Блог Отважный репортер

Александр Головко – о Коваленко, Цыганкове, Зинченко и уходе из молодежки

Видео и текст – все, как вы любите.

Где нас найти? YouTube | Facebook | Instagram 

Отставка, Шевченко, Ротань

- История с вашей отставкой немного странная. Как это происходило?

– Сейчас не время говорить об этом. Пройдет какое-то время, и я обязательно расскажу, как все было. Все что можно, я отдал сборным командам. На этом этапе созвал новую команду 1998 года рождения. Специально так сделал, хотя мог уйти сразу. У меня еще была надежда, что мы сможем поработать хотя бы до лета, собрать обойму, дождаться. Но решение принято обоюдно. Это привело к тому, что я там сейчас не работаю. Пока по данной теме это все, что я могу сказать.

- Как вы отреагировали на это решение?

– Как реагирует тренер? У меня это первый опыт. Могу так сказать: мы все знаем, что придет зима, но на первый снег всегда выезжаем на летней резине. Я знал, что это произойдет, к этому все шло. Внутри я готовился уже долгое время. Но когда оно случается,  для тебя это все равно определенный шок, ведь так или иначе, ты отталкиваешь от себя мысль, что это случится завтра.

- Позади отборочный цикл на Евро-2019 с молодежной сборной. Какая причина непопадания на Евро?

 – На каждом этапе были ошибки. Но были и благосклонные к нам вещи. Допустим, в последнем матче с Шотландией Сане Зубкову было необязательно забивать те два мяча, а голкиперу шотландцев – необязательно их пропускать. Это были просто два удара в створ ворот, а голы забили.

Сто процентов, были и наши просчеты, связанные с педагогическим контролем. Никто не отменял стартового мандража. Он может повлиять на ребят, и ты не понимаешь, как против представителей не самой футбольной страны можно сыграть на мандраже. Когда у тебя стоит вопрос вратаря, двух центральных защитников, а их нет. Понимаешь, что очки терять нельзя, а команда Латвии по боеспособности выдает самый лучший матч.

Потом начались проблемы, связанные с первой командой, надо было все переформатировать. Команда U-19 была твоей, а молодежная сборная – часть структуры под названием «национальная сборная». Ты должен быть готов отдать футболиста в расположение национальной сборной. Чтобы футболист был готов решать задачи с первой командой физически, функционально и психологически.

- Руслан Ротань с вами еще не консультировался?

– Пока такого разговора не было. Но если у него будут вопросы, то я с удовольствием отвечу. Я системный человек. Дело не в личностях, которые приходят. До меня был футбол, при мне, и после меня будет. Незаменимых людей нет, это нормально. Другое дело, что понятие развития футбола на этом уровне, на мой взгляд, могло быть другим. Как будет дальше координация между первой командой и молодежной, между U-20 и U-19. Все нормально, пока это не твоя команда. Когда она твоя, то хочешь-не хочешь, а ты будешь за нее землю грызть, будешь бороться. Не всем это будет нравиться. Но я желаю только побед ребятам.

- Как было выстроено ваше взаимодействие с Андреем Шевченко?

– Было по-разному. Андрей пришел со своим видением футбола, а мы уже здесь работаем давно. Сразу все менять и перестраивать я, конечно же, не согласился. Я уже зрелый тренер и могу делать то, что считаю нужным. Но работая в системе, нужно подстраиваться под первую команду. Мы с Андреем переговорили, договорились, как это будет озвучено. Любой вызов в первую команду не обсуждался. Надо, так надо. Я отключил мозги и работал на первую команду. Ребята, которых тренерский штаб первой команды отпускал к нам, приезжали и сразу включались в работу молодежки.

- Одной из ваших задач было воспитывать футболистов для национальной сборной. 9 игроков – это достаточно или можно было больше?

– Я не воспитываю футболистов. Я вывожу их на игровой тонус, предъявляю им требования. На каком-то этапе они показывают на своих участках поля тот футбол, который можно назвать европейским и современным. Потому и переходят в первую команду. Шесть или девять  – не важно. Андрей Николаевич, насколько я понимаю, в развитии первой команды сделал акцент на то, что будут играть молодые пацаны. Тогда здесь ничего сверхъестественного нет.

Другое дело, что совпали два очень мощных турнира: дебют Андрея Шевченко как главного тренера и наша задача поехать на Олимпиаду. Здесь акценты не были расставлены вовремя. С учетом того, что работаем на первую команду, я для себя сделал выводы, что мы сможем что-то сделать и может быть, даже зацепиться за чемпионат Европы, но это будет сложно сделать без ключевых игроков на некоторых позициях, в которых мы нуждались на каждом сборе.

Коваленко, Зинченко, Цыганков и другие

- Вы работали в молодежной сборной с Луниным, Лучкевичем, Зинченко. Это футболисты, которые уже успели поиграть в Европе. Ощущается европейский менталитет?

– Скажу только по Зинченко. По Лучкевичу не было такой уверенности, по Лунину – я мало с ним работал, чтобы говорить, что он сразу будет топ-игроком. Он был на слуху, но когда я начал с ним работать, у нас было не так много совместных игр. Да, он действительно топ-уровня вратарь для Украины. При правильном подходе, если его правильно вести, он может быть очень качественным футболистом.

- Некоторых из футболистов 1998-1999 годов рождения вы уже задействовали в отборочном цикле. Насколько это перспективное поколение?

– Шапаренко, Леднев, Лунин, Попов, Миколенко – у всех хорошая перспектива. Одно «но» – это если они будут играть.

Есть ребята и 2000 года – Супряга, Цитаишвили. Есть на чем строить эту сборную. Можно попытаться из группы выходить на чемпионат Европы. Топ-команд там нет.

Я думаю, что эта сборная тоже должна быть удачная, но есть одно «но». В этом году команда 1999 года рождения играет на чемпионате мира. Не думаю, что до июня Петраков отдаст кого-то из футболистов, чтобы наигрывать состав на осень.

Когда я работал, было много диалогов и взаимных уступок. Это очень дипломатичная работа – как правильно подвести команду к осени, чтобы все эти футболисты были готовы вступать в отбор на Евро и находились в хорошем тонусе. Я с этим столкнулся, когда начинал отбор в Латвии. У меня половины футболистов просто не было.

- Очень часто целые группы футболистов здорово себя показывают в молодежных командах, но при переходе во взрослый футбол куда-то теряются. Нынешнее поколение останется на уровне?

– Из тех, кто есть сейчас, никто не затеряется. Может, кто-то просто будет играть более ярко, кто-то – менее. Но они все будут на слуху – 100 процентов. 11 человек стартового состава, которых я могу назвать, точно будут играть в премьер-лиге. А кто-то и выше.

- Виктор Коваленко феноменально стартовал, а затем точно так же феноменально остановился. В чем причина?

– Я бы не сказал, что там что-то феноменальное было. Просто в той когорте футболистов он выделялся. И я не могу сказать, что он остановился в развитии. Просто он проходит огонь, воду и медные трубы. Слава, деньги и критика – с этим немногие справляются. Но есть помощники, тренеры, которые могут подсказать игроку, в чем он прав, а в чем нет. Если он готов учиться, то делает шаг вперед.

- Его очень многие критикуют. Можно ли критиковать молодых футболистов?

– Можно, почему нет? Критика – это часть футбола, а футболист – человек публичный. Критику нужно уметь аккумулировать и реагировать правильно, потому что кто-то из мудрых людей сказал: «Чем больше критики ты на себе ощутишь, тем больше ты человек». На это обижаться не надо.

- Одни говорят, что Коваленко – большой талант, который остановился из-за нарушения режима и сейчас регрессирует. Другие – что перехвалили, а его игра не так сильно изменилась. Кто прав?

– Его перехвалить было не так сложно, потому что он действительно был топ-футболистом в возрастной категории с 18 до 19 лет. Играть в финале Лиги чемпионов, даже юношеской, многого стоит. Он вышел на замену и сделал игру. Понятно, что проиграли «Челси», но сам факт того, что это был яркий выход – неоспорим.

В «Шахтере» Луческу, где трансферная стоимость всей команды была очень высока, его попадание в число 18 игроков было оправдано. Все правильно оценено. Другое дело, справился он с этой оценкой или нет. Появляется сразу много добрых людей, которые говорят «Ты должен, ты сможешь, тебя мало оценивают» и так далее. И футболист начинает себя сопоставлять с теми ребятами, с которыми он тренируется.

На него выпал очень большой шквал критики. Он с ним сначала не справлялся, но спасибо ему, что он согласился вернуться в молодежку и слушал нас. Виктор слушал тех людей, которые были в нем заинтересованы как в футболисте. Мы попытались ему объяснить, что такое современный футбол с точки зрения масс-медиа, прессы и давления. У Коваленко есть один козырь – это тренировочные занятия, которым он должен максимально отдаваться, и игры. Другого метода у футболиста нет. Спасибо, что он последние игры проводил за молодежку. С ним и без него это совершенно разные команды.

- Еще один футболист, который был на одном уровне с Коваленко, но прогрессирует с каждым сезоном, это Цыганков. Сейчас он уже и капитан «Динамо». Что думаете о нем?

– Витя – очень качественный футболист. Со всеми плюсами, со всеми минусами. У каждого человека есть хорошие качества и не очень. Но это все помогает быть ему в тонусе, становиться лидером. Не скажу «быть лидером», потому что в таком клубе, как «Динамо» это очень сложно тянуть на себе. Но он показывает тот футбол, который ему свойственен, и делает это по максимуму. Как будет дальше? Сто процентов, рядом с Витей должны быть такие же, как и он, чтобы он смог прогрессировать. Если таких ребят не будет, то не скажу, что у него угаснет интерес к игре, но запал перейдет в регресс, и он, скорее всего, будет думать о зарубежном чемпионате.

- Это самый талантливый футболист, которого вы тренировали?

– Нет, была большая группа. Просто кто-то реализовал себя на определенном этапе, а кто-то нет. Переход из юношеского футбола во взрослый тем и характеризуется, что кто-то быстрее выстреливает, а кто-то еще ходит по этим коридорам. И не у всех получается.

- Если бы Ярмоленко остался в «Динамо», Цыганков был бы на таком уровне, как сейчас?

– Не факт. Потому что позиции были приблизительно одинаковы. Команда с Андреем одна, а без него – другая. Цыганков с честью взял на себя эту ношу и без травм и резких решений стал лидером команды.

- Цыганков более разноплановый футболист, чем Ярмоленко?

– Не могу так оценивать, потому что я не работал с Ярмоленко на клубном уровне. И не так много с Витей работал. Может быть, креативности чуть больше.

В сборной мы их, по большому счету, не тренируем. Мы смотрим, за что можно зацепиться. Если это активный футболист, нацеленный на атаку, нам нужно, чтобы он из ничего сделал гол.

Коваленко, Зинченко, Цыганков – ты им даешь задачу, и они ее решают. Не ты решаешь, а просто даешь им моменты, которые они могут реализовать за счет своего футбольного интеллекта. Но они требуют знаний, поэтому их нужно помещать в среду, где вокруг такие же ребята.

- У Цыганкова как человека нет спадов?

– Любой хороший футболист – колючий. Назовите любую фамилию, со всеми было не всегда просто.

- Зинченко. Как он стал чемпионом Англии?

– С Саней интересная история связана. Еще Валера Кривенцов, когда тренировал ту команду, которая вышла в финал Юношеской лиги, сказал мне: «Саня, обрати внимание на Зинченко. Он сейчас еще не выделяется, но опережает всех по мысли». Он приехал в сборную, все было печально. Зинченко пытался все делать в касание, а я ему говорил: «Делай еще одно дополнительное». Он в состав не попадал. Но нет худа без добра.

Лучкевич, Коваленко и Беседин уехали с командой Петракова на чемпионат мира в Новую Зеландию. А нам нужно было играть элит-раунд. Мой помощник сказал: «Давай доставать Зину, он где-то пропал». Давай звонить в Москву, связываемся с агентами, достаем его оттуда. Тут война начинается, у него нерешенные вопросы с «Шахтером». Куча всякого. Я пообещал ему помочь. Чтобы здесь не было никаких моментов, поехали заграницу. Он приехал, и вместе со Шведом они выдали сумасшедший отбор. Это футболисты, которые из ничего делают голы.

- Чем Зинченко отличался от других?

– Отношением к футболу. Это для него религия.

- А скиллы?

– У него достаточно технических способностей, чтобы решать тактические задачи, не думая о том, что он будет делать с мячом. Украинские футболисты уже более-менее умеют владеть мячом. А раньше, чтобы решить проблемы тактики, нам нужно было разобраться с техникой. Когда начинаешь решать тактику, команда перестраивается –  и все пропало. Эти ребята уже работают с мячом совсем по-другому и, что интересно, работают уже на скоростях. Сейчас желательно добавить им в атлетизме.

- Зинченко – топ?

– Зинченко – топ среди этих ребят. Но нельзя выделить его одного. В группе 1996 года могу назвать 5-6 фамилий. Были собраны в одну команду со всех областей Украины, тогда это был «Шахтер». Симбиоз сборной и команды дал игрокам тонус. А как они им воспользовались, это уже их дело. Они же взрослые. Я о том, как они себя ведут. По отношению к клубам, к сборной, к агентам.

- Охарактеризуйте Миколенко.

– Я только на одном этапе работал с ним, поэтому лучше скажут клубные тренеры. С моей точки зрения, он сырой. Я поехал на чемпионат Европы, где играли футболисты 1999 года. Команда Петракова играла в три защитника, были такие моменты, когда на поле Попов, Миколенко и Бондарь. Выглядело, что среди них он больше всех переживал. Попов – самый уверенный. Но Миколенко обучаемый и готов играть в футбол, слушать и понимать, что он ничего не знает. Готов учиться, и эти знания он накапливает. Ему говорят играть здесь, он играет. Говорят, на другой позиции, и он по максимуму выкладывается там.

- Еще один футболист «Динамо» – Шапаренко. Его очень хвалят, но он иногда выпадает. Чем он отличается от других молодых футболистов?

– Самый главный момент – на каком-то этапе своей карьеры его подняли на топ-уровень, которому он пока не соответствует. Он очень интересно мыслит, но это у нас почему-то сразу топ. Сейчас таких футболистов найти непросто, и если кто-то не попадает в шаблон, сразу признается суперигроком.

Бывает, что он выходит и не играет вообще. Потом начинают, мол, молодой парень, бывает. Но мы же понимаем, что просто молодой парень играть в основном составе «Динамо» не может. Значит, есть какие-то нюансы.

Приезжает он в сборную. Я ему говорю: «Слушай, в темпе кросса мы в футбол не играем. Нужно делать вот это и вот это». Он на меня смотрит, и я вижу, что хочет контакта. Если контакт есть, то мы выходим на разговор. Мы выяснили, что нам нужно друг от друга именно после того, как мяч потерян. После включения, после ведения борьбы.

Но я не могу с него требовать работы в кросс, как у Погба. Шапаренко другого плана футболист. В атаке он может сделать некоторые вещи, оказаться в нужном месте, нужной точке. Но это может быть эпизодически. С учетом того, что мы работаем на максимальном уровне, у меня нет времени ждать, сыграет он или нет. Потому чаще играли ребята постарше, которые знают, как свои 70 минут сыграть в тонусе.

Для него был сложный эпизод – две домашние игры в Запорожье. Вторая – с Андоррой. И все невпопад. Он: «Борисыч, меняй меня». Я ответил: «Иди на поле. Оно тебя либо заменит, либо оставит». После игры мы с ним разговаривали в гостинице, в самолете, пока летели, в аэропорту. После этого он приезжал в сборную совсем с другими глазами. Это молодые ребята, с ними нужно общаться. Там есть за что цепляться, там есть интеллект.

- Какие плюсы у Лунина?

– Школа. Но первое – это психология. Уверенность в воротах – это 50% уверенности в обороне. Если есть какие-то нюансы, то он выручит. Бывало, конечно, что не выручал, но у меня к нему нет вопросов по тренировочной работе.

Если есть Лунин и кто-то рядом с ним, то ребята тянутся к нему, видят, как он работает.

- Матвиенко – футболист, который в защите переиграл на всех позициях. Это показывает, что у него огромный интеллект?

– Да, это топ, сто процентов. Есть интересная история. Когда они начинали, на один из турниров он приехал левым защитником. Поставили его играть, все было печальненько. Он из этой плеяды талантливых ребят 1996 года. У него настолько мобильная психика, что он всегда в хорошем настроении. Это очень подкупает.

Я ему говорил: «Коль, давай серьезнее, потому что у нас важная игра». А он отвечал: «Борисыч, это ж футбол». Я понимаю, но мы же здесь задачи решаем. Задача – это небольшой сплин. Он спрашивает: «Что такое сплин?» Это состояние такое угрюмое, когда память лучше работает. Он на меня смотрит и говорит: «Что, если мы будем грустными, то будем лучше играть?». Я говорю: «Не факт, но на вас смотрят и понимают, что это серьезное занятие». Этим детско-бодрым, но в то же время профессиональным отношением к работе они подкупали. Я удивился, когда он сделал очень мощный скачок вперед. Я думал, что будет хорошим футболистом, но так сразу, чтобы стал топом?

- Василий Кравец перешел в «Леганес». Это один из лучших фланговых защитников в Украине?

– У нас два футболиста такого плана: Бодя Михайличенко и он. Очень хорошие левые ноги, но сказать, что они защитники, я не могу. Они атакующие защитники. Они готовы играть первым номером. Бегут, выполняют много работы. Но когда надо обороняться, они кряхтят. И мы эту проблему решали.

Кравца долго не вызывали, потому что он был 1997 года рождения, входил в команду Кузнецова. Мы с Олегом общаемся, он говорит, мол, есть Вася Кравец. Он играет, мы его вызываем, ставим на игру со сборной Англии в марте прошлого года. Играет по-взрослому, в испанский футбол. Я такой: «Вау!» Вася смотрит на футбол, как Коля Матвиенко. У него поднята голова, он не боится никого. Это уже западный уровень.

Вызов Кравца в первую команду не случаен.

- Артем Беседин не забивает. Все говорят – огромный объем работы, борьба...

– Сто процентов. Нельзя поверхностно оценивать. Как нас оценивают по результату – вышли мы на Евро или нет?

«Динамо» хочет нападающего? Значит, проблема не только в Беседине. У него много полезной работы, но она не всегда эффективна. Значит, нужен второй нападающий, который будет его стимулировать.

Где нас найти? YouTube | Facebook | Instagram 

- Марьян Швед – футболист уровня Цыганкова, Зинченко по командным действиям?

– Нет, сейчас нет. Зинченко – суперкомандный игрок. Цыганков – командно-индивидуальный игрок, Швед – индивидуальный игрок. Меньше командный.

Что бы мы ему ни говорили, он будет внимательно слушать, наблюдать. И если он тебя уважает,   будет прислушиваться. Если 50 на 50, то играет в тот футбол, который считает правильным.

Швед попал в Испанию, но в чем проблема всех наших ребят, которые туда едут. Они думают, что им там все и все должны. Здесь за каждым футболистом ходят, просят. А там все очень жестко. Ты приезжаешь в статусе легионера.

За счет клуба и сборной они смогли вернуться. Но у меня тоже были моменты, связанные с тем, на каком уровне они играют. Есть команды вроде Андорры, Латвии, которым мы забиваем, и все чувствуют себя топами. Как только Шотландия или Нидерланды – все, нет футболистов.

- Еще один футболист индивидуального плана – Борячук. Верно?

– Нет. Андрей – командный игрок.

- Смотришь на него и думаешь, что потенциально это очень крутой футболист.

– Все упирается в характер. Сейчас он футболист, а через 15 лет уже не будет им, но останется человеком. Мне нравятся его приоритеты. Я ему говорю: «Андрей, если хочешь быть нападающим, то нужно быть всегда в штрафной площадке. А тебя там нет. При том, что ты хочешь играть в короткий пас, в подыгрыш, отскочить». Он обижается, потому что по-другому это видит. В клубе он забивает, делает это, а приезжает в сборную – и не делает.

У него были проблемы, когда он ушел из «Мариуполя. Мы дали ему шанс на выезде с Шотландией, поставили в состав. Играли Матвиенко, Зинченко, Коваленко, Борячук, Зубков, Беседин. В четыре полузащитника ромбом и два нападающих. Честно скажу, что впервые сыграл в эту миланскую схему. Почему? Потому что доверили Борячуку. Если бы он подумал, что еще и мы в него не верим, то пошел бы в яму. Он выдал лучший матч.

- Что с Лучкевичем?

– По Валере было меньше всего вопросов. Я знаю его отца, знаю сильные стороны. У него феноменальный характер. Он действительно трудяга, человек, который в любую свару полезет и выйдет из нее. Футболист, который решает вопросы, когда ты даже от него этого не ожидаешь. Поставил я его левым защитником в матче элит-раунда в Израиле, против Швеции, по-моему. Он обыгрывает троих и забивает гол. Потом забили из-под него, но главное, что у него был всплеск учиться, играть и все остальное. Дальше – потолок.

Чтобы быть условным Цыганковым, надо иметь другие мозги и все другое. Но если всех этих ребят правильно сформировать, то будет команда.

Нам Валера был интересен как защитник. Но в клубе у него это не практикуют. Да, ты игрок молодежки, все классно, но тренер ему говорит: «Мне здесь нужен такой, чтобы обыгрывал, забивал». Валера говорит: «Так я ж другой». Ну, тогда сиди, будем ждать. Валера сидел, мы его поддерживали, доверяли, я его вызывал. В последней игре с Нидерландами я поставил его в состав, потому что не было футболистов, которые могли бы не провалиться.

- Регресс ощущался?

– Не регресс, а отсутствие игрового тонуса. Каким бы ты футболистом ни был, а без игрового тонуса никуда. Я вот тоже, может, классный футболист. Но сыграю 7-8 минут, и на этом все закончится.

- Можете выделить еще кого-то, о ком мы с вами не поговорили?

– На последнем этапе – Саня Пихаленок. Именно по пониманию. Ощущение, что у него внутренний GPRS стоит. Только начинается футбол, он сразу включается, видит и чувствует все. Чего не хватает? Атлетизма.

Телевидение, Европа, топ-защитников, 

- Перед Новым годом появилась информация, что вы можете сменить Виктора Скрипника в «Риге». Это просто слухи или был реальный интерес?

– Были слухи, но точно не от меня.

- То есть, с вами никто не контактировал?

– Нет.

- Правда, что если у вас не будет вариантов в тренерской работе, то вы готовы попробовать себя в другой должности?

– Не говорил такого. Я был тренером и могу тренировать. Умею создавать и требовать. Как системный человек могу добиваться результата. Все остальное зависит от обстоятельств. Пока я себя вижу тренером. Как дальше будут развиваться события с трудоустройством – посмотрим.

- Вы бы хотели оставаться в Украине или попробовать себя за рубежом?

– Я бы хотел быть там, где мои знания нужны.

- Почему украинские тренеры не так часто уезжают в Европу? Это внутренние барьеры, боязнь чего-то или же другие причины?

– Первый вопрос – язык, это сто процентов. Мы воспитаны здесь, Советским Союзом, Украиной. Мы работаем на тех вещах, которые футболист должен чувствовать через язык. Без этого никак, попросту не достучаться. Когда ты выходишь на язык другой страны, не все будет получаться так легко и просто. Плюс, возраст будет иметь значение. Относительно молодым проще перестраиваться.

Свободно на иностранном языке мало кто из нас говорит. Сергей Ребров, Андрей Шевченко, Виктор Скрипник – они долго играли в разных странах, для них иностранный стал вторым языком. Например, я играл в Китае, но родным для меня китайский язык так и не стал.

- Вы работаете на телевидении. Долго адаптировались к амплуа эксперта?

– Самое сложное – это когда называют экспертом. Я не эксперт в футболе, а тренер. Просто так вижу и понимаю игру. Кто-то считает это экспертным мнением, но мне, как и всем людям, свойственно ошибаться. Некоторые вещи я не знаю, иногда говорю какие-то глупости.

Если это кого-то интересует и к этому кто-то прислушивается, значит, я больше, чем на 50% прав. Но сказать, что этот футболист станет таким-то, не могу. У меня был опыт работы с молодыми ребятами, знаю, что такое футбол. На одного ставишь, а он потом просто исчезает. Или наоборот.

Когда забит гол из-за ошибки защитника и нужно его обсудить, это я могу сделать. Но самое сложное для меня – перед матчем рассказать, как сыграет одна или другая команда, не зная раскладов. И нужно обладать способностями, чтобы никого не обидеть и толерантно относиться к игрокам. 

- Топ-5 защитников в Украине по версии Александра Головко?

– Коля Матвиенко... Не могу назвать Бурду топом, но он может стать футболистом, который будет прогрессировать. Ракицкий уже немного отошел, но по мышлению это футболист высокого уровня. Я не хочу никого обижать, но в других командах есть один хороший защитник, второй чуть слабее. Топов действительно нет. Это проблема, и я с ней столкнулся. Сложно назвать топ-5…

- Говоря о топах и обороне: «Шахтер» и «Динамо» в текущей еврокубковой кампании очень часто пропускали. Почему так?

– Критиковать каждого из них не хочется. Это попросту неэтично.  Сейчас говорить не буду, почему условный Кадар тогда не пошел туда-то, почему условный правый защитник бежал туда, а не перекрыл диагональ. Просто в тех командах, с которыми они играют, есть такие же футболисты. У нас же есть бренд, и хочешь-не хочешь, все ждут, что в «Динамо» будут играть топ-футболисты. Пока, к сожалению, это не так. У клуба такие возможности.

Где нас найти? YouTube | Facebook | Instagram 

Фото: globallookpress.com/Anatolii Stepanov/ZUMAPRESS.com; ФФУ

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...