Трибуна

Стрельцов. Легенда

Рассказ о, возможно, самом талантливом футболисте в истории советского футбола. Сбитый на самом взлёте, он нашел в себе силы вернутся в футбол после шести лет каторг.

15 марта 2015, 19:04
9

Жара, весна, отличное настроение. Футболисты сборной СССР спокойно пасовали друг другу мяч, отрабатывая этот нехитрый, но крайне важный элемент футбола. Едва Гавриил Качалин поднес ко рту висевший у него на шее свисток, чтобы дать команду делится на двухсторонку, как увидел, что из-за забора шагают шестеро крепких ребят. Главный тренер, не понимая в чем дело, пошел на встречу к незнакомцам. Один из них достал из кармана удостоверение сотрудника органов правопорядка и заявил, что намерен арестовать некоторых игроков.

В тот роковой день трое футболистов сборной Советского Союза встретились в ателье. Они подбирали себе костюмы для поездки на грядущий Чемпионат Мира, который пройдет в Швеции. Однако ни одному из них в итоге пиджачки не пригодились. Если имена первых двух – Михаил Огоньков и Борис Татушин – сейчас мало кому о чем-нибудь скажут, то имя и фамилия третьего известно всем нам. Его звали Эдуард Стрельцов.

Результативный слесарь

Уже в шестнадцать лет, бросив профессию слесаря, Эдуард стал игроком основного состава московского «Торпедо». Как отмечали свидетели начала его карьеры, он был не по годам здоров. Широкие плечи, огромные руки, мощная грудь. При этом наличие огромной мышечной массы никак не сказывалось на скоростных данных юного нападающего. Да и дриблингу она не мешала. По итогам первого сезона среди профессионалов на счету Стрельцова значилось четыре мяча в двадцати матчах. А уже в следующем его статистика почти дотягивала до одного гола за игру. Естественно, такой самородок не прошел мимо глаз тренерского штаба сборной СССР. Спустя год после дебюта в профи он заиграл в составе одной из сильнейших сборных мира. Товарищеский матч со шведами, проходивший в Стокгольме, закончился со счетом 0:6. Первые три мяча в матче на счету дебютанта. Второй матч Эдуарда за сборную случился спустя три месяца. И вновь он отметился хет-триком. На этот раз пострадала национальная команда Индии.

Карьера, как вы поняли, пошла вверх. В 1956 году он стал лучшим бомбардиром чемпионата Советского Союза, а через год на Олимпийских играх в Мельбурне Стрельцов был признан одним из лучших игроков турнира. В том же году он занял седьмое место в голосовании за лучшего игрока Европы по версии «Франс футбола». Всё шло как по маслу. Очередной сезон, подходил к концу. Молодой форвард готовился к мундиалю, который должен был состояться в июле. Это был шанс заявить о себе на весь мир. Хотя о пробивном русском парне и так уже были наслышаны некоторые в европейском футбольном обществе.

В Советском Союзе секса не было

Однако всё в один миг испортил тот самый вечер. После того, как трио спортсменов подобрало себе тройки, один из них – Татушин – предложил компанией отправиться вечером на дачу к своему другу детства Эдуарду Карханову. Стрельцов, за которым уже тогда ходила «слава» любителя выпить, с радостью согласился. По дороге на дачу парни заскочили за выпивкой, закуской и подружками жены Карханова. Как свидетельствовали присутствующие на той гулянке, каждый из них выпил не менее литра спиртного. Затем компания разбилась на пары «мальчик-девочка». Думаю не надо объяснять для чего. Эдуард Стрельцов уединился с некой Мариной, чья фамилия по решению следствия не разглашалась.

На следующий день, как уже было сказано выше, на тренировочную базу в Тарасовке прибыл наряд милиции. За несколько часов до этого на стол прокурора Мытищинского района легло два заявления. В них было написано, что футболисты сборной СССР изнасиловали двух девушек. Стрельцов, якобы, надругался над Мариной, а Огоньков – над Тамарой.

Спустя день заявление Тамары было аннулировано по просьбе самой «потерпевшей». Она вспомнила, что была не против близости с Огоньковым. Впрочем, это не помогло ни Огонькову, ни Татушину, которых по решению Спорткомитета СССР отстранили от футбола на три года за неподобающее поведение. Как известно секса в Советском Союзе не было. А у кого он был – того наказывали.

Куда хуже обстояли дела с обвинением Стрельцова. Несмотря на показания жены Карханова, которая заявляла, что видела два добровольных половых акта между Эдуардом и Мариной, обвинение со спортсмена не было снято. Через неделю сама Марина явилась в прокуратуру, чтобы забрать заявление, но было поздно. По слухам, новость о загулявшем «русском Пеле» дошла до самого Никиты Сергеевича Хрущева, который приказал наказать «подлеца». Стрельцов отправился в Бутырку. Срок – 12 лет.

Кому же было выгодно, чтобы лучший нападающий страны в преддверии Чемпионата Мира отправился за решетку?  За годы, прошедшие с того дня народ придумывал много версий. Некоторые говорили, что КГБ боялось, что двадцатилетнего юношу привлекут капиталистические ценности, и он попросту не вернется домой. Но почему же тогда не посадили всю команду? Другие молвили о том, что Стрельцова посадили за отказ перейти в «Динамо», чьим ярым фанатов являлся Лаврентий Павлович Берия. Но на дворе 1958-й года. Берия уже пять лет, как мёртв и «динамовцы» не имеют той помощи «сверху», что прежде. Даже версия об иностранных спецслужбах была. Но, я думаю, в те времена у иностранных спецслужб были задания поважнее, чем лишение сборной СССР главного бомбардира. Кто-то говорил, что Марину подослали фанаты соперничающих с «Торпедо» в чемпионате команд. Были и те, кто не искал оправданий юному дарованию. Легенды о «достижениях» Стрельцова в поглощении спиртных напитков были известны ещё до его ареста. Перебрал, мол, в тот раз, и правда, изнасиловал бедную Машу. Что же произошло на самом деле, знает лишь ограниченный круг лиц.

Будни по понятиям

Ну а сам Эдуард тем временем привыкал к новым реалиям жизни. Из Бутырки его передислоцировали в Вятку. В тамошнем первом лагерном пункте он готовился провести следующую дюжину лет. Там его встретили очень радужно. В первый же день авторитеты накрыли для знаменитого футболиста «поляну». Вот вам и шашлычок, вон икорочка красная, под столом коньячок – всё как надо. Да и администрация лагеря приняла Эдуарда, как незаконно осужденного, делали ему поблажки. Такая легенда ходила в народе. На самом же деле никакого коньячка с икрой, и, уж тем более, поблажек не было.

Но и нельзя сказать, что его с первых минут начали гнобить «старики». Они знали, по какому делу парень отбывает срок, и поэтому относились к нему нейтрально. Не трогали, но и в свои «братишки» не спешили его записывать. Правда, так продолжалось недолго. Поздней осенью всё того же 1958-го года у Стрельцова произошел конфликт с «шестёркой» одного из «авторитетов». Малолетка по кличке Репейник решил поднять свой авторитет за счет подколок в адрес футболиста. Поначалу Эдуард не обращал внимания на слова пацана, вспоминая, что по молодости, работая слесарем, тоже любил в шутку подтрунивать над старшими. Но в один день Репейник перешел границу и сильно задел Эдуарда. За что получил по лицу. Спустя несколько часов «пахан» побежал к «батьке» ябедничать на обидчика. «Батька» это дело просто так не оставил. Тем же вечером на воровском «сходняке» было принято решение утроить спортсмену «тёмную». Несколько человек посреди ночи скинули Стрельцова с нар и избили до полусмерти. Били обрубками железных труб, женскими каблуками, ногами по голове и туловищу. Были повреждены внутренние органы, грудная клетка, голова, множественные резаные раны на голове. Долгие четыре месяца Эдуард был прикован к больничной койке. Спустя годы появилась информация, что этот Репейник был засланцем от «верхушки», которая не хотела, чтобы футболист вернулся из тюрьмы живым.

Едва оклемавшись, Стрельцов написал письмо маме, которая сильно за него переживала. Чтобы не тревожить её сердце, он не стал писать о случившемся, а просто описал свои будни:

«Привет из Вятлага. Мама, извини, что так долго не писал. Всё это время находился в Кирове на пересылке и думал, куда меня повезут. Здесь всё связано с лесом, в общем, лесоповал. Сейчас, то есть первое время, трудно работать. Грузим и колем дрова. И так за этим занятием целый день. Со школой я распрощался, здесь школа только начальная, до 4-х классов. Приходишь в барак и кроме как спать нечего делать. Да и за день так устанешь, что руки отваливаются. Но это, наверное, без привычки. А как привыкну, будет легче. Клуба нет, кино показывают в столовой. Я тебе просто описал жизнь в этом лагере. И ты за меня не волнуйся, я уже ко всему привык».

Вылечившись, он поставил себе задачу, во что бы то ни стало поддерживать форму. Во время одного из визитов в тюрьму представители «Торпедо» сказали, что делают всё возможное, чтобы хоть на несколько лет сократить ему срок. Это вдохновило Стрельцова и он начал усердно тренироваться. Любую, свободную от работ, минутку он уделял своему телу, а если была возможность погонять мяч, тут же собирал команду и вспоминал «молодость». За игрой Эдуарда с открытым ртом следили не только овчарки, но и сторожевые. Но это, конечно же, тоже народные догадки. Что касается «тёрок» с авторитетами, то дальнейшие годы он пытался не контактировать с ними, а они с ним.

Шли годы, Стрельцов уже привык к новой жизни. Наверняка ему казалось, что о нём уже давно все забыли. Кроме родной мамы. Однако оказалось совсем по-другому. И болельщики, и руководство «Торпедо» время от времени ходило по уполномоченным инстанциям с просьбой пересмотреть дело своего нападающего. Пересматривать никто не соглашался. Но и без этого срок Эдуарда был сокращён вдвое. Летом 1964 года Стрельцова выпустили за примерное поведение.

Из цеха на поле

Однако дорога в футбол была для него закрыта. Как оказалось, помимо срока, в наказание Стрельцову была дана пожизненная дисквалификация в футболе. И ему пришлось пойти работать слесарем на заводе имени Лихачева. Работа сложная, потная, но другого выхода у него не было. А деньги нужны.

Несколько месяцев он усердно и добросовестно собирал автомобили ЗИЛ. А в один день товарищи по работе предложили ему пойти на матч «Торпедо». Москвичи принимали дома одноклубников из Горького. Когда болельщики заметили на трибуне своего бывшего кумира, весь стадион начал кричать «Стрельцова!», как бы давая указания тренеру выпустить на поле Эдуарда. Естественно, никто не мог этого сделать. Фанаты просто сошли с ума. Они начали жечь газеты, с которыми пришли на матч и всё так же скандировали фамилию легенды. Один из представителей «Торпедо» в перерыве спешно побежал в раздевалку, умоляя выпустить на поле Стрельцова. Это нарушало регламент, но выхода не было – собравшиеся на трибунах просто бы сожгли стадион! И тренер таки решился на этот рискованный шаг. Тот рёв, который услышал Эдуард, выйдя на второй тайм, не описать словами.

Конечно же, за такое на следующий день руководство клуба было вызвано на ковёр в ЦК КПСС. Аркадий Вольский, приехавший защищать свою команду, объяснил всю ситуацию секретарю по идеологии. Дело-то конечно правильное, но регламент ведь нельзя нарушать. Собрав десять тысяч подписей работников ЗИЛа, Вольский отправился на прием к самому Брежневу. Тот ознакомился с делом и разрешил Стрельцову возвратиться в футбол. Таким вот образом, задним числом, Эдуард вернулся в профессиональный футбол.

Мало кто в стране верил, что спустя шесть лет тяжелых работ в Кировской области этот футболист найдет силы вернуться на прежний уровень. Но верили трибуны домашнего стадиона «Торпедо». А это было главное для Стрельцова. И он вернулся! Не только в чемпионат, но и в сборную СССР. В 1965 году он на своих плечах привел к чемпионству скромный заводской клуб, через год его вызвали в национальную сборную, а в 1967-м и 1968-м году Стрельцова признавали лучшим игроком сезона.

Через пять лет после своего возрождения Эдуард решает завершить карьеру. 33 года – не так уж и старый, но шесть лет в тюрьме все-таки взяли своё. Но он не покинул футбол. Практически сразу он принял предложение тренировать маленьких ребят из торпедовской школы. Спустя десять лет у него был диагностирован рак лёгких, который он частично заработал на вятских шахтах.

22 июля 1990 года, через день после своего 53-летия, Эдуард Анатольевич Стрельцов умер. Его последние слова, которые он сказал сыну: «Одного не пойму: за что меня посадили?..». Как говорится, перед смертью не врут. Вряд ли бы Стрельцов на смертном одре искал себе оправдания за изнасилование. А значит, что он, скорее всего, не виноват. От этого становится ещё грустнее, ведь это означает, что кто-то просто взял и украл у отечественного футбола трофеи, а у футбольной истории забрал великого футболиста. И, возможно, молодых и перспективных футболистов по всему миру сейчас называли бы не только «новый Пеле», «новый Марадона», но и «новый Стрельцов».

Кузядомовой
Вот по-моему в 1965 году мы его и видели в Харькове в матче с харьковским Авангардом. С ещё одной тогдашней легендой Торпедо Валерием Ворониным. А саму игру по малолетству не запомнил. Запомнил только рёв трибун, когда этих двух объявляли. Тогда на футбол ходили, как на праздник.
Ответить
4
samuel l jackson
Сразу плюсану, а потом читать буду. Дед покойный говорил : Стрельцов это ВЕЛИЧИНА !
Ответить
4
Дмитрий Клименко
ответил на комментарий пользователя samuel l jackson
спасибо! Эдуард Анатольевич действительно ВЕЛИКИЙ.
Ответить
4
samuel l jackson
ответил на комментарий пользователя Дмитрий Клименко
Как то читал, уже не помню где. ВВЛ круто исполнял угловые сухой лист, расчет траектории, все такое. Москва, стадион Динамо после треньки Мэтр отрабатует угловые. Тут идет Стрела, увидел : Ого, а ну покажи как ты это делаеш. Лобановский показал. Стрельцов взял мяч с первого раза повторил, улыбнулся и пошел. Может и байка, но красиво. ОИ 56 были в Мельбурне, исправь пожалуйста .
Ответить
5
Дмитрий Клименко
ответил на комментарий пользователя samuel l jackson
Знатная байка) спасибо, исправлю) откуда Вы помните когда и где были ОИ?))
Ответить
2
Показать еще 4

Другие посты блога

15 марта 2015, 19:04
13 февраля 2015, 23:24