Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Поле чудес

«Суркис пару горячих фраз сказал. Пришлось переходить в «Днепр». Редкое интервью Зозули обо всем

Роман Зозуля дал интервью ютуб-каналу «Бомбардир» – украинский форвард был в нем максимально откровенным.

О сборной

Шевченко сказал, что мне нужна практика, чтобы играть в сборной. Я спросил, куда лучше перейти: в украинский клуб или в «Райо» в сегунду? Он сказал, что сегунда в два раза сильнее УПЛ. И если хоть пару матчей сыграю в «Райо», то сразу попаду в сборную. 

Когда переходил в «Альбасете», то был похожий разговор. Но ни разу никто из тренерского штаба сборной не был на моих матчах, хотя один из тренеров живет в Мадриде. Я был в шоке. Я хорошо знаю Педро Харо, который 5 лет в «Днепре» работал. Как можно за все время не сесть на поезд и не приехать за час в Альбасете, чтобы посмотреть игру какую-то?

За два года я сыграл больше 60 матчей, почти все в основе. Забил 20 голов, хоть никогда не был бомбардиром. Тренера меня любили за другие качества. Первое время я обижался, дулся, но сейчас успокоился. Значит, не подхожу под его стиль, не нравлюсь ему, может он обижен на меня еще со времен «Динамо», что мы были конкурентами. Хотя мне тогда было 17 лет. 

Может Шевченко знает, что я говорю все, что думаю. Я не приду и не скажу, что я за то, чтобы в сборной один Пятов играл, а остальные бразильцы. Он прекрасно знает, что я против этого всего. 

О Евро-2016

Просто о########ь. Я не говорю, что закрылся и пил, как Ярмоленко, но тяжело было выходить на улицу. Многие ребята говорят про Хачериди. Считаю, что некрасиво выносить ссоры из семьи. Сборная – это семья. Некрасиво обвинять Хачериди, что из-за него гол забили. Я посмотрел первую игру с Германией, не буду говорить, из-за кого нам забили первый гол со стандарта. Все виноваты. 

В футболе мелочей нет. Перед Евро убрали Заварова, до сих пор не понимаю почему. Фоменко не надо было идти на поводу и менять весь тренировочный процесс. 

Как вы думаете, кто организовал сбор в Италии на Сардинии перед Евро? Наверное тот, кто там много поиграл. 5 лет мы шарашили мяч вперед, а тут перед Евро начинаем играть в сборную Испании. Я уверен, что это не идея Фоменко играть с двумя опорными и с одним полузащитником под нападающим. Раньше все матчи играли в три опорника, даже с Сан-Марино. 

А тут с женами едем перед Евро на пляжики позагорать. Жена Тараса Степаненко говорит, что Гармаш не читает книги, жена Гармаша в ответ, все в прессу... И потом Тарас хочет, чтобы все завтракали вместе?  Я вообще против Сардиний, еще и с семьями. Я не считаю, что перед чемпионатом Европы надо на пляже загорать – ради такого турнира можно потерпеть. Могли бы даже в Винниках сбор провести, лишь бы результат был.

О помощи армии и переходе Ракицкого в «Зенит»

Когда началась война, я очень мало общался с футболистами. Потому что, когда ты просишь какую-то помощь для наших солдат, а тебя посылают на три буквы, мне стало неинтересно. Люди в другом мире. 

Ян Лаштувка каждый месяц заносил мне деньги на АТО со своей зарплаты. Я таких людей вообще не видел. Надо, не надо – он просто приносил. Он ходил к легионерам и говорил, чтобы они тоже сдавали. А были украинцы в раздевалке «Днепра», которые ничего не давали. 

Ракицкий знал на что он идет. Он понимал, что этим поступком закрывает себе дорогу в сборную. Если бы у нас в Верховной Раде сделали проект, что публичная личность, которая едет на заработки в страну, с которой мы воюем, потом 5 лет не может возвращаться в свою страну. Люди начали бы задумываться.

Когда Усик дрался с Гассиевым в Москве – это другая ситуация. Он едет на один день, на бой и возвращается. Много поправок можно сделать. Если бы Усик не поехал туда, он бы не завоевал все эти пояса, не стал бы абсолютным чемпионом мира. Я не говорю, что Ярик плохой, я с ним хорошо общался, дружил. Он сделал свой выбор. Мы постоянно ищем какую-то зраду, я уже устал от этого. 

О ситуации с «Райо Вальекано»

Фанаты «Райо» показывали фото, где я с формой, где мы закупаем маски и форму кировоградскому спецназу. Они говорили, что я там в маске стою, хотя меня там не было. С шарфом Бандеры я сфоткался – фашист. А то что половина Испании выставляет в фейсбуке фото с оружием – это нормально.  

Было очень тяжело. Спасибо, семье, жене, детям, поддержка от них была сумасшедшая. Хотелось тогда зайти в интернет, и чтобы вообще так не было слова «Зозуля». В Севильи за мной даже следили с машин из объектива. 

После истории с «Райо» я полгода тренировался, не мог нигде играть. Гендиректор хотел разорвать контракт. Тренер Кике Сетьен настоял, чтобы летом меня взяли на сборы. И это были мои лучшие сборы. Мы вернулись, и тренер сказал мне, что я буду все игры в основе играть, что я основной игрок и очень понравился на сборах. Затем приезжает руководство и разрывает контракт. 

Гендиректор «Бетиса» – «рохо», красный. У него были взгляды, как у фанатов «Райо Вальекано». Его не было, когда я приходил в «Бетис». Он дал понять, что в его команде фашиста не будет. 

90% процентов футболистов на моем месте уехали бы из Испании. Но мы с женой решили, что нельзя бросать, что мы начали в Севилье. Мы хотели, чтобы дочь продолжала учиться в Испании, и сын тоже пошел бы в школу. Сейчас дочке 8 лет, она знает 4 языка. 

О переходе из «Динамо» в «Днепр»

За меня платили только когда я из «Динамо» переходил в «Днепр». В последний год я подошел к Андрею Стеценко и попросил сказать, сколько за меня заплатили. Было интересно для самооценки. И он сказал, я удивился – 5 млн долларов. 

Сердце всегда будет динамовским, но я считаю, что некрасиво со мной поступили. У меня увеличивалась зарплата, если я 50% матчей за сезон сыграю. Я на 2 игры больше сыграл, а в офисе «Динамо» говорят – на 2 игры меньше. Говорят: «А эти два матча мы не засчитываем». Я пришел к Игорю Михайловичу, а он сказал, что не увеличивается у меня зарплата. Я понял и ушел. 

Вернулись с молодежного чемпионата Европы в Киев, и тут звонок от Суркиса: «Собирай вещи, едешь в «Днепр», сегодня вылетаешь». Я сказал, что не хочу в аренду ехать, до этого у меня было предложение от «Оболони», в «Кривбасс» Максимов сильно хотел. А он ответил, что это не аренда, а что продал меня. 

На следующий день звонит: «Сегодня играет «Днепр» с «Арсеналом» киевским, после игры улетаешь с ними». Я говорю: «Да никуда я не полечу». И он мне пару таких фраз сказал хороших, горячих. Пришлось ехать в гостиницу к «Днепру» и подписывать контракт. Резо Чохонелидзе мне рассказывал, что когда играло «Динамо» с «Металлистом», к нему подошел Коломойский и спросил: «Кого бы ты выпустил, чтобы усилить игру «Динамо»?» Он ответил, что выпустил бы меня. Подходит Коломойский к нему снова через 5 минут: «А Зозуля уже в «Днепре» игру усилять будет. 

Мне потом Дима Михайленко, который тогда был тренером дубля «Днепра», рассказывал, как к нему Хуанде Рамос подходил и спрашивал, зачем он ему дает игроков из дубля. Михайленко говорит: «Как из дубля? Его же купили из «Динамо». Рамос когда пришел хотел покупать легионеров, первые полгода в «Днепре» я вообще правым защитником был. 

О предложении Ахметова

Меня хотел «Шахтер». Звонил Ринат Леонидович [Ахметов]. Звонили после победы над «Шахтером, где я забил за «Днепр» два гола [в августе 2013-го]. Я телефон не знал, да и не сильно утром люблю брать трубку. Раз пять звонили. Взял, а это Дарио Срна. Поздравил с победой, сказал, что со мной хочет поговорить Ахметов. Я вспотел, проснулся, и как будто вчера не праздновали.

Моргаю жене, говорю, чтобы собирала вещи, пойдем пешком в Донецк. Это шутки все. На самом деле просто сказали, что хотят видеть меня в «Шахтере». Ахметов сказал, что не знает мою зарплату, но дает в три раза больше. И за то, что я сейчас соглашусь, еще подъемные плюс-минус 2 миллиона. После этого еще долго разговаривал с Срной. 

Было очень приятно, что «Шахтер» интересуется, сам президент звонил. Общался с женой, игроками «Шахтера», переговорил с Ракицким. Понимал, если перейду в «Шахтер» – сильно выиграю финансово. Но там был Луис Адриано, Луческу, вся атака – бразильцы. У меня было бы мало шансов играть, а ведь я на тот момент выступал за сборную, в «Днепре», выступал в Лиге Европы. Все было хорошо. Посмотрите, что случилось с Селезневым, с Девичем. 

Так что уговорить меня было невозможно. К тому же я воспитанник «Динамо», у меня динамовское сердце. Я с Киева, нас всю жизнь учили, что для «Динамо» «Шахтер».  

О Коломойском

[В 2016-м] добился разговора с Коломойским, когда переходил в «Бетис». Сборы были в Голландии, Русол собрал всех и сказал: «Ребята, хорошая новость, Игорь Валерьевич всем отдаст деньги. Кроме Зозули». Сказал, что со мной отдельный будет разговор.

Когда контракт с «Бетисом» уже был на руках, я хотел ему позвонить и поставить точку. Через одного человека попросил, чтобы Коломойский ответил мне. И вот сижу и гамбургер ем, и тут звонок от Игоря Валерьевича. Я выплюнул гамбургер, пошел в кабинет, где wi-fi ловит. Я возле роутера стоял с ним разговаривал. Ну, мы поговорили, он сказал, что конечно мне нужно идти в «Бетис». Сказал, что деньги все вернет. 

Не платили десять месяцев, можно было спокойно уходить. Как Эжидио сбежал. Один тренер «Днепра» и онс чемоданом одновременно выходят утром, жили в одной парадной. Эжидио складывает чемоданы в такси, а тренер «Днепра» ему помогает. Эжидио сказал, что жену в аэропорт отвозит. «Ну давай, на тренировке увидимся». А Эжидио улетел.

Весь футбол – это и есть политика. У нас президент страны из Донецка – Донецк рулит, президент из Киева – Киев рулит. Когда все начало меняться у Коломойского забрали «Укрнафту», забрали банк, еще какие-то заводы. Человеку было не до футбола.  

О судьях

Если бы «Днепр» работал с судьями, как другие команды, мы бы чемпионами были через год. И не только с судьями, а и с одноклассниками. Нас тогда «Кривбасс» возил, «Арсенал», «Карпаты», «Волынь» – у них были двойные премии на нас. Нам сложнее было играть с тем же «Кривбассом», чем с «Шахтером».

Мы знали, что даже если мы задумаемся о том, чтобы начинать играть ту игру, что и другие команды, мы бы остались без зарплаты еще раньше. И без клуба. Игорь Валерьевич сразу сказал, что если он узнает, то мы будем без зарплаты. 

Они и сейчас все судят, и нормально. Если бы тогда кого-то посадили или наказали жестко, может быть что-то бы изменилось, повлияло. Не зря же Вакса называют «Бакс». Миллиончик за красную Гармашу. Такие суммы ходили, плюс-минус. Если Ваксу дали миллион за такой матч, то, наверное, на обычный матч 200-300 тысяч где-то.

Об интересе других клубов

В первом году в «Альбасете» осенью забил 7 голов, и меня хотели зимой два немецких клуба. Я до сих пор не знаю какие, потому что руководство клуба сразу ответило отказом. Они меня на тот момент хотели продать за 10 млн евро

Многие команды из Ла Лиги звонят агентам и говорят: «Нам нужен такой нападающий, как Зозуля. Чистый Зозуля, только чтобы у него фамилия была другая». Мне обидно, что я не смог показать себя в Ла Лиге не из-за футбольных качеств, а просто из-за того, что группа ультрас выдумала такую историю. Из-за этого другие команды не хотят скандалов, проблем. Они боятся.  

У меня мечта сейчас – вместе с «Альбасете» выйти в Ла Лигу. «Хетафе» – это тоже Мадрид, будут какие-то проблемы у них. В одном городе живут с «Райо Вальекано», будут какие-то провокации. Если «Хетафе» хочет этого, почему бы и нет? 

«В Дортмунде я не стал своим». Откровенный Ярмоленко – о пьянках после Евро, драке со Степаненко и интересе «Барсы» 

Фото: Quality Sport Images/Getty Images, «Днепр», ФФУ

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Loading...