Блог Жук в муравейнике

У «Барсы» проблемы с академией: так мало воспитанников в основе не было с 2002-го, таланты уезжают в другие лиги

Виновата политика Бартомеу.

C 2008 по 2012 год «Барселона» была центром футбольного мира, а ее школа Ла Масия – кремниевой долиной среди академий. Месси, Хави, Иньеста, Пуйоль и Бускетс работали живой рекламой эффективности и новаторства каталонской школы.

Квинтэссенция успеха – финал Лиги чемпионов-2010/11 против «МЮ», где в старте «Барсы» вышли семь воспитанников. Примерно за год до этого Ла Масия отмечала еще один большой успех – в финале ЧМ-2010 в основе Испании появились шесть выпускников академии «Барсы». А в ноябре 2012-го Тито Виланова выпустил состав из 11 воспитанников.

Казалось, что изобилие воспитанников на закончится никогда, а Боян, Бартра, Тельо, Монтойя и Деулофеу заменят легенд и останутся в «Барсе» на долгие годы. Прошло 7 лет – и все испарилось.

В 2018-м «Барса» вышла на матч с «Сельтой» с нулем воспитанников в составе. Это случилось из-за травм Месси и Бускетса, но даже с ними в течение сезона в основе появлялись только шесть воспитанников (Лео, Бускетс, Иньеста, Пике, Альба и Роберто). В последний раз так мало было в 2002 году (тогда играли четверо выпускников Ла Масии: Хави, Пуйоль, защитник Фернандо Наварро и полузащитник Роберто Трасоррас). На зиму 2019-го последний воспитанник, закрепившийся в основе «Барсы» – 28-летний Серджи Роберто. 

На молодежном уровне тоже проблемы. В 2019-м Испания играла в финальной части чемпионата мира U-21, и в ростере испанцев не было ни одного воспитанника «Барсы». Понятно, что суперзвездные поколения не будут появляться каждый год, но все же результат тревожный. 

Бартомеу превращает «Барсу» в бизнес-проект: он выбрал трансферную стратегию, которая мешает воспитанникам

Проблемы «Барсы» с молодежью можно разбить на два уровня: сложности внутри академии и изменение обстановки в первой команде.

Ла Масия расцвела при Жоане Лапорте, который управлял клубом с 2003-го по 2010-й. Для фанов «Барсы» Лапорт был своим – топил за преемственность, собственных воспитанников и локальный дух Каталонии. Именно при нем на футболке появилась надпись UNICEF («Барса» ежегодно жертвует организации полтора миллиона), и он в 2008-м поверил в молодого тренера из «Барсы Б», который вернул клубу величие.

Вместо Лапорты пришел Сандро Россель, который воспринимал «Барселону» как бизнес-проект: ради спонсорских денег он передвинул логотип UNICEF на спину джерси, а на лицевую сторону поместил лого Qatar Airways. Он же инициировал дорогой и муторный трансфер Неймара, из-за которого потом пришлось уйти в отставку.

При Росселе Ла Масия пропустила первый удар. В 2015-м «Барсу» поймали на нарушении статьи 19 правил ФИФА, которая запрещает международные трансферы несовершеннолетних. Клуб забанили на год на трансферном рынке и обязали расторгнуть контракты с 11 несовершеннолетними, которых каталонцы захантили в обход правил. Из-за бана клуб потерял очень ценного юниора – Такефусу Кубо.

В 2014-м президентом «Барсы» стал юрист Жозеп Бартомеу. Он вызывает у фанов «Барсы» почти такую же реакцию, как Стэн Кронке у «канониров». Главная претензия к Бартомеу – он плохо разбирается в футболе и управлении клубом. Чтобы ворваться в президентскую гонку, нужно предоставить солидные банковские гарантии (Жозеп выложил около пяти миллионов на выборах в 2015-м). Это открывает двери для богатых и мечтающих о статусе, но не очень понимающих футбол людей.

«Они очень плохо разбираются в сложной игре привлечения игроков, – объяснял Bleacher Report журналист каталонской газеты El Pais Джон Карлин. – Сейчас «Барса» слабее «Реала» не только на футбольном поле, но и в кабинетах: Флорентино Перес и Хосе Санчес (исполнительный директор – Tribuna.com) занимают свои места больше 10 лет. Они маэстро этого бизнеса и знают, когда нужно обманом и хитростью надавить, а когда отпустить игрока. В этом они полностью превосходят Бартомеу и Жорди Местре (вице-президент «Барселоны» – Tribuna.com)».

На публике Бартомеу делал вид, что разделяет ценности «Барселоны». Например, в первый год в «Барсе» он повесил у входа в академию табличку La Masia No Es Toca («Ла Масия неприкосновенна»). Но за кулисами президент вел политику, максимально противоречащую идеям Пепа и Кройффа. По сути, Бартомеу выбрал самый простой метод – покупать раскрученных игроков.

В 2014-м он изгнал из «Барсы» спортивного директора Андони Субисаррету (работал с 2010-го по 2015-й) и запустил новую трансферную стратегию. При Бартомеу трансферная политика «Барсы» двигается в двух направлениях:

Космически дорогие статусные игроки: Коутиньо, Дембеле, Френки, Гризманн. Процесс запустил Неймар, который в 2017-м ушел за 222 миллиона евро – деньги «Барса» реинвестировала в новых звезд. К этому пункту у болельщиков есть претензии, но нас больше интересует второе направление.

Пенсионеры и средние игроки. Примерно с лета 2016-го трансфер в «Барсу» перестал означать признание статуса: каталонцы покупают таких людей, как Андре Гомеш, Жереми Матье, Йерри Мина, Люка Динь, Нельсон Семеду, Кевин-Принс Боатенг, Малком и Паулиньо. 

За эти трансферы ответственен спортивный директор Роберт Фернандес. Кстати, именно он придумал купить Коутиньо (и потом недоумевал, почему его ставят в нападение). Логика руководства и тренеров публично не озвучивалась, но ее легко понять: с такими игроками не нужно возиться, они обеспечат быстрый результат. 

Некоторые трансферы оказались эффективными (очень внезапно – Паулиньо), но большинство все равно очень сомнительные: Малком сидел в глухом запасе и ушел через год, Гомеш поймал депрессию и ушел восстанавливать ментальное здоровье в «Эвертон», Боатенг сыграл всего в трех матчах. Большинство ушли через год-два. Эффективность этих трансферов очень ярко характеризуют цифры: к старту трансферного лета-2019 из 22 подписанных игроков с 2015 года только семь остались в клубе (Лангле, Семеду, Умтити, Тер-Штеген, Артур, Видаль, Дембеле). 

Последние три года из «Барсы» массово мигрируют воспитанники: уходят в «Сити», «Юве» и «Монако», а один – уже звезда «Бенфики»

Трансферы легионеров повлияли на отношение к воспитанникам: в 2011-м шанс давали даже Тельо, а в 2018-м главные звезды Ла Масии выходят на минуты и уезжают по арендам. Воспитанники поняли, что шансов пробиться нет, и сбегают уже в 16-17 лет.

Некоторые уходят из-за принципиальности «Барсы» в отношении зарплат для молодых игроков (точно известно о двух кейсах – о них расскажем чуть ниже), но большинство просто хочет играть за первую команду. 

17-летний форвард Пабло Морено с 31 голом стал лучшим бомбардиром «Барсы» U-17 (большую часть сезона парню было 15), и летом 2018-го перешел в «Юве» за 700 тысяч евро. В Италии он пока рубится за U-17 и стабильно забивает в юношеской ЛЧ, но уже однажды попал в заявку на матч Серии А.

20-летний вингер Жорди Мбоула – один из лучших бомбардиров юношеской ЛЧ в истории «Барсы» (12 голов, один из них точно нужно видеть); ради такого парня «Монако» расстался с 3 миллионами евро.

23-летний Сержи Паленсия был капитаном «Барсы Б» и наслаждался сравнениями с молодым Пуйолем.

К списку болезненных потерь мог присоединиться и главное открытие этого сезона Ансу Фати: летом он договорился о трансфере в «Вест Хэм», но в последний момент сделку отменили из-за проблем с документами.

Об остальных звездах мы расскажем чуть ниже – и сразу сравним с легионерами, которые закрыли для них дорогу в основу.

В принципе это не новая ситуация, переход из Ла Масии в основу всегда был очень тяжелым: Пике и Фабрегасу пришлось уехать в Англию, прежде чем в «Барсе» осознали их ценность, а Бельерин, Артета, Икарди так и не пригодились родному клубу. «Барса» регулярно прощается с воспитанниками, но есть важный нюанс – они или изначально стилистически не подходили «Барсе» (Икарди), или получали шанс в первой команде. Игрокам давали шанс, даже если изначально их позиция выглядела слабой: Тельо, Монтойя, Бартра и Мунир провели за основу «Барсы» минимум 20 матчей, прежде чем получили пуш об отсутствии сине-гранатового ДНК.

У свежего поколения воспитанников радикально другие минуты за первую команду: Паленсия – ноль матчей, Гримальдо – ноль, Морено – ноль, Ольмо, Мбоула, Гарсия – тоже по нулям. Эти парни легко могли бы получить минуты, но дорогу закрывали легионеры.

Показательна ситуация с левым защитником. В 2016-м Барса купила из «ПСЖ» Люку Диня – он обошелся в 16,5 миллионов евро и должен был стать дублером Альбы. Через два года Француза продали, а в 2019-м купили из «Бетиса» Фирпо за 18 миллионов евро (+ 12 в качестве бонусов). А за полгода до трансфера Диня «Барса» отпустила в «Бенфику» капитана и одного из лучших игроков «Барсы Б» Алекса Гримальдо.

В «Бенфике» Алекс быстро стал основным и завоевал три чемпионства, в сезоне-2018/19 поставил рекорд «Бенфики» по ассистам для крайних защитников (7), а в этом явно побьет собственный рекорд – за половину сезона уже шесть голевых. Парнем интересуются «Сити», «Арсенал» и, сюрприз-сюрприз, «Барселона», а португальцы готовы расстаться с Алексом за 40 миллионов евро. 

Кстати, трансферы Диня и Фирпо закрыли дорогу в основу еще для двух левых защитников (в Ла Масии с ними явно переизбыток): Жоэля Лопеса, который сейчас в «Арсенале», и Хуана Миранды, которого отдали в двухгодичную аренду «Шальке».

Отказ от Гримальдо не все поняли даже в «Барсе». Вот что говорил Оскар Эрнандес, тренер Ла Масии в 2007-2017: «Гримальдо был в Ла Масии много лет и долго ждал шанса. Сейчас «Барса» ищет левого защитника на замену Жорди Альбе, но ответом всегда был Гримальдо. Это яркий пример недоверия собственным воспитанникам».

21-летнего полузащитника Дани Ольмо вы наверняка помните по Лиге чемпионов. В 2014-м он из-за сумрачных перспектив сменил «Барсу» на «Динамо Загреб», где быстро ворвался в основу. В этом розыгрыше ЛЧ его «Динамо» до последнего тура боролось за выход из группы, а Дани был архитектором атак и забил «Сити» и «Шахтеру». Кстати, парень уже вызывался в сборную Испании на товарищеские матчи. А что делает «Барса» все это время? Покупает на скамейку Видаля, Боатенга и Паулиньо и охотится за французом с гигантскими зарплатными требованиями – Адрианом Рабьо.

В последние годы у «Барсы» бешеная текучка на позиции центрдефа: Вермален, Матье, Мина, Пике, Умтити, Лангле, Тодибо. Первых трех уже нет в клубе, Лангле более-менее в основе, 19-летний Тодибо в глубоком запасе. А для 18-летнего Эрика Гарсии не нашлось места даже на скамейке, поэтому летом 2018-го он уехал к Пепу в «Манчестер Сити»: в сентябре дебютировал за первую команду (справедливости ради – помогли травмы Стоунза и Лапорта). Забавно, что Гвардиола из Англии видит воспитанников Ла Масии лучше каталонцев.

Важно понимать, что большие имена клубов-покупателей не значат, что «Барса» потеряла только топовых игроков. Кое-кто уже показал, что в «Барсе» ему справедливо не нашлось места. Форвард Сандро Рамирес в первом постбарселонском сезоне забил за «Малагу» 14 раз, но за следующие 2,5 года отличился только однажды. 19-летний центральный полузащитник Серхио Гомес не пробился в «Дортмунде» и уехал в годичную аренду в «Уэску» (играет регулярно, но в Сегунде). Вингер Адама Траоре в этом сезоне закрепился в основе «Вулверхэмптона», но остается очень ограниченным игроком: он умеет обыграть в изоляции почти любого, но дальше начинаются проблемы – вряд ли «Барса» когда-нибудь пожалеет о потере.

Воспитанники, которые остались в «Барсе», обречены на запас. Фати просто повезло: он проник в основу из-за травм Месси и Суареса

Ок, а что произошло с парнями, которые остались? Все довольно печально.

Сейчас в «Барсе Б» и основном ростере четыре звездных выпускника Ла Масии. Центральный полузащитник Рикард Пуч (20 лет), правый вингер Карлес Перес (21), центральный полузащитник Карлос Аленья (21), крайний форвард Анссумане Фати (17).

Оставим пока Пуча – он очень крутой (тут можно увидеть реинкарнацию Хави), но его только привлекают к тренировкам с первой командой (в прошлом сезоне два матча с минимальными минутами, в этом – ноль).

Талантливый центральный полузащитник Карлос Аленья провел выдающийся сезон-2018/19 (17 матчей, 642 минуты) и даже попал на обложку каталонского журнала Sport с бокалом шампанского и надписью brindis por la cantera («Выпьем за Ла Масию»). Затем травма выбила его из основы, а в новом сезоне ситуация с полузащитой поменялась: покупка Де Йонга + Ракитич и дряхлый Видаль зацементировали дорогу даже в запас. К декабрю у Аленьи была грустная серия из 111 дней без появления в основе. Испанские медиа уверены, что уже зимой суперталант уйдет в аренду.

Даже главное открытие «Барсы» – 17-летний форвард Фати – пробился в основу только когда травмировались одновременно Суарес и Месси. Когда звездные коллеги восстановились, Фати моментально вернулся на лавку. Там он встретил вингера Карлеса Переса. Попытки научить Коута играть на краю нападения, а Дембеле – попадать по чужим воротам, лишили воспитанников даже выходов на замену.

Матч против «Интера» в шестом туре ЛЧ (Фати и Перес по голу, Аленья – 90 минут на поле) может ввести в заблуждение, но «Барса» уже 10 лет выставляет смешанный состав в шестом матче (все вопросы по плей-офф обычно решены). Пацаны разорвали сверхмотивированный «Интер», но вряд ли это повлияет на их будущее.

В отличие от других топов, «Барса» не переплачивает молодым игрокам. Из-за этого клуб потерял японца Кубо и нового Хави

После текста выше сложно поверить, но иногда игроки уходят не из-за руководства «Барсы», а по нефутбольным причинам.

У боссов «Барселоны» жесткая позиция в отношении зарплат: пока выпускник не закрепится в первой команде, ему на счет падает скромное вознаграждение дублера. Хави, Пуйоль и остальные проходили через это и не жаловались. Но времена меняются, и топовые юниоры не хотят получать условные 100к в год, когда «Сити» и «ПСЖ» предлагают в пять раз больше.

Мы уже писали о грустной истории Такефуса Кубо. В 11 лет он переехал из Японии в Испанию ради «Барсы», через три года вернулся в Токио из-за трансферного бана, а летом 2019-го вел переговоры с каталонцами, но в последний момент выбрал «Реал». Точная причина неизвестна, но все инсайдеры сходятся в одном – агент игрока требовал солидную зарплату («Реал» платит 1,2 миллиона евро в год).

Тем же летом «Барса» потеряла самого юного суперстара – полузащитника Хави Симонса. Миксу Хави и Пуйоля едва исполнилось 16, а он уже был звездой инстаграма (2,3 миллиона фолловеров). Благодаря раскрученности Хави в 15 лет подписал контракт с Мино Райолой, и агент начал разводить «Барсу» на миллионную зарплату пацану и комиссионные себе. В клубе покрутили пальцем у виска, и Райола перевез пацана туда, где деньги не считают – «ПСЖ». Забавно, что Хави фанатеет от Неймара и даже написал ему большое письмо, когда бразилец торпедировался из «Барсы». Теперь «ПСЖ» имеет уникальный шанс подождать пару лет и создать у себя самую алчную связку мирового футбола.

Обе ситуации неоднозначные, и клуб скорее поступил правильно: в современном футболе принято ублажать звезд и выполнять их требования (актуальный пример – в рамках трансфера Де Йонга в «Барсу Б» приняли сына агента Френки), но поддавшись влиянию агентов «Барса» рисковала создать неприятный прецедент и спровоцировать проблемы с другими воспитанниками.

Будущее Ла Масии под угрозой. Бартомеу проводит странные реформы, академию покинули люди, которые воспитали Хави, Иньесту и Пуйоля

Несмотря на все сложности, Ла Масия сохраняет статус одной из лучших академий Европы. За последние годы она дважды выигрывала юношескую Лигу чемпионов (в 2014-м и 2018-м), а в 2017-м команды всех возрастов выиграли испанскую лигу. Еще в том же году «Барселона» открыла инновационный центр Barca Innovation Hub. Ученые не только изучают спортивную медицину, но и думают как помочь выпускникам Ла Масии: они максимально детально анализируют суперзвезд «Барсы», чтобы разложить их скиллы на элементы и обучить им воспитанников. 

Но несмотря на это, сейчас за будущее академии немного страшно.

В 2016-м Барса переформатировала академию, новая программа называется «Ла Масия 360». Изменений много, вот главные:

Бартомеу выбил у ФИФА уникальное разрешение подписывать несовершеннолетних игроков в обход той самой статьи, за которую клуб забанили в 2015-м. 

В Ла Масии решили заботиться не только о футболе, но и о других аспектах жизни учеников: учебе, психологии, эмоциональном созревании. Для этого Ла Масия запустила несколько программ и расширила штаб специалистов.

Изменился учебно-методологический комплекс. Информации об этом совсем немного, в основном расплывчатые цитаты бывших сотрудников. По всей видимости, в академии меняют отработанную годами модель работы с юными игроками.

Почти сразу внутри Ла Масии возникли проблемы. Футбольные тренеры посчитали лишними занятия с психологами и учителями и призывали игроков игнорировать их. Например, Ла Масия запустила дорогостоящую (почти 100 тысяч евро в год) программу работы с эмоциональным здоровьем – ее игнорили почти все ученики, и через полгода программу свернули. Обстановка внутри академии стала напряженной, возникали даже непривычные для топ-академии бытовые проблемы: за последний год были зафиксированы две драки, за которые учеников не наказали, кухня стала некачественной, игрокам пришлось ужаться из-за огромного штата психологов и учителей, которые заняли целый этаж.

В обновленной Ла Масии не нашлось места людям, которые десятилетиями строили клуб. В 2018-м академию покинул координатор Альберт Баэнг, который в свои годы нашел Иньесту и близко общался с ним в ранние годы.

Болезненнее всего потеря многолетнего директора академии Жоана Вила. Он работал в структуре «Барсы» больше 40 лет, нашел Пуйоля и Хави (и персонально помогал Пуйолю работать над обороной). Именно он вместе с Пако Сейруллом (легенда и тренер «Барсы») придумал модель развития от самого раннего возраста до выпуска из академии. Летом 2019-го у Вилы взяли интервью, и он намекнул, что теперь в Ла Масии учат футболу по-другому:

Жоан Вила

«Для первой команды всегда можно кого-то купить, но суть нашей модели в воспитании игроков. Мы получили очень важное наследство от Гвардиолы и Кройффа, и обязаны поддерживать его.

У меня есть ощущение, что мы упустили нашу модель. В мои последние два года в «Барсе» мы начали отходить от привычных игровых схем и тренировок. Мы с Пако Сейруллом хотели одно, а руководство академии передавало тренерам и игрокам другие требования. Это создавало проблему».

В марте 2019-го Бартомеу уволил директора Альберто Солера и назначил Хави Мартинеса. Но не факт, что назначение будет эффективным – раньше Мартинес занимался не тренерской работой, а трудился в департаменте по связям с общественностью «Барселоны». Кажется, более яркую иллюстрацию эпохи Бартомеу придумать сложно.

Возможно, скоро ситуация с воспитанниками изменится. Новый спортивный директор Ла Масии Патрик Клюйверт против продажи талантливых выпускников

Летом 2019-го даже Бартомеу сообразил, что проблема воспитанников становится критической. 

О кризисе в Ла Масии вовсю трубили медиа: тексты появлялись в каталонских газетах, английском The Guardian и даже в американском Bleacher Report.

Атмосферу нагнетали и идеологические враги Бартомеу. Последнее время Жоан Лапорт с удовольствием уничтожает конкурента: 

«Моя модель и модель Бартомеу совершенно разные. Кройфф? Изгнан. Ла Масия? Разобрана. ЮНИСЕФ? На спине футболки надпись попросту теряет смысл. А я хочу вернуть надпись ЮНИСЕФ вперед, ведь клуб был основан, чтобы улучшить положение обездоленных детей. Катар думает, что все основано на деньгах. Но это не так».

Конкуренты Бартомеу за президентское кресло тоже давят на проблемы с молодежью. «Барселона» должна быть на 100% верна идее футбола Кройффа. Важно не только вырастить талант, но и сохранить его. Лучшие воспитанники Ла Масии должны играть за первую команду», – горячился Виктор Фонт.

Бартомеу очнулся, вспомнил, что в 2021-м президентские выборы и взялся за реабилитацию в глазах болельщиков. Президент придумал популистский ход и запустил кампанию по возвращению клубных легенд: еще летом 2018-го Эрик Абидаль стал спортивным директором (с Фернандесом контракт на продлили), через год Виктора Вальдеса назначили тренером «Хувениль А» (и уже через пару месяцев уволили за плохие результаты), а Патрик Клюйверт получил должность спортивного директора Ла Масии.

Забавно, что Бартомеу подрезал идею у Лапорта: в 2015-м мужчины соперничали в предвыборной гонке, и Жоан пообещал сделать Абидаля спортивным директором в случае победы.

Но куда интереснее трансфер не Абидаля, а Клюйверта. Патрик сразу раздал десяток интервью, в которых обозначил главную цель – вернуть молодежь в первую команду. Не факт, что у Клюйверта получится, но пока голландец демонстрирует адекватность, от которой каталонские фаны успели отвыкнуть. Посмотрите на реакцию Патрика на вопрос о камбэке Нея: «Неймар? Да, это отличный игрок. Но его трансфер остановит прогресс Ансу Фати, который играет на той же позиции, или же других игроков».

Конечно, влияние Клюйверта ограничено, и он не может приказать Вальверде ставить выпускников Ла Масии. Зато Патрик ценит воспитанников, и вместо продажи за мелкий прайс отдает в аренду качественным командам. Клюйверт уже заключил с «Аяксом» соглашение об обмене воспитанниками и сохранил для клуба двух талантливых игроков: полузащитник Ориоль Бускетс уехал в аренду в «Твенте» (12 матчей в сезоне-2019/20), а крайний защитник Хуан Миранда поехал в «Шальке», чтобы повторить ролевую модель латералей «Реала» – Карвахаля и Хакими.

У такого подхода тоже есть минусы (у клубов-арендаторов нет права выкупа, теоретически они не очень заинтересованы в развитии игрока), но, наверное, это идеальный компромисс.

Сейчас болельщикам стоит радоваться любому светлому пятну. Осенью 2019-го Ла Масия отметила 40-летний юбилей, и вряд ли кто-то ожидал, что день рождения пройдет в такой тревожной атмосфере.

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill, David Ramos, Dan Mullan, Jasper Juinen, Alex Caparros; globallookpress.com/Marius Becker/dpa, Panoramic/ZUMAPRESS.com, Miguel Pereira/ZUMAPRESS.com, Randy Litzinger/Icon Sportswire, Maurizio Borsari/AFLO; REUTERS/Gustau Nacarino; anefescuela.es

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...