Блог They Race As One

С фанатской трибуны в боксы «Формулы-1»

Распространённым является мнение о том, что девушки не интересуются всевозможными гонками, а их знакомство с «Формулой-1» в лучшем случае состоит из весьма туманного представления о существовании некого термина-сравнения о том, что кто-то ездит «как Шумахер». Создав блог про «Формулу-1» на «Трибуне», я надеялась не только найти единомышленников, которым интересны гонки, а и хотя бы немного развеять столь ошибочное заблуждение о девушках, которых интересует автоспорт. Сегодня я хочу познакомить вас с ещё одной девушкой, которая не просто следит за гонками, а и знакома с устройством этого мира изнутри.

Анастасия всерьез интересуется «Формулой-1» вот уже 10 лет своей жизни – с четырнадцатилетнего возраста. Ещё в ту пору, когда её одногодки увлекались обыденными подростковыми делами, Настя всё свое свободное время пересматривала архивные записи гонок, изучала биографии и достижения великих пилотов, а также разъясняла для себя все технические моменты устройства болидов: от особенностей подвески гоночной машины до аэродинамических процессов.

«Формула-1» – это любовь с первого взгляда

– Как давно ты смотришь «Формулу-1» и с чего это началось?

– Я смотрю «Формулу-1» с первой гонки сезона-2010: это был Бахрейн. Просто включила телевизор, посмотрела, и больше не пропускала ни одной гонки. В то время я очень сильно интересовалась биатлоном, да и сама занималась лыжным спортом.Так как «фанатизм» к спорту у меня был всегда, то я искала ещё что-то, что меня бы заинтересовало: пыталась смотреть теннис, какие-то водные виды… Когда я посмотрела гонку «Формулы-1», то поняла, что это любовь с первого взгляда. С того времени это стало моей жизнью.

– Кто твой любимый гонщик? Кем всегда восхищалась?

–  Стараюсь всегда «болеть» за гонки и «Формулу-1» в целом, но когда только начинала смотреть чемпионат, то болела за Дженсона Баттона – тогда он был в «Макларене» вместе с Льюисом Хэмилтоном. В то время ещё обратила внимание на юного Себастьяна Феттеля, следила за его карьерой. Потом когда Кими Райкконен в 2012 году вернулся в «Рено», то я тоже переживала за него и болела. Ещё поддерживала Серёжу Сироткина в «Формуле-1» – мы с ним знакомы лично, он очень искренний и приятный человек.

В 2016 году пристально следила за Эстебаном Оконом в «Манор», потом он перешел в «Форс Индию» – там он восхищал меня своей борьбой с Чеко Пересом. До сих пор уважаю и люблю Окона. На самом деле, я была на «Формуле» уже четыре раза и каждый раз удавалось встретиться с кем-то из гонщиков, поэтому сложно относиться ко всем ним с прежней объективностью.

– А сейчас за кем из пилотов тебе интересно следить?

– Сейчас из молодых гонщиков очень нравятся Шарль Леклер (за него болела ещё с «Формулы-3»), Джордж Расселл и Антонио Джовинацци – это тот человек, за которого я переживаю больше всех на текущий момент в «Формуле-1».

– Гонки на какой трассе тебе нравятся больше всего? Какой этап чемпионата всегда с нетерпением ждешь?

– Могу сказать, что нет одной какой-то трассы, которую с нетерпением бы ждала. Ждешь всё равно каждую гонку и любишь каждую трассу по-своему. Если говорить про любимые трассы, то это будет Альберт-Парк в Мельбурне, Австралия (очень люблю ездить там на симуляторе). Если говорить о легендарных трассах, то, как и многие другие фанаты, я люблю Монцу, Хунгароринг, Спа. Мне кажется, эти трассы любят все болельщики. Ещё люблю Сочи, но здесь больше дело не в трассе, а в воспоминаниях, связанных с ней в сезоне-2019.

Год, который всё изменил

– Расскажешь, что там произошло тогда в Сочи?

– Да, конечно. Такие поездки запоминаются на всю жизнь.

– С чего для тебя начался тот гоночный уик-энд?

– Все приключения начались ещё в аэропорту во время ночного перелета. Так получилось, что со мной в самолете летел Эстебан Окон, с которым нам удалось очень хорошо пообщаться, и уже тогда я поняла, что эта поездка будет особенной.

В четверг должна была состояться автограф-сессия, и, как любой прилежный фанат, который хочет 100% встретиться с любимым гонщиком, я заняла очередь рано утром.

– Как долго тебе пришлось ждать?

– С 8 утра я стояла в очереди с другими поклонниками «Формулы», а сама же автограф-сессия должна была состояться в 16:00. Мне хотелось подойти к Антонио Джовинацци, но получилось, что к нему я тогда не попала, так как общая организация мероприятий в 2019 году была просто ужасной. Гонщик одной из самых успешных команд пришел попозже (не хочу называть конкретных имен и кого-то разочаровывать, но это именно тот человек, который на все мероприятия Ф1 торжественно приходит последним), и ради него сдвинули все остальные очереди. Вышло так, что вся правая очередь, которая стояла к Джовинацци, осталась без возможности зайти на автограф-сессию, потому что вход перекрыли. Мы стояли в растерянности и не знали, что делать, мир словно бы обрушился. Все были злыми и уставшими.

– Представляю, как это было обидно. Что вы с другими фанатами решили делать?

– Я поняла, что нужно что-то менять и приняла отчаянное решение: пойти под отель, где в основном и живут гонщики. Мне очень хотелось всё-таки встретить Антонио Джовинацци, сказать ему какие-то слова поддержки. У меня был с собой большой итальянский флаг, который я специально приготовила: хотела, чтобы Антонио мне на нём расписался.

– Получается, что ты даже не знала точно, живет ли Джовинацци в том отеле?

– Да, всё так. Я встретилась перед отелем ещё с несколькими девочками-болельщицами, вместе стали ждать на улице хоть кого-нибудь.

– Дождались?

– Ещё как! Начали потихоньку все проходить. Получается, я около 20 гонщиков с «Формулы-1» и «Формулы-2» встретила там: первым был Нико Хюлькенберг, потом Дэн Риккардо, Джулиано Алези, Карлос Сайнс, Пьер Гасли, Себастьян Феттель, Джордж Расселл... Всех и не вспомню сейчас.

– А Джовинации?

– Да, собственно с ним мы тоже встретились, пообщались хорошо. Он мне флаг тот подписал, очень удивился. Я ему сказала, что на автограф-сессию не получилось попасть из-за суматохи с организацией, а он был в шоке и сказал, что сам сидел и не понимал, почему к команде "Альфа Ромео" так мало людей пришло.

– То есть, гонщикам даже не сказали, что люди к ним так и не смогли попасть?

– Ага, в команде вообще ничего об этом не знали. Я когда с автодрома уходила, то в Твиттер на эмоциях злости и разочарования написала команде "Альфа Ромео" гневное сообщение, где описала всю эту нелепую ситуацию. Вечером уже зашла в Интернет и заметила, что у меня под моим постом идет бурное обсуждение произошедшего, где-то сообщений 100 пришло от других фанатов и фан-аккаунтов… Но я особо внимания не обратила на всё это, ведь уже встретилась с Джовинацци и остальными гонщиками, успокоилась. В пятницу пришла утром на первую практику «Формулы». Когда села на трибуну, то по привычке зашла в Твиттер, а там сообщение новое пришло. От команды «Альфа Ромео».

– Ничего себе, тебе лично написала гоночная команда «Альфа Ромео»?

– Да, официальный аккаунт команды. Они пригласили меня в паддок. В тот момент словно не чувствовала весь происходящий мир, и если в предыдущий день мир рухнул от разочарования, то в тот момент мир рухнул от осознания того, что сейчас поменяется моя жизнь. Меня встретили два официальных представителя команды и выдали пропуск, который давал возможность беспрепятственно находиться в паддоке весь день и посещать боксы «Альфа Ромео».

– Это они из-за твоего сообщения решили тебе сделать такой подарок? Способ извинения за причиненные неудобства?

– Если честно, то я не знаю. Насколько я понимаю, у команд есть возможность приглашать к себе фанатов, но не слышала, чтобы они часто этим пользовались. Что-то сложилось так во вселенной в тот момент, наверное.

Боязно было подходить к Кими Райкконену, очень уж статусный гонщик

– Как тебя встретила команда?

– Команда встретила меня весело. Представители команды, которые меня забирали (парень и девушка), были очень добродушны, даже как-то немного удивлены. Я шла с ними и думала, что сейчас просто встречусь с остальной командой и пойду обратно на трибуны. Думала ещё о том, что это всё – как закрытый клуб чисто для команды, не тот фанатский билет в паддок-клаб, который стоит несколько тысяч долларов, а ещё что-то на уровень выше, куда приходят только по приглашениям гонщиков и членов команды.

– Как пропуск для членов семьи и близких друзей?

– Именно так. Меня привели прямо в боксы и сказали, что будем сейчас смотреть вторую практику… Представили меня механикам – это было как-то неловко и смешно, механики были даже немножко в недоумении от того, что с ними вместе девочка какая-то ещё будет сидеть в боксах. Но команда очень хорошо ко мне относилась, было комфортно.

– А как Антонио отреагировал на то, что тебя привели в боксы? Узнал?

– Сначала перед своей второй практикой вроде бы не узнал, но уже позже подошел ко мне, поздоровался и спросил, была ли это я вчера под отелем с флагом. Дальше разговор сам собой хорошо стал идти, будто мы давно друг друга знаем.

– Какой он в жизни? Нет статуса «недоступной звезды»?

– Нет, абсолютно. В жизни он очень милый и приятный в общении.

– А с Кими Райкконеном удалось поговорить?

–  С Кими получилось перекинуться только несколькими фразами, и то уже в конце дня. Мне было к нему как-то боязно подходить, зная его отношение к фанатам и к тем, кто как-то нарушает его «ауру». Очень уж статусный гонщик. Зато вечером видела, как он сидел и очень мило общался с женой по видеосвязи. Приятно, что у них такие теплые отношения, это даже трогательно было наблюдать со стороны.

Работа команды – как кубик Рубика

– Как в целом можешь охарактеризовать работу команды в боксах?

– Я могу сказать так: в боксах команд совершенно другой мир. Начинаешь действительно понимать это только тогда, когда ты туда заходишь, именно в тот момент, когда начинается практика.

Я была только на свободных заездах, но если и на них так всё серьезно, то что уж и говорить о квалификации и гонке. Каждый член команды сосредоточен на своих вопросах, каждый сотрудник что-то делает, лишних людей там нет. Меня, например,  очень удивил человек, который ходит с тряпочкой и протирает болид, когда машину закатывают в боксы. Три раза болид выехал, три раза заехал, и он три раза ходил и протирал всё.

Гонщик – это лишь одна из составляющих работы боксов. Работа команды – как кубик Рубика, который настолько слажен, что всё всегда становится на свои места, как ни крути.

– Там больше присутствует атмосфера напряжения или всё же сосредоточенности?

– До начала практики чувствовалось напряжение, но как только началась практика, то все стали очень сосредоточенными, всё было понятно, четко, без лишних действий и слов.

– Чем закончился твой день в составе команды?

– День я провела очень хорошо. Мечта фаната сбылась полностью, хоть я даже и не предполагала, что так может быть. Да, я когда-то мечтала о том, чтобы побыть гостем в паддоке, но никогда не думала, что у меня получится пообщаться именно с какой-то командой. После практик ещё долго гуляла по паддоку, общалась и фотографировалась с гонщиками и известными журналистами.  Даже какой-то из спортивных каналов интервью брал у меня, так как их удивило моё присутствие в боксах. Ходила там тогда и не осознавала всего происходящего… Наверное, даже и сейчас в полной мере не осознаю того счастья.

– Твое восприятие гонок как-то поменялось после столь насыщенных и необычных событий?

–  С ног на голову всё перевернулось после той пятницы. Восприятие гонок, гонщиков, я бы сказала даже, что восприятие моего мира… Поменялось всё в лучшую сторону, конечно же. То есть, ты видишь эту всю кухню изнутри и наоборот даже становишься «в теме» многого того, что закрыто от остальных людей. Говорю сейчас это, вспоминаю, и снова не верю тому, что это действительно происходило со мной.

– Что бы ты хотела сказать поклонникам «Формулы-1», которые познакомятся с твоей историей?

–  Желаю всем обязательно осуществить свою мечту. Добивайтесь того, чего хотите, верьте в то, что в этом мире возможно исполнение любых невероятных желаний. А если вы до сих пор не смотрите "Формулу", то вам обязательно стоит хотя бы попробовать, ведь здесь не просто «машинки катаются по кругу» – это что-то большее, как и любой вид спорта. И ещё здесь случаются чудеса.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья