Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    parimatch_UA

    Проблемы Федерера, жадность Возняцки и другие истории о теннисных ракетках

    Смена Федерером ракетки возродила разговоры об этом рабочем инструменте. Tribuna.com вспомнила, как ракетки возрождали и ломали карьеры, меняли суть игры и становились ценными сувенирами.

    Проблемы Федерера, жадность Возняцки и другие истории о теннисных ракетках
    Проблемы Федерера, жадность Возняцки и другие истории о теннисных ракетках

    Проблемы Федерера и другие истории о смене ракеток

    Фото: Fotobank/Getty Images/Joern Pollex

    В профессиональном теннисе смена ракетки – это шаг очень рискованный. И сами игроки, и многочисленные эксперты отмечают, что главное в ракетке – это чувство, и даже самые лучшие ракетки могут оказаться неподходящими конкретным игрокам. С этим трудно не согласиться, ведь, чтобы творить на корте чудеса, ракетка должна быть продолжением руки. Прекрасно это описал Джеймс Блэйк: «Я никогда не считал себя особо придирчивым в вопросах ракеток, пока не попал в ситуацию, когда мне надо было найти ракетку, которую я бы чувствовал, но я никак не мог этого сделать».

    Хотя считается, что топ-профессионалы ракетки меняют очень неохотно, за последние пять лет многие из них как раз это и сделали – например, Новак Джокович, Мария Шарапова, Каролин Возняцки и из последних примеров Роджер Федерер.

    Процесс смены у всех проходит индивидуально. Возняцки со своей новой ракеткой так и не сжилась, Джоковичу на это понадобилось около года, у Шараповой смена прошла почти незаметно, а проблемы Федерера уже стали поводом для серьезных размышлений.

    Эксперты отмечают, что огромную роль при смене ракетки играет психологический фактор. Например, владелец сети магазинов тенниской экипировки Вуди Шнайдер в интервью Tennis.com поделился наблюдениями по поводу смены ракетки Новаком Джоковичем, который в 2009 поменял Wilson на Head: «Помните, в первых матчах с новой ракеткой, когда что-то шло не так, он так смотрел на ракетку, как будто это ее вина? Помните, как он постоянно жаловался? Это было ужасно. Мне совсем не жалко игроков. Мне больше жалко компании, которые тратят безумные деньги на эти контракты».

    Но иногда смена ракетки позволяет игрокам буквально зажить новой жизнью. Например, в преддверии сезона-2012 новую ракетку Babolat попробовала Сара Эррани и в итоге из середняка превратилась в теннисистку десятки и финалистку «Ролан Гаррос». Фернандо Вердаско поменял ракетку незадолго до «Уимблдона» и был ближе всех к тому, чтобы выбить с турнира будущего чемпиона Энди Маррея.

    Можно сказать, что правильная ракетка способна вывести игрока на пик его возможностей. А многие, например, Джимми Коннорс в своей автобиографии, утверждают, что современные ракетки позволяют некоторым игрокам выступать даже лучше, чем они есть на самом деле, и благодаря им, середняки превращаются в топов.

    Жадность Каролин Возняцки

    Современные топ-теннисисты при помощи ракетки не только зарабатывают огромные призовые, но и получают неплохие деньги по спонсорским контрактам с производителями. Например, Роджер Федерер по контракту с Wilson (подписанному в 2006 и на всю жизнь) получает два миллиона долларов в год.

    Так что ракетка – это инструмент заработка во всех смыслах слова, и не редки случаи, когда игроки, добиваясь успеха, немного сходят с ума под влиянием посыпавшихся на них спонсорских контрактов. Так, например, Каролин Возняцки в 2010 году сменила Babolat, с которым стала первой ракеткой мира, на хороший контракт с Yonex. В итоге она так и не выиграла «Шлем», опустилась в рейтинге и сейчас снова вернулась к Babolat, неловко пытаясь маскировать ракетку под Yonex. В итоге компания разорвала с ней контракт.

    Фото: REUTERS/Stefan Wermuth; Fotobank/Getty Images/Jeff Gross, Mike Hewitt

    То же самое ранее произошло с Андре Агасси, который на волне первых успехов по наводке Ника Боллетьери сменил ракетку (Боллетьери достался процент от весьма денежной сделки), но так и не смог заиграть новым инструментом. Ему тоже пришлось придумывать разные уловки, которые так же легко были раскрыты.

    Сентиментальная ценность дель Потро и Агасси

    Теннисные ракетки звезд зачастую имеют историческую ценность для теннисных и турнирных музеев, но еще они имеют сентиментальную ценность для самих игроков. Например, Хуан Мартин дель Потро до сих пор играет теми же самыми ракетками, которыми в 2009 выиграл US Open. Хотя недавно он расстался с одной из них, подарив ее новому Римскому Папе.

    Примечателен и случай с сентиментально заряженными ракетками Андре Агасси. В 2006 он пожертвовал две своих ракетки – ту, которой выиграл свой первый матч, и ту, которой играл на последнем в карьере US Open – для благотворительного аукциона. В итоге их за 360 тысяч долларов выкупила его жена Штеффи Граф, посчитавшая, что такие ценности должны остаться в семье.

    Ярость Иванишевича и Багдатиса

    Приведенные ранее слова Шнайдера о том, что игроки считают ракетку виноватой во многих своих бедах, получают тысячи подтверждений на всех уровнях игры каждый день. Игроки стучат ракетками по корту, по скамейкам, ломают их об колено и вообще всячески над ними издеваются.

    Особых успехов в этой области добился Горан Иванишевич. В ноябре 2000 года ему пришлось сняться с матча на турнире в Брайтоне, потому что он расколотил все свои ракетки – почему-то большой любитель выпустить пар при помощи ракетки, взял на матч их всего три. В итоге он стал первым человеком в истории АТР, который был вынужден сняться из-за «отсутствия необходимой экипировки», как это сформулировал супервайзер того матча Герри Армстронг.

    В прошлом году во время Australian Open отличился Маркос Багдатис, который за один переход в матче против Стана Вавринки разбил четыре ракетки, две их которых даже не потрудился вытащить из пластиковых упаковок. А на «Ролан Гаррос» в этом году выстрелил Михаил Южный, девять раз стукнувший ракеткой по скамейке.

    Хрупкий предмет в руках Агнешки Радванской

    Несмотря на то, что теннисисты регулярно крушат ракетки, это считается делом достаточно непростым. «Правильно» ломать ракетки умеют немногие, и на различных теннисных сайтах регулярно появляются тексты и видео-пособия о том, как это нужно делать (часто уроки даются на примерах того же Иванишевича или Марата Сафина).

    Однако в 2011 на Australian Open мы получили свидетельство того, что это достаточно хрупкий инструмент, когда головка ракетки Агнешки Радванской отвалилась прямо по ходу розыгрыша. Шутили, что во всем виновата мощнейшая подача Кимико Дате-Крумм, с которой в том матче играла полька, но все равно это была не лучшая реклама для фирмы Babolat.

    Бесконечные эксперименты

    Ракетки всегда были полем для инженерных экспериментов. Джимми Коннорс в своей автобиографии рассказывает об интересных выдумках великого игрока 50-60-х Панчо Гонсалеса, который специально деформировал форму головки своей ракетки в поисках новых ударов. Он стучал ей об стену, в результате чего менялась форма ракетки и структура струнной поверхности, после чего он специально, из научной любознательности, играл деформированным местом.

    Также Панчо придумал приклеивать к головке ракетки небольшие грузы, чтобы при их помощи придавать ударам большую мощь. Этот трюк перенял Коннорс, который снимал и прикреплял грузы в зависимости от своего самочувствия.

    Однако пик экспериментов с ракетками пришелся на более поздний период. В 1977 году Майкл Фишбах начал играть с ракеткой, где струны были натянуты по так называемой системе «спагетти» – они не пересекались между собой, а были натянуты в параллельных плоскостях, а их движение усиливалось трубчатыми насадками. В результате такая мобильная конфигурация струн позволяла придавать мячу невероятное вращение (механизм работы показан на видео) и, соответственно, сокращала количество ошибок и создавала непредсказуемые высоченные отскоки. На натяжку ракетки Фишбах, по данным New York Times, потратил около 30 часов.

    В Париже один из игроков с такой ракеткой обыграл Илие Настасе, и тот неоднократно жаловался на его ракетку. Правда, после этого на одном из турниров сам Настасе выступал с такой ракеткой и прервал 46-матчевую победную серию Гильермо Виласа – тот просто снялся после второго сета, потому что ему надоело все это терпеть. Все эти скандалы привели к тому, что в 1978 ITF запретила «спагетти»-ракетки.

    Другим экспериментом была ракетка с двойной струнной поверхностью – по краям обода. По идее производителя, она должна помогать сократить количество сорванных ударов, сокращать риск заработать «теннисный локоть», да и вообще добавлять стабильности в игру. Но ее трудно натягивать, она дорого стоит, поэтому и не прижилась. К тому же у профессионалов проблема попадания ободом уж точно не является главной.

    Также происходили попытки внедрить ракетку с двойной ручкой, которая позволяла спокойно играть двумя руками с обеих сторон. Это новшество тоже не прижилось. К тому же не очень понятно, как ей подавать.

    В свое время тренер Бьорна Борга продвигал ракетку, головка которой выполнена в форме многоугольника, а струны натянуты диагонально, что должно было обеспечивать более сильное вращение. К тому же ракетка была оснащена системой контроля натяжки струн. Но фирма, ее производившая, обанкротилась, и никто идею не подхватил. Хотя система контроля натяжки еще использовалась.

    Популярность Надаля

    Рыночные исследования предсказывают, что к 2017 году рынок теннисной экипировки будет оцениваться в 607 миллионов долларов, и, безусловно, свою часть рынка занимают ракетки.

    Естественно, встает закономерный вопрос, какая ракетка является самой популярной и продаваемой. Журналист Wall Street Journal так описывает сложившуюся ситуацию: «Производители ракеток обычно не публикуют данные о продажах конкретных моделей […]. Но эксперты в этой области считают, что самой продаваемой ракеткой мира является Babolat AeroPro Drive Рафаэля Надаля». Наверняка, именно это позволило компании стабильно увеличивать свои доходы на протяжении последних лет – в 2012 они составили 169 миллионов долларов.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы