Блог Не только о часах и шоколаде

«Коби Кун должен был едва ли не оттаскивать нас от бара». Алекс Фрай — король штрафной площадки. Часть вторая

В блоге «Не только о часах и шоколаде» авторский перевод первой главы книги об Александре Фрае «Alex Frei: König des Strafraums», в которой повествуется о причинах ухода Алекса Фрая из сборной Швейцарии, а также о том, как изменилась сборная с приходом Оттмара Хитцфельда.

Летом 2008 года, после провального Евро в родной стране, выдохшийся Коби Кун уступил место Оттмару Хитцфельду. «Мы все едва не остолбенели, когда узнали, такой тренер мирового уровня, как Хитцфельд, принял такую маленькую страну, как Швейцария», - говорит Фрай. От первой встречи с уроженцем Лёрраха у Фрая остались болезненные воспоминания. Тренер навестил своего звездного нападающего в частной клинике «Линде» в Биле. Фрай только что перенес операцию на порванных внутренних коленных связках. Капитан быстро выстроил доверительные отношения с преемником Куна. Однако Фрай не мог остановить изменение менталитета в сборной, наоборот. Тренер-победитель Хитцфельд, закалённый пристальным вниманием СМИ во время работы в мюнхенской «Баварии», значительно изменил распорядок дня своих профи перед международными матчами. Могло случиться так, что в десять вечера ещё проводились упражнения на растяжку – немыслимое дело при Коби Куне. Гимнастика и холодный душ после обеда в выходную субботу никак не способствовали хорошему настроению игроков. Однако босс Хитцфельд хотел, чтобы было так.

Фрай пытался вернуть хотя бы часть свободы для своих ребят. Пить кофе вне отеля сборной. Или всем вместе пропустить по кружке пива после ужина. У Куна было двадцать игроков, но «он должен был едва ли не оттаскивать нас от бара», - вспоминает Штреллер. При Хитцфельде их осталось семеро (после прихода Хитцфельда из 20 в сборную попали лишь 7 — прим. автора). Некоторые предпочитали горячий шоколад. Пришли новые, молодые игроки. В то же время отвалился костяк ветеранов. Рикардо Кабаньяс не получил вызова в сборную, Рафаэль Вики завершил карьеру. Людовик Маньин потерял место в основе, Хакан Якин – тоже. Патрик Мюллер зачах в «Монако», Филипп Деген был постоянно травмирован, Бен Хуггель больше не хотел на ЧМ-2010. Все эти парни прошли с Алексом Фраем и огонь, и воду на футбольных полях или, по крайней мере, всегда поддерживали его. Этот теплый, душевный климат времен Коби Куна был в сборной Швейцарии с 2004 по 2008 год – на двух Евро и одном чемпионате мира. И это подтверждал Алекс Фрай, с гордостью носивший красно-белую футболку с крестом на груди. 31 из своих 42 мячей он забил в эпоху Куна, а в следующие два с половиной года при Хитцфельде забил лишь 7 – низкая результативность для такого мастера. Но хуже любой статистики было то, что базелец больше не мог полагаться на свою фирменную уверенность у чужих ворот. Она исчезла из-за того, что так много всего навалилось: новая химия в команде при сверхстрогом Хитцфелдьде, критика окружения и СМИ, которые с недоверием рассматривали его действия на поле и разбирали буквально каждый жест, каждое слово.

В октябре 2010 года критики получили новую порцию материала. После болезненного старта с домашнего поражения от Англии в отборе к Чемпионату Европы 2012 шли два матча подряд – в Черногории и дома с Уэльсом. Вечером, накануне матча в Подгорице, Фрай принял снотворное, чтобы хорошенько отдохнуть и успокоиться. Это помогало, когда случалось много игр за короткий период, и он нередко пил таблетки или средства на растительной основе. На этот раз доза дормикума (Дормикум – коммерческое название мидазолама, препарата короткого действия, который применяют для лечения острых припадков, умеренно тяжёлой бессонницы и для быстрого расслабления и успокоения. В США используется как смертельная инъекция при исполнении смертной казни — прим. переводчика) была настолько сильной, что «уложила бы стадо бизонов на несколько часов». В день игры он чувствовал себя «мешком с картошкой», и после обеда свалился спать ещё часа на четыре, что было чем-то новеньким в его карьере. Сонным было и последующее выступление швейцарцев, неожиданно уступившим карликовому государству 0:1. Золотой гол забил Мирко Вучинич на 67-й минуте. Радость форварда была настолько велика, что он стянул с себя трусы – тот неспортивный жест Фрай неохотно вспоминает и не понимает. Ведь когда он праздновал свой юбилейный сороковой гол в Латвии и отпихнул куда подальше Падалино, крику поднялось на всю Швейцарию. О выходке Вучинича, однако, почти не говорили. Такая несправедливость сгрызала Фрая. И привела к вопросу о том, почему он постоянно, как магнит, притягивает к себе негатив и всяческие пересуды.

После возвращения домой из Черногории нападающий долго беседовал с родителями. «Моя мать чувствовала сильнее остальных, что в команде мне больше не хорошо». Но спортивный крест для всех тяжёлая ноша. Уэльс обязательно нужно победить. Вечером перед игрой Фрай собрал парней в переговорной отеля сборной Hotel Plaza в Малом Базеле. По договоренности с Оттмаром Хитцфельдом, встреча прошла без тренера. «Накопилось масса всего», - объяснил Фрай. Проигрыш в Подгорице, критика «базельских», куда входили Шакири, Штокер, Штреллер и сам Фрай. Капитан больше не чувствовал, что команда целиком за него. И он поставил вопрос о доверии: «У вас есть проблемы с тем, как я веду себя на поле? Или всё дело в моей роли капитана – я не справляюсь с ней?». Теперь каждому предстояло сказать, что его не устраивает. Игроки стали говорить. Критиковали тренера. Или тренерский штаб. О капитане не проронили ни одного плохого слова. Но Фрай чувствовал, что всеобщей поддержки у него больше нет. Он посчитал трусостью молчание тех, у кого были с ним проблемы: «Если у вас не хватает смелости высказать мне что-то при всех, то я нахожу это смешным. Тем более что каждый хочет, чтобы к нему относились как ответственному профессионалу».

               

Этими словами Фрай быстро завел команду, 24 часа спустя швейцарцы сохранили свои нервы на базельском «Санкт-Якоб Парк». Они провели непростой матч против аутсайдера из Британского королевства, но, в конце концов, победили 4:1. Во время игры Алекс Фрай заметил, что часть болельщиков почеркнуто недовольна им. Каждое касание мяча сопровождалось свистом и неодобрительными возгласами. В какой-то момент он понял: «Это они про меня!».

За двенадцать минут до конца матча Оттмар Хитцфельд сделал то, что позже сам признал ошибкой. Он заменил Фрая Эреном Дердийоком. Многие зрители с главной трибуны проводили его аплодисментами. Фрай расценил это как сарказм. «Всё, это конец» —промелькнуло у него в голове. Взмах руками наглядно показал, о чем он в том момент думал. Этот эпизод также кольнул Марко Штреллера. Когда на боковой линии загорелся номер 9, Фрай уже бежал к бровке и слышал свист вокруг (отметка на видео 3:38 — прим. автора). Штреллер подумал: «так плохо я еще не играл». В «Базеле» у него был 9 номер. Поэтому Штреллер ошибочно посчитал, что это он должен покинуть поле. Но это был его друг. Сидящий на трибуне отец Фрая Пауль прошептал жене Сюзанне: «Теперь он уйдет, я уверен».

После финального свистка Фрай стремительно помрачнел на скамейке запасных, а уже в физиокабинете не мог сдержать слёз: «мне так больно было быть освистанным». Почти все игроки утешали его. Пресс-атташе Марко фон Ах (Швейцарский футбольный союз) и Йозеф Циндель («Базель») в большой спешке выдумывали экстренные медиа-решения, чтобы защитить игрока. Фрай прошёл в автобус, в его мобильнике пищали первые sms от журналистов и друзей. Штреллер из собственного опыта прекрасно знал, что творилось внутри у Фрая. В 2008, незадолго до чемпионата Европы в своей стране, он попал под оглушительный шквал свиста на санкт-галленской «АФГ Арене». Тогда Штреллер решил закончить со сборной после Евро, что вызывало громадную бурю негодования. «В такой ситуации никто не может помочь тебе», - не понаслышке знал Штреллер.

После полуночного ужина в Hotel Plaza Оттмар Хитцфельд произнёс небольшую речь. Он был потрясен и, похоже, разозлён не меньше своих игроков. Фрай отправился домой к своей подруге Нине. Она поддерживала его на стадионе, и её вечер тоже был испорчен. «Подумай хорошенько, будешь ли ты ещё продолжать всё это», - сказала по телефону его мама. Пять-шесть близких друзей Алекса посоветовали ему немедленно закончить играть за Швейцарию, того же мнения придерживались товарищи по сборной Марко Штреллер и Бен Хуггель.

Поразился свисту на стадионе и Бернар Шалланд, бывший тренер Фрая в молодежной сборной Швейцарии до 21 года. «Я был в ярости!», - восклицал он. – «Потому что вряд ли во всей стране найдётся ещё хоть один игрок, который сделал бы для неё на поле больше, чем Алекс». Позже Шалланд по телефону долго обсуждал с Фраем эту дикую ситуацию, которая никак не укладывалась в их головах. Пьера Дреосси, когда-то спортивного менеджера, а теперь генменеджера «Ренна», в 2003 году переманившего Алекса Фрая во Францию, смущало другое: «Матч проходил в Базеле, дома у Алекса. Выше моего понимания, как такое могло случиться». Дреосси, ярый поклонник Фрая как футболиста и человека, сидел на трибунах «Санкт-Якоб Парка». Это был один из самых волнительных моментов за последние двадцать или даже пятьдесят лет в истории швейцарского футбола: Фрай, непревзойденный нападающий своей страны, лучший бомбардир Лиги 1 в «Ренне», культовый форвард в «Дортмунде», лучший нападающий Суперлиги… и этот Фрай освистан и осмеян публикой в своем главном (а еще и родном — прим. автора) футбольном городе!

Перевод и адаптация: Ottsen

Предыдущие части книги:

P.s. Если вы желаете нас поддержать материально, чтобы и мы не остались без печенек и швейцарского шоколада, то вот вам реквизиты. Если у вас есть вопросы, предложения, пожелания, или если вы хотите прислать материальную помощь иным способом, вы можете обратиться ко мне. В моем профиле указаны мои контактные данные:

  • QIWI-кошелёк: +7-900-26-89-093
  • Яндекс-Деньги: 410011794448149
  • Webmoney: Z845251181902; R382798630853; E781217331116
  • Paypal: dimka_lucky@inbox.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...