Блог Momento

Эй, пропаганда. Дмитрий Киселев как идеальный представитель меньшинства

Вчера министр пропаганды России Дмитрий Киселев впервые в своей жизни публично заговорил о хоккее. Tribuna.com впервые публикует текст, в котором нет ни одного слова о спорте. Игорь Порошин – о главном хоккейном аналитике последних суток.

Дмитрий Киселев, обьясняющий нам правила хоккея, похож на закон о гей-пропаганде. Проблема – не то чтобы магистральная для русского общества, а шуму вокруг столько, как будто обсуждается национальный интерес. Так – «Национальный интерес» – кстати, называлась программа, которую вел Дмитрий Киселев до того, как с ним случилось преображение. У нее был самый низкий рейтинг на главном канале ВГТРК. Но самое важное – ее никто, нигде, никогда не обсуждал. Во всяком случае, чтобы это можно было услышать. Скучные и разумные люди обсуждали там скучные и важные вопросы.

Парадокс нынешнего триумфального признания Дмитрия Киселева состоит в том, что он, как и прежде в «Национальном интересе», работает на маленькую целевую группу. Несчастное озлобленное меньшинство, сгорающее от ненависти к миру и жизни – меньшинство, которое встревоженные зрители Киселева именуют «половиной России». Чему эта «половина» равняется на самом деле, – математически известно. Владимир Вольфыч вот уже третье десятилетие мотает срок, к которому его приговорил Кремль. Все это время Жириновский служит Кремлю барометром национального умопомрачения. Возбудителем и дразнителем демонов национального сознания. Незабываемые 23 процента на выборах-92. 6 – в 99-м. И последние – 12. Кто-то увидит в этих данных опасную кривую, но где же тут «половина России»? 12 процентов – это в два раза больше, чем тех, кому в России нельзя себя пропагандировать.

«Вести» Киселева – попытка сделать пропагандистский арт-проект, если не уровня 20-х годов, то хотя бы дотянуться до «Времени» Сергея Доренко, при том что его творец не обладает даже десятой долей таланта Сергея Леонидовича. В итоге получается газета «Правда» примерно 1937 года. То есть времени, когда госпропаганда вооружилась самыми простыми, самым варварскими орудиями производства – кувалдой и щипцами для истязания человеческой плоти. Действительно, жутковатое напоминание. Однако тревога и страх большинства зрителей Киселева решительно не понятны.

В Советском Союзе 1937 года от газеты «Правда» никуда нельзя было скрыться. А в СССР 1976 года ей уже подтирали задницы 

Пропаганда – это не этический, а технологический феномен. Пропаганда, чего бы она ни касалась, всегда глуповата. Когда же она побеждает в себе глупость, она перестает быть только пропагандой. В Советском Союзе 1937 года от газеты «Правда» никуда нельзя было скрыться. А в СССР 1976 года ей уже подтирали задницы и, тут же на горшке, еще читая ее и посмеиваясь, придумывали анекдоты.

В России-2014 есть примерно миллиард способов уйти от свидания с Дмитрием Киселевым или, если уж невмоготу хочется смотреть на это, проверить его слова миллиардом детекторов лжи. До какой же степени нужно не понимать, не знать и, в конечном счете, не любить людей, которые живут в твоей стране, чтобы представлять ее сбывшимся кошмаром блокбастера про зомби. Я вот не видел ни одной программы Киселева, до тех пор пока меня сегодня руководство Sports.ru настоятельно не попросило дать отпор Киселеву.

Более того. Ничто меня не убеждает так сильно, как Киселев, в том, что власть в России по-настоящему боится не Навального, Америку и уж, тем более, гей-пропаганду, а только одного – русского бунта, бессмысленного и беспощадного, с вилами, хоругвями и патриотическими лозунгами. Я бесконечно далек от идеи пройтись по жизни русским маршем. Но неужели жизнь национализма в России и в самом деле так ничтожна, что собрания под черно-желто-белым флагом назначают виновниками всех бед кавказцев, а не Жириновского, который уже четверть века высмеивает, выдрючивает патриотизм, не давая никакой возможности сколько-нибудь здоровому человеку почувствовать себя патриотом?

Шоу Киселева – это что-то вроде средневекового цирка с бородатыми бабами, гермофродитами и душевнобольными под видом госинтересов. Отвратительно и притягательно 

Почему я не слышу протестов православных дружинников и рунополицейских по поводу русофобского шоу Киселева, представляющего человека, который думает, скажем, об Америке больше плохо, чем хорошо – невменяемым болваном? Почему говорить о кризисе института брака в Европе – это привилегия бесноватых?

По сути, у меня есть только одна настоящая претензия к нынешнему государству, и я по поводу шоу Киселева ее выскажу.

Государство очень плохо думает о своем народе. Что такое народ – никто не знает. Народ – это конкретный человек. И в голове конкретного человека каждую минуту проносится тысяча мыслей. Борющихся, сражающихся друг с другом, взаимоотрицающих. Светлых и мрачных, высоких и ничтожных, таких, от которых мы отмахиваемся, как от мерзейших насекомых. Государство считает, что народ не отмахивается от этих мыслей, что он лелеет их, живет с ними. Что эти мысли в нем побеждают. А для того, чтобы знать, что за гадость задумал народ, и нужен сканер вроде Жириновского или Киселева, собранный на заводе имени В.Ю.Суркова. Такой бесчеловечный опыт во благо спасения России, как считают в Кремле.

С телевидением все тоже очень понятно. У «России-1» неважно с рейтингами. Шоу Киселева – это что-то вроде средневекового цирка с бородатыми бабами, гермофродитами и душевнобольными под видом госинтересов. Отвратительно и притягательно.

Самое интересное в этом шоу для меня сам Киселев. Неожиданно я нахожу здесь проявление одного из магистральных мифов европейской культуры. Гете о Киселеве писал. У Достоевского почти в каждом романе вы найдете Киселева. Если ближе к нашему веку – Томас Манн очень внимательно изучал Киселева в своих немецких современниках.

Блестящий выпускник блестящего питерского филфака. Европеец, бОльший, чем сами европейцы, он как и положено идеальному гражданину Величайшего Континента, поклонялся богу Разума. Его добродетели вполне воплощались в его профессиональной деятельности – все его тоскливые проекты были отмечены холеным лоском беспристрастности. Как и во всяком европейце, в нем жил бес. Как и положено разумному европейцу, он материализовал этого беса, подьезжая к скучному присутствию на спортивном мотоцикле. Но вдруг он понял, что борзый байк – это от лукавого. Лучше вверить всего себя Лукавому, без железных посредников. Именно я должен делать госпропаганду, а не косматый, только что из валежника Мамонтов или верткие молодые лакеи, эти рабы Википедии.

Нет, конечно, в этом мире зрелища страшнее, чем раскаявшийся интеллектуал-европеец. Радикальный перформанс, Pussy Riot в десятой степени, интеллектуальный каминг-аут, Дмитрий Киселев работает, конечно, не для марьиванны с петромпетровичем, уже лишившихся всех чувств, кроме ненависти. Он показывает жопу тебе, дорогая образованная, думающая, работающая и чувствующая Россия. Она его и смотрит, большей частью. Не может оторваться.

Способов борьбы с газетой «Правды» в 1937 году было не много. По сути, один – стараться не читать. В 2014-м, где границы мира проходят не по берегу реки или полю, а на пульте дистанционного управления телевизора и в адресной строке окна браузера, этот способ в тысячи раз действеннее. Если вам не нравится Киселев, а он вам не нравится – не смотрите и не говорите о нем. Вот увидите, ваше молчание аннигилирует его. Если же вам нравится наблюдать отвратительное – кто из нас не без греха, – тогда хотя бы канализируйте свои эмоции.

Изумительное согласие, убедительный ответ тем, кто считает, что Россия возвращается к своим недавно пережитым кошмарам. Кремль, вне всякого сомнения, сканирует. Это не «пол-России», ребята. Это сильно больше.

Фото: Fotobank/Getty Images/Bruce Bennett; РИА Новости/Владимир Трефилов

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.