Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Увага! Увага!

«Приехали к гробу Иисуса Христа, а Несмачный кричит: «Палыч, не идите туда!» Он знает о «Динамо» все

Александр Чубаров ушел из «Динамо» два года назад. Он работал в киевском клубе несколько десятков лет, с 1989-го был администратором первой команды. Роман Бебех расспросил его о проблемных легионерах, Несмачном, Реброве, Хачериди, Лобановском и многом другом.

(на фото – справа)

Несобранный Нанни и религиозный Несмачный

- Самый веселый легионер «Динамо»?

– Диого Ринкон. Техничный и коммуникабельный. За два года уже говорил на русском. Мне кажется, до него немного не достучались. Да, он был склонен к полноте. Страшно любил бразильскую фасоль, молотил ее без остановки. А если еще немного пивка, то и лишние килограммы прилипали. 

Как-то перед игрой с «Шахтером» сказал: «Я забью «Шахтеру» два гола – меня и после этого будут доставать с весом? Худые не могут забить, а я забью». Вышел и забил. Он просил поговорить, чтобы его не трогали за вес – его ведь за это постоянно щемили.

Вообще, в киевском «Динамо» было самое дорогое мясо в мире. Один килограмм мяса – 500 долларов. Два – тысяча.

- Самый загадочный трансфер «Динамо» – аргентинец Роберто Нанни. Что это было?

– Он приехал к нам с двумя травмами мениска и подписал контракт. А у нас были люди в команде, которые не любили легионеров. Надо было, чтобы весь штаб работал с одной целью. Когда ее нет, все не так. Например, врач не работает над тем, чтобы убрать травму.

Хотя и сам Нанни был очень несобранный.

- Он был один такой неорганизованный?

– Был еще футболист из Ленинграда – Олег Саленко. У него была кличка «Мишка» – медведь. Игра закончилась, он зайдет в раздевалку, форму снимет, джинсы и тенниску наденет на голое тело. не мылся – как медведь. Хотя футболист был неплохой.

-  Футболисты и тренеры верят в потусторонние силы?

– Многие верят, но не рассказывают об этом.  Человек – не всегда открытая книга. И многие такие секреты не доверяют никому. У нас в команде был Андрей Несмачный, он веровал в Иеговы.

Мы приехали командой в Иерусалим и пошли к гробу Иисуса Христа. Несмачный перекрыл дорогу Юрию Семину и кричит: «Палыч, не идите туда. Это неправда, выдумка. Не идите туда!» Палыч попросил его успокоиться. После этого посадил на лавку и почти не выпускал на поле. Это сильно повлияло на его дальнейшую карьеру в «Динамо».

- Религия останавливала переходы?

– В 95-м году я поехал смотреть игроков в Катар на чемпионат мира среди молодежи. Возвращаясь назад, заехал к Лобановскому в Кувейт. И он отправил меня на тренировку поговорить с одним футболистом для «Динамо». Фамилия Сухи, футболист – супер. Брак – всего 6 процентов. А у наших в среднем был 25. Я привез этого парня в Киев с мамой, и на следующий день она забрала его из Украины. Сказала, что им тут делать нечего, ведь нет мусульман и мечетей. Они без этого свою жизнь не представляли.

«Змея» Боднара, невоспитанный Газзаев

(на фото – слева)

- Как в «Динамо» принимали первых темнокожих легионеров?

–  Отлично. Помню, Лаки Идахор забил в квалификации Лиги чемпионов, мы вышли в группу. Идет он по базе, а ребята кричат ему: «Это Лаки Идахор – х** повесил на забор». А он отвечает: «Нет-нет! У Лаки маленький! Это у Ласло Боднара – как змея». Мы очень хорошо приняли первых темнокожих легионеров.

Я встречал его семью, потому что у него как раз была тренировка. Поехал в аэропорт и для дочки купил игрушечного большого белого медведя. Она таких игрушек не видела. Дочка Лаки взяла мишку и давай его обнимать. Она впервые увидела доброго белого человека и с первого взгляда полюбила меня.  Когда мы из аэропорта подъехали к квартире, взяла меня за руку и тянула за собой.

Дочь потом все время спрашивала, где дедушка. А Лаки на следующий день встретил меня, обнял и поблагодарил. Очень важно хорошо встретить легионера. Я в молодости поехал играть в Казахстан и никого там не знал – было тоскливо.

- Как Шовковскому удалось столько лет продержаться в «Динамо»?

– Процентов на 80 он отвечал требованиям. А 20 спишем на ошибки. Шовковский никогда не был лишним на поле – как помощник тренера. Всегда подсказывал, воодушевлял ребят: «Так! Вышли, собрались!»

Я не понимал, когда он попросил другую футболку – с надписью «СаШо» (сезон 2006/2007 – прим. Tribuna.com). И все пошло не так, как хотелось ему.

- Приход русских тренеров – позитив для «Динамо»?

– Семин – это позитив, Газзаев – наоборот. Валерий Георгиевич чересчур уверенный в себе. Самое страшное, что он невоспитанный человек: постоянно говорил футболистам, что его хотели сплавить и якобы видел их насквозь. Газзаев выиграл Кубок УЕФА с ЦСКА и считал себя великим. Хотя после киевского «Динамо» он нигде ничего не добился, и это показатель.

Семин – порядочный человек. Отношение к футболистам у него было хорошее, я бы даже сказал – очень близкое. Когда он во второй раз в Киев вернулся, в команде многое изменилось. Ему не хватило времени, чтобы вновь дать результат. Сейчас «Локомотив» на первом месте в России. Это показатель класса.

Ребров против Хачериди, Милевский против Блохина

(на фото – слева)

- Кто был самым сильным тренером «Динамо» после смерти Лобановского?

– Было много хороших тренеров, но им не хватало концовки. Например, Анатолий Демьяненко выиграл чемпионство, Кубок, Суперкубок. Должен был закрепиться. Но проиграл в Лиге чемпионов «Роме», и терпения президенту не хватило.

Он убрал Демьяненко и, по-моему, сделал ошибку, поставив Йожефа Сабо. Хотя не так давно до этого команда говорила, что если будет тренировать Сабо, то футболисты откажутся играть. Сабо собрал футболистов, мягко переговорил, выиграли одну игру. Нужно было продолжить в том же духе. Но он гуцул. И плохой человек.

- Почему плохой?

– Его футболисты не любили. Даже за то, как он себя вел по отношению к ним. Во время игры постоянно кричал.

Сыграли вничью, и он разбирает матч: «А все получается почему, потому что не выполнили мои указания! Например, тебе, Андрей (Несмачный – прим. Tribuna.com), я сказал быть пошире на бровке». Андрей ответил: «Не хочу пошире, потому что пробегаю возле вас, а вы кричите: «Андрюшенька, Андрюша, внимательно, #б твою мать». Я не хочу, чтобы так говорили ко мне и потому ушел в середину поля».

- Самым успешным был все же Ребров?

– У Сергея был хороший контакт с иностранцами, он свободно говорит на английском и нашел к ним подход. По его просьбе пригласили испанца Рауля Рианчо. Он холерик, нервный, но грамотно читал футбол, игру и вносил правильные коррективы. Хороший тандем вышел. Но потом Рауль начал перегибать и не совсем корректно высказываться. Стал себя вести как главный тренер.

- У Реброва были конфликты в команде?

– Его невзлюбил Хачериди. Да, Женя – парень непростой, но в том, как все получилось, виноват не только он сам, но и Ребров.

На сборах игра, Ребров кричит: «Женя, быстрее, что ты как старая баба тянешь туда-сюда? Отдай мяч налево, направо» или: «Женя, ты как сонная баба, ты не готов к игре, может пойдешь отдохнешь». Женя ничего не ответил и ушел с поля. Ребров спросил: «Женя, куда ты пошел?» В ответ: «Вы же сказали, что я не готов».

- Хачериди  – настолько своеобразный?

– Общаться с ним нужно так, чтобы он никуда не уходил. Хачериди многие недооценивают, а он очень грамотный парень. Как-то раз он как начал рассказывать про теннисистов. Выдал все, мы были в шоке – и рассказали это Лужному. Тот не поверил – мол, где Хачериди, а где теннис.

Потом Лужный позвал его сыграть в теннис, хотел преподать урок. Сыграли две партии, Женя обе выиграл – и вопрос был снят.

- Кто в «Динамо» раскрылся не до конца?

(на фото – справа)

– Милевский. Блохин его резко обрезал, а нужно было дать еще один шанс. Блохин сделал из себя великого, но не всегда игроки могут добиться результата в тренерстве. Он всегда судил ситуации по себе футболисту.

Блохин должен был добиться большего в тренерстве, но ему не хватило гибкости.

- Как вы приняли новость о назначении Хацкевича главным тренером «Динамо»?

– Не все в клубе были согласны с назначением Хацкевича. Я сначала также считал, что Хацкевич завалил работу в «Динамо-2», с чего вдруг его? Но как показало время, президент принял правильное решение. Считаю, что сейчас хорошая тренерская связка Лужный – Хацкевич. Александр – дипломатичный, Лужный – жесткий, более откровенный.

- Каким Хацкевич-футболист был в коллективе?

– Отличный парень. В коллективе его любили. Иногда мог нарушить режим – его Лобановский сразу в «Динамо-2» отправлял. Разговор был короткий, и Саша собирался с вещами в другой корпус.

На поле неуступчивый. Помню, в матче с «Дуклой» его исподтишка ударили. Он с кулака в лобешник как дал. И его удалили.

- Белькевич – другой?

– Валик был футболистом от Бога. Он говорил Максу Шацких: «Узбек, я тебя прошу, не дергайся туда-сюда. Стань во вратарской, я тебе в голову попаду – и выиграем».

Белькевич реально сделал передачу прямо в лоб, и Макс забил. Они очень хорошо друг друга понимали. Шацких – заводной, он кому-то другому подобные слова бы не простил. Но Валику было позволено. Дмитрулин любил покрикивать, так Валик ему говорил: «Не нужно рассказывать! Дай пас, выведи один в один, и все будет хорошо». Белькевич был очень культурным. У него ведь мама работала в институте.

Нагрузки Лобановского и работа за границей

(на фото – справа)

- Ходит такая легенда. Как-то защитник «Динамо», чей нападающий забил хет-трик к 30-й минуте и травмировался, подбежал к скамейке и спросил: «Тренер, кого мне теперь держать?» В ответ: «Иди сюда, х.. мой подержи». Лобановский так мог ответить?

–  Запомните, Лобановский никогда не ругался матом. Никогда. Недалекие люди многое понавыдумывали. Он никогда не опускался до такого уровня.

Лобановский все замечал: даже тех, кто не зашнурует кроссовки. Он ввел закон в команде – все должны были здороваться между собой за руку.  И когда он здоровался с кем-то, то смотрел в глаза с намеком – что футболист делал ночью? По глазам видел, кто плохо готов к тренировке и мог не допустить даже после одного взгляда к тренировкам. Великий физиономист. Лобановский – больше, чем просто тренер.

- Почему Лобановский уехал работать в Эмираты? Устал от партийных заседаний, на которых его доставали коммунисты?

– Он был полковником, ему не нравилось отчитываться перед коммунистами. Его доставали, постоянно вызывали в спорткомитет – а он всего этого не хотел.

Лобановскому намекнули – мол, зачем это все нужно, ведь его звали в Эмираты. Предлагали условия в два раза больше, чем в «Динамо». А у нас его пугали, что нет физкультурного образования, думали запретить работать.

- Лобановскому было сложно работать в Кувейте?

– Проблема не в климате была. Там футболисты, как и все люди, очень религиозные и должны молиться по времени. Под это надо было подстраиваться.

Вторая сложность – коррумпированные взаимоотношения. Шейх платил деньги и хотел, чтобы играл его родственник. А Лобановский не соглашался брать даже на сбор. Это передали шейху, он в ответ: «Я не говорю, можно или нельзя. Я плачу деньги и считаю, он годится». Лобановский стоял на своем и не взял.

Его отстранили от сборной и отправили работать в федерацию. Лобановский отказался быть чиновником, потому что он тренер. Так он в Кувейте зарубился, и в этот момент Григорий Суркис активно уговаривал его вернуться и послал меня переговорить. Как раз тогда ему стали перекрывать кислород – он попрощался и вернулся в «Динамо». И с новым поколением дал результат, хоть Сабо и говорил, что играли его составом.

- Почему он делал большой акцент на физику?

– А что, кто-то умер?  Нужно было достичь такого физического состояние, чтобы 20 минут прессинговать. Не успел соперник развернуться, а два человека у него на ноге. В 88-м итальянцы обалдели, не думали, что столько можно носиться.

- Кто не выдерживал нагрузки?

– Из нового поколения сложно было Жоре Деметрадзе, он любил хорошо погулять. Бессонов, Демьяненко и Баль могли позволить себе отдохнуть в ресторане, но нагрузку выдерживали. У них было особое здоровье.

- Почему в 90-х после возвращения с Эмиратов и Кувейта на тренировки он смотрел с балкона корпуса базы?

– Из-за бугра Васильевич вернулся с проблемами со здоровьем. Аритмия сердца, давление поднималось. Он любой результат пропускал через себя, и это влияло на здоровье. Часто не уезжал домой, оставался на базе. Не щадил себя, постоянно работал.

Суркисы, Леоненко, Шапаренко

- После возвращения из-за границы как к нему относились молодые игроки?

– Это уже было другое поколение. На него смотрели с открытым ртом.

Когда мы поехали на сборы в Руйт, Лобановский кратко рассказывал план перед началом занятий: «После этой тренировки будет взвешивание. Потери веса – 1 кг 200 гр –  1 кг 800 гр». Так и случилось, а Лужный вообще скинул 2 200. У ребят была вера в тренера, который все это просчитал, а не просто с фонаря тренирует.

- Кто-то сачковал?

– Леоненко. Он очень самолюбив и считал себя лучшим в команде. А Васильевич его со сборов отправил. Для чего Леоненко, если были Шевченко и Ребров? 

- Как нынешний президент «Динамо» Игорь Суркис оказался на тренерском мостике возле Лобановского?

– Интересно ведь видеть, как Лобановский реагирует на игру. В Москве на Кубке Содружества Игорь Михайлович говорит мне: «Федорович, а можно я сяду на скамейке с вами?» Я ответил, что нужно спросить у Лобановского, ведь он щепетильный в этом отношении. Переспросил Васильевича, он: «Федорович, не выдумывай, возьми стульчик, пусть сядет рядом. На скамейку не нужно».

Игорь слышал и сел рядом. Мы выиграли у Минска 3-1, и после игры Игорь подходит: «Васильевич, я экзамен сдал? Сидел рядом и победили». А тот отвечает: «Вы понимаете, это не экзамен, а зачет. Следующая игра со «Спартаком» – это будет экзамен». «Спартак» мы хлопнули – в первом тайме Игорь снова сидел на стульчике, а на второй пересел на скамейку.

Игорь –  фанат клуба. У него в кабинете тумбочка метров 8-9 от стола, он постоянно попадал в нее мячом. Затем начал сидя жонглировать. Когда у нас тренером был Леонид Буряк, он предложил сыграть, кто больше набьет. Буряк набил 125 раз и говорит:«Не нужно Игорь Михайлович!» А Игорь взял и набил 126 раз.  Потом пацанов подбивал с ним сыграть, но они отказывались. Азартный человек. Какой бы матч не был, он спорит на результат.

- С Лобановским мог спорить?

– Васильевич, скорее, был абсолютным авторитетом. Однажды перед матчем Григорий и Игорь приехали на базу, а мы за столом с Лобановским. Игорь на эмоциях: «Валерий Васильевич, вы же в полузащите справа Иванова поставите? У меня спор с Гришей». Лобановский спокойно ответил: «Ты знаешь, Игорь, у меня тоже такое мнение». Игорь успел обрадоваться и давай что-то Григорию рассказывать. Лобановский взял паузу и говорит: «У меня такое же мнение... Но я с ним не согласен».

- Вы уже два года не работаете. Сложно отходить от футбола?

– За работой очень скучаю. Мне сложно без адреналина. Столько лет сборы, матчи, тренировки.  Поэтому я все равно на все домашние матчи дубля «Динамо» привожу арбитров. Помогаю коллеге. Но это все равно не то. Сижу, смотрю на часы и думаю, где сейчас должна быть команда?

Месяца два назад приснился такой сон. На тренировке кто-то травмировался, и мне говорят: «Федорович, выйди на замену». А потом Игорь Михайлович Суркис добавил: «Так может ты попробуешь сыграть?» Да что мне пробовать, я хоть на одной ноге готов. Вышел в матче в составе сегодняшнего «Динамо». И запомнился момент, как я Коле Шапаренко кричу: «Коля, Коля! Посмотри вправо-влево, отдай на Гонсалеса!» Молодой он еще. Тянет сильно мяч.

3 игрока «Динамо» и «Шахтера», которых хочется поменять командами

Фото: УНИАН/Михаил Койфман; Владимир Гонтар

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей