответил:

    – Бербатов сейчас очень важен для команды, но я стараюсь дать Тевесу максимально возможное игровое время, чтобы верно его оценить.

    Тевес влиял на исход многих матчей во второй половине сезона 2008-2009, особенно против «шпор» дома, когда мы проигрывали 0:2. Я выпустил его, чтобы оживить игру. Он выгрызал каждый клочок поля. Тевес вдохновил команду и принес победу в матче – 5:2. Его действия переломили ход событий.

    В полуфинале Лиги Чемпионов в 2009 году мы встречались с «Арсеналом», и я выпустил на поле трио Роналду–Руни–Пак. Они же сыграли в финале, что, конечно, не вдохновило Тевеса. Финал в Риме против «Барселоны» превратился в форменный бардак! Мы выбрали плохой отель. Он был старым, как мир3.

    Следует признать, мы бездарно спланировали и подготовку. Как бы то ни было, я выпустил Тевеса в перерыве и чувствовал, что он тянет одеяло на себя. Я понял, что Карлос уже все для себя решил по поводу «Сити». После игры в Риме он сказал мне:

    – У Вас никогда не было желания заключить со мной полноценный контракт.

     Финал ЛЧ

     «Манчестер Юнайтед» после поражения в финале Лиги Чемпионов против «Барселоны» в Риме.

    Я объяснил, что ждал окончания сезона и что он своей игрой не смог в достаточной степени убедить меня. Дэвид все же предложил 25 миллионов фунтов за него, но это было словно разговаривать со стеной. Мы пришли к мысли, что он уже по ту сторону баррикад.

    По неподтвержденным слухам, наши соперники из Манчестера заплатили за него 47 миллионов. Тевес также общался с «Челси», и я думал, что его советчики играют друг против друга. Поговаривали, что «синие» предложили 35 миллионов, но «горожане» перебили их. Для меня это были невероятные суммы. Я ни за что не заплатил бы таких денег, хотя он был хорош и мог изменить исход любой встречи. Это было ошибкой с моей стороны, в том смысле, что Бербатов мне очень нравился и я хотел, чтобы он преуспел. Он был из тех, кто нуждается в постоянном подтверждении собственного величия. Выбор между ним и Тевесом стал той еще головоломкой.

    С Тевесом не было проблем в плане дисциплины, вроде случая с Роберто Манчини, когда Карлос отказался выходить на замену, по-моему, в игре Лиги Чемпионов в Германии4. Но вокруг Карлоса поднялась большая шумиха, когда «Шеффилд Юнайтед» отправился в Чемпионшип.

    К тому моменту, когда «Вест Хэм» в последнем туре приехал на «Олд Траффорд», голы Тевеса помогли «молотобойцам» подняться выше зоны вылета. Их оштрафовали за нарушение правила, запрещающего третьей стороне владеть правами на футболиста, но очков в Лиге не сняли. Тевес победил «Юнайтед» со счетом 1:0 и оставил свою команду в высшем дивизионе, а «Шеффилд» опустился во второй. Нил Уорнок, тренер «Клуба», пытался обвинить нас в том, что мы намеренно выставили против «молотобойцев» ослабленный состав.

     Тевез

     Карлос Тевес забивает гол на «Олд Траффорд», который сохраняет «Вест Хэм» в Премьер-лиге.

    А все дело было в том, что через неделю после матча с «Вест Хэмом» нам предстоял финал Кубка Англии. Наша команда была одной из сильнейших в Лиге, и на протяжении всего сезона я имел возможность ротировать состав, подстраиваясь под различные обстоятельства. Если вы видели игру заключительного тура, то помните: в нашу пользу не назначили два или три пенальти, а вратарь Роберт Грин провел фантастическую игру. В конце первого тайма лондонцы убежали в контратаку, и Тевес нам забил. Не «Вест Хэм» победил, а мы не дожали его. Я выпустил Роналду, Руни и Гиггза на вторую половину матча, но даже они не смогли распечатать ворота противника.

    Чуть позже мистер Уорнок обвинил нас в сдаче игры. В последнем матче чемпионата в гости к его команде приехал «Уиган», и все, что ему было нужно, это ничья. По иронии судьбы, человеком, выбившим «Шеффилд» из Премьер-лиги, оказался Дэвид Ансуорт, которого Уорнок без компенсации отпустил в «Латикс» в начале января. Дэвид в конце первого тайма реализовал пенальти, ставший победным.

    Любой здравомыслящий человек признался бы: я виноват в вылете команды. Уорноку нужно было стоять перед зеркалом и твердить себе как мантру: «Для выживания хватит ничьей с «Уиганом». Все что нам нужно, это всего лишь ничья дома».

    Обвинения Уорнока были просто смехотворны.

    В январе 2007 года мы приобрели настоящего аристократа – на два месяца, по крайней мере. Луи Саа восстановился к старту сезона и был полон надежд, но получил очередную травму. В октябре Джим Лоулор, главный скаут «Юнайтед», сказал нам, что Хенрик Ларссон тратит время, играя в Швеции, в то время как он мог бы выступать и на более высоком уровне. «Хельсингборг» не продавал Хенрика, но я попросил Джима узнать у директора клуба, готовы ли они отдать его в аренду в январе. Хенрик со своими людьми тоже давил на работодателей.

    Прибыв в «Юнайтед», он выглядел чем-то вроде культового персонажа для наших игроков. Они восхищенно произносили его имя. Для тридцатипятилетнего человека он удивительно хорошо воспринимал тренерские указания. Каждая тренировка поглощала его. Хенрик охотно посещал лекции Карлуша по тактике и хотел знать все нюансы того, что мы делаем.

    На тренировках Ларссон был великолепен: его движения, его позиционная игра. Три гола шведа за «Юнайтед» не отражают реального вклада. В последней игре за наш клуб против «Мидлсбро», где мы выигрывали 2:1, Хенрик переместился назад, чтобы играть в полузащите, и продолжал добросовестно отрабатывать. Когда он вернулся в раздевалку, все игроки встали и аплодировали ему. Тренерский штаб тоже присоединился. Не каждый игрок может оказать такое влияние на команду за 2 месяца. Культовый статус может исчезнуть за 2 минуты, если игрок станет отлынивать, тем не менее, Хенрик сохранял эту ауру все время, что играл у нас. Ларссон был прирожденным игроком «Манчестер Юнайтед»: активным и мужественным. Он также был очень прыгучим для своего маленького роста.

    Я мог подписать его раньше. Я готовился сделать предложение, когда он играл за «Селтик», но Дермот Десмонд, мажоритарный акционер шотландцев, позвонил мне и сказал: «Ты подводишь меня, Алекс, у тебя и так куча игроков! Ларссон нужен нам».

     Ларрсон

      Хенрик Ларссон празднует свой гол за «Манчестер Юнайтед».

    Хенрик вернулся в Швецию, и через месяц мы одержали одну из величайших международных побед: 7:1 над «Ромой» 10 апреля, самый крупный счет для нашего клуба в Лиге Чемпионов. По два гола забили Майкл Кэррик и Роналду, по одному – Руни, Алан Смит и Эвра, записавший на свой счет первый гол в еврокубках.

    Большие матчи, как правило, выигрываются восемью игроками. Без троих можно обойтись, если они не в форме, играют спустя рукава или важны исключительно для тактической игры команды, чтобы сохранить результат. Но полдюжины матчей за карьеру проходят настолько идеально, когда все одиннадцать игроков играют на топ-уровне.

    В тот вечер получилось все, что мы задумали. При втором голе шесть человек пасовали в одно касание. Алан Смит забил с передачи Райана Гиггза между двух центральных защитников. Удар, и мяч в сетке. Великолепный гол. О таких матчах говорят «нельзя сыграть лучше».

    Я помню, как в гостях в 1999 году победили «Ноттингем Форрест» 8:1. А могло бы быть и 20:1. У «Ромы» была отличная команда: Даниеле Де Росси, Кристиан Киву, Франческо Тотти, и мы размазали их по газону. Мы уступили 1:2 в Риме, где Скоулз был удален за очень грубый подкат на правой бровке. Парень практически выбежал за поле, когда Скоулз настиг его. Так что мы были под давлением перед ответной игрой. До тех пор, пока не полетели голы.

    Гостевой матч против «Уимблдона» в Кубке Англии в феврале 1994 года – еще одна классика. Выиграв 3:0, мы забили один из голов после 38 передач. Люди называют лучшим голом «Юнайтед» мяч Райана Гиггза в полуфинале Кубка Англии против «Арсенала» или удар Руни через себя против «Манчестер Сити», но для меня именно тот гол против «Банды психов» самый грандиозный. Каждый игрок команды коснулся мяча. В первую минуту той игры Винни Джонс пытался достать Кантона. Стык. Эрик падает. Все наши игроки побежали к Джонсу, но Кантона сказал: «Оставьте его». Возможно потому, что оба выступали за «Лидс» и были родственными душами. Эрик похлопал Джонса по спине, как бы говоря: «Ты можешь меня бить, если хочешь, но ты не остановишь меня». Кантона был великолепен в тот день и открыл счет потрясающим ударом с правой ноги, подбросив мяч самому себе.

    Люди всегда говорили, что «Уимблдон» не умеет играть. Это неправда. Доставка мяча атакующим игрокам, особенно навесы, была на высоком уровне. Стандартные положения в их исполнении были очень опасными. Они не были обделены талантами. Все, что они делали, так это использовали эти таланты против тех, кто слабее. Если ты не выбил мяч головой, тебе конец. Если ты не можешь совладать со стандартами у своих ворот, ты покойник. Если ты владеешь мячом 50% времени, у тебя нет шансов на победу. Играть против них было очень трудно, поэтому победа 3:0 на чужом поле особенно ценна.

    Эрик похлопал Джонса по спине, как бы говоря: «Ты можешь меня бить, если хочешь, но ты не остановишь меня».

    Выделяются также две крупные победы над «Арсеналом». В игре Кубка лиги в 1990 году на «Хайбери», окончившейся со счетом 6:2, Ли Шарп оформил хет-трик. В феврале 2001 года мы обыграли их 6:1 уже на «Олд Траффорд». Ирландская семья купила на аукционе билеты на нашу игру с «Ливерпулем» в декабре 2000 года, но из-за тумана они не смогли приехать. Мы уступили 0:1 при ужасной игре. Они позвонили мне и спросили, что им делать. Я ответил, что скоро мы принимаем «Арсенал». И они видели убийственные 6:1. Вот в чем разница. К перерыву мы вели 5:1. Йорки порвал их на куски.

    Несмотря на победу над «Ромой», наша лигочемпионская кампания закончилась поражением 0:3 от «Милана» 2 мая. Мы были вынуждены выпустить основной состав в предшествующую субботу, чтобы обыграть «Эвертон» 4:2, в то время как «Милан» смог дать отдохнуть девятерым игрокам перед игрой во вторник. Итальянские оппоненты лучше подготовились. Мы пропустили дважды за 15 минут, дождь лил как из ведра, и мы просто не могли выбраться со своей половины поля. «Юнайтед» оказался к этому не готов. Титаническими усилиями мы победили в субботу, уступая «Эвертону» 0:2, и на 5 очков оторвались от второго места в таблице Премьер-лиги.

    Кроме Тевеса и Ларссона еще один большой талант присоединился к нам. Карлуш Кейрош, используя свои связи в Португалии, рассказал нам, что в «Порту» есть молодой бразилец Андерсон. Ему было 16 или 17 лет. Мы следили за ним. Он то играл, то не играл, то принимал участие в игре с начала, то оставался на скамейке запасных. Потом «драконы» играли против нас на турнире в Амстердаме, и я решил его подписать. Но на той неделе Андерсон сломал ногу.

    Когда он окончательно восстановился, я отправил Мартина просматривать каждый его матч на протяжении 4-5 недель. Мартин сказал:

    – Алекс, он лучше Руни.

    – Не говори так, Христа ради! – воскликнул я. – Ему нужно хорошо постараться, чтобы быть лучше, чем Руни.

    Мартин был непреклонен. В то время Андерсон играл под нападающими. По окончании турнира мы хотели купить его и Нани, на которого я приходил смотреть лично. В Нани меня привлекла скорость, сила и его акробатические способности. Он хорошо владел обеими ногами. Все индивидуальные способности были при нем, что заставило нас задаться вопросом: что он за парень? Ответ: хороший, тихий, неплохо говорил по-английски, не попадал ни в какие истории в «Спортинге» и отлично работал на тренировках. Я решил, что он подходит. Также он был ловким. Его атлетические данные всегда были на высоте. У него был крепкий фундамент. Карлуш поехал с Дэвидом Гиллом: подписали в лиссабонском «Спортинге» Нани и отправились в Порту за Андерсоном. Все в один день.

    Алекс, Андерсон лучше Руни!

    Спустя два года мы можем сказать, что решение их подписать было правильным. С Андерсоном были осложнения зимой 2009 года. Он не играл так много, как хотел, и желал вернуться домой. Андерсон – бразилец, и проблемой, как обычно, стал Чемпионат Мира, на котором он отчаянно хотел сыграть. Он планировал уехать в «Васко да Гама» до конца сезона, чтобы попасть в состав на мундиаль в ЮАР.

    – Ты никуда не уйдешь. Мы не вкладываем миллионы фунтов в игрока, который может сорваться в Бразилию, – сказал я ему.

    Андерсон, какая приятная личность…

    Я всегда уважал бразильских футболистов. Сможете назвать мне бразильца, который не выделяется в больших матчах? Они рождены для больших свершений и имеют особое качество: большую веру в себя. Это миф, что бразильцы относятся к тренировкам как к тяжелому бремени среди прелестей жизни. Неправда. Они добросовестно тренируются. Мнение, что они ненавидят холод, также ложно. Два брата Да Силва как пример: никаких утепленных спортивных костюмов, никаких перчаток – и так они выходят на улицу. Ни одна страна не может похвастаться такой богатой смесью качеств, которые имеют бразильские игроки. Аргентинцы глубоко патриотичны, но им не достает бразильской экспрессивности.

     Андерсон

     Алекс Фергюсон и Андерсон.

    В лице Нани мы получили «сырого» игрока. Он был незрел, нестабилен, но у него было необыкновенное знание футбола. Луиш мог управляться с мячом обеими ногами, головой и был хорошо физически развит. Он имел поставленный удар и хороший пас. Когда ты покупаешь игрока со всеми этими талантами, нужно их правильно использовать. Нани был немного неорганизован, и ему надо было повзрослеть. Нани был обречен находиться в тени Роналду: вингер из Португалии с похожими игровыми характеристиками. Будь он из Сербии, никто бы их и не сравнивал. Но и Роналду, и Нани играли в «Спортинге» и рассматривалась в сравнении.

    Роналду наделен невероятным талантом, он храбр, с двумя волшебными ногами и превосходным прыжком. На его фоне Нани побаивался претендовать на место в стартовом составе «Юнайтед». Даже на тренировках соревноваться с Роналду – уже большая проблема. В своем первом сезоне Нани частенько оставался на скамейке запасных. Луиш быстро выучил язык, а Андерсону потребовалось больше времени. Ведь он бразилец и невероятно самоуверен в работе.

    Бразильцы думают, что могут играть против кого угодно.

    Я как-то спросил Андерсона:

    – Ты видел этого Неймара в Бразилии?

    – О, великолепный игрок! Просто фантастика.

    – А Робиньо видел?

    – Волшебник! Невероятный игрок.

    Любая бразильская фамилия вызывала такую реакцию. Он считал, что каждый на его родине играет на мировом уровне. Когда Бразилия разгромила Португалию в товарищеском матче, Андерсон сказал Роналду:

    – В следующий раз мы выставим пятый состав, чтобы у вас появился шанс.

    Роналду рассмеялся. Вот такая Бразилия. Я обожаю историю о том, как в Рио организовали соревнования, чтобы найти новых Пеле и Рональдиньо, куда приехали тысячи претендентов. Один мальчик ехал 22 часа на автобусе. Это огромная страна, полная талантов.

    С меньшей любовью я вспоминаю наши отношения с Оуэном Харгривзом, который был феноменален летом 2006 года и требовался нам после ухода Кина. Мы начали оформлять документы для перехода. Но его статистика вызывала сомнения. Когда я подписывал с ним контракт, у меня зародилось чувство, что мне в нем что-то не нравится. Дэвид Гилл тяжело работал над его переходом из «Баварии». Мы познакомились с агентом Оуэна на финале Чемпионата Мира в Берлине. Приятный человек, юрист. Я пообещал агенту, что мы поможем его подопечному улучшить свою игру. В итоге получилась настоящая катастрофа.

    Оуэну не хватило уверенности в себе. Он и близко не показал нужного рвения и не старался преодолеть физические травмы. На тренировках, впрочем, Харгривз тоже не особо выделялся.

    Оуэн Харгривз стал одним из самых больших разочарований в моей карьере.

    Он ездил по свету, куда только мог, пытаясь найти способ вылечиться от травм: в Германию, Америку, Канаду. Я чувствовал его неуверенность в том, что он сможет преодолеть их. И становилось только хуже. Большую часть года Оуэн провел в Америке. Он виделся с клубным доктором «Баварии» Гансом Мюллером-Вольфартом, чтобы проконсультироваться по поводу своих ног. Когда Харгривз играл, я не сомневался в его самоотдаче. Он был ярким игроком и отлично исполнял стандарты, а также мог играть на позиции правого защитника, правого вингера или центрального полузащитника. Я поставил его на правом краю полузащиты в игре против «Челси» в 2008 году, и когда центральное трио «синих» стало переигрывать нас, он передвинулся в центр, а Руни ушел на правый фланг. Это сработало. Он был определенно ценным игроком, но его преимущества были сведены к нулю редкими появлениями на поле. Однако Харгривз фантастически играл за Англию в 2006 году, закрывая прорехи на поле и отбирая мячи.

    Оуэн Харгривз стал одним из самых больших разочарований в моей карьере. 

    В сентябре 2011 года Харгривз раскритиковал нас за то, что медперсонал клуба, якобы, запустил лечение. Он утверждал, что его использовали как подопытного кролика, когда лечили от тендинита5 и многочисленных проблем с коленями. Мы проконсультировались с юристами и могли начать тяжбу против него, но наши врачи не слишком оскорбились и не желали суда. Мы делали для этого парня все, что могли. Несмотря на это, он решил по-своему.

    Я спрашивал:

    – Как ты сегодня?

    – Отлично, Босс, – отвечал Оуэн. – Но думаю, мне лучше позаниматься самому. Чувствую небольшой дискомфорт.

    Помимо всего прочего он обвинил нас в том, что его поставили на игру против «волков» в начале ноября 2010 года, несмотря на просьбу не выпускать его. Чушь. За три недели до этого Харгривз сообщил, что будет готов к такому-то числу, которое выпадало на еврокубковую игру. Я не хотел выпускать его в матче Лиги Чемпионов после такого долгого перерыва. На той неделе и резервная команда проводила свой матч, в котором Оуэн должен был сыграть, но он отказался.

    Перед игрой с «волками», насколько я знаю, он не говорил персоналу о каких-либо проблемах. Я же беспокоился и поделился с Майком Феланом мнением, что Оуэн травмируется на разминке. Я исходил из того, что он рассказал одному из партнеров, что чувствует дискомфорт в ахилловом сухожилии. И когда Харгривз вернулся с разминки, я специально спросил его:

    – Все в порядке?

    Я сказал так, чтобы подбодрить его. Я хотел этим сказать: наслаждайся игрой. Что ж, он наслаждался 5 минут. Сухожилие. Это было неудивительно.

    Когда я подписал Оуэна, мне не понравилась одна его черта. Каждый хороший лидер должен обладать чутьем. Мое подсказывало мне: «Что-то здесь не так». Когда он пришел на «Олд Траффорд» для медосмотра, у меня все еще были сомнения. Он был очень дружелюбным малым. Даже слишком. По поводу Клеберсона у меня тоже были сомнения, но только потому, что тот был слишком застенчив и практически не смотрел в глаза. У него было много возможностей, как и у Клеберсона, но он слишком много внимания уделял тому, чего хотят его отчим и жена.

    Позже я прочел, что Футбольная ассоциация планирует выдать Харгривзу тренерскую лицензию в ускоренном порядке. Что-то не так с нашим футболом. Такое невозможно представить во Франции, Германии или Голландии. Там нужно потратить 3 года, чтобы получить тренерские корочки.

     Харгривз

     Оуэн Харгривз покидает поле в матче с «Арсеналом» на «Олд Траффорд» 13 апреля 2008 года.

    Бебе – это единственный игрок, с которым я подписал контракт, не посмотрев его в деле. У нас есть хороший скаут в Португалии, который и заметил парня. Он играл в футбол на улице и попал на просмотр в команду второго дивизиона. Он был очень хорош. Наш скаут твердил: «Вам нужно на него посмотреть». Мадридский «Реал» уже гонялся за ним. Я знаю, что это правда: Жозе Моуринью сказал мне, что «Реал» уже готов подписать с ним контракт. Но «Юнайтед» их опередил. Мы рискнули и предложили 7 миллионов евро.

    Бебе приехал с недостатками, но талант был очевиден. У него были отличные ноги. Он идеально бил с обеих ног, да еще и с огромной силой. Португалец еще не был готовым игроком, но мы тренировали его, чтоб он стал лучше. Мы отправили его в аренду в Турцию, и через две недели он порвал связки в колене. Мы вернули его домой, начали лечение и подвели к резервной команде. Он справился. Бебе хорошо смотрелся в усеченных двухсторонках «восемь на восемь». В большой же игре ему не хватало умения играть в команде. Впрочем, с его ногами он может забивать 20 голов за сезон. Бебе тихий парень, прилично говорит на английском и, очевидно, прошел трудную школу жизни на улицах Лиссабона.

    К нам приходило огромное количество игроков, и я гордился работой, проделанной с теми, кто попал в другие клубы. Так, весной 2010 года в Англии, Шотландии и Европе играли семьдесят два воспитанника «Юнайтед». Семьдесят два.

    Фабио Капелло как-то сказал моему хорошему другу, что сможет точно распознать выпускника Академии «Юнайтед», даже если всех игроков на поле одинаково одеть и загримировать. Это, в общем-то, неплохой комплимент. Их поведение и работа на тренировках выделялись из толпы. Трое играли в Дании, один в Германии, двое в Бельгии и остальные по всей Англии. Среди них 7 вратарей, которые так и не дебютировали в основном составе: Кевин Пилкингтон, Майкл Поллитт, Люк Стил, Бен Уильямс и другие6.

    Мы преуспели в поиске талантов, которые заиграют в основе любого клуба. Есть что-то такое в игроках «Манчестер Юнайтед», что заставляет вас взять его в главную команду. Даррон Гибсон – яркий пример игрока, который ставит тебя перед выбором: перевести его в основной состав или нет.

     Фабио Капелло как-то сказал моему хорошему другу, что сможет точно распознать выпускника Академии «Юнайтед», даже если всех игроков на поле одинаково одеть и загримировать. 

    В 2009-2010 годах он был на той стадии, когда мы опасались несправедливо к нему отнестись. Он обладал качествами, отличавшими его от имевшихся полузащитников. Он был мастером дальних ударов. Скоулз был единственным игроком помимо Гибсона, кто был способен на это, но его карьера подходила к концу. Назревало непростое решение, поскольку был Том Клеверли, игравший на позиции полузащитника в «Уотфорде» и забивший 11 мячей за сезон. У Клеверли никогда не было выдающихся физических данных. Он скорее худой, но зато смелый, как лев. Дэвид Гилл спросил однажды:

    – Что Вы будете делать с Клеверли в следующем году? Он много забивает за «Уотфорд».

    Мой ответ был следующим:

    – Я скажу, что собираюсь сделать. Я собираюсь выпустить его на поле, чтобы понять, сможет ли он забить за нас столько же, сколько за «шершней».

    Сумел бы он забить за «Юнайтед» 6 мячей? Никто никогда не отличался столько раз с позиции неатакующего полузащитника. Майкл Кэррик обладал рекордом в 5 мячей. Если Клеверли, играя в полузащите, забьет шесть голов в Премьер-лиге, мы поговорим о нем. Пограничная линия проходит между тем, что футболист может, и тем, чего он не может. Главный вопрос: «Смогут ли они выигрывать матчи?» Если полузащитники смогут забивать по шесть голов, я закрою глаза на некоторые недостатки.

    В 20 или 21 год игроки могут потерять энтузиазм. Если они к тому времени не попадают в основной состав, то могут впасть в уныние. Я пережил этот момент в своей карьере игрока. В двадцать один мне надоело играть за «Сент-Джонстон», и я оформил документы для эмиграции в Канаду. Я был разочарован. Уж было подумал, что футбол не для меня. Меня никуда не возьмут.

    Мы постоянно сталкиваемся с такой дилеммой, когда речь идет о резерве «Юнайтед». Мы отправляли игроков в аренду, надеясь, что они вернутся лучше. Но обычно тренерский штаб подбирает для них команды соответствующего уровня, где они могут построить долгосрочную карьеру. Мы гордимся тем, что устроили 72 человека.

    Уйдя в аренду, футболисты получают возможность доказать свое право на место в первой команде. Уэлбек – один из таких примеров. В какой-то момент я отдал его в аренду, чтобы он попал в сборную Фабио Капелло на Чемпионат Мира-2010, к тому же у него были проблемы со скоростью роста. В 19 лет он все еще быстро рос, что вызвало проблемы с коленями. Я посоветовал ему быть осторожнее на тренировках и сохранять запал для матчей. Мне казалось, что он скоро перевалит за 190 сантиметров. Но какой хороший игрок! Такой уверенный в себе парень.

    Помню, как сказал ему:

    – Когда-нибудь я тебя убью.

    (потому что он был самовлюбленным гадом)

    А он мне ответил:

    – Я постараюсь этого добиться.

    Вот так вот. У него всегда есть ответ на любой вопрос.

    Когда речь идет о молодых игроках, нужно понять, могут ли они соответствовать требованиям фанатов «Олд Траффорд» и способны ли справиться с ажиотажем в СМИ. Вырастут они или сникнут в футболке «Юнайтед»? Мы знали подноготную каждого доморощенного игрока, который выходил в основе «Юнайтед» – с тренировок и матчей за резервную команду. К тому времени, как игрок перерастал юношескую команду и достигал уровня игрока запаса, мы уже знали о его темпераменте, характере и спортивных качествах.

    Если честно, об иностранных футболистах мы знали меньше. Как бы детально мы ни изучали их бэкграунд, водоворот матчей за «Юнайтед» мог свести на нет их достоинства. Хотя есть и обратные примеры.

    С 2009 года мы присматривались к Хавьеру Эрнандесу по прозвищу Чичарито. Ему был 21 год. Мы послали скаута на месяц в Мексику. Он сообщил, что «Горошек» – домашний парень, которому не хочется покидать родину. Наш человек помог нам узнать о его жизни и прошлом все до мельчайших подробностей.

    Болельщики «Юнайтед» порой эксцентричны по многим причинам. Мы можем подписать контракт с футболистом за 2 миллиона фунтов, что некоторыми фанатами воспринимается как слабость. Они думают, что мы снижаем наши стандарты. Габриэль Обертан стоил как раз что-то около этого. Он был быстр, как молния. Но около штрафной соперника Габриэль иногда начинал метаться и путаться в ногах. Его задачей было научиться управлять своей скоростью и бить по воротам противника.

    Маме Бирам Диуфа рекомендовал нам Уле Гуннар Сульшер, узнав о нем от своих знакомых из норвежского Мольде. «Ганновер 96» и «Айнтрахт Франкфурт» завертелись вокруг него, как только мы проявили интерес. Так что мы послали Уле и представителя клуба и получили Диуфа за 4 миллиона евро. И снова мы собрали о нем верную информацию, а он не смог у нас заиграть.

    Криса Смоллинга мы купили у «Фулхэма» в январе 2010 года с расчетом, что он присоединится к нам в начале сезона 2010/2011. До 2008 года он играл всего лишь за скромный «Мейдстон Юнайтед»7, но Рой Ходжсон очень хвалил его. Крис обошелся нам в примерно 10 миллионов фунтов. Мы пригласили его, когда у Рио Фердинанда появились проблемы со спиной. «Юнайтед» искал центральных защитников везде, где только мог. В сезоне 2009-2010 мы постоянно просматривали кандидатов и решили, что молодой Смоллинг созрел для основы. В долгосрочном плане я видел пару центральных защитников Смоллинг–Эванс.

    Даже в лучшие времена мы не стояли на месте. Чем дольше я работал, тем дальше заглядывал.

    Обновление – это ежедневная обязанность.

    Обновление – это ежедневная обязанность.

     

    Примечания:

    1 Дальний Восток/Far East – это не только регион России, но и территория, включающая в себя Северо-Восточную, Восточную и Юго-Восточную Азию. Составная часть геополитического понятия «Азиатско-Тихоокеанский регион».

    2 Киа Джурабчиан/Kiavash Joorabchian – иранский бизнесмен, за которым, по мнению британской прессы, стояли Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили, давние знакомые и партнеры по бизнесу.

    3 Перед финалом Лиги Чемпионов «Манчестер Юнайтед» остановился в отеле «Boscolo Exedra Roma», расположенном на Площади Республики. Конечно, отель можно считать старым – дворец, в котором он ныне расположен, был воздвигнут в XIX столетии, – но жаловаться на неудобства как-то не с руки. Оценить внутреннее убранство и ознакомиться с ценами на проживание можно тут – http://exedra-roma.boscolohotels.com/ru

    4 Речь идет о матче, прошедшем 27 сентября 2011 года между «Баварией» и «Манчестер Сити», в рамках второго тура группового этапа Лиги Чемпионов. http://kiwi.kz/watch/0liw0lr8007b/

    5 Тенденит – воспаление и дистрофия ткани сухожилия. Физические нагрузки и механические травмы являются основными причинами его возникновения.

    6 Кевин Пилкингтон/Kevin William Pilkington (род. 1974 г.), Майкл Поллитт/Michael Francis «Mike» Pollitt (род. 1972 г.), Люк Стил/Luke David Steele (род. 1984 г.) и Бен Уильямс/Benjamin Philip «Ben» Williams (род. 1982 г.) – вратари «Юнайтед», последовательно пытавшиеся занять роль основного голкипера. Кевин подбирался к основе с 1992 по 1998 год, проведя шесть матчей. Сейчас третий вратарь «Ноттс Каунти». Майкл числился в «Юнайтед» с 1990 по 1991 год, не провел ни одного матча. С 2005 года из «Уигана» скитается по арендам. В августе 2013 года побил клубный рекорд «Барнсли», став самым возрастным игроком. Прочно сидит на лавке за спиной следующего героя – Люка, который пытался стать основным вратарем «Юнайтед» с 2002 по 2006 год. В «Барнсли» с 2008 года, провел 165 игр. Ныне капитан команды. Бен, не сыгравший ни одного матча за «дьяволов» с 2002 по 2004, с 2012 года выступает за ФК «Хайберниан».

    7 Мейдстон Юнайтед/MaidstoneUnitedFootballClub – английский футбольный клуб из города Мейдстон, Кент. Образован в 1992 году. В настоящий момент выступает в Премьер-дивизионе Истмийской Лиги – седьмой (из двадцати одного) уровень Системы футбольных лиг Англии. Крис Смоллинг сыграл за клуб 12 матчей и забил 1 гол.

    Оригинал на Sports.ru

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы