Блог ПозаДумкою

«Единственная особенность «Говерлы» – у нее ничего нет». Экс-игрок ужгородцев – о клубе Шуфричей

Питание за свой счет, отсутствующие контракты, боязнь бунтовать – воспитанник «Шахтера» Вячеслав Акимов рассказал Вячеславу Щербо про специфику жизни аутсайдера УПЛ.

Отсутствие претензий, контракта и питания

- Как именно ты разрывал отношения с «Говерлой»?

– У «Говерлы» была передо мной задолженность при действующем контракте. Я позвонил генеральному директору Ивану Шицу, сказал, что разговаривал с Грозным и хочу разорвать контракт. Он сказал, что сделает бумагу о разрыве по обоюдному согласию, Саша Шуфрич сказал, что разорвем контракт только в том случае, если я прощаю им долг. Был вариант с ними судиться, но я знаю, чем это заканчивается. Все выигрывают суды у «Говерлы», но никто не получает деньги. Поэтому смысла в суде я не видел. Я написал, что у меня претензий нет и все.

- Кто-то еще из команды отказывался от денег лишь бы уйти из «Говерлы»?

– На каких условиях остальные разрывают контракты, я не могу сказать. У них другая задолженность. У Хомина год задолженности, поэтому у него есть смысл решать свои проблемы иначе.

- А у тебя в контракте есть пункт о праве подобного разрыва?

– У меня нет контракта. Я подписал, его взяли на регистрацию в федерацию, но так и не отдали. Контракта у меня нет, моей копии. Ни контракта, ни приложения. Во всех клубах после регистрации отдают копию быстро. Знаю, что в «Говерле» у большинства такая проблема. Искали свои приложения, потому что некоторые хотели судиться.

- С какими первым проблемами ты столкнулся в «Говерле»?

– Мы прилетели из Турции, готовились к чемпионату. Было питание и проживание. Проиграли запорожскому «Металлургу» – убрали питание, потом вничью сыграли с «Металлистом» – убрали и питание, и проживание. Потом уже жили за свой счет. Тренера давали свои деньги на медицину, на витамины. Потом деньги закончились у них. Ребята сами покупали себе витамины, чтобы принять перед игрой. Мы уже шутили на тренировках, что надо хотя бы воздухом подышать.

- Это за результаты на поле вам урезали питание и проживание?

– Нам никто ничего не объяснял. Говорили – ребята, уже нет стирки, питания. Спрашивали у администрации, а они говорили: «Звоните Саше Шуфричу».

«Хотілося б вірити, що Грозний не отримував гроші». Головне з інтерв’ю Фещука

Обвинения в сдаче матчей, Грозный и странные игры дублеров

- Было ли такое, чтобы вы получали хоть какие-то деньги?

– Да дали раз новым футболистам, которые пришли зимой. Даже премию дали за «Ильичевец» и за игру в первом круге против донецкого «Металлурга».

- Правда ли что как только вам дали деньги, сказали самим оплачивать проживание?

– Да, сказали: «Живите за свой счет».

- В программе «Профутбол» вышла в эфир запись скандального разговора команды с Шуфричем. Он обвинял игроков в нечестной игре. Что тогда происходило?

– Я как футболист видел, что все бились и отдавались. Как Шуфрич увидел с трибуны, что команда сдавала игру – я не знаю. Говорить можно все, что угодно. Обидно, что на всю страну прозвучала эта запись. Он кричал в раздевалке на эмоциях. С ребятами сцепился. Ребята тоже отвечали, им надоело, что после каждого поражения обвиняют в сдаче игры.

- С точки зрения футболистов Шуфрич был не прав?

– Мое мнение, что руководители, если платят деньги и выполняют свои обязанности, то конечно могут предъявлять претензии по всем вопросам. Но когда такая задолженность большая, то приходить с криками и серьезными обвинениями – некрасиво. Не только перед футболистами, а и перед семьями и детьми, ведь они это слышат.

- В команде как реагировали на подозрения о сдачах игр молодежными составами?

– Тренеры сказали, что за дубль никого не будут давать, потому что знают, что там клоунада. Они сказали, что не хотят, чтобы кого-то подозревали.

- Это Грозный сказал?

– Да. Была теория, и он сказал, что никого не заставляет играть за дубль. Он говорил, что если не хотите играть за дубль, я понимаю, не надо ехать. Потому что там непонятно что творится, и мы не хотим участвовать.

«В Украине критическая ситуация с договорными матчами». Глава Federbet Франческо Баранка – о грязи в нашем футболе

Восемь арендованных, обещания Шуфричей, спокойный Мариуполь

- Были мысли не выйти на матч? Сделать своеобразный бунт.

– Было много разговоров, но в команде было много арендованных игроков. У них не может быть никаких претензий к «Говерле». Они пришли за игровой практикой, а зарплату получают кто в «Шахтере», кто в «Динамо». Получается, что три человека хотят не выйти, но есть восемь человек, которые выйдут в любом случае.

- Вы пытались с ними говорить?

– С ними можно говорить, но у них свои контракты. На каких основаниях они не выйдут?! Шуфрич всегда говорил, что все будет хорошо, деньги будут платить. Единственная особенность «Говерлы» – у нее ничего нет. Непонятно, как команда получает аттестат.

- Разве в «Ильичевце» лучше? В прошлом сезоне Павлов постоянно говорил о проблемах.

– Условия здесь намного лучше, чем в Ужгороде. Хуже чем в Ужгороде – я даже не знаю, где может быть. Здесь база есть, поля тренировочные, все, что нужно для спортсмена.

- Как ты попал в «Ильичевец»?

– Меня пригласил главный тренер Кривенцов. У меня был еще действующий контракт на полгода в «Говерле», но особого желания оставаться, там не было. За свой счет сильно не наиграешься.

- Кривенцов сам позвонил?

– Позвонил, спросил, хочу ли я с ним работать, и я сказал «да». Потом я поговорил с Грозным, объяснил свою позицию и ситуацию.

- В Мариуполе сейчас можно играть?

– Я думаю, можно. Люди тут живут обычной жизнью.

Как клубы УПЛ тасуют составы во время кризиса

«Здесь молятся даже в перерыве». Экс-полузащитник «Шахтера» о футболе в Эмиратах

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...