Блог Хорошие тексты

Строгое католичество, вражда с отцом, тренировки в приходе. Знакомьтесь: надежда «Юве» Мойзе Кин

Похож на Балотелли и Мартинса, но должен быть лучше.

Мойзе Кин мог оказаться в «Интере», а не в «Юве».

В марте Биру Жан Кин рассказал итальянскому радио, что его сын с детства болел за «нерадзурри»: смотрел матчи, выпрашивал футболки и отождествлял себя с яркими темнокожими форвардами. Мойзе мечтал об «Интере», а отец болел за «бьянконери» и отвез парня в академию «Юве».

Многое из этого рассказа может быть неправдой. Надо знать отца Кина – человека, который публично просит итальянское гражданство и одновременно выступает за уменьшение количества иммигрантов. Биру бросил семью без денег, не платил алименты и нарисовался только в последние годы, когда молодой форвард записал пару вечных рекордов. Теперь Биру выпрашивает у «Ювентуса» тракторы для своей кукурузной фермы и жалуется, что не видел сына семь лет.

Отец – единственный человек в мире, который бесит дружелюбного ювентино. Мойзе срывается до публичных ссор и часто напоминает, что всем обязан матери: она работала без выходных, отвозила детей на тренировки и играла с ними в футбол.

Так все и началось: с безденежья и футбола. Пятилетнего Мойзе не с кем было оставить, поэтому старший брат Джованни (ему тогда было 12-13) забирал его с собой на тренировки академии «Асти». Младший рвался сыграть с большими и обижался на постоянные отказы – зато всегда получал мяч и часами отрабатывал финты и удары.

«Бросьте ему мяч, и Мойзе будет счастлив, – рассказывает мать Изабель. – Он играл целыми днями, после тренировок приходил домой и работал над дриблингом. Проблема в том, что он приставал ко мне – просил ударить по мячу головой и не сдавался, пока я не выполняла просьбу».

Парня отдали в команду приходской обители Дон Боско, но играл он редко. Брат пропадал в «Асти», а мать работала сутками и не всегда вовремя привозила ребенка на тренировки. Мойзе опаздывал на занятия и играл пару минут в концовке, а потом долго ждал, когда его заберут. Его любимым местом и одновременно главным соперником была стена прихода. Именно в Дон Боско родился качественный удар, прошивающий голкиперов: теперь Мойзе реализует моменты лучше всех в Италии (57%).

Мойзе с восторгом следил за Обафеми Мартинсом, который ворвался в футбол на световой скорости. У нигерийца было больше пробелов, чем плюсов, но все компенсировалось запредельным темпом: Обафеми разгонялся до легкоатлетических секунд и первым успевал ко всем отскокам и забросам. «Интер» держал африканца рядом с последним защитником и ситуативно упрощал игру: достаточно было вынести мяч вперед, чтобы Мартинс пришел к нему раньше соперников.

В 2006-м нигериец перешел в «Ньюкасл», и следующим кумиром Кина стал Балотелли. 18-летний Марио пугал разнообразием способностей и ранним физическим совершенством – казалось, что он вырастет абсолютным монстром и деклассирует любого соперника. К тому же он был техничным, дерзким и еще не сдвинулся на почве собственной уникальности. Ожидаемый пример для темнокожего итальянца, играющего в футбол.

Так в карьере Кина появились две ролевые модели. Их стиль легко узнается в игре Мойзе. Благодаря непропорционально длинным ногам у Мойзе очень широкий шаг, отличная стартовая и дистанционная скорость. Как и Мартинс, он держится рядом с последним защитником и первым занимает свободные зоны. Как и Супер Марио, выигрывает большинство силовых единоборств и надежно защищает мяч корпусом. При этом намного превосходит обоих в реализации.

«Кин всегда атакует пространство, у него необычная манера открываться, – объясняет Кьеллини. – Гол «Эмполи» он забил в стиле Трезеге. Мойзе мощнее Балотелли, лучше бьет с дистанции и активнее атакует свободные зоны».

В возрасте Кина у Балотелли было 11 голов в серии А (мяч каждые 185 минут), у Мартинса – 4. С тех пор Марио сменил три чемпионата и шесть команд, втащил сборную Италии в финал Евро-2012 и, несмотря на более-менее стабильную и качественную статистику, быстро надоедал всем клубам (или сам уставал от них). Обафеми поиграл в семи странах, с 23 лет стабильно сдавал в уровне игры и лиг и после прошлогоднего разрыва крестов остался без клуба. Оба не добились и половины того, что обещали.

Пока Роналду отдыхал, за «Юве» забивал 19-летний парень. Впервые вышел в старте и сделал дубль

Мойзе разностороннее и сильнее обоих, а начало его карьеры меньше похоже на взрыв. Он дебютировал в 2016-м, в девятнадцать лет забил 9 мячей в серии А, а в этом сезоне тратит на гол 52 минуты – Кин не влетел в основу из ниоткуда, а планомерно готовится к ней. И при этом уже забивает чаще Марио.

Главное: он, кажется, ментально превосходит и Мартинса, и Балотелли.

Характер Кина тоже сформировался в Дон Боско. Мойзе днями зависал в салезианской обители, на ночь читал Библию и жития святых, а о существовании алкоголя узнал, наверное, только из новостей о Балотелли. Он регулярно молится, благодарит бога за голы, а на руке вытатуировал путь к раю – символ труда, без которого ничего не добиться. Режим для Мойзе – не бремя, а кайфовая яркая жизнь, ведь ничто не отвлекает от футбола.

Поэтому Кин выделялся на любом уровне. Всегда побеждал в воскресных турнирах в Дон Боско, в семь лет попал в «Асти» и на просмотре забил 4 гола, сразу ворвался в группу одиннадцатилетних, но даже там соперники с ним не справлялись. Через две недели Ренато Бьязи – тренер Мойзе и бывший вратарь – поднял старые связи и устроил темнокожему форварду просмотр в «Торино». Мойзе прошел его за несколько минут.

Спустя несколько лет «Ювентус», лишь бы переманить Кина, пошел на хитрость. Мойзе ездил на тренировки «Торино» с двумя друзьями из Асти и не хотел ничего менять. «Юве» устроил ему экскурсию по базе, якобы случайно познакомил с Недведом и Дель Пьеро – и с тех пор воодушевленный Кин думал только о «бьянконери».

«Юве» взял Мойзе мальчиком и превратил в мужчину, воспитал на поле и в жизни, – рассказывала мать игрока. – Клуб стал для него отцом».

Кин тренировался у Коррадо Грабби – бывшего капитана примаверы и несостоявшейся звезды «Ювентуса». В 19 лет Грабби забил в дебютном матче за «Юве» и выиграл скудетто-1994/95, но угас из-за бесконечных травм. Из неудачной карьеры Коррадо сделал вывод, который превратил его в классного детского тренера: «Мальчишку 18-20 лет нужно учить жизни. Если тебя никто не учит, а только наказывает, ты не прогрессируешь. Для этого нужны тренеры».

За два сезона Мойзе забил 59 голов в 50 матчах, хотя в 14 лет играл за команду U-16. В пятнадцать лет дебютировал в юношеской Лиге чемпионов. В шестнадцать попал в главную команду, получил от Буффона прозвище Щенок и за последние три года записал несколько рекордов.

Мойзе – первый футболист из 2000-х, который: а) вышел на поле в топ-4 лигах; б) сыграл в Лиге чемпионов; в) забил в топ-5 лигах; г) забил за сборную Италии. В общем, он опередил ровесников почти во всем. Кин первым из новой волны пробился в элиту и теперь превращается в футбольный символ цифрового поколения.

Возможно, поэтому Аллегри морозит Мойзе на скамейке, даже когда Манджукич не в форме. Максу не нравится бум вокруг Кина, интервью со всеми его знакомыми и постоянный учет рекордов в медиа – как только шум усиливается, форвард остается в запасе. Аллегри не спешит, потому что не хочет сжигать потенциал. «Ювентусу» нужен первый Кин, а не второй Балотелли.

Каким был «Ювентус», когда родился Мойзе Кин

 

Фото: globallookpress.com/Alberto Lingria; facebook.com/Moise Kean (2,3,6); REUTERS/Massimo Pinca; instagram.com/moise_kean; Gettyimages.ru/Dino Panato

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...