Украинский хоккей
Блог

Владимир Чердак: «На 50 гривен, которые я получал за игру, я мог сводить двух девочек в кино»

Украинская хоккейная лига совместно с Youtube-каналом Провокатор и Parimatch подготовили новый проект «Я в хоккее». В рамках проекта топовые игроки клубов УХЛ расскажут о том, как устроена их хоккейная жизнь, на какие суммы хоккеисты подписывали свои первые контракты, какого играть заграницей или выступать в составе сборных, а также обо всем, что происходит за кулисами публичной хоккейной жизни.  Героем проекта стал Владимир Чердак - двукратный чемпион Украины и капитан «Мариуполя». 

—  Во взрослом хоккее ты дебютировал в 16 лет в «Воронах». Что вспомнишь из этого сезона?

— Очень, кстати, интересный момент, потому что можно провести аналог с 2020 годом. В 2009 году тоже был карантин. В то время был свининой грипп, а мы находились на трехнедельном карантине. Мне тогда было 15 лет, я проводил предпоследний год в детской школе. Помню еще такой момент, что родители писали в Федерацию хоккея Украины, что если я получу травму, то они будут нести ответственность. 

Был карантин, а мне было очень скучно, но самое интересное то, что школу не закрыли. Шел со школы и зашел на каток, а там как раз была команда ХК «Харьков». В итоге, выходят оттуда «Вороны», а они были немного слабее, но играли 92 и 93 год, был Руслан Ромащенко. Стоя смотрю, но в этот момент подходит тренер, который говорит, что давно хотели пригласить меня. Отправил меня в раздевалку переодеваться. Вот так я и попал в «Вороны». 

Могу вспомнить, что мы ездили на игры маршрутке, в которой также и спали друг на друге. Баулы хоккейные, можно сказать, что сверху на нас, кто-то смеется – происходила какая-то анархия. Я был молодым, а мне хотелось играть в хоккей и доказывать. Еще я всегда собирал и носил шайбы.

Играл я в первом звене, видно мне тренеры доверяли. Эти моменты я вспоминаю с позитивом. Я почувствовал вкус взрослого хоккея. Меня «возили», так как у нас были игры с «Соколом», играли против сильного «Белого Барса».

— Старшие ребята подбадривали?

— А что там подбадривать? Одному 18, а второму 20. Пусть сами себя подбадривают (смеется). Меня не подбадривали, я всегда сам себя заставлял. Считаю, что для первого сезона я сыграл хорошо. Много этот сезон чего мне дал.

— На какую сумму ты подписал свой первый профессиональный контракт?

— Около 800 долларов.

— Тогда это были хорошие деньги.

— Это было в МХЛ. А так, вот в «Воронах» мне 50 гривен за игру давали. Я помню, когда мне впервые дали 50 гривен, то у меня их в маршрутке вытащили. Тогда я подумал, что это плохой знак (смеется).

А тогда доллар по 5 был. Это на ту сумму можно было два раза с разными девочками в кино сходить.

— Насколько тяжело дебютировать во взрослой команде в таком возрасте?

— Когда ты попадаешь из детского хоккея во взрослый, то тебе хочется доказывать. Ты играешь в маске, а тебе не страшно полезть на пятак. Плюс есть специальный ошейник, который защищает шею. Не знаю, но мне было нормально.

Скажу, что сложнее было дебютировать в МХЛ, чем после детской школы. А все из-за того, что там был намного быстрее хоккей, чем в чемпионате Украины. Мне тяжелее дался переход из ДЮСШ в МХЛ, чем в чемпионат Украины.

— В 2011 году ты стал обладателем золотых медалей юниорского чемпионата мира в Дивизионе 2В. Каким для тебя был тот чемпионат?

— В эмоциональном плане все было супер. Но для меня этот чемпионат был смазанным, так как у меня был перелом на ноге. Это было за неделю до чемпионата мира, а я был в команде основным игроком. Да, мне было больно, но я очень хотел попасть на свой первый чемпионат. Перед играми мне приходилось выпивать по 4 обезболивающие таблетки.

А так очень хорошие воспоминания, так как это первый чемпионат. После этого в Донецке и Донецкой области зародился дух хоккея. Это все понравилось меценатам, в том числе Борису Викторовичу Колесникову. В тот момент все и полюбили хоккей. Плюс золотые медали.

— Один из сезонов ты отыграл в МХЛ. Как ты принял предложение уехать за границу?

— Я на чемпионат мира уже приехал с Питера. Поехал СДЮШОР на турнир, на котором ко мне подошел тренер, а я тогда получил лучшего нападающего. Тренер другой команды подошел к нашему наставнику и спросил у него, есть ли вариант, чтобы я переехал в Питер.

— А как отреагировали твои родители?

— Я вспомнил через месяц, что тренер из Питера дал мне номер. Я приехал домой и всем забыл об этом рассказать. Рассказал только где-то через недельку. И тога мы сели с мамой и папой и стали звонить.

— Получается, что еще ты им нужен был?

— Да, они мне сказали звонить в любой момент. А я еще мог в том возрасте играть два года. Мы позвонили, где нам рассказали об условиях, а также, в каком звене меня видят. Меня все устроило, и я поехал. Меня очень хорошо приняли. 

— Была ли разница между зарплатой в МХЛ и чемпионатом Украины?

— Не знаю. Знаю, что в «Воронах» платили 50-100 грн. В МХЛ мне платили 800 долларов. Это стандартная ставка везде. Если ты совсем молодой, то могут дать 500 долларов. На то время у меня был средний возраст.

— Ты свою зарплату родителям отправлял?

— Не, родители ничего не видели (смеется). Кстати, эти деньги я тоже не замечал. У меня в детстве была проблема, что я не умел распоряжаться деньгами. Я ходил, куда хотел. У нас в семье я, брат и родители, которые отдавали все всегда нам. Понятно, что бывали хорошие финансовые ситуации у родителей, а бывало, что могла быть хуже. Но у меня тогда был юношеский максимализм, мне хотелось тратить деньги на себя. Покупать дорогие вещи и вкусности (улыбается)

— А как получилось так, что ты вернулся обратно в Украину?

— У меня в МХЛ был не очень удачный сезон – меня уволили. Там должна была образовываться новая команда, просмотры в нее шли уже с января месяца. Я в ней был, и хочу сказать, что на хороших ролях. Потом пришли новые тренера, они приехали с Москвы. Да, сначала я им нравился, а потом говорят, что подписываешь или просмотровый контракт, или никакой.

— Как понять «просмотровый контракт»?

— Ты должен еще доказывать на сборах. А с обычным контрактом все проще, он на руках и ничего доказывать не нужно. А мне на тот момент уже позвонил Александр Олегович Годынюк. Он как раз стал тренером «Молодой гвардии» в Донецке. В итоге я выбрал «Молодую гвардию». Мне очень хотелось домой. 

Были проблемы, которыми там не занимались, например, с видом на жительство, с разрешением на работу, с гражданством. Тогда один человек, я имя уже не помню, он пообещал все выполнить, но ничего не так и не сделал. На меня это сильно морально давило, но потом я психанул. Взял билет и уехал домой. Не успел даже с половиной друзей своих попрощаться.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья