Блог Blogg на паркете

Как «Кливленд» заключил худший контракт этого года

Фото: Fotobank/Getty Images/Kevin C. Cox

Мы называем плохими многие контракты. Как можно было дать 54 миллиона Джошу Смиту, когда у тебя в составе два многообещающих «больших»? Кто в здравом уме готов платить Тайрику Эвансу 11 млн. в год? Почему такого классного игрока, как Пол Миллсэп, подписывают всего на 2 года? У Метты Уолд Писа контракт выше минималки, вы шутите?

Но минимальную логику можно найти в любом таком контракте. А вот то, что сотворил «Кливленд», никакой логике не поддается. Речь не длиннющем контракте 30-летнему запасному Джаррету Джеку на 6,3 млн. в год. Речь не о рисковом, негарантированном, но очень дурном подписании Байнэма. Речь не о дикой переплате Эрлу Кларку или бессмысленной гарантии зарплаты Каррику Феликсу на второй и третий сезоны. Всё это – промахи руководства, которое либо пытается перехватить игрока у конкурента, либо верит, что даже такие контракты станут истекающими и позволят им выменять что-то полезное (что и случилось – Денг и Ховс)

А вот нижеследующий контракт нельзя назвать промахом. Нельзя вообще назвать его как-то, не используя ненормативную лексику. В наше время, когда даже в России люди интересуются Коллективным соглашением НБА, сложно представить подобный непрофессионализм менеджеров клуба лучшей лиги мира. Хотя кто там после увольнения Гранта руководит сделками? Пока в НБА «Кливленд» приручил только лотерею, так что не удивлюсь, что именно с помощью лототрона в «Кавз» решаются все вопросы.

Иначе я не могу объяснить контракт Скотти Хопсона. Марк Дикс попытался это сделать и нашел серьезные просчеты в контракте Скотти, а я делюсь этой комедией зарплатного мира НБА с вами.

Зачем вообще сейчас подписывать Хопсона?

Итак, позавчера «Кливленд» подписал некоего Скотти Хопсона до конца этого сезона, а также на следующий сезон. Контракт, обговоренный еще неделю назад, но подписанный только сейчас, намного превышает минимальный. Все это произошло, несмотря на тот факт, что Хопсон никогда ранее не играл в НБА.

В 2011 году Хопсон закончил играть в NCAA, набирая там в свой последний сезон 17 очков за игру. За три последовавших года он попытал счастья в Греции, Израиле и Турции, заодно показав свои способности прошлым летом в Летней Лиге, играя за «Майами». Он – атлетичный, высокий свингмен, у которого неплохо поставлен бросок и иногда прорезается эффективная игра в защите. В общем, Хопсон кажется вполне типичным игроком для роли легкозаменяемого баскетболиста на дальнем конце скамейки.

Логика подписания Хопсона такова. У «Кливленда» было исключение среднего уровня в размере 2,652 миллиона, которое все равно истекало в конце сезона. Поэтому чтобы хоть что-то из него выжать, «Кавз» тратят его на первого попавшегося Скотти. Поскольку в течение сезона любое исключение становится меньше, Хопсон за крохотный остаток сезона получит не полную стоимость исключения, а примерно 1,3 миллиона.

Это в три раза больше, чем минимальная зарплата новичка за целый сезон.

Однако подписывая Скотти на такой контракт, «Кавз» не забыли добавить и второй год – полностью негарантированный. Когда команда заканчивает свой сезон – а в случае с «Кливлендом» это будет уже скоро – она снова может обменивать своих игроков, за исключением тех, у кого истекает контракт. А тех, у кого есть контракт на следующий год, менять можно уже после последней игры регулярки, причем не имеет значения, гарантирован этот контракт или нет. Получается, что «Кливленд» использует пропадающее исключение, чтобы подписать не игрока, а просто актив для обмена на будущее.

Как превратить ненужного игрока в удобный актив для обмена

Практически все подписания свободных агентов в середине-конце сезона происходят на минимальные зарплаты, а точнее – на уцененную их часть (как и любое исключение, «минималка» «тает» с течением сезона). Конечно, бывают исключения. Например, Кэрон Батлер и Эндрю Байнэм получили по целому миллиону от «Оклахомы-Сити» и «Индианы» соответственно, а Джей Ар Смит в 2012 году вернулся из Китая в «Никс» вообще на уцененный пятимиллионный «мид-левел».

Нет никакого правила, что зарплата на остаток сезона должна считаться по минимальной ставке – в теории даже допустимо подписать 10-дневный контракт по ставке максимального контракта, хотя никто так не будет делать (впрочем, кто знает этот «Кливленд»). Однако в подавляющем большинстве случаев игроки идут доигрывать сезон НБА на «минималку».

Зачастую к этой «минималке» на остаток текущего сезона добавляется еще минимум один негаратированный год. Так команда может дольше контролировать судьбу игрока. Если они захотят его сохранить, то он подписан на несколько лет вперед на маленькие деньги (игроки охотно соглашаются на такие условия в обмен на то, что именно их из сотни кандидатур подобрали с рынка доигрывать сезон). Если не захотят – то легко отчислят, не заплатив ни цента.

В последние годы все больше и больше подобных контрактов заключаются на несколько лет – Крис Бэбб в «Селтикс», Майк Мускала в «Хокс» и некоторые другие резервисты подписаны еще на целых три сезона вперед. На них используют все те же исключения, которые истекают в конце сезона.

А когда такого исключения нет, команды подписывают игрока на 1 дополнительный сезон на минималку – Гутьеррес в «Нетс», Хэмилтон в «Хит».

Наличие негарантированных сезонов позволяет команде с легкостью использовать игроков в обменах летом. Контракт, с одной стороны, что-то «весит» в трейде и может быть использован для соблюдения баланса зарплат; а с другой стороны, не налагает на получающую команду никаких обязательств, поскольку зарплата не является гарантированной.

При заключении подобного контракта клуб получает своеобразный контракт Шредингера, который одновременно и истекающий, и не истекающий.

Операция «Гадзурич»

К примеру, в прошлом году «Мемфис» подписал Донте Грина на последние два дня регулярного сезона, добавив к контракту ещё два негарантированных сезона. Так негарантированная зарплата Донте на сезон 2013/14 в 1,027 млн. стала торговым активом, который летом «Мемфис» превратил в Фаба Мело (упс). Плохой пример удачной сделки, поэтому вспомним, как два года назад «Никс» подписали на последние пару дней сезона Дэна Гадзурича, а его негарантированная зарплата в 1,35 млн. на следующий сезон помогла «Нью-Йорку» провернуть «сайн-энд-трейд» Рэймонда Фелтона.

Так что само по себе подписание Хопсона на остаток сезона с будущим негарантированным годом по контракту не уникально.

Вот что непонятно – зачем «Кавз» выбрали для этих целей Хопсона, едва ли игрока уровня НБА. В колледже и Европе Хопсона при всех его плюсах часто ругали за пассивную игру, особенно в защите. Только что его выгнали из «Эфеса» за слишком эгоистичный стиль игры. Он не следующий Энтони Паркер, он очередной Таренс Кинси.

Таким образом, Хопсон – малоценный игрок, который теперь получит по почте хороший чек за минимум пользы. Главную роль тут играет механизм с негарантированным следующим годом, по которому его подписали. Но все же было бы неплохо подписать наилучшего игрока из имеющихся на рынке.

Однако важно даже не то, насколько хорош или плох Хопсон.

Удивительная расточительность

Сам контракт неоправданно велик. Как сообщается, в следующем году негарантированная зарплата Скотти составит 1,45 миллиона долларов. В этом, как мы уже поняли, и состоит суть подписания – иметь лишнюю негарантированную зарплату, которую можно выгодно пристроить в каком-то трейде.

Ужас состоит в том, что для этих целей не нужно было платить 1,3 млн. Хопсону сейчас. Легко можно было бы устроить ещё один «Гадзурич».

Минимальная зарплата для ветерана НБА с 10-летним и более опытом в следующем году составит те же самые 1,448 млн. долларов. Таким образом, «Кливленд» мог подписать вместо Хопсона ветерана НБА на последние дни регулярки, как «Никс» когда-то поступили с Гадзуричем. Чем плох Маркиз Дэниелс или Крис Уилкокс? И у «Кавз» был бы такой же негарантированный контракт на 1,45 млн. летом. Но если Хопсону для этого платят 1,3 млн. до конца сезона, то ветерану причиталась бы всего зарплата по минимальной ставке за оставшиеся дни.

До конца 170-дневного сезона осталось 17 дней, поэтому потратить пришлось бы всего 1/10 часть «минималки». «Кливленд» истратил 1,3 млн., чтобы получить в следующем году негарантированный контракт на 1,45 млн. – хотя мог бы добиться того же, потратив $131,681. Более того, можно было бы вообще дождаться последнего дня сезона и заплатить жалкие $7,746. Вместо этого «Кавз» кидают больше миллиона долларов в карман безвестному игроку, который вряд ли заиграет в НБА.

Как брат Стэфа Карри все испортил

Теперь в дело вступает еще и 10-дневный контракт Сета Карри. Заполнив последнее место в составе Сетом (а 10-дневку нельзя сбросить раньше срока истечения этого контракта), «Кливленду» пришлось ждать до 31 марта, когда истечет Карри, прежде чем подписать Хопсона. А это означает, что Скотти нельзя будет использовать в обмене в день драфта – игроки, которых подписали как свободных агентов, не подлежат обмену в течение трех месяцев. Таким образом, Хопсона нельзя обменивать до 1 июля.

Ой. А ведь 1 июля вступает в дело «июльский мораторий», во время которого лига проводит финансовый аудит и высчитывает новый потолок зарплат. Поэтому до 10 июля совершать сделки (обмены, подписание свободных агентов) нельзя в принципе. Да подарите уже кто-нибудь календарик менеджерам «Кавз»!

Выходит, что Хопсона нельзя менять до середины июля. Подпишись он на три дня раньше, Хопсон мог бы поучаствовать в трейде в день драфта. Но из-за необходимости выпустить на паркет Сета Карри на 13 минут «Кавз» теперь привязаны к Хопсону. Конечно, можно договориться о сделке в день драфта, а осуществить ее уже после моратория. Но потеря гибкости с контрактом Хопсона заставляет схватиться за голову, учитывая как легко этого можно было избежать.

* * *

Давайте подытожим.

Команда НБА заключила с игроком не калибра НБА огромный контракт (хотя могла добиться того же, заплатив ветерану НБА в 10 раз меньше) в целях превратить его в актив для обмена в межсезонье, при этом этот самый актив даже нельзя будет использовать в самый важный день межсезонья.

Автор
  • ramays

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья