Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Баскетбольный дайджест

Артем Панченко: «Приходит Калпеппер на тренировку, просит две бутылки воды, ему в туалете смыть нечем»

Волгоградский «Красный Октябрь» на старте сезона воспринимался баскетбольным сообществом в основном в негативных оттенках: отсутствие должного количества российских игроков, попадание в Единую Лигу ВТБ благодаря скандалу с «Жальгирисом» и «wild-card», неоднозначное отношение к президенту клуба, о котором российский баскетбол знал лишь из интернет-вырезок. Однако полгода спустя даже самые отъявленные пессимисты признают: этот российский сезон без «Октября» было представить просто невозможно. Официальный блог «Красного» представляет вашему вниманию откровенное интервью с генеральным менеджером клуба Артемом Панченко, чья своеобразная репутация также добавляла «перчинки» в образ нашего любимого «КО».

- Артем, вы были известны в баскетбольном сообществе, как один ведущих баскетбольных журналистов рунета, и тут такой скачок. За счет каких качеств он был достигнут?

– В первую очередь, хочу сказать, что журналистом я никогда не был, на меня даже редакционного удостоверения в жизни никто не делал, да и отнести меня к этой профессии было крайне сложно. Мне никогда не было интересно говорить и писать о том, что видно любому, а это журналисткая рутина, признаете вы это или нет. Способ подачи это исправит, но суть не изменится. В каждой ситуации, даже, казалось бы, самой элементарной, я старался найти внутренний подтекст, разобрать ее до мелочей, чтобы вырасти над собой. В чем-то плыл против течения, когда смотрел на ситуацию под другим углом, но каждый день, плохой или хороший, я понимал одну простую истину: если ты выходишь из ниоткуда, будучи, по сути своей «no name» и хочешь куда-то пробиться, ты просто обязан учиться смотреть на ситуацию не так, как на нее смотрят другие. У тебя изначально должно существовать отличное от остальных мнение, иначе тебе не выжить в конкурентной борьбе. Дай себе объективную оценку: ты крайне молод, ты не играл, эти люди тебя не знают. У тебя нет связей внутри, у тебя нет игрового опыта, твоя репутация в деловом мире где-то на том же уровне, что и свобода слова в России. Опыт спортивного менеджмента? Кого ты хочешь насмешить? Если у тебя нет своих оригинальных идей и задумок, если ты не выработал отличительное от остальных видение, не развил свои сильные стороны и игнорируешь тенденции – соваться в эту грязь нет никакого смысла, ты потратишь свое время и деньги работодателя.

Отсюда выработались определенные приоритеты: я дитя новой эры, эры баскетбольного компьютерного моделирования, статистической аналитики, приумноженной на умение видеть потенциал игрока при определенной игровой концепции. Сегодня игра трансформируется и ценны люди, которые готовы принять новый облик этой игры, совмещать свои внутренние ощущения с «зонированием бросков» или «синерджи спортс», и обладать жестким и неприятным характером, целеустремленностью и амбициями. Если ты отстанешь здесь сегодня, потеряешь год или два.

- Настолько велика ценность нововведений именно сегодня?

– Грегг Попович, сильнейший на сегодня баскетбольный специалист в мире, следит за NCAA и постоянно учится у людей, которых он съест на завтрак в три порции. Все стремятся к инновациям, от мала до велика, игра невероятно изменилась, и ценность даже одной единственной идеи в миллион раз выше, чем эффект от одного хорошего подписания. Деформация баскетбола НБА переходит в Европу, вопреки слепой вере многих людей старой закалки в то, что этого нет, и перевес имеет тот, кто понимает американский баскетбол, видит основы его концепций и знает, какие из них работают, а что можно в чулан забросить до лучших времен. Соедини это с необходимой психологией, пониманием того, что радужных облаков и розового неба в профессиональном спорте априори не существует, и жди своего шанса, сохраняя терпение и усердно работая над собой каждый день.

Каждый день я ставлю перед собой задание: я обязательно, прямо кровь из носу, должен узнать что-то новое, и не иду в кровать, пока этого не происходит. Эффект от этого не ощущается через неделю или месяц, но через три-полгода-год – да. Ощущается несомненно. И это заметно для окружающих.

- Ваш шанс пришел именно перед этим сезоном. Как вы попали в волгоградский клуб?

– Мой шанс мог прийти раньше, но все время что-то не складывалось. Были моменты, когда руки опускались, но потом я доставал паспорт, смотрел на дату рождения и на утро опять брался за старое. Не буду скрывать, что я рад, что обстоятельства сложились именно таким образом, ведь сейчас я четко осознаю: еще год назад я был на порядок слабее, и точно не прошел бы первые месяцы, а поддержка Сергея Голода, подавшего мне руку тогда, когда другие в мою сторону даже не смотрели, стала определяющей. Он был приглашен в «Красный Октябрь» как старт-апер по совету Валентина Берестнева, и тот объем знаний, который он мне передал, практических умений, которые он во мне развил за время, что мы друг друга знаем и за первые месяцы работы в Волгограде...

Это вещи, которые нельзя измерить. Их даже со стороны не всегда видно, ты их ощущаешь лишь в себе самом.

- Удивил вас тот объем работы, которую необходимо было проделать в кратчайшие сроки?

– Я примерно понимал, какие здесь будут проблемы, когда проанализировал календарь и понял, сколько человек были в системе клуба на момент нашего приезда. Когда ты приезжаешь и видишь, что в клубе в принципе ничего нет, а при этом нужно стартовать уже через три недели в гостях и через четыре дома, глаза начинают лезть из орбит. Рабочие только лишь успели положить этот несчастный паркет (в Суперлиге был вообще линолеум), а колец , табло, стоек вообще не было.

Советские раздевалки были пустыми, в них даже хоть как-то ремонт не доделали, условий просто нет, команда тренировалась черт знает где. В одном зале даже не было стандартных размеров, стенки настолько близки к площадке, что разметку не расширить в связи с нововведениями, во втором зале, если на улице +20 все равно холодно. Я вот сейчас в куртке в нем сижу, на улице же градусов семнадцать. Квартиры на игроков и тренеров не сняты, из экипировки только двухсторонние майки да шорты красные. Если мы осознавали, что все это можно исправить, а главный тренер многое видел в нищем Николаеве, то игроки наверняка подумали, что попали какую-то «шарашкину контору» однодневную. И тем не менее, сегодня мы в плей-офф Единой Лиги ВТБ, потому что эти люди оказались профессионалами, готовыми выполнять свои контрактные обязательства невзирая ни на что, а в клубе в нужное время оказался человек, который прошел процесс построения от «ноля» до чемпионства в «Будивельнике» Гулямова и сумел выполнить постулат президента: в клубе должны работать волгоградцы. Ты можешь играть легионерами, ты можешь ставить Голода, Панченко, кого еще угодно из иностранцев в структуру, но костяк должен быть своим, и этих людей нужно в сжатые сроки обучить, по сути, всему. Баскетбол они видели с самолета в лучшем случае, тут клуб 20 лет назад был, какой баскетбол? Но каждый из них проделал огромную работу, прежде всего, над собой, чтобы эта структура функционировала.

То, что сделал Голод – это очень важно. Конечно, если ты не был внутри, ты мог этого не чувствовать, однако за полтора-два месяца он систематизировал процесс и сделал так, что все люди стали отвечать уровню Лиги ВТБ. Это очень серьезный результат для каждого вовлеченного в этот процесс. И первоначальная запредельная нагрузка по клубной линии лежала именно на том, кто должен схватившись за голову разобрать все на мелкие кусочки и затем слепить структуру в сжатые сроки.

- И все же вы пришли в клуб не на позицию генерального менеджера, а получили должность чуть позже. Расскажите, как проходил процесс трансформации Артема Панченко в генерального менеджера?

– Изначально все это было частью плана. Сергей приходил как человек, который запустит все с нуля, а дорабатывать и шлифовать уже будут другие люди. У него есть семья, интересами которой он должен руководствоваться, и если твоей семье комфортно жить в Украине, хочешь ты того или нет, но надолго в другой стране ты не задержишься. Поэтому намного лучше, как мне кажется, сразу же расставить приоритеты, прийти на определенный срок, качественно выполнить свою работу, чего уж греха таить, заработать неплохие деньги, и передать направление тому, в кого ты веришь.

Это часть стратегического планирования. Не буду кривить душой: я не был готов к тому, чтобы принять команду Единой Лиги ВТБ в декабре, но последующие события провели водораздел: если в экстренной ситуации ты поддаешься панике — это не твое, ищи для себя иной путь в жизни, если же продолжаешь гнуть свою линию и скрупулезно идти к своей цели, вопреки всему тому, к чему тебя подталкивают обстоятельства — у тебя определенно есть потенциал и характер. Теперь прикладывай усилия, чтобы их воплотить в жизнь.

- Под «экстренной ситуацией» вы имеете в виду теракты, произошедшие в Волгограде в декабре?

– Да, нужно еще и об октябрьском не забывать. Но и не только они. Вся команда возвращается с каникул, связанных с католическим Рождеством, и тут же взрывают городской вокзал в центре города, а все они живут в радиусе пятнадцати минут от него, кто-то просто через дорогу. На следующее утро команде ехать в качалку на одиннадцать, а тебя троллейбус взорвали в час-пик просто по пути твоего следования. Как ты будешь себя чувствовать, если ты выходишь на улицу, а у тебя в Новый год фактически военное положение, патрули с автоматами: едет троллейбус, свет горит, а внутри никого. Улицы пусты, миллионик на глазах превратился в город-призрак из голливудского ужастика. Какой плей-офф, о чем вы?

Усилиями президента, тренеров, нашедших необходимые слова, вы сохраняете эту команду, несмотря на то, что были те, кто желал улететь. В такие моменты игроки прислушиваются еще и к лидерам внутри коллектива, к Заманскому, Дину, следуют их примеру. Уилли тут же отправил семью домой, но сам решил остаться и дал остальным понять, что его здесь не деньги держат. В Игоре же вообще ни один человек в России не сомневается. Тебе повезло, когда у тебя есть еще одна опора, в виде такого капитана.

Как бы то ни было, с горем пополам пройдя все это, ты собираешься на ключевой матч, и тут же теряешь Калпеппера до конца сезона на ровном месте, игрока, под 25-30 очков тренер затачивал вашу игру. Морально надломленный выходишь и чисто на желании тащишь встречу против «Триумфа», которую проигрываешь в одно решение за последнюю минуту: там спину не поставил, там пас не поймал, там штрафной не попал. Один момент из трех в твою сторону и решающий матч твой. Но все не туда.

- Вы тогда взяли вину на себя за поражение. Почему?

– Тогда шла уже третья неделя переговоров по Уэйферу...

- То есть, его вам предлагали еще до травмы Калпеппера?

– Не совсем так, его нам никто не предлагал. Не было ни одного человека за пределами Волгограда, который мог поверить в то, что игрок с опытом 200 игр в НБА приедет в «Красный Октябрь» и будет жить в городе, взорванном трижды за первый круг. Давайте называть вещи своими именами. Просто когда произошли эти события, мы уже понимали, что если команду не усилить – в плей-офф она не попадет, какими бы здоровыми или больными не были игроки. Во-первых, к нам уже привыкли, нас разобрали тактически, во-вторых — усталость от игры суженной ротацией, в третьих — от побегов никто не застрахован. В историю с Уэйфером я влез сам, его нам агенты начали предлагать лишь тогда, когда его сторона стала рынок прощупывать на поиск более выгодных предложений, чем то, что уже неделю лежало у него от «Октября», и значит я нес ответственность за последствия такого выбора.

- Кеннеди?

– У нас была с ним устная договоренность о месячном контракте на вполне хороших финансовых условиях, однако в Израиле ему дали гарантированный контракт до конца сезона. Я принял решение дать ему уйти, и поэтому мы проиграли «Триумфу».

- Чем же вы руководствовались, если переговоры по Уэйферу были в подвешенном состоянии?

– Это элемент стратегического планирования. Ты – «Красный Октябрь», над которым посмеивается вся Россия, кто-то открыто, кто-то – прикрывая рот. У тебя критическое состояние. Ты должен сделать выбор, как генеральный менеджер, отвечающий за комплектацию: ты спасаешь свою шкуру и привозишь игрока, который поможет тебе сегодня, но оставит ситуацию с достижением цели подвешенной, либо ты делаешь ставку на того, в чьих способностях ты уверен, зная, что его приезд, его уровень позволит «Октябрю» выйти в плей-офф, и ты при этом сделаешь заявление, как новый игрок на рынке: «Это «Красный Октябрь». Он играет по-крупному. Я не позволю никому смеяться над собой». В такие моменты нужно смотреть на подобные примеры в окружающей тебя реальности. «Челси» вытащил Эшли Коула из «Арсенала», сделав последний шаг к статусу топовой команды Англии. Они показали, что времена изменились именно тогда. «Олимпиакос» был вечным неудачником в наших глазах, но он увел Спанулиса у «Панатинаикоса», и черт возьми, скажите, что это не сработало? Не будем ходить далеко, пример из моих реалий: когда Богдан Гулямов всерьез вышел на украинский баскетбольный рынок, он подписал Халида Эль-Амина, самого титулованного легионера в истории украинского баскетбола, за миллион. Он не стоил этих денег, рынок никогда бы не дал ему этих денег. Но президент «Будки» дал понять людям, которые его окружают: в городе новый шериф. Во многом именно символичностью этой суммы. Сегодня он в Евролиге, он выиграл несколько титулов, он самый влиятельный человек в украинском баскетболе, и вы таблеток не допили, если ставите кого-то ему в противовес. Это признак успешности.

Мой выбор был предрешен, и если бы эта ставка не сыграла должным образом, на мне можно было бы ставить крест и я бы с этим жил, но это то давление, с которым ты будешь сталкиваться всегда, и я его обожаю, чего греха таить. Адреналиновый наркоман, какой-то, честное слово.

- А как вообще Вон оказался в Волгограде?

– Когда произошли все эти события, как я уже сказал, мы понимали, что нужно срочно усиливаться. Начали активно мониторить рынок, смотреть на игроков в свободном доступе. Здесь я наткнулся на то, что Уэйфер освобожден из Китая по причине травмы, пугающая цифра в три месяца говорила сама за себя. Но удалось навести справки и узнать, что первоначальный диагноз был неправильным, и, возможно, он уже в десятых числах января будет в строю. Узнал я об этом в новогоднюю ночь, за ноутбуком, о наступлении 2014-го мне сообщил Уилли Дин поздравительной смс-кой примерно в районе часа ночи, и пошло-поехало. Вышли сами, как раз перед тем, как Стас Рыжов отправлялся в США по своим делам. Прилетев в Нью-Йорк, он встретился со стороной Вона, и тогда стало понятно, что приезд Уэйфера приобретает реальные очертания. Однако, вывести его из Ди-Лиги и окончательно переубедить приехать сюда на смешную по его меркам зарплату, учитывая все новости, было крайне сложно, и тогда ситуацию в свои руки взял президент клуба, приложивший максимум усилий для того, чтобы закончить наконец эту сагу.

- Через две недели он забивает 38 очков ЦСКА на выезде, КО проходит ЦСКА, а пресса называет это «главной европейской сенсацией сезона». Приятно, когда такой успех ассоциируют с твоей деятельностью?

– Вот здесь время для главного водораздела: успех «Красного Октября» в этом сезоне должен ассоциироваться с президентом и главным тренером, а не с любым моим действием. Объясняю популярно: был ли в Единой Лиге ВТБ человек, готовый доверить столь важный, ключевой фактически процесс в первый — самый важный! – год существования клуба на этом уровне тому, кого люди знали по блогу, телеэфиру и язвительным комментариям? Был ли в Единой Лиге ВТБ тренер, готовый работать с уж очень молодым человеком, идеально вписывающимся в образ «столичного мальчика, который все знает» и поставить на кон свою репутацию? Назовите мне тех, кто мог бы поддержать меня в этих позициях тогда, когда кроме своего видения, мне им нечего на стол выложить, а команда валится на твоих глазах?

В критический момент образовался кулак, и то, что Герасименко и Берестнев пошли на этот риск, осознавая его последствия, напрямую свидетельствует о том, кто должен пожинать плоды. Ведь многие мои решения, мои действия, были, как минимум, противоречивыми, особенно для новичка, но они поддержали меня, направили в необходимое русло, где-то передернули, где-то подсказали, где-то переубедили, но главное, оказали доверие и подарили возможность довести все это до конца моим путем, отличительным от остальных.

- Поясните?

– Например, ситуация с Уэйфером. В его контракте можно было прописать сумму, в полтора раза превышающую то, что ему платил «Красный Октябрь». Когда Вон сюда приехал и пришел на тренировку, когда он вышел играть, никто бы не оспорил того, что он стоит этих денег. Но ни я, ни Рыжов, ни копейки не вынесли из этого приобретения, наоборот, Станиславу удалось додавить американского агента до планки, ниже которой он не опустился бы даже при вселенском кризисе. Когда мы потеряли Дарнелла, когда Рэнди все-таки не сумел восстановиться раньше срока, нам воздалось. Если бы мы провели «откат» на Воне, а соблазн сделать подобное был бы у очень-очень многих в российских реалиях, у «Октября» не хватило бы средств на то, чтобы в экстренном порядке приобрести Бернарда Кинга. А без него, учитывая то, как сложился сезон и какие травмы нас постигли, приобретение Уэйфера выход в плей-офф бы не гарантировало. Когда же удалось забрать Бернарда, сомнений в том, что мы достигнем цели практически не осталось.

Герасименко говорит, что у нас семья, а у семьи не воруют.

- Бернард признался пресс-службе клуба, что его чуть ли не за час подписали. Это правда?

– Да.

- Невероятно, но со стороны попахивает непрофессионализмом. Как это происходило на самом деле?

– Для таких трансферов ты должен знать рынок. Возможности Бернарда нам были очень хорошо знакомы, и когда стало понятно, что «Донецк» не в состоянии выполнять контрактные обязательства перед ним, необходимо было действовать максимально оперативно. Игроки такого уровня крайне редко оказываются доступными, особенно выходя из клубов, где есть знакомые, и ты знаешь все не только об игровых особенностях баскетболистах, но и о человеческих качествах, визовых вопросах, приоритетах. Медицинские документы предоставили вообще без единого вопроса. Я много наблюдал за Бернардом в чемпионате Украины, видел его на «Кубке Азовмаша», в котором «Октябрь» принимал участие и мне было предельно ясно: этот игрок — последняя частичка головоломки. Ни тренер, ни президент не то, что не возражали, они сами же это признали, как только я назвал им фамилию, это даже решением о переходе было сложно назвать, ну, а тот факт, что он прекрасно знаком с Дином и Уэйфером, не оставлял нам вариантов. В два часа ночи мы с его стороной пришли к соглашению, в семь утра его уже везли в аэропорт на рейс Донецк — Москва — Волгоград.

Трипл-дабл Кинга в третьем матче за клуб ни для кого из нас не стал сюрпризом.

- Многие наслышаны о термине «генеральный менеджер». Но что же именно подразумевается под этим понятием с учетом российских баскетбольных реалий, помимо описанного выше?

– Изначально в российском и европейском баскетболе есть четкое разделение: спортивный директор и маркетинговый директор. Генеральный менеджер – этот просто человек, который совмещает две эти позиции, одновременно отвечая и за спортивную и за маркетинговую составляющую. По сути, несет ответственность за лицо клуба на площадке и за его пределами. Конечно, получить такую свободу – это большая ответственность, но я к этому отношусь достаточно спокойно. Во-первых, есть доверие, которым я стараюсь не злоупотреблять без необходимости, во-вторых, окружающие меня люди проделали огромный прогресс за последние полгода, а на позицию ведущего маркетолога клуба был приглашен человек большого таланта, энтузиазма и трудолюбия, и в-третьих, хотя, на самом деле, во-первых — отзывчивая публика. Кто бы сюда не приезжал, публику и атмосферу отмечает каждый. Эти люди объездили всю Европу, но их все равно удивляет Волгоград. Ко мне подходят представители других клубов, арбитры, и все говорят примерно одно и то же: не верится, что перед началом сезона здесь еще ничего не было. Когда ты видишь отдачу болельщика за свои старания, за то, что весь сезон спишь по четыре часа в сутки, получаешь дополнительную энергию там, где ее уже казалось бы нет совсем.

- И каковы результаты?

– Плей-офф Единой Лиги ВТБ, полуфинал Кубка России, первая посещаемость в Единой Лиге ВТБ среди российских клубов и хорошая пресса, в целом, по России. Вставьте мем с Обамой, он одобряет.

Но здесь нужно сделать короткую паузу, набрать полную грудь воздуха, и признать, что Валентин Берестнев— самый недооцененный тренер сезона в Единой Лиге ВТБ.

- Обоснуйте свою позицию?

– Все дело в том, что широкой российской публике его имя мало что скажет, но есть люди, которые так или иначе в российском медиа раскручены, а есть которые абсолютно неизвестны в силу тех условий, в которых они работали. Что вы знали о тренере Кучуке из московского «Локомотива»? Я, как и многие болельщики киевского «Динамо», хотели видеть его у руля клуба, когда выгнали Семина или поплыл Блохин, потому что на моих глазах он разделывал тактически донецкий «Шахтер», и его команда была одной из самых грамотных в стране. Здесь практически идентичная ситуация.

Вот мы открыли бюджеты, платежная ведомость на игроков у нас самая скромная. Если вы считаете, что у «Красного Октября» маленький трансферный бюджет, то тогда у «Николаева» бюджета нет вообще. Люди, которые там играли, я думаю, в России получает подобные деньги разве что в Суперлиге, во второй половине таблицы. Но при этом, каждый тренер в Украине знал, что ехать в Николаев – это проклятие. Это был классический кусачий андердог, который дома выгрызал все, что можно. У них была одна из лучших защит в стране. Защита, которая основывалась на командных взаимодействиях, очень похожая на стандарты NCAA. Где-то был сумасшедший прессинг, где-то зона, где-то персоналка. Постоянно какие-то оригинальные идеи, эти люди находили возможности стопорить самых именитых игроков с помощью украинцев или списанных иностранцев. Все это комбинировалось, система работала, и баскетболисты так называемого «третьего эшелона» получали свои шансы. Именно этот опыт работы в экстремальных ситуациях во многом вытащил этот сезон. Другой тренер после 4-9 уже давно бы скис, глядя на то, в каких условиях команда проводила подготовку к сезону в Волгограде, уже после выездного сбора, сталкиваясь со всеми этими неизбежными рокировками в составе, а здесь человек готов буквально ко всему. Чем вы его испугаете? И тот факт, что ему при всей этой специфике украинской федерации баскетбола доверили пост тренера национальной сборной, говорит о многом.

У всех как-то мимо ушей проскочило то, что наш штаб 4-5 стилей игры по ходу сезона поменял. Когда вы работаете в старт-ап проекте, в котором нет ничего, вы исповедуете одну и ту же философию, имеете одну стратегию, которую и продвигаете до конца сезона, тогда, может быть, она к чему-то приведет при дефиците кадров. Здесь выбрали одну стратегию, но кто-то отвалился, кто-то сломался, не все русские после Суперлиги дотянули по уровню до Лиги ВТБ, а команда все равно показала результат. Более того, тренер всегда понимал, что с нашей вынужденной ротацией из 7-8 человек травмы – дело времени. И когда сломался Калпеппер, большинство уже списало «Красный Октябрь», плюс вся вот эта постоянная критика, грязь, инсинуации. Но, повторюсь, что именно в такой тяжелейшей ситуации, он показал, что собой представляет. Как и Линартас, Висотскис, Петренко.

- Зато персона президента «Красного Октября» точно не нуждается в представлениях. Как складываются ваши отношения с Дмитрием Герасименко?

– Своеобразно, между нами есть дистанция, которая обязана существовать между человеком в моем возрасте и генеральным директором девятитысячного градообразующего предприятия, однако его отношение ко мне можно назвать исключительно положительным. Хотя, не кривя душой, положительным отношением ко мне могут похвастаться немногие.

Общество видит в президенте «Октября» то, что хочет видеть каждый, но если вы ведете дела с ним и более-менее узнаете его, как человека, вы обязательно отмечаете один факт: он мудр просто не по годам. Есть просто умные люди, а есть те, кто обладает жизненной мудростью, когда ты поговоришь с человеком на серьезные темы семь-десять минут, а потом еще дня три обдумываешь все, буквально каждое слово, которое он тебе сказал, потому что там есть о чем поразмышлять. Убежден в том, что ему где-то было бы легче закрыть эту позицию человеком более проверенным и закаленным, однако, как мне кажется, есть вещи, которые его во мне подкупают. Мне кажется, что ему интересно направлять меня, растить из меня человека с пользой для клуба. Он знает, что я рос без отца, его убили, когда мне и пяти не было, и часто просматривались моменты, в которых он пытался действовать с оглядкой на это.

- Исходя из вышесказанного, из всех испытаний, которые прошел волгоградский клуб, можно с уверенностью заявить, что следующий сезон будет основательно легче текущего?

– Все совершенно наоборот

- Почему?

– Сегодня за «Красный Октябрь» сыграл «вау-эффект», он очень многое дал нам и в городе, и в восприятии клуба за пределами Волгограда. Мы обязаны стать на 20-30% процентов сильнее в каждой клубной линии, в каждом структурном процессе, чтобы не столкнуться с «синдромом второго альбома». Если мы будем делать все то же самое — мы завалимся в новом сезоне. Это нужно понимать уже сейчас, и смотреть сквозь эту призму на маркетинговую, игровую, любую другую концепцию. Мы смогли удивить, да, мы вышли в плей-офф, когда нам прогнозировали 4-5 побед, мы прошли ЦСКА, но это все только первые шаги. Первый сезон — становление, определяющими становятся следующих два, демонстрирующих твое реальное стремление. Они покажут наш уровень, статус, которому мы соответствуем.

- И какому же статусу собирается соответствовать «Красный Октябрь»?

– Мы собираемся достойно выступить в Европу, вернуть городу те ощущения, которые приносил «Аквариус», когда рубился с «Црвеной Звездой», например. Перед собой я ставлю цель: создать команду, которая начнет подпирать «Большую четверку». Мы не можем конкурировать с этими клубами в деньгах, но нам по силам покусывать их на площадке.

- То есть, в будущем «Октябрь» будет крепкой командой второго эшелона?

– У нас есть такое стремление, но для этого необходимо одну основную вещь: завоевать российский игровой рынок, пополнить состав российскими игроками, способными решать вопросы. Многие критикуют Единую Лигу ВТБ за то, что в стране нет национального чемпионата, но взгляните на таблицу: чем сильнее твой русский ростер, тем ты конкурентоспособнее. Давайте посмотрим правде в глаза: у «Октября» самая узкая ротация русских игроков, для этого были объективные причины в первый сезон, условия, о которых я говорил в начале способствовали оттоку во все стороны, и «Красный» закончил сезон в ВТБ с 0:8 против российских клубов и 8:2 против зарубежных. Это и есть наш потенциал для роста. Как только мы выровняемся по уровню «своих», сразу же выйдем на кардинально иной показатель по результату за счет того, что по легионерам мы работаем как никто, учитывая скромные финансовые возможности. Сложно иметь российский ростер, когда нет школы, как в нищих Люберцах, нет воспитанников местного баскетбола, веди их продали в «Химки» или еще куда-то, так как у них не было ни единого клуба с перспективой в округе, но мы потихоньку выползаем из этой ямы. Есть приоритетный список российских исполнителей, и если нам удастся довести до ума переговоры с двумя-тремя игроками, на которых мы сегодня нацелены — клуб выстрелит. Нагрузки международных игр, ожидающие КО в следующем сезоне, заставляют еще больше акцентироваться на расширении ротации за счет российского игрока. Да, он дороже по соотношению цены к качеству, но если ты к чему-то стремишься и не хочешь простаивать на месте – …

- Зато на месте простаивает вопрос о строительстве арены.

– Строительство арены идет, оно было приостановлено из-за процессов, на которые клуб, со своей стороны, повлиять не в состоянии. У «Красного Октября» нет городской поддержки, нет поддержки федерального бюджета, нет поддержки от областного Министерства спорта, он везде за свои кровные и за мытарства президента клуба. Он в своем недавнем интервью рассказал о дороге, о том, что арена станет большим залогом самоокупаемости этого клуба, как принято в США, например. Если клуб строит арену, его обязательно поддерживает городская власть, она заинтересована в этом. В Волгограде этого нет, как нет и инфраструктуры. И строительство арены «Красного Октября» противоречит деловым интересам целого ряда людей. В городе нет ни одного достойного выставочного центра и концертного зала, только послевоенные здания, которые пленные немцы строили. Их состояние соответствует их возрасту. Если появится новый красавец зал, который спроектирован в том числе, и как концертный, чьему-то кошельку будет очень неприятно. Я уже говорил: «Красный Октябрь» живет по американским принципам, и дела в нем ведутся точно также. Большинство пересудов относительно переездов клуба из города в город в НБА начинаются из-за арен, из-за того, какие возможности открывает перед клубом твой, подотчетный тебе стадион. У «Октября» фактически то же самое. Финансовые обороты, разумеется, несопоставимы, стратегическая составляющая — очень даже.

- Ходило очень много слухов о том, что «Красный Октябрь» – бабочка-однодневка. Как вы это прокомментируете?

– Ответ на этот вопрос был дан мной чуть ранее: как только перереружут ленточку — о будущем клуба можно не сомневаться. Он получит прекрасную финансовую подпитку, а мне будет наконец-то не стыдно пригласить болельщика в тот зал, на который он заслуживает исходя из того, как он поддерживает свою команду.

- Клуб иронично отнесся к истории с крышей Дворца Спорта...

– То, что произошло на игре с ЦСКА, на самом деле могло произойти в любой момент. Мы лишь посмеялись над собой, ведь, как известно, умение смеяться над самим собой — главный признак наличия чувства юмора.

На самом деле, это символизирующая сегодняшний Волгоград история. Очевидно, что мы не Москва, не Питер, и даже не Краснодар. Сам город находится в ужасном состоянии, инфраструктуры как таковой нет. У меня вообще слезы наворачиваются, когда я понимаю, в каком здании мы играем.

- Отчего так?

– Есть такое понятие, как амортизация. Есть такое понятие, как «поддержка спорта». Так вот, в Волгограде все эти годы не проводилось никакой работы, чтобы банально поддержать профессиональный спорт.

Посмотрите на состояние Центрального стадиона, посмотрите на наш Дворец Спорта, где постоянно продают мясо, рыбу… Когда я приехал сюда первый раз, здесь была выставка валенок… Вот и все. У нас люди сидят на креслах 75-го года, это еще Брежневское время, на секундочку.

- Простите, но это больше похоже на проблему исключительно самого «Красного Октября».

– Клубу всего два года, на какие процессы развала он мог влиять?

Все вопросы к тем, кто занимался, точнее ничем не занимался все 20 лет после развала Союза. И это чудесное здание символизирует этот город. У Волгограда технически есть историческое наследие, но на одной истории ты далеко не уедешь. Этого, к сожалению, очень многие люди, которые были здесь наверху, так и не поняли. Вернее, им до этого даже нет дела, и мы вынуждены это расхлебывать. Дороги… Ну, что мне вам рассказывать, думаю, что на данный момент они одни из самых худших в России. Сервис… Я вот сейчас вам расскажу одну очень показательную историю, которая случилась здесь при мне.

В центре города на несколько суток отключают воду, любую, горячую, холодную. Приходит Калпеппер на утреннюю тренировку, просит дополнительно две бутылки воды, ему в туалете смыть, видите ли, нечем, а дела большие ждут. Затем на вечерней тренировке он подходит и отпрашивается затем же делом.

– Так ты что, дома не сходил?

– Я подумал и решил не рисковать, ведь если мне двух бутылок смыть не хватит, мне же потом еще там жить!

И это самый результативный игрок Единой Лиги ВТБ, который приехал в Волгоград.

Поэтому для нас было так важно выйти в плей-офф. За эти полгода мы стали едва ли не единственным светлым пятном, мы начали всерьез позиционироваться как первый клуб города, и отзывчивый болельщик нам в этом помог. Мы, со своей стороны, потихоньку даем Волгограду сигнал: город оживет, если там есть целеустремленные люди, которые не смотрят назад, а с диким упорством идут вперед, при этом обладая необходимы знаниями, моделями и умением их применять. Если вчера в нашем зале мясом торговали, а сегодня о нас говорит вся баскетбольная Россия, значит, надежда есть. Значит все в руках того, кто не боится работать, закатав рукава, невзирая на все обстоятельства и на те преграды, которые эти обстоятельства тебе сооружают.

Можно, значит, можно...

Оригинал

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+