Блог Боксерский дайджест

«Этот бой был преступлением. Все, кто причастен к его организации, должны быть арестованы»

Первый раунд закончился, и Мохаммед Али, присев на табуретку в своем углу, уже знал то, что скоро осознает весь мир. Его лучшая за многие годы форма была не более, чем умной подделкой - Али был словно Ferrari без двигателя. Мохаммед почти не слушал указания тренера Анджело Данди – ведь в этот момент он понял, что карьера, которая так блестяще началась 20 лет назад на Олимпийских играх в Риме, закончится этой ночью разгромным поражением в Лас-Вегасе. Поединок с Ларри Холмсом будет продолжаться еще девять раундов, но Али уже через три минуты боя знал, что первым в истории четырехкратным чемпионом ему не стать. Позже он вспоминал: «Все, о чем я мог думать после первого раунда, было: «О Боже, еще 14 раундов». Мне было нечего ему противопоставить. Нечего. Я знал, что это было безнадежно. Я знал, что не смогу победить, но я знал, что не снимусь с боя. Я посмотрел на Холмса и подумал, что для досрочной победы ему придется убить меня».

«Ты умрешь, если продолжишь карьеру» - врач Али умолял его уйти из бокса после боя с Эрни Шейверсом

После третьего боя с Джо Фрейзером в 1975 году Мохаммед Али провел 6 поединков, но было ясно, что свой пик он уже прошел – лишь Жан-Пьер Купманн и Ричард Данн были побеждены досрочно, а победу по очкам над Джимми Янгом, по мнению многих, Мохаммеду «подарили» за былые заслуги. В сентябре 1977 года на Madison Square Garden Али устроил зрелищную рубку с Эрни Шейверсом, в которой Величайший победил по очкам, но периодически пропускал просто чудовищные удары в голову, лишь на морально-волевых качествах оставаясь на ногах – более того, на последних секундах поединка именно он был близок к досрочной победе. 

После этого боя Ферди Пачеко, который был доктором в углу Мохаммеда с 1962 года, заявил Али, что он должен сейчас же уйти из бокса. Чемпион отказался, так как намеревался провести еще 1-2 боя. «Послушай, спортивная комиссия штата Нью-Йорк предоставила мне отчет, который показал, что твои почки буквально распадаются, и состояние головного мозга тоже вызывает опасения. Да ты умрешь, если продолжишь боксировать!» Пачеко написал письма тренеру Али Анджело Данди, его жене Веронике и лидеру «Нации ислама» Уоллесу Мухаммаду, с просьбой уговорить его завершить карьеру. Не получив никакого ответа, доктор покинул команду Али. 

15 февраля 1978 года Леон Спинкс сенсационно победил Мохаммеда Али и стал новым чемпионом мира по версиям WBC и WBA. У Всемирного боксёрского совета был готов кандидат на первую защиту титула - Кен Нортон. Собственно, WBC и санкционировало бой Али и Спинкса лишь с тем условием, что победитель встретится с Нортоном. Никто и подумать не мог, что этим самым победителем станет Леон. Однако Спинкс изъявил желание сначала провести реванш с Величайшим.  WBC не пошла на уступки Леону и лишила чемпиона титула. 15 сентября 1978 года на кону реванша Спинкс vs Али стоял только пояс WBA. WBC объявила Кена Нортона чемпионом, и назначила обязательного претендента - Ларри Холмса. В упорнейшем поединке Ларри победил разделенным решением судей и стал новым чемпионом мира, но это событие мало кого интересовало. Внимание американской публики было приковано к реваншу Спинкса и Али, в котором в присутствии 65 000 зрителей Мохаммед уверенно победил по очкам и стал трехкратным чемпионом мира. Спустя несколько месяцев, Величайший все же объявил об уходе из спорта.

Ларри Холмс против Кена Нортона

Ларри Холмс – возможно самый недооцененный чемпион в истории бокса. Он начал заниматься боксом в 19 лет, а уже через 6 лет помагал Мохаммеду Али готовиться к бою против Джорджа Формана

Ларри Холмс родился 3 ноября 1949 года, он был четвертым ребенком из двенадцати детей у Джона и Флосси Холмс. Его отец работал садовником, но он не мог сам обеспечивать семью – поэтому Ларри в 13 лет бросил школу и пошел работать на автомойку за 1 доллар в час. Став старше, он так же работал в песчаном карьере. Холмс начал боксировать в 19 лет, и, проведя на любительском ринге лишь 22 боя, в 1973 году он перешел в профессиональный бокс. Нельзя сказать, что ему пророчили большое будущее, но тем не менее Ларри был приглашен стать спарринг-партнером Мохаммеда Али, который как раз готовился к поединку с Джорджем Форманом.

Спарринг Али и Холмса, лето 1974 года

Здесь Ларри наконец-то получил достойную зарплату, и, что не менее важно, имел возможность учиться у одного из величайших чемпионов в истории. Так же Холмс помогал готовиться к боям Джо Фрейзеру, Эрни Шейверсу и Джимми Янгу. «Я был молод, и я многого не умел. Но я достойно держался на спаррингах против этих парней». Я подумал: «Эй, эти ребята лучшие, они чемпионы. Если я могу справляться с ними сейчас, то чего я смогу достичь позже?» - вспоминал Холмс. 

Впервые Ларри громко заявил о себе в марте 1978 года, когда он деклассировал по очкам Эрни Шейверса, став претендентом на титул WBC. Через 3 месяца Холмс завоевал этот титул в вышеупомянутом поединке с Кеном Нортоном. Однако американская публика совершенно не воспринимала Ларри как нового гегемона. Он не кричал о своей непобедимости, был спокоен вне ринга и рассчетливым внутри него: 90% действий левой рукой (его джеб многие считают лучшим в истории), рациональное движение на ногах и минимальный риск. Годы спустя по той же причине будут критиковать Леннокса Льюиса и Владимира Кличко. Холмсу, к тому же, действительно не повезло с эпохой – он стал чемпионом, когда «три кита бокса» Али, Фрейзер и Форман ушли на покой, так что о Ларри говорили исключительно в стиле “он конечно неплох, но он просто оказался в нужное время в нужном месте, когда отсутствует какая-либо конкуренция. Он не побил лучших, так как его можно считать таковым?” 

Али утверждал, что хочет вернуться, чтобы стать первым четырехкратным чемпионом мира. На самом деле боксер имел финансовые проблемы

Мохаммед Али за свою карьеру заработал около 50 миллионов долларов – с учетом инфляции, в наши дни эта сумма равна 153.5 миллионам. Однако распоряжался средствами он не благоразумно, во многом благодаря своему окружению из «Нации ислама», которое призывало его вкладывать в различные мелкие мусульманские компании, доход от которых не покрывал расходов Мохаммеда. Али понимал, что стоит рассмотреть вариант с возвращением в бокс, пока возраст позволял проводить поединки, и напоследок заработать приличную сумму.

Тем временем, Ларри Холмс 6 раз защитил чемпионский пояс по версии WBC, а титулом WBA завладел бронзовый призер Олимпийских игр в Монреале Джон Тейт. В середине февраля 1980 года, в интервью Associated Press 38-летний Мохаммед Али объявил о своем возвращении на ринг, а в марте ветеран договорился с Тейтом о будущем поединке. Видимо, возможность сразиться с легендой бокса настолько окрылила Джона, что уже 31 марта он проиграл тяжелейшим нокаутом в 15-ом раунде абсолютно заурядному Майку Уиверу, который на тот момент имел 9 поражений в 30 боях.

Майк Уивер нокаутировал Джона Тейта

16 апреля в Лас-Вегасе состоялась пресс-конференция Мохаммеда Али, на которой было объявлено следующее: 11 июля 1980 года. Легендарный стадион «Маракана» в Рио-де-Жанейро. Бой против Ларри Холмса. Весьма оригинально, учитывая, что пресс-конференция была посвящена подписанию контракта на бой с Уивером. Как выяснилось позже, переговоры о поединке против Уивера провалились за день до этого, когда промоутер Уивера, Боб Арум, выдвинул требования, которые «были совершенно неприемлемы» (хотя учитывая, что промоутером Али был Дон Кинг, было бы удивительно, если им удалось договориться), но Али решил в излюбленной манере всех удивить. Причем удивлены были не только болельщики и журналисты, а и генеральный директор Мараканы, который заявил: «Впервые об этом слышу. Вероятность того, что этот бой здесь не состоится - 99,9%. Установка ринга, сидений для зрителей и другого оборудования просто уничтожит наш газон. Это футбольная арена!» 

Стадион «Маракана», 1980-ые годы

В итоге бой перенесли на 2 октября 1980 года, на арену Caesars Palace в Лас-Вегасе. Гонорар Мохаммеда Али составил 8 миллионов долларов, Ларри Холмса – 6 миллионов (в нынешнем эквиваленте 25.5 миллионов и 18.5 миллионов соответственно)

Получение Мохаммедом Али лицензии на этот бой вызывает недоумение по сей день. Сгонка веса окончательно похоронила шансы ветерана на победу

Из-за опасений за состояние здоровья Али, спортивная комиссия штата Невада провела медосмотр бывшего чемпиона в клинике Майо в Миннесоте, в качестве предварительного условия для получения лицензии на бой с Холмсом. 23 июля 1980 года его неврологическое обследование было проведено доктором Фрэнком Ховардом, в отчете которого содержалась следующая информация: Мохаммед не смог с закрытыми глазами коснуться пальцем своего носа, у него возникли трудности с удержанием равновесия, стоя на одной ноге, а во время разговора у некоторых мышц лица отсутствовало движение. Тем не менее, доктор Ховард постановил, что нет никаких конкретных причин, запрещающих Али боксировать. Отчет клиники Майо был направлен в Атлетический комитет штата Невада, но в то время не был обнародован. На его основании Мохаммед получил лицензию на проведение поединков в Неваде.

***

Анджело Данди хмуро наблюдал за одним из последних спаррингов Али. Он был впечатлен телом Мохаммеда – еще недавно тот весил около 120 кг, а сейчас выглядел словно в лучшие годы. Но все остальное вызывало у тренера лишь опасение. После окончания тренировки, попивая кофе в своей комнате, Данди заговорил с Дрю Бандини Брауном, помощником Али с 1963 года: 

- Спарринги, - сказал он, - ты видел его на спаррингах?

- Да, он ничего не делал. Все спарринг-партнеры выглядели лучше.

- Дело не в этом, - вздохнул Данди, - Али не выиграл ни одного раунда в спарринге, сколько я его знаю. В этом плане он худший спортсмен в мире. Но он всегда показывал вспышки активности: 10 секунд, 15 секунд. В каждом раунде. И сейчас я просил его: покажи мне что-нибудь. Немного. Но он просто лениво передвигается по рингу. Знаешь почему? Ему нечего показать – он закончился.

На взвешивании перед боем оба боксера предстали в прекрасной форме: Ларри Холмс показал на весах 95,9 кг, Мохаммед Али – 98 кг. В последний раз Величайший весил так мало еще в 1974 году, в поединке против Джорджа Формана. Но если форма Ларри стала итогом 210 раундов спаррингов, то в случае Мохаммеда на первый план вышли жиросжигательные таблетки – и это погубит ветерана. Али  выиграл битву за «атлетизм», но это стоило ему войны. Он приобрел такой вес за счет силы и выносливости, словно готовясь к конкурсу красоты, а не к поединку. Как объяснял физиотерапевт Холмса Кит Клевен: «Сбросить вес, выглядеть подтянутым и атлетичным стало для Али навязчивой идеей. Он думал, что если его вес уменьшится, все остальные навыки станут прежними. Он потерял как минимум 47 фунтов (21,3 кг) за очень короткий срок. Он зашел слишком далеко. Когда вы теряете столько веса так быстро, после таких резких изменений в рационе питания и физической активности, происходит резкое изменение функции ферментов организма. Вместо того, чтобы терять жир, вы начинаете истощать мышечное вещество. Сила и выносливость теряются. В любом случае это не имело бы значения, но против Ларри Али был всего лишь оболочкой себя прежнего».

Тем не менее, Али был в прекрасном расположении духа, подшучивая над соперником и уверял, что уже прошел через все горы ужаса в боксе, поэтому не боится чемпиона: «Он не Сонни Листон. Он не Джо Фрейзер. Он всего лишь Ларри Холмс, и он ничто по сравнению с ними. Я уже это вижу: “Бам! Бам! Буум! Холмс в нокдауне! Восемь… девять… десять! И в рекордный четвертый раз чемпионом мира становится Мохаммед Али!” » 

В ответ Ларри заявлял: «Я слышал, что Али был на ногах уже в 5 часов утра и смотрел мои поединки, пока я спал. Почему? Потому что он волнуется и не может спать. Мы встретимся в ринге и будем сражаться, пока один из нас не упадет. Я не злюсь на него. На самом деле, я нахожу его забавным. Он меня смешит. Я хороший парень за пределами ринга. Но никто не должен принимать мою доброту за слабость, - голос Холмса понизился и ожесточился. «На ринге я другой человек. Все, что я слышал с тех пор, как стал чемпионом, это Али, Али, Али. Мне надоело, что меня сравнивают с ним. Я хочу выйти на ринг и показать все, на что я способен. Я хочу снести его оттуда как можно быстрее. Если я смогу нокаутировать Али своим первым ударом, то это будет идеально».

Али показывает, какое по счету для него это будет чемпионство

За час до боя, вся команда претендента сидела в раздевалке.  Анджело Данди молча бинтовал руки Али, пока тот рассеяно смотрел на мерцающий свет лампы. Затем он сказал: «Я должен выйти и выиграть первые пять раундов, чтобы получить благосклонность судей, чтобы завоевать публику. Я должен выйти и напасть на него, а затем двигаться и контратаковать. Вот почему я проиграл Спинксу – я проиграл первые четыре раунда и не смог вернуться в бой. Я не могу проиграть сегодня. Я слишком много трепал своим языком. Если я проиграю, пресса разорвет меня. Ребята, вы же не думаете, что я могу проиграть?»

Вопрос завис в воздухе, словно лезвие гильотины.

«Я главный секундант! Я требую остановить этот бой!»

Перед началом боя Али приступил к своим любимым штучкам: размахивал руками в стиле “давайте уже сюда вашего Холмса”, скандировал свое имя вместе со зрителями, и помагал им освистывать чемпиона – все как в старые добрые времена. Суровая реальность наступила с ударом гонга. Под крики зала «Али! Али! Али!», Холмс с первых секунд набросился на ветерана, нанося удары на любой вкус, но к концу первой минуты успокоился, ведь от Али не исходило никакой опасности. Даже его разящий джеб больше не был страшен, и больше напоминал толчок. Лишь в конце раунда, выбросив ложный джеб в грудь, Али пробил правый кросс на опережение прямо в голову Холмса – и это был самый острый момент за весь бой со стороны Величайшего. 

Во втором раунде Холмс стал работать в своей привычной манере: он выбрасывал джеб, иногда левый боковой, не стеснялся отступать или кружить, не стремился прессинговать. Всю первую минуту Али плотно прикрывался руками, затем принялся работать корпусом, пользуясь тем, что Холмс стоит слишком далеко, и стал чередовать удары правой на опережение и левый прямой с продолжительными паузами. Чемпион имел заметно превосходящую ручную скорость, лучший тайминг и чувство боя. Холмс уходил от всех выпадов и сам жестко наказывал за промахи. Секунд за 40 до гонга Ларри оживился и принялся бить силовые удары. В этот момент даже скандирование «Али! Али! Али!», казалось, утратило часть своего рвения, своей надежды.

Третий раунд прошел в том же ключе. Поскольку соперник был малоподвижен, Холмс жалил Али своим хлестким джебом с места, очень редко подключая правую руку. Мохаммед предпринял пару попыток наскока с правым кроссом, но был провален. 

В четвертом раунде бой едва не закончился. Ближе к концу раунда Холмс нанес Али жесткий правый хук по почкам. Колени Али начали подгибаться. Холмс подумал, что в этот момент бой закончится: «Когда я нанес тот хук, он застонал и словно начал падать. Затем он внезапно вскочил. Его чертова гордость просто не давала ему упасть. Нет ни одного человека на земле, который устоял бы после этого удара».

Пятый и шестой раунд Величайший провел словно в полумраке. Он постоянно моргал, как будто пытался очистить голову. Когда он не моргал, он просто смотрел, словно пытаясь разглядеть фигуру, быстро движущуюся сквозь туман. Фигура была Холмсом, наносящим серии: джебы сквозь перчатки Али, затем мощные удары по корпусу. Но после каждой жесткой атаки чемпион отступал, словно не желая добивать этого человека, который всегда был его кумиром.

Седьмой раунд вернул надежду в сердца фанатов – Мохаммед, будто в былые годы, начал кружить вокруг Ларри, обстреливая его джебом. Но это был лишь последний вздох человека, который хорошо знает свое сложное ремесло, но не знает, как сдаться. Али выбросил 18 джебов – в цель пришелся лишь 1. Он танцевал около двух минут, а потом чуть не упал от изнеможения. После этого ветеран не нанес ни одного значимого удара за оставшиеся 3 раунда.

В девятом раунде Холмс нанес Али быстрый крепкий правый хук, а затем выбросил потрясающий правый апперкот. Держась за канаты, Али повернулся спиной к Холмсу и, забившись в угол, закрыл лицо перчатками. На это было невыносимо смотреть. Бой должен был быть остановлен тогда, но едва рефери засомневался, Холмс прекратил атаку и “отпустил” Али. С огромным трудом Мохаммед оттолкнулся от канатов и под крики «Али! Али! Али! » достоял раунд. Едва способный дойти назад в свой угол, с синяками под обоими глазами, Али плюхнулся на табуретку. «Это твой последний раунд. Еще один раунд, и тогда я остановлю бой», - сказал ему Данди. Никакого ответа не последовало.

В десятом раунде Холмс снова пошел в атаку: четыре джеба, правый кросс, хук, два джеба, хук по почкам, и быстрая комбинация из трех ударов, которая, могла бы уничтожить половину супертяжелого веса. Невероятно, но Али все еще был на ногах.

А потом началась потасовка в углу Мохаммеда. «Вот и все! Все кончено!» - закричал Данди рефери. Бундини в истерике цеплялся за рубашку тренера и просил: «Нет, еще один раунд, еще один раунд!».

- Убери от меня свои чертовы руки, - закричал Данди, - он беззащитен! Отстань от меня. Я главный секундант! Я требую остановить этот бой!

Али не сказал ни слова.

Когда Холмс понял, что бой окончен, он со слезами на глазах бросился через ринг, обнял Али и поцеловал его в щеку. «Я люблю тебя», - сказал Холмс. «Я действительно уважаю тебя. Я надеюсь, что мы всегда будем друзьями. Мой дом - твой дом, и если я тебе когда-нибудь понадоблюсь, просто позвони, и я приеду».

Той же ночью Ларри со своим братом Джейком пришли в номер Мохаммеда.

- Ты в порядке, чемпион? - спросил Холмс, - я правда не хотел причинить тебе боль.

- Но тебе это удалось, - тихо рассмеялся Али. Я не знаю, Ларри, со мной что-то было не так. Либо я слишком стар, либо перегнул со сгонкой веса.

- И то, и другое, -  сказал Холмс. Теперь я хочу, чтобы ты пообещал мне одну вещь: ты никогда больше не будешь драться.

- Ага, то есть ты хочешь соскочить с реванша со мной?

- Да ты неисправим! – расхохотался Холмс. Ладно, Джейк, пойдем отсюда.

А вот Ферди Пачеко было совсем не до смеха, и он в открытую заявил: «Я не понимаю, как Али допустили к этому бою. Этот человек должен быть в больнице, а не на ринге. Этот бой был преступлением. Все, кто причастен к его организации, должны быть арестованы. Он же мог попросту погибнуть в ту ночь!»

Ферди Пачеко

***

Несмотря ни на что, в декабре 1981 года, за месяц до 40-летия, Мохаммед Али провел еще один бой, в котором проиграл по очкам будущему чемпиону мира канадцу Тревору Бербику. Поединок прошел на Багамских островах, так как все спортивные комиссии США отказали Мохаммеду в продлении лицензии. Лишь после этого Величайший окончательно завершил карьеру, заявив: «Видимо, ничто не вечно. Даже Мохаммед Али».

Менее чем через три года, в 1984 году, у него диагностировали болезнь Паркинсона.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...