Блог Сухой лист

В «Реале» уже был британец, который отказывался уходить. Он вытерпел унижения и стал героем трибун и команды

Вспоминаем Стива Макманамана.

В мае 2000-го был сыгран один из самых неконкурентных финалов Лиги чемпионов. Сонная «Валенсия» разгромно проиграла «Реалу».

Результат оказался неожиданным, потому что «Валенсию» считали фаворитом даже в Мадриде. Позднее появилась теория, что Эктор Купер хотел убаюкать «Реал» и в нужный момент поднять скорости. Парня, который ему помешал, звали Стив Макманаман. Энергичный британец отработал настолько мощно, что у Алекса Фергюсона голова закружилась даже перед телевизором: «Стив был повсюду. У него всегда была фантастическая выносливость и уверенный дриблинг, а сегодня он контролировал игру вместе с Редондо. Весь вечер он нес угрозу подключениями из полузащиты. Макманаман – лучший игрок финала».

На 67-й минуте Стив прилетел на подбор и странным ударом – бастардом футбола и каратэ, – с лета положил в угол. Финал можно было заканчивать. То, во что играла разбалансированная «Валенсия» после второго гола, точно не было футболом топ-уровня.

Примерно в то же время, когда игроки «Реала» бросали Висенте Дель Боске в воздух, а Лоренсо Санса – в ванну, в Мадриде начиналась президентская гонка. Два месяца спустя она закончилась победой Флорентино Переса. Еще через пару дней Макманаману сообщили, что «Реалу» он больше не нужен.

Всего за год до этого Стив сам был новичком, из-за которого пришлось уйти другому игроку.

«Реал» был гипертоксичным, но Макманаман все исправил

Чтобы представить «Реал»-1998/99, вспомните все новости о внутренних драках – в раздевалках, на тренировках – в топ-лигах за последние лет пять, а потом перенесите их в один клуб. «Реал» был именно таким клубом, и потому новость о переходе в британском Independent звучала так: «В то же время, как Макманамана презентовали на «Сантьяго Бернабеу», милей вверх по шоссе Зеедорф оправдывался за послематчевую драку с Фернандо Йерро, а мадридские газеты смаковали каждое слово и каждый удар их ссоры. Макманаман попал в эпицентр хаоса».

Зеедорф дрался с Йерро третий раз за сезон, и Макманаман был способом избавиться от голландца. Но дело было не только в поведении Кларенса. Долги «Реала» выросли до 240 млн евро, а в конце 90-х такой минус невозможно было закрыть несколькими удачными трансферами. Летом 99-го «Реал» продал четверых победителей Лиги чемпионов (Шукера, Пануччи, Миятовича и Хайме) и талантливого Это’О, но с трудом накопил пятую часть суммы. С переходом Макманамана продажа Кларенса была неизбежна, хотя и затянулась до января.

У клуба не было денег, игроки били друг друга и забивали на матчи, а главный тренер Джон Тошак через прессу называл их ублюдками. Они – тоже через прессу – отвечали, что Тошак недостаточно хорош для «Реала», объявляли бунты и ставили условия. И абсолютно все подсиживали друг друга. Поэтому Рауль встретил британца словами: «Наша раздевалка – помойка из лжи, перешептываний и подстав. Мне жаль новичков. Макманаман думает, что перешел в один из лучших клубов мира, но он ошибается. Мы больше не команда. У нас еще есть иллюзия, будто мы по-прежнему неплохая команда, но это не так».

Британец скорее казался тем, кто добавит проблем. В «Ливерпуле» он создал нечто вроде бойз-бэнда без музыки и чаще попадал в таблоиды, чем на спортивные развороты. К тому же переговоры с ним начинали в январе 99-го, когда тренировал Хиддинк; Гуса вскоре уволили, и Стив стал ненужным еще до прилета в Мадрид. Тошаку он не нравился: «У нас уже есть пара таких Макманаманов. Попробуем его на правом фланге, а там увидим. Ему придется бороться за место в составе».

А Макманаман вдруг оказался идеальной прививкой для нездорового «Реала». Никто в клубе не тянул роль своего парня лучше него, и в новичка сразу влюбились трибуны и медиа. Стив ходил по Мадриду с чисто британским сочетанием невозмутимости и самоиронии и каждое интервью превращал в стенд-ап, центром которого были насмешки над его плохим испанским: «На предсезонке я жил с Маноло Канабалем. У меня есть разговорник – знаете, одна из этих бесполезных книжонок с ненужными фразами типа «Я хочу фрукт» – так что мы не сказали друг другу ни одного нормального слова, только маты. Канабаль рисовал гениталии и говорил: «Макка, это – polla, а вот это – cojones». Я в ответ преподавал английские ругательства. Каждое утро он будил меня словами «херня» или «дерьмо», а я материл его на испанском. В общем, мы отлично ладили».

Мадрид вдруг поверил, что атмосфера в «Реале» расслабилась. Давление извне спало. Внутри происходило то же самое. Макманаман подружился с Канабалем, с которым обычно делил номера в отелях. С Сальгадо и Зеедорфом, знавшими английский. Потом с Раулем, Йерро и остальными. «Стив очень непосредственный, это привлекает. Его характер – один из лучших в футбольном мире», – объяснял популярность новичка Иван Эльгера. Макманаман сблизил команду, разбившуюся на группки. И сделал это гораздо лучше эмблемы.

«Макка – это счастье, – вспоминал Висенте Дель Боске, сменивший Тошака в середине сезона-1999/00. – Он кабальеро, джентльмен. Стив всегда улыбался и никогда не жаловался, со всеми ладил. Настоящий лидер. Он объединял людей».

С новым тренером Макманаман стал основным и до конца сезона наиграл 50 матчей. Он выносил фланговых защитников энергией и выносливостью – качествами, которыми прославился еще в детстве, когда выиграл чемпионат Ливерпуля по семиборью. Блистал дриблингом, как в Англии (в Испании он выглядел куда более деревянным, но обводка больше зависит от мышления, чем от техники – а с этим у Стива проблем не было). Макка закончил сезон лучшим матчем и главным голом в карьере – «Валенсии» в финале Лиги чемпионов.

Когда пришел Перес, спортивный директор Хосе Мартинес Пирри представил ему отчет – внутренний, но кем-то слитый в The Telegraph несколько месяцев спустя. Макманаман и Редондо описывались как «неприкасаемые, вокруг которых нужно строить новую команду». Дель Боске объяснил почему: «Стив лучше всех в клубе понимает, в какой футбол нужно играть».

Переса больше интересовала строка «Продажи футболок». И Фигу, которого он только что купил. Луиш был первым галактико и самым дорогим игроком мира, а Макманаман играл на его позиции. 

Именно тогда боссы сказали Стиву, что ищут ему новый клуб. Но он отказался уйти.

Перес пытался выжить Макманамана из «Реала»

Вообще Макманаман-запасной вполне вписывался в концепцию Переса. Он был достаточно хорош для того, чтобы играть в основе почти любого клуба мира, и достаточно дисциплинирован для скамейки в «галактикос». Проблема снова была в деньгах.

Макманаман приходил свободным агентом, и компенсацией за бесплатный переход была повышенная зарплата. В год ему платили 4,8 млн евро плюс налоги. Даже после перехода Фигу он был четвертым по зарплате игроком «Реала». И одним из самых высокооплачиваемых в мире. В это же время в Англии возмущались новым контрактом Роя Кина; он зарабатывал больше всех в АПЛ, но почти в два раза меньше Макманамана.

Ни один клуб в мире не стал бы платить англичанину такие деньги, если его фамилия не Оуэн или Бекхэм. К тому же эти 4,8 млн евро в год попадали под британское налогообложение, если бы Макманаман вернулся до апреля 2001-го. Медиа заподозрили, что Стив отказался уйти из-за денег. Контракт действовал до 2003-го, и избавиться от него было непросто; Перес собрал лучших юристов страны, но даже они не нашли законных лазеек для разрыва сделки.

Впрочем, Фло Перес всегда был достаточно находчив для того, чтобы ему мешали досадные мелочи вроде испанского законодательства. Редондо тоже отказался уехать, но тем же летом попал в «Милан»; уже из Италии Фернандо признался: «Реал» заставил меня уйти». Так же быстро Фло расправился с Анелька и Карамбе. Следующим был Макманаман.

«Реал» превратил макманамановский Мадрид в ад. Перес постарался изолировать Стива. Англичанина не взяли на турнир в честь столетия «Баварии» – единственного в команде. Ни разу не выпустили на поле в предсезонных спаррингах. И даже не пустили с остальной командой в Монако: пока «Реал» проигрывал «Галатасараю» в Суперкубке, Макка скучал у бассейна в мадридском особняке. Перед игрой Дель Боске сказал: «Я предупредил Стива, что у него мало шансов выйти на поле в этом году. Ему лучше уйти». Как будто не восхищался скаузером всего два месяца назад. 

«Дель Боске просто выполняет приказы сверху, – делилась инсайдом Independent. – Макманаман ведет войну нервов с Пересом – вот что происходит на самом деле». «Реал» хочет вывести меня из себя, портит мне жизнь, но я спокоен, потому что это не из-за игры. Все из-за клубного долга», – подтверждал Стив.

У Макманамана было достаточно возможностей сдаться. The Telegraph почти не преувеличила, написав, что клубы со всей Европы хотят спасти его от страданий. На него выходили «Астон Вилла» и «Мидлсбро», «Фиорентина» и еще пять клубов. Фергюсон просил Макманамана перейти в «МЮ». «Челси» давал 12 миллионов фунтов и Торе-Андре Фло в придачу. «Парма» предложила 12 миллионов и самую сильную лигу в мире. «Реал» принял все ставки. Макманаман всем отказал.

Последний удар Перес нанес в сентябре: Макманамана не включили в заявку на сезон и не дали ему номер. В 2000-м трансферных окон не было и Стив еще мог уйти, но ответил на новое унижение просто: отказал «Лацио». А потом Фло пропустил сбоку. Президент не предвидел, какую реакцию вызовет последним шагом. Когда герой Лиги чемпионов не получил номер, команда взбунтовалась.

Первым был Мичел Сальгадо – сказал Пересу, что ему не нравится отношение к Макманаману. Через несколько дней сенаторы выловили в раздевалке Дель Боске; разговор вышел настолько жестким, что Marca написала: «Атмосфера в «Реале» похожа на пороховую бочку в преддверии взрыва, и все из-за издевательств над Макманаманом». Почти сразу неназванный мадридиста (подозревали Йерро) объявил: «Мы не будем стоять в стороне, пока происходит такое. С Редондо случилось то, что случилось – в конце концов, он получил отличное предложение, – но чем провинился Макка? Команда считает, что с ним обращаются унизительно и неуважительно».

Сенаторы готовили открытое письмо против Переса, и они были не единственными, кто обожал Макку. За него заступились фанаты. В опросе El Mundo 90% проголосовали за то, чтобы англичанин остался. Даже покупка Фигу не сделала Переса достаточно популярным для войны с Макманаманом. Трибуны освистывали боссов и тренеров. Стива дозаявили.

«Я ожидал, что болельщики заступятся за Макманамана, – признался Дель Боске, – он очень дорог для них. Но мы попытаемся объединить «Реал» хорошей игрой. Даже если на некоторых секторах больше думают о человеке, который не играет».

Не вышло. «Реал» выиграл всего четыре из первых десяти матчей, и Макманаман вернулся в состав. В первой игре с ним «Мадрид» уступил, а потом разогнался. В следующих 12 матчах «Реал» набрал 34 балла. Очки потерял всего раз, когда Стив остался в запасе.

Стив победил. И снова стал основным игроком.

Макманаман работал над собой, помог адаптироваться Роналдо и Фигу и провел в «Реале» еще два года

Тот сезон стал для Макманамана лучшим в «Реале». Стив перебрался налево, сыгрался с Роберто Карлосом и в паре с ним мучил фланговых защитников Ла Лиги. На двоих они пробегали больше остальной атаки «Реала». Макманаман набросал 8 голевых в 28 матчах и вошел в топ-5 лучших ассистентов сезона (2+8 не так восхищали, как 8+18 Фигу, но Стив ведь и не претендовал на лучшего в мире).

«Тренер и спортивный директор предупреждали, что год будет для меня очень тяжелым, – говорил Стив. – Я сказал: «Нет проблем». Я готов пахать и заслужить место в команде. Мне никогда ничего не давали просто так, но всегда заканчивалось одинаково: я был в основе. Я буду учиться, стану лучше как футболист и как человек».

Стив провел в Мадриде еще два года. Вскоре «галактикос» в «Реале» стало больше, чем обычных миллионеров, и Макманаман превратился в игрока ротации. Но он прогрессировал даже в 30 лет. Стив научился работать в защите и заиграл опорником. Перестал обыгрывать, хотя в Англии считался дриблером – чтобы снизить потери на рисковой позиции. Натренировал кроссы. Фанаты в первый же год прозвали его Почтальоном, потому что навесы постоянно терялись в пути – так же, как и доставка испанской почтовой службы, – но Стив сделал прозвище неактуальным. Он выходил на замены, затыкал дыры – и даже тогда сделал все, чтобы не подвести команду.

Вне поля он не утратил своей значимости. Фигу стал одним из лучших друзей Стива. Зидан просил Эрикссона взять Макку на чемпионат мира. Роналдо вписался в команду благодаря англичанину: «Он очень спокойный, искренний и непосредственный. И он первым помог мне. Мы подружились с первого же дня. Впервые я сыграл за «Реал», выйдя на замену. У скамеек запасных на «Бернабеу» низкие крыши, знаете? Я этого не заметил, и когда Дель Боске позвал меня, вскочил и сильно ударился головой об угол. «Зашибись», – подумал я, – а потом огляделся и увидел Макку, который скрючился в своем кресле, отчаянно сдерживая смех. Через минуту я забил, а потом вышел Стив. Через 15 минут я забил второй. Мы выскочили на ворота втроем: я слева, Фигу справа, Макка с мячом по центру. И он отпасовал мне. Стив понял, насколько для меня важен дебют. Для меня многое значил тот пас».

***

Макманамана называли самым умным ремесленником своего времени, но выделяло его не это. Он играл в команде, которая слишком хороша для него, получал зарплату, которая явно превышала его уровень, отказался уйти – но все равно остался талисманом трибун. Стив провел в «Реале» четыре сезона и дважды становился любимым игроком фанатов в ежегодном опросе. Во времена, когда за «Реал» играли Рауль, Йерро, Зизу и Карлос. Стив и правда был по-своему незаменим.

«Реал» эпохи «галактикос» был самым большим футбольным экспериментом по столкновению огромных амбиций и не менее огромных эго. Но ссор в нем почти не было, а каждая новая звезда с ходу вписывалась в компанию. И если у этого парадокса была какая-то одна причина, то звали ее Стив Макманаман.

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill /Allsport, Ross Kinnaird/ALLSPORT; REUTERS/Desmond Boylan, Action Images; realmadrid.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...