Блог Бокс и ничего лишнего

«Красюк должен воевать за меня». Усик – о разногласиях с промоутером по контракту и поражении Ломаченко

Александр раздал немного огня.

На официально ютуб-канале украинского боксера Александра Усика появилась вторая часть его большого интервью, в котором он рассказал Владимиру Кобелькову о своем возможном уходе с K2 Promotion, назвал причины ухудшения отношений с промоутером, а также рассказал о желании увидеть реванш Ломаченко против Лопеса.

Первая часть интервью здесь: Первое интервью Усика после Чисоры – о восстановлении, коронавирусе и срывах во время подготовки.

«После шестого раунда боя с Чисорой, мои две руки закончились. Локоть забеспокоил еще за три недели до поединка»

- Показалось, что Эдди Хирн был не заинтересован в твоей победе над Чисорой. Во-первых, из-за размеров ринга. Это не Чисора был большим, а ринг оказался маленьким. Во-вторых, из-за перчаток. Есть видео, где Сергей Лапин (директор Usyk Team) и Эгис Климас (менеджер Усика) на процедуре проверок перчаток за день до боя не смогли даже руку засунуть в перчатки Дерека. Как оказалось, там практически не было поролона и он бил тебя, можно сказать, просто голыми руками в тэйпах. Обратившись к Хирну (со-промоутеру Усика), он ответил, что эти перчатки санкционировала Британская комиссия. Почему ты не дрался в таких же?

- Ну видишь, перехитрили сами себя, получается. Или нет?

- Вопрос хороший, но сам бой мне не очень понравился, честно говоря.

- Почему?

- Есть причины. Хорошо, тебя не удивил ринг? Когда ты дрался с Гассиевым, тренировочный ринг был на порядок меньше.

- Кстати, ринг, в котором мы готовились к поединку против Чисоры, был по размерам точь-в-точь как тот, в котором мы дрались.

- Когда ты узнал, что будет ринг меньше?

- Когда сидели в раздевалке перед боем. Обратил внимание, что канаты слишком слабо натянуты. Обычно так не делаю, но после выхода в ринг я несколько раз облокотился на канаты. Тогда заметил, что ринг какой-то достаточно миниатюрный. Или уменьшенная версия какая-то.

Я подумал, что взгляд как-то искажает из телевизора, но когда зашел во внутрь и посмотрел, какой передо мной стоит здоровенный Дерек, подумал: «Ух ты, ничего себе». Потом мы переписывались по этому поводу с Эдди Хирном. Он сказал, что ринг был такой же по размерам, как мы боксировали с Тони Белью.

- Кто должен решать вопросы такого характера?

- Это должен быть промоутер. Вообще, это должна была быть задача Александра Красюка.

- Там было два твоих промоутера и твой менеджер. Почему так и не поднялся вопрос? Эдди Хирн свой ответ дал: «Перчатки санкционированы Британской комиссией».

- Это должен делать Александр Красюк, я так считаю. Какой-то представитель из моей команды. Знаешь как у нас? Не у меня и моей команды, а в общем у нас: «Ну давайте не будем ссориться, сделаем так, а в следующий раз сделаем по-своему». Я считаю, что так не должно работать.

Помнишь, как Тайсон Фьюри пришел на поединок против Владимира Кличко и увидел, что что-то не так с рингом. Ему что-то не понравилось и он сказал: «Я не буду боксировать, пошли вон. Или меняйте, или я не буду боксировать». Все быстренько поменяли, ведь билеты уже проданы. Ситуация уже закрутилась. У нас как-то: «Давайте сейчас сделаем, а потом скажем», или «В следующий раз по-другому будем делать».

- Это как минимум должно тебя обижать. Тебя лично.

- Меня лично? Почему?

- Потому что у тебя есть договоренности, контракты. За тебя никто не вписывается, давай так скажем.

- На обиженных воду возят.

- Хорошо, ты мог из-за этого проиграть.

- Ну выиграл же. Больно было, но ничего страшного.

- Александр Усик маленький на фоне Дерека Чисоры и не так много движений от Александра Усика в этом поединке. Не было какой-то уникальности в плане работы ног, здесь ты больше принимал на себя.

- Наверное.

- Первые два раунда были очень волнительные.

- Ты знаешь, да. Даже 3.

- Знаю. Хотели бы услышать с твоей стороны.

- Первые три раунда действительно были волнительные. Я даже смотрел куда шагать, искал пути. Вообще, вся суть в том, что после шестого раунда мои две руки закончились – и правая, и левая. Левую ударил где-то во втором или первом раундах, а локоть, то «блокировался», то «раскрывался» обратно. Как-то так случилось, что за три недели до поединка локоть забеспокоил.

- И, опять же таки, ты молчал. Даже после истории с Ломаченко.

- Да причем тут история или не история. А что мне кричать об этом?

- Чтобы подойти в полной боевой готовности к поединку.

- Может быть Всевышний дает нам сил, чтобы мы вышли именно в таком состоянии, в котором мы находимся?

- Хорошо, давай так: ты хоть раз выходил на бой, чтобы ничего не болело?

- Да практически каждый поединок. Просто оно начинает болеть или в момент боя, или уже после.

«Если компания K2 Promotion в дальнейшем даст мне лучшие возможности для заработка, я продолжу с ними контракт»

- Сильно бьет Чисора?

- Та я бы не сказал, чтобы там прям суперсокрушительно. Конечно, чувствуется.

- А если с крузерами сравнить? Давай с Белью.

- Белью не попал ни разу, как Дерек. У меня с Чисорой был один такой: «вкл/выкл», когда во втором раунде он мне ударил ниже пояса. Это дело судьи следить за этим. Нафиг он тогда там находится, если не сигнализирует об этом?

Когда Дерек ударил меня ниже пояса, я поднял голову, чтобы сказать рефери: «Чувак, пожалуйста, повнимательнее», и в этот момент он пробил.

- В этом эпизоде он все равно прав. Нужно боксировать до команды: «Стоп».

- Конечно, я ничего и не говорю. Просто в какой-то момент для себя понял, что у судьи свои дела, у меня свои. Я реально почувствовал, когда Дерек дал мне под глаз.

- Про рефери. Почему он «не приехал на бой»?

- Он был у меня в раздевалке перед поединком, когда объяснял все правила. У них есть свои заготовленные фразы, которыми они постоянно говорят: «Ниже пояса не бить», «По затылку не бить», «Когда я даю команду: «Стоп», ты должен сделать шаг назад» и все в таком духе. Но потом он, видимо, опоздал или на электричку, или на поезд – и его не было в бою.

- Англичане, там где вообще появился бокс, не особо начали следовать своим традициям: ринг, перчатки, рефери.

- Не надо никого обвинять, не надо искать каких-то подвохов. Вот та ситуация, которая была, и то, как это сложилось, должно было быть именно так. Теперь у нас есть законспектированные вещи, которые мы будем менять.

Мы прошли своего рода тренинг. Узнали о вещах, которые нужно добавить, которые нужно убрать. Это трудности, которые мы должны пройти. На них не нужно обращать внимания, не нужно зацикливаться, ведь они могут стать ключевыми вещами, которые будут останавливать на пути к чему-то. Эти лишние вещи нужно отбрасывать.

- Ты сказал про это закулисье. Может, тогда не нужно уходить от своего действующего промоутера? В Англии тебя не сильно ждут, не сильно им интересно, чтобы ты выигрывал, пока не будешь приносить столько денег, как Джошуа. Хотя и украинские промоутеры не особо за тебя впряглись.

- Посмотрим, может быть и не надо, может быть и надо. Я же сам уже как промоутер.

- В чем основная возня у Усика и K2? Есть дата окончания контракта с твоей стороны (9 ноября 2020 года), но K2 говорит, что у вас нет даты, у вас как-то по боям все рассчитано. Это как я понял.

- Первый профессиональный поединок я провел 9 ноября 2013 года. 9 ноября 2020 года исполнилось 7 лет нашему контракту. В контракте написано, что он не может действовать больше семи лет.

- У тебя, по-моему, прописано: первый раз – на три года (до чемпионского поединка). Это я в интервью прочел

- Да, там было так: если в течение трех лет компания не организует мне поединок за пояс, то контракт прекращается. Если я становлюсь чемпионом мира, оно автоматом продлевается на поединки. Не по времени, а конкретно на поединки.

То есть, на данный момент, это все продлилось. Но контракт не может длиться больше семи лет. Есть какие-то вещи, когда компания имеет последнее слово – после окончания контракта они могут первыми вступить в диалог с боксером о дальнейшем сотрудничестве.

У них есть еще право вести со мной переговоры в первую очередь. То есть мне какая-то компания предлагает один доллар, а компания, которую я представляю, говорит: «А мы тебе дадим полтора». Интересно же, когда все это растет.

Интересно общаться со всеми участниками компании K2 Promotion. Не только с одним человеком, а и со всеми, кто участвовал в начальном разговоре.

- Один человек – Александр Красюк. Второй – глава промоутерской компании?

- Да, так точно.

- У тебя были диалоги с Владимиром Кличко?

- Да, еще весной, до поединка, мы общались с Владимиром Владимировичем.

- Объясни, почему ты не хочешь продлевать контракт? Есть какая-то претензия? Ведь, на самом деле, все сложилось по карьере. Я не знаю, как там по деньгам, но по карьере все прекрасно. Можно говорить, что Суперсерия, бой с Белью – не заслуга K2, но они всегда были рядом.

- Конечно, я и не отрицаю.

- Так в чем твоя претензия?

- Я просто хочу идти дальше своим путем, как это делали все.

- А почему ты не можешь пойти с K2?

- Потому что не будет Usyk17 Promotion. Будет K2 Promotion. Получается, что я буду развивать чужую компанию.

- То есть ты хочешь представлять свою промоутерскую компанию?

- Знаешь, что я хочу? Выгодные для себя условия. Есть определенное время спортсмена, когда он может заработать. Я хочу из своей карьеры вытянуть максимум, чтобы потом развиваться в каком-то другом направлении.

- Этой карьере нет 10-15 лет.

- Конечно нет. Если компания K2 Promotion в дальнейшем, условно, даст мне лучшие возможности для заработка, я продолжу с ними контракт. Почему нет? У меня все хорошо в отношениях со всеми в K2. Все то, что они мне обещали – сделали. Я с ними пришел туда, где сейчас нахожусь.

Когда я поехал к Бобу Аруму, ему вообще было не интересно со мной сотрудничать. К кому-то другому поехал – они носом вертели.

Я помню, когда подписал контракт с K2 Promotion, у нас была в «Мандарине» пресс-конференция, и журналисты скептически относились к этому. Говорили: «Вот тебя тоже будут тут мариновать», и закидывали другие такие словечки. Но я тогда сказал, что я из Украины доберусь и до Америки, и до HBO. Ну вот – бокс есть, а боксерского HBO уже нету.

«Красюк должен воевать за меня. А у нас – давайте не ссориться, не поднимать вопрос, чтобы понравиться, в первую очередь, той стороне»

- Как я понял, твоя основная претензия к K2 – контракт, который продлевается дальше, но на условиях 2013 года?

- Да. Я не хочу большего, чем это должно быть. Я максимально хочу выполнить все обязательства, которые передо мной стоят. И неважно, перед кем я их взял. Хочу максимально порядочно выполнить свои обязательства. И все.

- Александр Усик как промоутер. Было 1 августа, было громко, а сейчас тишина.

- Да, сейчас тишина. Александра Усика как промоутера еще нет. В основном, там был Александр Усик как спортсмен и лицо. Там еще и была команда, которая работала 1 августа. То есть, была команда и лицо Александра Усика.

В дальнейшем мы планируем провести какой-нибудь вечер, но с максимально новыми вещами. Хотим подключать молодежь, о которой не знают. Ее знают только единицы – 3%. Вот знаешь, когда люди приходят на бокс, там только 3% понимают, что там происходит. Все остальное – эмоции.

Очень хочется подключать молодежь и дать им то, чего они хотят. Не так, что есть 1 хороший боксер, на которого 100% пойдут, и есть 5 таких себе. И вот все приходят и ждут этого одного, а эти 5 – перед ним.

Мы хотим сделать 2-3-4, чтобы люди приходили и узнавали их. То, чего сейчас не делается.

Дебют компании Усика: красивая обертка, эмоции болельщиков и тренировки в ангаре (возле тракторов)

- Эта история будет продолжаться?

- Да, эта история будет продолжаться. Это новенькое. 1 августа получилось круто. Эта не та история, что мы хотим, чтобы нам завидовали, или что мы кого-то как-то мотивируем. Нет, у нас появилась возможность – мы сделали.

Я не думаю, что последующие вечера будут такого масштаба. А может и будут. Мы по чуть-чуть продвигаемся, пишем сценарий.

Хочу вернуться к моменту о K2. До меня просто только вот сейчас дошло.

- Сложилось впечатление, что у тебя просто испортились отношения с Красюком. И все.

- Знаешь почему? Вот такие ситуации: с перчатками, с рингом, когда человек должен воевать за меня, а не просто понравиться всем, а в первую очередь той стороне. Вот из-за этого у меня просто случился этот шаг назад.

Вот мои ребята, моя команда, они стартуют до конца и не всем нравятся. Мне говорят иногда: «Блин, ну вот они такие...». Потому что они в мою сторону хотят сделать лучше. Будет лучше мне – будет лучше им. А им без разницы, что там у кого вокруг. Они на моей стороне. Они топят за это, поэтому они для кого-то плохие.

На них постоянно кто-то жалуется, а я от этого кайф получаю. После этого подхожу к ним, обнимаю и говорю: «Братики, спасибо вам за ваш труд». Они ж принимают эту гадость на себя. Знаешь, как у нас все считаю, в общем? «Давай покажем всем, как у нас хорошо, а когда мы придем домой, увидим, как у нас все плохо». Надо сделать, чтобы дома было хорошо, а то, что они думают о нас, это уже их проблемы.

Я хочу жить по принципу англичан. Они делают для себя хорошо, а для окружающих: «Если хотите, чтобы у вас было все хорошо, сделайте и для себя хорошо». У нас все нормально, мы делаем все про себя.

Так вот, эта ситуация с перчатками, проходами, рингом и все остальное – все состоит из мелочей. Ничего не состоит из крупного. Минус-минус-минус-минус. В итоге что? Охрененный минус. Плюс-плюс-плюс-плюс. В итоге что? Охрененный плюс.

«Зажиточные буратино точно пришли бы посмотреть на мой бой с Хуком в Киеве»

- Неужели не было, чтобы за 7 лет Красюк повоевал в каких-то моментах?

- Та, наверное, были.

- Москва, например? Финал Суперсерии. Насколько я знаю, там было много переговоров, много людей участвовало.

- И к итогу не пришли. Не будем мы вспоминать Москву. Элементарная вещь – бой с Хуком. Я не наговариваю, Алекс (обращается к Красюку через камеру), не подумай, все нормально. Бой с Хуком должен был состояться в Киеве.

- Тут тяжело Красюка обвинять.

- Так я что виню его?

- Даже глобально К2 тяжело обвинить. Не пойдут наши люди за такие деньги смотреть бокс. Такая у нас пока страна. Я просто у него спрашивал об этом бое.

- Изначально были разговоры о том, что этот поединок могут провести на НСК «Олимпийский».

- Нет, на стадионе имени Валерия Лобановского.

- Хорошо, на стадионе Лобановского, во Львове, не важно где. Первые сиденья постоянно покупают, не важно где. Люди приходят показать свое лицо. У них есть деньги, они специально приходят показывать свое лицо. Все эти VIP-ки. Сколько в Германии стоил VIP-билет впереди?

- Без понятия. Я думаю, пару тысяч евро.

- Та ну, завязывай.

- Мало или много?

- Много. Я думаю, что максимум там билет стоил 400-500 евро. Думаешь, за бой с Хуком немцы буду платить по двушке?

- Ну да.

- Вот точно не знаю, но я думаю, что где-то 400 евро. Та зажиточные буратино точно пришли бы в Украине. Посмотри по Киеву, какие тачки у нас ездят. 223-й, или какой там Мерседес, в Германии его еще нету, а он уже у нас ездит.

- Если уходить, то куда, к кому? Даже не так. Подъезжали к тебе уже другие промоутеры с предложениями?

- Нет, не подъезжали. Потому что я нигде в британской или американской прессе не говорил об окончании контракта. Думаю, если мы разойдемся окончательно с K2, теоретически можно дать клич о том, что я свободный агент. Все это оживится и будут какие-то предложения.

Я лично думаю, что Эдик (Эдди Хирн) заинтересован в продолжении сотрудничества.

- Ты говоришь Эдик. Вот он ведет себя немножко вызывающе, говоря через прессу: «Мы попросим Александра Усика об отсрочке чемпионского боя». Это заигрывание. Уже понятно, что он попросит тебя об отсрочке боя. Что ты ему ответишь? Я даже так схему вижу: они у тебя просят отсрочку, тебе дают бой за титул «временного» чемпиона с Паркером, дай бог ты выигрываешь, Джошуа боксирует с Фьюри, на следующий день у победителя отбирают пояс WBO и делают тебя полноценным чемпионом мира.

- Ты щас такую схему запутал. Я пока вообще об этом не думаю. Вот серьезно.

- Ты имеешь право не разрешить проводить бой за звание абсолютного чемпиона.

- Нагадить.

- Почему нагадить? Ты уже обязательный претендент год или два. Какие твои дальнейшие действия?

- Я хочу боксировать за чемпионский пояс.

- В следующем поединке?

- Так точно. Если они хотят побоксировать, пусть боксируют, но пояс пусть оставляют.

- Без WBO?

- Конечно. Я понимаю, что они хотят сделать. Они хотят сделать самую громкую движуху, а я на очереди. Я хочу боксировать.

- Сейчас будут давить на твое благодушие. Вот опять же таки этот подкат: «Разреши нам провести бой»

- Пока ко мне никто не обращался, давайте будем говорить. Оставляйте пояс и идите боксировать куда хотите. Давайте разговаривать.

- Эта позиция не изменится?

- Нужно боксировать за пояс. Я же тоже хочу за абсолютного побоксировать. Понятно, что они там нормальный кэш заработают. Надо думать, не знаю.

- Хорошо, если тебе предложат стать чемпионом мира без боя?

- Зачем мне это? В чем смысл? Я и так чемпион мира. А что, я не чемпион мира? По любителям же чемпион мира, Олимпийские игры, крузервейт. У нас как-то говорят в прошедшем времени. Если ты отец, то ты уже отец. Правильно?

- Ты же зачем-то сделал шаг в хэвивейт.

- Чтобы в другой весовой категории подтвердить статус чемпионства. Все. Но я же чемпион мира, только в другой весовой категории

- Давай последнее про пояса. Ты просто хочешь стать чемпионом мира по версии WBO или ты хочешь этот пояс забрать именно у Энтони Джошуа?

- Именно у Энтони Джошуа. Конечно. У него же еще есть пояса. Или он их не будет ставить на кон? Меня вообще интересуют все пояса. Просто WBO – провокатор, через которого можно все это сделать.

- Сань от бокса к твоей одежде. Ты промоутер, дизайнер. Перед боем вышла коллекция максимально украинизированная. Как это вообще выглядит: тебе приносят готовое и просят выбрать или ты сам что-то поднакидываешь?

- Поднакидываю. Я прям участвую в самых мелких деталях со шнурочками, буковками, с цветами.

- Это вид бизнеса или самовыражения?

- Это самовыражение. Мы на этом учимся. Если бы я хотел нравиться абсолютно всем, я не делал бы вещи, которые делаю. Вот именно конкретно я говорил бы о каких-то вещах больше, чтобы понравиться всем участникам мира. Но я не жду признания от людей. Я это уже говорил. Оно обманчиво. Те люди, которые тебя возносят на трон, они будут ликовать и твоей отрубленной голове. Надо просто по-настоящему жить.

«Верю в реванш Ломаченко с Лопесом. Теофимо думает, что будет миллиарды зарабатывать. Я так тоже думал, когда абсолютом стал. Но это не так»

- К боксу. Василий Ломаченко проиграл. Мы были с тобой на связи во время этого боя. Это, наверное, самое тяжелое, что я комментировал. Почему Вася проиграл?

- Ряд причин этому есть. Я был очень расстроен. Где-то неделю об этом думал. Зная Василия Анатольевича, сколько он шел к этому, есть этому какие-то причины. Копаться в этом – лишнее. Нужно принять то, что произошло, выходить оттуда и идти дальше.

- Ты веришь в реванш с Лопесом?

- Я вообще в некоторые такие вещи верю, что, если бы я рассказал об этом какому-то человеку, он сказал: «Ты больной». А я же вправду чуть-чуть нездоровый. Так что я в это верю. Это вообще все очень интересно. Это интересно раскрутить с финансовой точки зрения.

То, что сейчас происходит, когда Лопес говорит: «Буду боксировать с Хэйни, буду боксировать с Гарсией или Дэвисом», это тоже не так просто. Все эти ребята находятся в разных промоутерских компаниях.

Сейчас Лопес думает, что миллиарды будет зарабатывать. Я тоже думал, что когда стану абсолютом, буду миллиарды зарабатывать, но это не так. Очень хотелось бы посмотреть реванш. Я думаю, что реванш будет.

- Вопрос, который мучал меня, когда я узнал о травме плеча. Почему не отменили бой?

- Это характер.

- Можно сделать шаг назад, чтобы сделать шаг вперед.

- Можно. Но это сумасшедший мужик со своими тараканами в голове. В этом и проявляется воинство, характер и все остальное. Можно действительно сделать шаг назад, посмотреть какая ситуация, чтобы потом оттолкнуться и сделать шаг вперед. Но не знаю. Я как-то слишком не углублялся в это, сильно не интересовался. Не очень хотелось бы ворошить это.

- Кого тяжелее поддерживать: кума, такого же коллегу по цеху или такого же чемпиона, как ты? Вот ты после боя разговаривал со стороны кума?

- Да. Я с ним разговаривал, как с другом. Мне очень хотелось просто услышать его. Я не спрашивал его о боксе. Спрашивал, как плечо, как состояние. Вот пару дней назад разговаривали – тоже спрашивал о плече. Все нормально: развивает, делает реабилитации. Что-то побаливает. Оно цепляет всех. Меня, мою команду – так точно. Я реально неделю ходил после поединка и об этом думал.

Я уже потом себе в голове подумал: все слава богу, он живой, он вернулся домой, супруга, дети, родители. Если говорить с точки зрения жизни, все слава богу.

- А мечта?

- Значит она осталась. Я выложил стихотворение Пастернака. Мне очень оно симпатизирует. Знаешь, что самое обидное? Можно я перечислю? Когда человек чемпион Европы по кадетам, чемпион мира по юниорам, двукратный чемпион Европы по взрослым, двукратный чемпион мира по взрослым, двукратный Олимпийский чемпион. Турниры, кубки и все остальное. Чемпион чемпионов в трех весовых категориях, по «Атаманам» повыигрывал. Вот эти все эмоции, крутость, человек приносил каждому, а тут человек проиграл – и погналось.

Большинство, на самом деле, поддерживала. Эта грязь выливается. Было много людей, которые, допустим, из Киева и говорили: «Я за Лопеса». Это лицемерие.

- Скажи, одно поражение Васи может перечеркнуть все заслуги, которые ты перечислил?

- Нет, конечно. Как это может произойти? Ничего страшного. Поражение от победы ты сам не должен отличать. Он сильный парень. Заживет плечо, он продолжит трудиться. Если нужно сделать какой-то круг, провести пару боев – я считаю, что нужно делать. Нельзя останавливаться, нужно трудиться, а у него с этим все в порядке.

- А тебя поражение Васи немножко опустило на землю? Я просто встречал мнения, что поражение Ломаченко должно опустить Усика чуть-чуть на землю, ведь он поймет, что в профессиональном боксе можно проиграть. Или ты и не взлетал?

- Не знаю. Вот сам по себе я не могу сказать.

- Не по человеческим, а по спортивным факторам. Вот у меня была такая вера, что Вася после Салидо вообще никогда не может проиграть. Я не знал, как комментировать. Понимал ближе к концу боя, что нужно что-то говорить.

- Я думаю, что должно мое окружение сказать. Если человек начинает летать, он же со своим окружением начинает летать.

- Это жизненная часть. Я больше про спорт. Вот когда ты в последний раз проигрывал?

- В 2009 году на чемпионате мира в Милане.

- Ты помнишь ощущения после этого? Ты же начал, наверное, больше-дольше тренироваться?

- Да, конечно, и до сих пор продолжаем это делать.

- Ты не проигрывал с 2009 года. Это 11 лет. При этом ты не считаешь себя неуязвимым, непобедимым.

- Нет. Я как-то пытаюсь держать себя в реальности. Это возможно. Не то, что я думаю об этом каждый день. Нет, я предполагаю, что проигрыш действительно возможен, но он рядом стоит с победой. Готовь коня к битве, а победа от всевышнего.

Насколько тяжело быть объективным, когда дерется друг? Кобельков – об Усике, Ломаченко и боксе на MEGOGO

«С таким весом, как у Усика, боксировали Али, Тайсон и Холифилд». Директор Usyk Team – о Редкаче и подготовке к Чисоре

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...