Блог О логике в спорте

Луи ван Гаал. Психологический портрет. Часть 1.

                                                               1

                                                                            Но моя кровь родственна их крови,

                                                                                  и я хочу, чтобы моя кровь        

                                                                                      была почтена в их крови

Готовясь писать очерк о Луи ван Гаале, просмотрел его краткую биографию, и сразу же обнаружил ответ на многие вопросы уже в первой строчке (если честно, то раньше я даже не подозревал в какой семье родился упрямый голландец, а уж какой неожиданностью стало для меня его полное имя!). 

Алоизиус Паулюс Мария ван Гаал родился 8 августа 1951 года и стал девятым ребенком в семье. Родители ван Гааля были фанатично верующие католики, поэтому не стоит удивляться столь необычному сочетанию имен. Впрочем, для  удобства имя Алоизиус было сокращено до ныне знакомого всем Луи. 

Религиозная семья  (семья Луи, пожалуй, была религиозна до фанатизма - одно количество детей уже говорит о многом) подразумевает под собой особые методы воспитания. Дети должны беспрекословно подчиняться воле родителей, верить во все, что они говорят, даже в том случае, если это кажется неправильным и абсурдным. Луи, так же как и любой другой ребенок семьи, не имел собственного мнения - оно игнорировалось, считалось неприемлемым, недопустимым, неправильным. За любое неподчинение, непослушание следует наказание (скорее даже не физическое, а а наказание другого плана - например: ребенок на какое-то время переставал существовать для родителей. Я считаю, что родители Луи ван Гаала были упрямые, жесткие, требовательные. Луи интроектировал (впитал) все эти качества, ведь они были настолько сильны по воздействию, что не впитать их было просто невозможно. Именно так действует механизм идентификации с родителями: в этом случае ребенок перенимает те качества характера, которые кажутся ему сильными. Хорошие или плохие - в данном случае не играет никакой роли. Главное - это их сила.

Родители выбрали авторитарный метод воспитания, при котором подавляется личность ребенка, происходит его обезличивание. Как только Луи ван Гаал вырос - он сам стал авторитарным. В этом нет ничего удивительного, потому что так устроена психика любого человека: она воспринимает те качества, которые кажутся ей сильными.

  Луи ван Гаал все время пытался быть сильным или казаться таковым. Твердость взглядов, следование принятым решениям, жесткая последовательность действий сделала из него того, кем он хотел стать: сначала профессиональным футболистом, затем сильным тренером. Эти черты характера, которые он взял у родителей и мешают ему в отношениях с окружающими.  

                                                             2

                                                                                "Зачем так тверд!-

                                                                сказал однажды древесный уголь алмазу. -

                                                                     Разве мы не близкие родственники?"

 Первое, что приходит на ум в качестве характеристики методов работы Луи ван Гаала - это твердость взглядов в отношении как к построения тренировочного процесса, так и в отношении тактического рисунка игры команды. Если ван Гаал определился с тем, как будет играть его команда, какой распорядок дня он определил для футболистов, и как он вообще к ним относится, то, чтобы разубедить его, должно случится нечто сверхъестественное. Можно назвать это твердостью взглядов, можно упрямством. Но больше подходит догматизм

То, что говорит и делает ван Гаал, считается для него само собой разумеющимся, а потому правильным, как  религиозные постулаты. Менять что-то он не захочет никогда. По его мнению, лучше следовать какой-либо одной стратегии, действовать по заранее обдуманному плану, чем что-то изменять на ходу, ведь может получится еще хуже. Тем более в психологическом смысле менять стратегию означает изменить себе, собственным принципам, возведенным в ранг догм. Догмы не меняются  никогда . Это невозможно априори. Именно поэтому сказанное и сделанное ван Гаалем, можно отнести к категории догм, а самого тренера назвать догматиком.

Догмы - нечто, не поддающееся обсуждению. Вы помните, что происходило с футболистами, которые пытались спорить с ван Гаалем, что-то доказывать, говорить, что он неправ. Примеры де ла Пеньи и Ривалдо в этом плане показательны.

Для команд ван Гаала характерна невероятная дисциплина. Он устанавливал правила, и футболисты должны были им следовать. Если ван Гаал узнавал о том, что кто-то из футболистов  нарушил какое-либо из этих правил (из них многие казались абсурдными или же для некоторых игроков в силу особенностей их характера являлись трудновыполнимыми), то этот футболист раз и навсегда вычеркивался ван Гаалем, он просто переставал для него существовать. 

Таким образом, ван Гаал поступал со своими футболистами так, как с ним поступали родители в детстве.

                                                            3

Как уже отмечалось выше, для ван Гааля во взаимоотношениях с игроками характерна чрезмерная жесткость. Он ставит игроков в определенные рамки, устанавливает границы, через которые нельзя переходить. Его не интересует то, что некоторые игроки могут быть не готовы к его требованиям, нуждаются во времени на приспособление к ним. Для ван Гаала характерны проверки игроков в «боевых» условиях, чтобы выяснить, каким образом игрок справляется на возложенную на него ответственность, готов ли он к постоянному давлению, как реагирует на критику. Такая проверка обычно устраивается для молодых футболистов, только перешедших из молодежного футбола во взрослый. Прошел проверку – пользуешься доверием тренера, не прошел – второго шанса не жди. Конечно, для многих игроков такая проверка оказывается неожиданной, они теряются, не справляются с давлением, играют хуже, чем могли бы. 

Правильно ли это? Луи ван Гаал считает, что данная тактика «воспитания» молодых игроков намного более эффективна, чем та, что традиционно используется большинством тренеров, а именно - постепенное подведение игрока к основе, подбадривание, отсутствие серьезной критики после неудачной игры. Это не для ван Гаала. Он хочет сразу выяснить, на что игрок способен по-настоящему, требует от него максимальной эффективности  здесь и сейчас, а не в перспективе. Учитывает ли ван Гаал при этом, что игрок может не выдержать такой нагрузки, такого давления? Может быть учитывает, а может быть и нет. Для него это вопрос вторичный. Его не интересует будущее футболиста, будет ли он успешен, раскроется ли он при таком подходе, главное для него – успех команды. Если футболист не играет на том уровне, который от него требуется, то его вполне можно заменить. Что он чувствует в тот момент, когда понимает, что тренер больше не рассчитывает  на него, совершенно не важно, ведь он не принес пользу команде. Луи ван Гаала можно обвинить в этом случае в отсутствии такта, в каком-то «нечеловеческом» отношении с игроками, но его трудно упрекнуть в том, что он непоследователен или нечестен. В отношениях с игроками ван Гаал всегда последователен и систематичен. Они прекрасно знают, что хочет от них тренер, они осознают, что ван Гаал предоставляет им реальный шанс заявить о себе. Они знают также, что второй шанс им вряд ли будет предоставлен. (Разве что пример с Хави показывает обратное – ван Гаал как-то отправил тогда еще совсем юного каталонца доигрывать конец сезона в кантере, откуда еще в самом начале сезона был неожиданно для самого игрока привлечен к играм за основу. Хави позже назвал этот момент одним из худших в своей карьере. Однако, увидев, что этот парень не думает сдаваться, как ни в чем не бывало вернул его в основу в следующем сезоне). Это мотивирует и дисциплинирует их. Молодые игроки, кроме достаточного для игры в футбол высокого технического и тактического уровня должны быть честолюбивы, и поэтому по замыслу ван Гаала они должны не подыгрывать более опытным партнерам, а играть наравне с ними значительную роль в организации и ведении игры.

Луи ван Гаал может быть сколько угодно критикуем за такой метод работы с молодыми игроками, но если разобраться, то такой подход не лишен логики, тем более, что результаты говорят сами за себя: великолепный Аякс первой половины 90-х был создан  именно благодаря такой продуманной стратегии работы с молодежью. Игроки проходили тщательный отбор, а оставались не просто одаренные технически (таких всегда хватало), а именно те, у которых были на высоком уровне волевые качества, амбициозность, целеустремленность, честолюбие, желание побеждать, и самое важное – психологическая устойчивость. Таких мастеров, как ван дер Сар, Давидс, Зеедорф, Клюйверт, братья де Буры, Пуйоль, Хави открыл именно ван Гаал. Возможно, что именно благодаря его влиянию эти футболисты стали легендами.

Этот метод работы используется Луи ван Гаалем сознательно, но здесь мы также поговорим о том, какие бессознательные причины побудили его создать и применять именно такой подход к молодым игрокам. Конечно, в первую очередь стоит сказать о том, что такой подход был обусловлен тем, что переживал сам ван Гаал в детстве, когда ему приходилось соответствовать жестким требованиям родителей. Кроме того, у Луи  было много братьев и сестер (он был девятым ребенком в семье), т.е что такое конкуренция Луи знал не понаслышке. Здесь уместно также вспомнить мнение австрийского психолога Альфреда Адлера, который считал, что на становление характера и личности влияет порядок рождения в семье (он выделял младшего, среднего, старшего и единственного ребенка). Т.к. Луи был младше своих многочисленных братьев и сестер, то он должен был тянуться за ними, стараться превзойти. Это и обусловило развитие тех черт характера, которые присущи Луи ван Гаалу и которые к тому же он старается воспитать, увидеть, развить у многих своих подопечных.

Из особенностей взаимоотношений с уже состоявшимися  игроками можно отметить тот факт, что терпеть чужое мнение для ван Гаала недопустимо. Он всегда прав, а поэтому, если какой-либо футболист имеет сильное влияние в раздевалке, он стремится это влияние подавить или ослабить. Только он может быть единственным царем в команде. Он – главный. Остальные  равны между собой и не должны выделятся. Луи ван Гаал любит критиковать неугодного ему игрока публично, тем самым проверяя его характер. Если он прислушается к тренеру, то имеет шанс на нормальное функционирование в команде.

Говоря о тех отличительных моментах, которые присущи Луи ван Гаалу во взаимоотношениях с игроками, нельзя обойти стороной тот факт, который очевиден всем, кто хоть как-то следил за его работой. Я имею ввиду, что игроки для него – это фишки на игровом макете футбольного поля, номера на рисунке тактической схемы  в его знаменитом блокноте, а не живые люди. Это означает, что Луи ван Гаал таким образом обезличивает игроков, не стремится понять их потребности, общается с ними только на профессиональном языке. Эмоциональный компонент в общении с ними у Луи отсутствует или выражен крайне слабо. Откуда это взялось? Возможно, это следствие того, что у ван Гаала не было необходимого опыта общения в детстве, возможно такая холодность вместе с сопутствующей ей безъэмоциональной рациональности является компенсацией внутреннего чувства неуверенности в себе? Ответить на данный вопрос однозначно нельзя, но можно с уверенностью утверждать, что эта отгороженность ван Гаала от окружающего мира привела к тому, что он начал постепенно уходить от реальности, неадекватно оценивать обстановку, проявлять упрямство там, где это было неуместно, портить отношения с людьми, с болельщиками, с прессой и т.д. Можно утверждать, что именно эти и некоторые другие факторы привели к ухудшению результатов его работы.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.