Блог Книжная лавка Блэка

«Соперничество с «Ливерпулем» всегда было напряженным, но неизменно в его основе лежало уважение». Глава пятнадцатая

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ВЕЛИКИЕ ТРАДИЦИИ «ЛИВЕРПУЛЯ»

От невзгод великие клубы возвращаются к победам. Может быть, мне тогда повезло, что «Юнайтед» вступил в непростую фазу своей истории. 19 лет без чемпионства – и я унаследовал клуб, от которого не требовали великих свершений. «Манчестер» был кубковой командой, и болельщики ждали турниров на вылет и не лелеяли надежд на победу в Футбольной лиге.

Мои предшественники – Томми Дохерти, Дэйв Секстон и Рон Аткинсон1 – были успешными людьми, но в их время команда не боролась за чемпионство. То же самое стало относиться и к «Ливерпулю» с 1993 года, когда «Юнайтед» снова забрался на вершину. Но я всегда чувствовал их дыхание за своей спиной, пусть и с расстояния в 25 миль.

Когда под руководством Жерара Улье клуб с такой историей и традициями в 2001 году выиграл три Кубка – Англии, Лиги и УЕФА, – я почувствовал ужас. Моей первой мыслью было: «О, нет, только не они. Кто угодно, только не они!» С богатым наследием и с такой фанатской поддержкой, а также с уверенной игрой на «Энфилде», «Ливерпуль» был непримиримым противником, даже в самые неудачные годы.

Жерар Улье, 2001 год

     Жерар Улье с Кубками Англии, Лиги и УЕФА.

Мне нравился Жерар Улье, и я уважал его. Когда правление «Ливепуля» завершило эксперимент с тандемом наставников Роем Эвансом и Жераром Улье, француз стал главным тренером2. Стивен Джеррард становился сильным полузащитником, они подписали двух уникальных бомбардиров – Майкла Оуэна и Робби Фаулера.

Решение сделать ставку на человека извне системы «Ливерпуля» стало большой культурной революцией. Прежде в клубе последовательно назначали своих тренеров: от Шенкли к Бобу Пейсли, затем Джо Фэгану, Кенни Далглишу, Грэму Сунессу, Рою Эвансу3. К завершению периода Кенни назрела пора обновлений. Команда старела, и «Ливерпуль» начал делать неожиданные покупки: Джимми Картер, Дэвид Спиди4. Они были совершенно не в духе мерсисайдцев. Грэм Сунесс двигался в правильном направлении, но слишком быстро уничтожил старую команду. Одной из ошибок стал отказ от одного из лучших молодых игроков Далглиша ­– Стива Стонтона5. Грэм так и не признался в этом просчете. Не было никакой необходимости продавать Стонтона. Грэм – хороший парень, но горячий. Он не мог добиться поставленных целей очень быстро, и его порывистость проявилась в тот период.

Сильной стороной взаимоотношений с «Ливерпулем» было то, что вся банда могла прийти в кабинет менеджера после игры. Я перенял эти традиции. Любой «красный дьявол» может пообщаться после игры с «Ливерпулем» в тренерской на «Энфилде», и каждый из них может точно также зайти в мой кабинет на «Олд Траффорд». У людей из бутрума6 было намного больше опыта в таких отношениях, но я быстро учился. Победа, поражение или ничья – после игры будет полное взаимопонимание между двумя управленческими командами. Учитывая конкуренцию между городами и командами на поле, еще более важно сохранять собственное достоинство независимо от результата матча. Было важно не показать своих слабых сторон, поэтому к представителям «Ливерпуля» относились так же, как и к другим.

Решение сделать ставку на человека извне системы «Ливерпуля» стало большой культурной революцией.

Жерар стажировался в Ливерпуле во время учебы в Лилльском университете и изучил клуб с академической стороны. Он смотрел на клуб с научной точки зрения, понял его идеалы и ожидания. Улье был умным и приветливым человеком. После того, как Улье срочно положили в больницу после серьезного сердечного приступа, я спросил его:

– Почему ты не уйдешь?

– Я не могу этого сделать, – ответил Жерар. – Мне нравится работать.

Он был футбольным человеком. Проблема с сердцем не могла его сломать.

Ожидания больших побед всегда гнетут тренеров «Ливерпуля». И, я думаю, в конце концов это давление пробило даже защиту Кенни. Отказавшись от роли легендарного игрока и пересев в тренерское кресло, он все же не обладал никакими организаторскими навыками. То же самое случилось с Джоном Грейгом7 в «Рейнджерс». Возможно самый великий игрок в истории «Джерс» унаследовал разваливающуюся команду и так и не смог выправить положение. А тут еще «Абердин» и «Данди Юнайтед» набрали ход.

Джон Грейг

       Во время пребывания Джона Грейга на посту тренера «Рейнджерс» сделали дубль в 1979 году, получив Кубок Шотландии и Кубок шотландской лиги. В 1981 клуб выиграл Кубок Шотландии, а в 1982 году – Кубок шотландской лиги.

Являться одним из лучших игроков «Ливерпуля», а затем на следующий день стать его тренером – было очень трудным решением для Кенни. Помню, как он приехал ко мне в Шотландию и спросил совета о полученном предложении. Только позже я понял, о предложении какого клуба он говорил.

– Это действительно хороший клуб? – таков был мой вопрос.

– Да, это хороший клуб, – подтвердил он.

Тогда я ему сказал, если это хороший клуб с хорошей историей, имеющий хорошее финансирование и председателя, который понимает футбол, то у него есть шанс. Если же из двух пунктов убрать один, у него будут проблемы.

Без моего интенсивного образования в «Абердине» я был бы плохо подготовлен к работе в «Манчестер Юнайтед». Я начал в «Ист Стерлингшире» без гроша, хотя мне нравились все 11 игроков. Или 12. Потом я перешел в «Сент-Миррен», не имея ни дайма. В первый сезон команду покинули 17 футболистов: они не были достаточно хороши. Их было 35, когда я начал зачистку. В «Сент-Миррене» я сам заказывал для команды еду, моющие средства и программки. Такая вот школа жизни.

Когда Улье начал приглашать в команду большое количество иностранных футболистов, я подумал, что такая политика вернет клуб к прежнему величию, и три выигранных в тот сезон кубка подтвердили предположение. Такие игроки, как Владимир Шмицер, Сами Хююпя и Дитмар Хаманн создали сильную основу, на которой Улье мог строить команду. К любому треблу надо относиться серьезно. Вы можете сказать, что удача улыбнулась им в финале Кубка Англии против «Арсенала», потому что команда Арсена Венгера доминировала на поле, пока Майкл Оуэн не забил второй гол. Тогда меня волновали не отдельные игроки, а имя: «Ливерпуль», его история. Я знал, что если этот подъем продолжится, они снова станут нашими главными соперниками, обойдя в этом и «Арсенал», и «Челси».

Когда Улье начал приглашать в команду большое количество иностранных футболистов, я подумал, что такая политика вернет клуб к прежнему величию.

Через год после тройного кубкового успеха «Ливерпуль» занял второе место в чемпионате, а потом опустился на пятое – уже после того, как Жерар привел Эль Хаджи Диуфа, Салифа Диао и Бруно Шейру. Между этими событиями многие комментаторы увидели прямую связь. За Шейру мы приглядывали еще в «Лилле». У него не было скорости, но он отлично играл левой ногой. Сильный, но не быстрый. Диуф хорошо проявил себя на Чемпионате Мира со сборной Сенегала и сделал себе там имя. Можно понять скаутскую службу Улье, которая искала игроков и там, и сям, но лично я всегда опасался покупать игроков, хорошо сыгравших на крупных турнирах.

Однажды я так поступил – приобрел после Евро-96 Йорди Кройфа и Карела Поборского. Оба отлично выступили на Чемпионате Европы, но я не придал значения тому, какую ценность в их странах имеют эти турниры. Они не стали плохими сделками, но иногда игроки предельно мотивированы и подготовлены только к Чемпионатам Мира и Европы, а после этих соревнований у них наступает спад.

У Диуфа был талант, но он нуждался в огранке. Эль Хаджи бросался в глаза, и не всегда в хорошем смысле. Он проявлял несдержанность на поле, но всегда усердно работал и имел способности. Выступление за столь великий клуб как «Ливерпуль» не было совместимо с его бунтарским характером, потому что ему было трудно соответствовать игровой дисциплине. Жерар скоро понял это. Когда тебе предстоит играть столько напряженных матчей против соперников уровня «Арсенала» и «Челси», тебе нужны игроки, на которых можно положиться. И мне кажется, Диуф к ним не относился. Шейру же просто не мог играть в таком темпе, в котором играют в Премьер-лиге.

Образ жизни «Спайс Бойз» был еще одним злом, которое Жерару пришлось искоренить. Я слышал рассказы об игроках «Ливерпуля», которые уезжали на отдых в Дублин, и почувствовал, что покупка Стэна Коллимора8 едва ли поспособствует стабильности в команде. Я сам чуть не купил Коллимора, потому что это был невероятный талант. Но когда я смотрел на его игру в «Ливерпуле», то почувствовал себя счастливым парнем – обрадовался, что не поторопился и не подписал его. Могу предположить, что он так же невнятно играл бы и в «Юнайтед». Вместо него я купил Энди Коула, который был храбр, как лев, и всегда был лучшим.

Игроки Ливерпуля

      Игроки «Ливерпуля» перед финалом Кубка Англии 1996 года.

Перед подъемом при Улье «Ливерпуль» попал в ловушку, в которой оказался «Юнайтед» несколько лет назад. Они делали необдуманные покупки. Если вы посмотрите на «Манчестер» с середины 70-х до середины 80-х годов, то увидите покупки таких игроков, как Гарри Бертлс, Артур Грэм, Питер Девенпорт, Терри Гибсон, Алан Брэзил9: казалось, что это отчаяние. Стоило кому-то забить гол в ворота «Юнайтед», как его тут же подписывали. Это была какая-то кратковременная политика. «Ливерпуль» пошел по тому же пути. Ронни Розенталь, Дэвид Спиди, Джимми Картер. Постоянно покупались игроки, в которых не просматривался сам «Ливерпуль»: Стэн Коллимор, Фил Бэбб, Нил Раддок, Марк Райт, Джулиан Дикс10.

Но, все же, Жерар привел на «Энфилд» большую группу игроков – Милан Барош, Луис Гарсиа, Шмицер и Хаманн, – сослуживших ему хорошую службу. Я видел модель игры, которая возникала у Жерара, а при Бенитесе такой стратегии не было вовсе. Игроки приходили и уходили. Временами я смотрел на его «Ливерпуль» и видел, что это была самая лишенная воображения команда, против которой я когда-либо играл. В одном матче против нас он выставил Хавьера Маскерано центральным полузащитником, с классическими четырьмя защитниками, но Стивен Джеррард играл на левом фланге, а Альберто Аквилани был выдвинут вперед. Бенитес снял Дирка Кёйта и выпустил Райана Бабеля налево, переместив Джеррарда направо. В итоге все три полузащитника стали играть в центре. Бабель выходил на левый фланг, но, по-моему, никто ни разу его там не увидел. Я не знаю, какие указания он получил, но помню поделился со своими помощниками мнением, что Райана выпустили налево против подсевшего Гари Невилла. И попросил Скоулза передать Невиллу, чтобы он сконцентрировался. Но «Ливерпуль» играл вообще без ширины.

Бенитес посетил нашу базу как гость Стива Макларена, хотя я и не помню встречи с ним. У нас было много визитов из-за рубежа, много тренеров, и их сложно всех запомнить. Были люди из Китая и с Мальты, три или четыре группы из скандинавских стран. Часто к нам приезжали представители других видов спорта: команда Австралии по крикету, игроки НБА, сам великий Майкл Джонсон, забегал Усэйн Болт. Джонсон, который запускал свою программу обучения молодых спортсменов в Техасе, поразил меня своей эрудицией.

Временами я смотрел на «Ливерпуль» Бенитеса и видел, что это была самая лишенная воображения команда, против которой я когда-либо играл.

Вскоре после приезда Бенитеса я посетил игру «Ливерпуля», после которой он и его жена пригласили меня отметить встречу. Для начала неплохо. Но потом наши отношения испортились. Ошибка, которую он совершил, состояла в том, чтобы перевести конкуренцию наших команд в личное соперничество. Как только ты переводишь конфликт на личности, шансов что-то изменить у тебя больше нет. Я мог и подождать. У меня уже был успешный клуб, а Бенитес, который только боролся за трофеи, напал на меня. Это было неразумно.

В тот день, когда он огласил свой знаменитый список «фактов», подробно излагающих мое влияние на судей, мы уже знали, что «Ливерпуль» дал согласие Бенитесу атаковать меня на пресс-конференции. Впрочем, это обычное явление в футболе. И я, в том числе, прибегал к этой тактике.

Пресс-служба предупредила меня:

– Мы думаем, что Бенитес будет сегодня Вас критиковать.

– По какому поводу? – спросил я.

– Мы не знаем, но нас проинформировали.

И вот, Бенитес надевает очки и достает лист бумаги.

Факты. 

Факты были ложными.

Во-первых, он сказал, что я запугиваю арбитров. Футбольная ассоциация боялась меня – по словам Рафы, – хотя кого оштрафовали на 10000 фунтов за две недели до этого? Алекса Фергюсона – за то, что он не поддержал проводимую кампанию «Respect». Кампания началась только в том году, но Рафа вспомнил мою критику в сторону Мартина Аткинсона в кубковом матче прошлого сезона, то есть прежде, чем рекомендации Ассоциации вступили в силу. Так что он дважды неправ. Масс-медиа любят такие вещи, даже если факты неточны. Они надеялись, что это начнет войну, что я запущу ракету в ответ.

Но вместо этого я сказал, что Рафа, вероятно, был чем-то расстроен, но не могу точно сказать, чем именно. Хотя этими словами я на самом деле говорил ему: «Слушай, ты слабоумный человек. Не нужно было переходить на личности». Вы никогда не должны соперничество команд превращать в личную войну. Это был первый раз, когда он испытал эту тактику, и все последующие атаки стали также носили личный характер.

Фергюсон и Бенитес

Я пришел к выводу, что он был раздражен высказанными мной сомнениями в том, что «Ливерпуль» будет в состоянии бороться за титул и их способности выдержать давление. Хотя если бы я был главным тренером «Ливерпуля», то принял бы это как комплимент. Бенитес же услышал в этих словах оскорбление. Если я как тренер «Манчестер Юнайтед» говорю о «Ливерпуле» и стараюсь выбить их из колеи колкими фразами, то мой коллега с «Энфилда» должен был понять, что его команда меня беспокоит.

Когда Кенни был главным в «Блэкберне» и они лидировали в чемпионской гонке, я сказал: «Ну, теперь мы надеемся на Девон Лох11». Фразу подхватили в каждой газетной статье. И «Блэкберн» начал терять очки. Мы должны были выиграть чемпионат в том году, но «Роверс» удержали преимущество. Несомненно, мы осложнили им жизнь, припомнив случай с лошадью Королевы-матери, проигравшей скачки на «Эйнтри».

Оглашение «фактов» показало, что Бенитес – перестраховщик. Ему казалось, что он все делает правильно, но на самом деле это не имело смысла. Он не проявлял интереса к развитию дружеских отношений с другими тренерами, а это опасная политика, потому что было много слабых клубов, тренеры которых хотели бы провести с ним время и поучиться у него.

В сезоне 2009-2010 Бенитес все-таки решил встретиться со мной и посидеть на «Энфилде», но ему было неуютно. Спустя короткое время, он сказал, что ему нужно идти. На этом все и закончилось. Сэмми Ли, его помощнику, я сказал:

– Ну, по крайней мере, нужно с чего-то начинать.

Однажды в прессе появились якобы слова Роберто Мартинеса, тренера «Уиган Атлетик», о том, что у меня есть «друзья», которые стояли на моей стороне в отношениях с Бенитесом (в частности, Большой Сэм). Роберто позвонил мне и спросил, стоит ли ему сделать заявление, уточняющее его слова. Он сказал мне, что не связывался с Бенитесом и что он – лицо незаинтересованное. Я полагаю, Мартинес дал интервью испанской прессе о Бенитесе – как Рафа относился к нам, своему главному сопернику в Англии, – но не разделял его мнения. Он оказался просто посредником. Конечно, была мысль, что Мартинес с Бенитесом, будучи единственными испанскими тренерами в Англии, станут друзьями.

Бенитес не проявлял интереса к развитию дружеских отношений с другими тренерами, а это опасная политика.

Бенитес жаловался на отсутствие средств, но с того дня, как он приземлился в Англии, Рафа получил больше денег на трансферы, чем я. Намного больше. Меня поразило, что он ходил на пресс-конференции и жаловался, что у него нет денег на трансферы. Бенитес получил их очень много. Его подводило качество покупок. Если вычеркнуть Торреса и Рейну, немногие его приобретения подходили под высокий стандарт «Ливерпуля». Да, были хорошие, работящие игроки, вроде Маскерано или Кёйта, но не было по-настоящему классных игроков уровня «Ливерпуля». Не было никаких Суннеса и Далглиша или Ронни Уилана и Джимми Кейса.

У Бенитеса было два больших успеха на трансферном рынке: голкипер Пепе Рейна и нападающий Фернандо Торрес. Торрес – очень, очень талантлив. Мы долго наблюдали за ним и пытались подписать, когда ему было 16 лет. «Юнайтед» выразил заинтересованность в нем за два года до того, как он перешел в «Ливерпуль». Но всякий раз, когда мы проявляли интерес, дело заканчивалось новым, улучшенным контрактом с «Атлетико». Я просматривал его на многих молодежных турнирах и всегда хотел его приобрести. Он был плоть от плоти «матрасником», и я был очень удивлен, что «Ливерпуль» смог получить его. Вероятно, помогли испанские связи Бенитеса.

Торрес обладал удивительной природной хитростью, граничащей с беспринципностью. Он был с дьяволинкой. Еще Фернандо мог полностью менять темп. В сорокаметровом спринте Торрес не быстрее многих футболистов «Ливерпуля», но у него было то изменение темпа бега, которое может стать смертельным. Его бег казался обманчиво медленным, но он мгновенно ускорялся и уходил от соперника. С другой стороны, я не уверен, что когда противостояние складывалось не в его пользу, Торрес все еще мог одержать верх, потому что его реакции становились мелочными. Возможно, он был испорчен в «Атлетико», где долго был в статусе золотого мальчика. Там Фернандо стал капитаном команды в 21 год.

Торрес в Атлетико

У него была прекрасная физика: рост и телосложение прирожденного форварда. И он был лучшим центральным нападающим «Ливерпуля» со времен Оуэна и Фаулера. Другой звездой, конечно, был Стивен Джеррард, который не всегда хорошо играл против «Юнайтед», но был способен выигрывать матчи в одиночку. Мы сделали ему предложение на трансферном рынке, так же, как и «Челси», потому что атмосфера была такова, что он хотел уйти с «Энфилда». Но кому-то вне клуба был невыгоден его переход, и переговоры зашли в тупик.

Его переход в «Челси», казалось, был решен. Вопрос, который продолжал мучить меня: почему Бенитес не доверял Джеррарду в качестве центрального полузащитника? В одном мы можем быть уверены: в моих поздних играх против «Ливерпуля» они никогда не побеждали без него. Если Джеррард играл на своей позиции, он переигрывал нас. Все знали, что у него есть ноги и амбиции пойти вперед и нанести вам брешь в обороне. Я никогда не мог понять, почему «Ливерпуль» так редко ставил его в центр полузащиты. В сезоне 2008-2009, когда они финишировали вторыми с 86 очками, у них были Алонсо, чтобы пасовать, и Джеррард, игравший под Торресом.

Другим нашим преимуществом было то, что они прекратили пополнять состав доморощенными игроками. Майкл Оуэн был, вероятно, последним. Если бы Майкл присоединился к нам 12 лет назад, он стал бы одним из самых великих нападающих. В том году он играл в финале молодежного турнира в Малайзии. От нас там были Ронни Уоллуорк и Джон Кертис. Когда они вернулись, я дал им месяц отдыха. Майкл Оуэн сразу отправился в первую команду – без отпуска и дополнительных тренировок. Майкл вырос как футболист в течение двух лет, которые он провел у нас. Оуэн оказал огромное влияние на команду и был отличным парнем.

Я думаю, что недостаток отдыха и работы над техникой в его ранние годы работали против него. К тому времени, когда Улье стал тренером команды, он уже был сформирован как игрок и был символом команды. Не было никакой возможности начать с ним работать с технической точки зрения. Я ошибся с Майклом в том смысле, что должен был заключить с ним контракт раньше. Конечно, он бы ни за что не перешел к нам напрямую из «Ливерпуля», но мы должны были вмешаться, когда он уходил из «Реала» в «Ньюкасл». Майкл – прекрасный молодой человек.

Майкл вырос как футболист в течение двух лет, которые он провел у нас.

Из других футболистов «Ливерпуля», которые создавали нам проблемы, Дирк Кёйт был самым добросовестным игроком, с которым вы могли встретиться. Я уверен, что в нем было 190 сантиметров, когда он приехал, и 175, когда уезжал, потому что Дирк непрестанно находился в движении и стоптался от тяжелой работы. Я никогда не видел, чтобы игрок атаки так много помогал обороне. Бенитес использовал его в каждой игре. Но насколько футболист будет острым в чужой штрафной, если все силы потрачены на оборону?

Несмотря на мои оговорки о нем как о человеке и тренере, Бенитес убедил своих игроков работать изо всех сил, значит, у него есть некоторые харизматические качества: страх или уважение, или его мастерство. Вы никогда не видели, чтобы его команда выбрасывала белый флаг, и он заслуживает похвалы за это.

Почему же он не работал на «Энфилде» так, как нужно было бы, с моей точки зрения? У Бенитеса оборона и разрушение превалировали перед созиданием и атакой. Вы не можете быть полностью успешными с таким подходом к игре.

Жозе Моуринью был гораздо более проницателен в управлении игроками. И он – личность. Если вы видели Жозе и Рафу вместе у бровки, то знали, кто будет победителем. Но «Ливерпуль» всегда стоит уважать, как и работу, которую проводил Бенитес, ведь они не зря побеждали в чемпионате и выигрывали кубки – с ними приходилось трудно. В его работе были положительные стороны. Иногда ему сопутствовала удача, но ведь и мне тоже.

Он постоянно находился на краю технической зоны, откуда руководил игроками, но я сомневаюсь, следили ли они за его указаниями или действовали по предматчевой установке. Никто не понимал всех его жестикуляций. С другой стороны, наблюдая за Моуринью в матче «Челси»–«Интер», я заметил, что игроки подбегали к нему, как бы говоря: «Что, босс?» Они были внимательны к его идеям.

Команде нужен сильный тренер. Это жизненно важно. И Бенитес силен. У него есть большая вера в себя, и он достаточно упрям, чтобы не обращать внимание на критиков. Он делает это постоянно. И Рафа, вырвав Кубок чемпионов-2005 в Стамбуле у «Милана», получил определенную защиту от людей, критикующих его методы работы.

Стамбул

    Стивен Джеррард и Рафаэль Бенитес поднимают Кубок европейских чемпионов 2005 года в Стамбуле. 

Когда «Милан» вел 3:0 после первого тайма в той игре, в перерыве некоторые игроки «россонери» стали праздновать победу, надевать памятные футболки и хвастаться ими. Мне рассказывали, что Паоло Мальдини и Рино Гаттузо пытались это прекратить, призывая товарищей по команде не считать, что игра закончилась.

«Ливеруль» выиграл Лигу тем вечером, показав сверхъестественную невероятную игру.

После кратковременного пребывания на «Энфилде» Рой Ходжсон уступил свое место тренера вернувшемуся Кенни, и «Ливерпуль» снова встал на путь больших перемен. До сих пор некоторые контракты Кенни преследуют меня по ночам. Мы часто просматривали Джордана Хендерсона, Стив Брюс был неизменно восторжен по его поводу. Однако мы обратили внимание, что Хендерсон бежит «от колена», с прямой спиной, в то время как современные футболисты двигаются «от бедра». Мы думали, что его походка могла стать проблемой в будущей карьере.

Стюарт Даунинг стоил «Ливерпулю» 20 миллионов фунтов. У него был талант, но он не был самым смелым или самым быстрым. Стюарт хорошо навешивал и бил по воротам. Но 20 миллионов? Энди Кэрролл, за которого заплатили тридцать пять миллионов, ходил в нашу северо-восточную школу вместе с Даунингом и Джеймсом Моррисоном, который позднее выступал за «Мидлсбро», «Вест Бромвич» и сборную Шотландии. Футбольная Ассоциация затем закрыла ее из-за жалоб «Сандерленда» и «Ньюкасла». Тогда мы и стали развивать академии. Подписание Кэрролла было реакцией на аттракцион невиданной щедрости при продаже Торреса за 50 миллионов фунтов.

Проблемой Энди была его подвижность, его скорость на поле. Если мяч не будет постоянно направляться в штрафную, то Энди Кэрроллу будет очень тяжело из-за собственной манеры игры, потому что защитники в наше время научились очень хорошо бороться. В современном нападающем важно движение. Суарес не имеет быстрых ног, зато имеет быстрый ум.

Стюарт Даунинг хорошо навешивал и бил по воротам. Но 20 миллионов?

У ребят, введенных в состав из молодежки, все получилось. Джей Спиринг особенно был потрясающ. Он начинал как центральный защитник, как и Джон Флэнаган, но был на голову выше своего одноклубника: злющий, быстрый, лидер. Можно было сразу заметить, что у него есть кое-какой талант. Он был хорош в центре полузащиты, но с трудом представлялось, как ему развиваться дальше. Телосложение подкачало.

Конечно, Кенни выиграл Кубок Лиги и дошел до финала Кубка Англии, но когда я услышал, что его с помощником Стивом Кларком вызвали в Бостон на встречу с владельцами клуба, то сильно опасался за них. Я думаю, футболки с протестными текстами и поддержка Суареса в саге с Эвра не добавили ему популярности. В качестве главного тренера ваша голова может быстренько скатиться с плеч, особенно если речь идет о большом игроке. Если бы речь шла о запасном, стал бы Кенни так рьяно защищать своего футболиста?

Передовицы в «Нью-Йорк Таймс» и «Бостон глоуб» о последующем нерукопожатии Эвра–Суарес показали, в каком ключе шли переговоры. Мне кажется, проблема Кенни в том, что слишком много молодых игроков в клубе боготворили его. В славные годы «Ливерпуля» председатель Питер Робинсон не допустил бы, чтобы ситуация получила такой резонанс. Клуб всегда должен быть выше личности.

Следующим менеджером стал тридцатидевятилетний Брендан Роджерс. Я был удивлен, что они назначили столь молодого тренера. Ошибку, которую я предчувствовал, Джон Генри сделал в июне 2012 года. Она состояла в том, чтобы создать документальный фильм о внутренней жизни «Ливерпуля» и первых неделях работы Роджерса. Помещать в центр внимания молодого человека было жестоко. Фильм не был особо замечен в Америке, поэтому я никак не мог разобраться, какой в нем прок. Мне кажется, что игроков просто обязали дать интервью, которое мы увидели на широких экранах.

Роджерс

Брендан, конечно, дал замечательный шанс молодежи и получил достойный ответ от команды. Я думаю, он знает, что некоторые футболисты не дотягивают до высокого уровня. Хендерсон и Даунинг должны доказывать свою необходимость. В любом случае, нужно давать шанс даже игрокам, которых ты не очень высоко ценишь.

Наше соперничество с «Ливерпулем» всегда было напряженным, но неизменно в основе противостояния лежало уважение. Я гордился своим клубом в тот день, когда в 2012 году вышел отчет о «Хиллсборо»: важная неделя12 для Ливерпуля и тех людей, которые боролись за справедливость. Все, о чем попросил «Ливерпуль» в этот день памяти, было сделано, и наш вклад был оценен с благодарностью.

Я сказал своим игрокам: никаких провокационных празднований голов; если вы сфолите на игроке «Ливерпуля», подайте ему руку. Арбитр матча Марк Халси провел безупречный матч. Перед началом игры в центре поля Бобби Чарльтон появился с венком, который передал Иану Рашу для возложения к мемориалу жертв «Хиллсборо» у Ворот Шенкли. Венок состоял из 96 роз, по одной для каждого болельщика «Ливерпуля», который погиб на «Хиллсборо». Первоначально «Ливерпуль» предлагал, чтобы эту церемонию выполнили мы с Ианом, но мне показалось, что Бобби станет более подходящей фигурой. День прошел хорошо, несмотря на некоторые выкрики в конце.

Для достижения нашего уровня – или уровня «Манчестер Сити» – нужны огромные инвестиции. Их стадион был сдерживающим фактором. Американские владельцы «Ливерпуля» выбрали реконструкцию «Фенуэй Парка» – дома «Бостон Ред Сокс», а не строительство новой арены для «красных». Построить в наши дни новый стадион – это порядка 700 миллионов фунтов В итоге «Энфилд» остался прежним, и даже раздевалки не изменились за двадцать лет. Также, по моему мнению, им требуется 8 игроков, чтобы бороться за титул. И нельзя допускать ошибок на трансферном рынке, потому что придется отдавать этих футболистов задешево.

Пока Брендан Роджерс приступал к работе в «Ливерпуле», Рафа Бенитес и я не виделись. Он вернулся в английский футбол как временный наставник «Челси» после увольнения Роберто Ди Маттео, выигравшего Лигу Чемпионов в мае и отправленного в отставку осенью 2012 года. На пресс-конференции вскоре после возвращения Бенитеса, я высказал мнение, что ему везет в плане наследования сформированных команд.

Я хотел упомянуть заслуги Рафы. Он выиграл Ла Лигу в 2001-2002 годах с 51 забитым голом, что говорило о его прагматичном характере. Но «Ливерпуль» Бенитеса очень тяжело смотрелся. Это была скучная команда, пока он там тренировал. Я очень удивился, когда «Челси» пригласил именно его. Но если сравнить Бенитеса с Ди Маттео…

У первого – два чемпионских титула с «Валенсией», Кубок чемпионов и Кубок Англии с «Ливерпулем». За шесть месяцев Ди Маттео выиграл Кубок Англии и Лигу Чемпионов. Так что их достижения практически сопоставимы.

И все же Рафа опять оказался в игре.

Наше соперничество с «Ливерпулем» всегда было напряженным, но неизменно в основе противостояния лежало уважение.

 

 

Примечания: 

1 Томми Дохерти/Thomas Henderson Docherty (род. 1928 г.), Дэйв Секстон/David Sexton (1930-2012 гг.) и Рон Аткинсон/Ronald Franklin Atkinson (род. 1939 г.) – главные тренеры «Манчестер Юнайтед», последовательно возглавлявшие клуб с 1972 по 1986 годы.

2 Рой Эванс возглавлял «Ливерпуль» с 31 января 1994 года по 16 июля 1998 год. С этой даты и по 12 ноября 1998 года Рой Эванс и Жерар Улье находились на должности главного тренера совместно и показали один из самых худших процент побед – всего 39%.

3 Билл Шенкли/Bill Shankly (1913-1981 гг.), Боб Пейсли/Robert «Bob» Paisley (1919-1996 гг.), Джо Фэган/Joe Fagan (1921-2001 гг.), Кенни Далглиш/Kenneth Mathieson Dalglish (род. 1951 г.), Грэм Сунесс/Graeme James Souness (род. 1953 г.) и Рой Эванс/Roy Quentin Echlin Evans (род. 1948 г.) – главные тренеры «Ливерпуля», последовательно возглавлявшие клуб с 1 декабря 1959 года по 16 июля 1998 года.

4 Дэвид Спиди/David Robert Speedie (род. 1960 г.) – шотландский футболист, нападающий. В 1991 году он неожиданно перешел в «Ливерпуль», став последним приобретением Кенни Далглиша на посту тренера. Провел за клуб всего 14 матчей, забив в них шесть мячей прежде, чем тем же летом был продан в «Блэкберн Роверс» новым наставником «красных».

5 Стив Стонтон/Stephen Staunton (род. 1969 г.) – ирландский футболист, защитник. За свою долгую карьеру игрока дважды возвращался и уходил из «Ливерпуля» и «Астон Виллы». Стонтон является рекордсменом сборной Ирландии по количеству проведенных за нее матчей. В августе 1991 года был неожиданно продан в «Астон Виллу» – Грэм Сунесс не верил в способности Стонтона, который по вступившим на тот момент новым правилам стал считаться «легионером». В июле 1998 года состоялось неожиданное возвращение Стива в «Ливерпуль». Но его «золотые годы» были уже позади, однако он сумел принести еще пользу своему первому английскому клубу – 27 сентября 1999 года в мерсисайдском дерби на «Энфилде» Стив провел последние 15 минут встречи в качестве вратаря.

6 Бутрум/The Boot Room – комната на стадионе «Энфилд. Здесь с 1960-х по 1990-е, проходили совещания тренерского штаба «Ливерпуля». После назначения на пост главного тренера команды, Кенни Далглиша в январе 2011 года, комната была возвращена, как совещательный орган тренерского штаба команды.

7 Джон Грейг/John Greig (род. 1942 г.) – шотландский футболист, который провел всю карьеру в клубе «Рейнджерс»: сначала как игрок, а затем как главный тренер.

8 Стэн Коллимор/Stanley Victor «Stan» Collymore (род. 1971 г.) – английский футболист, нападающий. Сыграл за «Ливерпуль» в 63 матчах, забил 28 голов. Завершил карьеру в 2001 году и в 2005 сыграл короткую, но запоминающуюся роль в фильме «Основной инстинкт 2»:

«В начале фильма знаменитая американская писательница Кэтрин Трамелл (роль исполнила Шэрон Стоун) мчится в машине Spyker C8 по Лондону со своим любовником, известным английским футболистом Кевином Фрэнксом (Стэн Коллимор). В какой-то момент она берет руку Фрэнкса и начинает мастурбировать. Когда Трамелл достигает оргазма, она резко дергает руль, и машина падает в реку. Трамелл выбирается из машины, Фрэнкс тонет».

9 Гарри Бертлс/Garry Birtles (род. 1956 г.), Артур Грэм/Arthur Graham (род. 1952 г.), Питер Девенпорт/Peter Davenport (род. 1963 г.), Терри Гибсон/Terence Bradley «Terry» Gibson (род. 1962 г.) и Алан Брэзил/Alan Brazil (род. 1959 г.) – игроки, в разные годы выступавшие за «Манчестер Юнайтед». Каждый поиграл за клуб два сезона, кроме Гибсона, отыгравшего всего год. На пятерых ребята провели в футболке «Юнайтед» 241 игру и забили 47 мячей.

10 Ронни Розенталь/Ronny Rosenthal (род. 1963 г.), Джимми Картер/Jimmy Carter (род. 1965 г.), Стэн Коллимор/Stan Collymore (род. 1971 г.), Фил Бэбб/Philip Andrew Babb (род. 1970 г.), Нил Раддок/Neil Ruddock (род. 1968 г.), Марк Райт/Mark Wright (род. 1963 г.), Джулиан Дикс/Julian Andrew Dicks (род. 1968 г.) – игроки, в разные годы выступавшие за «Ливерпуль». Больше всех матчей из перечисленных игроков за «красных» провел Райт – 158, и забил 5 мячей. Меньше всех – Спиди, 12 матчей, но 6 голов.

11 Выражение «to do a Devon Loch» – «сыграть в Девон Лоха» обозначает «своими руками, нелепо, отдать близкую победу». В 1956 году игроки, сделавшие ставки на Девон Лох – лошадь, принадлежащую самой Королеве-матери, – были уверены в победе. Жокей Дик Фрэнсис лидировал в забеге, ему оставалось всего каких-то сорок пять метров до финиша. Вдруг лошадь как будто попыталась перепрыгнуть несуществующее препятствие. Она взмыла в воздух, раскинула ноги и зрелищно плюхнулась на брюхо. Аналитики бились над этим случаем, но так и не смогли установить причину такого странного поведения скакуна:

https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=tXNVtxIxtP8

Также знаменитыми стали слова Королевы-матери, которыми она отреагировала на этот инцидент: «Oh, that’s racing» – «О, это скачки».

Ближе к концу карьеры Алекса Фергюсона спросили, нет ли вероятности, что его команда может сыграть в Девона Лоха и потерять титул. Фергюсон ответил:

– Даже не упоминайте при мне Девона Лоха. Мой отец на него тогда поставил.

12 Отчет о расследовании причин трагедии на «Хиллсборо» был опубликован 12 сентября 2012 года и вызвал настоящую сенсацию в Великобритании, поскольку он подтвердил, что болельщики «Ливерпуля» были несправедливо обвинены в случившемся, причем за этим обвинением стояла полиция Южного Йоркшира. Встреча, проходившая на стадионе «Энфилд Роуд» состоялась не через неделю, а только 23 сентября. Игра закончилась со счетом 2:1 в пользу гостей. Победный гол на 81-й минуте встречи забил Робин ван Перси, который реализовал пенальти, назначенный за фол Глена Джонсона против Валенсии.

Оригинал на Sports.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья