Блог Фора ноль

Финалист Кубка Стэнли загубил карьеру из-за ставок, а НХЛ его пожизненно отстранила: история Дона Галлингера

Дон Галлингер родился в провинции Онтарио, и, как и любой нормальный канадский мальчишка, с детства грезил хоккеем. Благо, примеров для подражания была тьма даже в своей собственной семье — его отец Фрэнк, а также дяди "Ред" Грин и "Шорти" Грин гоняли шайбу на полупрофессиональном уровне.

17-летний Дон Галлингер дебютировал за "Бостон" в сезоне 1942/43, став вторым самым молодым игроком в истории НХЛ. Действуя в тройке с 19-летним правым крайним Биллом Шиллом и 17-летним левым вингером Армандом Гвиндолином, Галлингер, получивший предсказуемое прозвище "Габби", выбил 34 очка в 48 матчах. Молодое бостонское звено называли в лиге "Спрут лайн" (что-то вроде "Линии ростков"), а в голосовании за "Колдер Трофи" Галлингер пришел третьим. 

В общем, фундамент для долгой и счастливой спортивной карьеры оказался заложен сразу. 

Затем была служба в Королевских ВВС Канады и незабываемый сезон 1945/46, когда "Габби" стали лучшим бомбардиром "Мишек" (17+23) и одной из самых известных спортивных персон в городе, а его команда дошла до финала Кубка Стэнли, где в пяти матчах уступила непримиримому сопернику, "Монреаль Канадиенс". 

Кроме того, Дон Галлингер настолько хорошо показывал себя в других видах спорта, например, в лакроссе и бейсболе, что бейсбольные "Бостон Ред Сокс" и "Филадельфия Филлис" предлагали ему профессиональные контракты, но в MLB не платили столько, сколько можно было получать в хоккее — за ледовые зарубы на чековую книжку "Габби" ежегодно поступало $7.500. 

Его жизнь и финансовые возможности значительно изменились, когда в 1947 году "Бостон Брюинз" подписал канадского центра Билли Тэйлора. Тэйлор считался азартным картежником, вступал в финансовые пирамиды, участвовал в разного рода аферах — в общем, жил, что называется, на грани. С подачи Тэйлора, картежные ставки во внутренних посиделках "Бостона" немедленно возросли, но он хотел больше денег. Увидев похожую страсть в глазах Галлингера, Тэйлор вызвал его на откровенный разговор и заговорщицки спросил, а не хочет ли "Габби" вдвое увеличить свой годовой оклад? 

Речь, разумеется, шла о ставках. 

В ту пору главные лиги Северной Америки только начинали осознанную борьбу с букмекерским подпольем, хотя еще в 1919 году разразился мощнейший скандал: восемь бейсболистов "Чикаго Уайт Сокс" намеренно слили Мировую серию против "Цинциннати Редс" — естественно, за не хилое вознаграждение. Что же касается НХЛ, то хоккеисты "Бостона", например, делали ставки, но на небольшие суммы и никогда — против себя. В 1946 году НХЛ отстранила на некоторое время Бэйба Пратта, универсала из "Торонто", но затем амнистировала после того, как узнала, что Пратт ни разу не ставил против своей команды и клятвенно обещал завязать с пагубным пристрастием. 

Несмотря на свежий пример перед глазами — в сезоне 1946/47 Пратт, будущий член Зала хоккейной славы, выступал за "Бостон", — предложение Тэйлора показалось Галлингеру слишком заманчивым, чтобы от него отказаться.

Схема была следующей. Дабы не палиться, хоккеисты никогда не ставили сами – они это делали через преступный синдикат детройтского гангстера Джеймса Тамера (а он, в свою очередь, работал на сицилийскую семью Джека Токко, босса всех боссов в Детройте). Тэйлор и Галлингер заряжали крупные суммы, от двухсот до тысячи долларов, и всегда ставили на поражение "Бостона".

Кроме того, они сливали людям Тамера информацию о травмах в команде. 

Тэйлора вскоре убрали, обменяв в "Нью-Йорк Рейнджерс", но Галлингер вел себя странно и жил на столь широкую ногу, что им заинтересовалась полиция. В 1948 году федералы записали разговор Дона Галлингера с криминальным авторитетом Джеймсом Тамером. "Габби" перед матчем против "Чикаго" позвонил Тамеру, рассказал, что у "Бостона" не выйдет на лед лидер раздевалки Милт Шмидт (это была закрытая информация и об этом не знала, к примеру, пресса) и попросил поставить пятьсот долларов на поражение "Брюинз". Кроме того, Галлингер заявил в трубку: "Играть хорошо? Это точно не про меня сегодня вечером". "Медведи" выиграли тот матч, но на Галлингера уже собирали досье, а в начале марта бостонская пресса взорвала общественность материалами о том, что "Габби" делает ставки против своей команды. 

9 марта НХЛ отстранила Дона Галлингера от матчей до полного расследования дела. 

28 сентября 1948 года Кларенс Кэмпбелл, третий президент в истории НХЛ, придерживающийся политики нулевой терпимости в отношении лудоманов, вынес вердикт: Дон Галлингер получил пожизненную дисквалификацию. Даже через 15 лет Кэмпбелл отказывался снять бан, и лишь в 1970 году Лига признала, что 45-летний Галлингер и 51-летний Тэйлор отбыли наказание. Последний тут же устроился скаутом в "Питтсбург", но Дон Галлингер никогда больше не вернулся в Большое Шоу. 

Он провел в НХЛ 222 матча, набрал 153 очка, был лучшим бомбардиром своей команды, выходил в финал Кубка Стэнли и едва не взял "Колдер Трофи", но помнить его будут за другое – за то, что он ставил против своих. 

Автор: Алекс Маннанов

Источник

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...