android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Жорж Сен-Пьер: «Без тиранов и говнюков никогда не стал бы чемпионом UFC и миллионером»

Жорж Сен-Пьер

Не довольствуясь доминированием в своем виде спорта, Жорж Сен-Пьер выпустил свою первую книгу на прошлой неделе. «Чувство боя» рассказывает о долгом пути, который вел его к вершине: издевательства, бедность, решимость. Работа, когда чемпион UFCеще только становился самим собой, но он сохраняет свою «темную сторону». LaPresse беседует с Сен-Пьером.

- Зачем писать автобиографию в тот момент, когда вам только 31 год?

– На самом деле, мне было 30, когда я начал работать над этим проектом. После операции на колене я не мог двигаться и валялся в кровати. Вот поэтому я много работал пальцами… Мне было что рассказать, и мы выбрали момент, чтобы это сделать.

- В книге говорится об издевательствах, которым ты подвергался в детстве. Ты пишешь: «Без тиранов, говнюков и маленьких кретинов я бы никогда не стал тем, кто я есть сейчас».

– Издевательства… Я страдал от этого всю мою жизнь, не только в школе. Это все те люди, которые преуменьшали мои способности или сомневались во мне, которые дали мне мотивацию доказать им обратное. Моя мама читала книгу два раза. Она была очень взволнована, плакала. Она мне сказала, что поняла кое-что обо мне, что она не понимала в то время. Она поняла, что я ощущал.

- Издевательства были следствием твоей неуверенности в себе, а также твоей физической формы. Ты пишешь, что, будучи молодым, ты походил на «миниатюрного клоуна».

– Зимой у меня была проблема. Я постоянно облизывал губы, и все вокруг них становилось красным. Это было действительно ужасно. Второе – это то, как я одевался. Иногда я смотрел фото, сделанные в моей юности, и говорил родителям: «Я не могу поверить, что вы позволяли мне выходить на улицу в таком виде!»

- Сегодня ты – миллионер, но так было не всегда. Ты перепробовал кучу мелких работенок, чтобы выжить. Ты даже был мусорщиком…

– Я обучался кинезиологии (наука о механике движений человека, – прим.), и в то же самое время работал на трех работах. Я был мусорщиком, чтобы платить за учебу. Я с большим уважением отношусь к этим людям. Это тяжелая работа. Я также работал в ночных клубах, с правонарушителями в рамках программы для молодежи, работал в магазине напольных покрытий. Я инвестировал все деньги в то, чтобы обучаться боевым искусствам, потому что имел мечту: стать лучшим.

Жорж Сен-Пьер

- Говорится, что ты хочешь сохранить свою «темную сторону». В книге ты совсем не рассказываешь о любовных историях, например.

– Это не биография. Однажды я ее выпущу, потому что на данный момент есть полно вещей, о которых я не могу рассказывать. Есть вещи, которые происходят в моей жизни, вещи достаточно… Вещи, о которых я не хочу говорить. Сейчас не тот момент, чтобы выносить это на всеобщее обозрение. Я мог бы это сделать, заработал бы денег, но я не чувствовал бы себя хорошо. Может быть, однажды я это сделаю. Потому что это все-таки деликатные моменты. Эта книга больше жизненный план, она рассказывает о методе, которым я воспользовался, чтобы прийти туда, где я есть.

- Тебе нравится тренироваться также, как и прежде?

– Самое сложное в моей карьере – это не физический аспект, а ментальный. Физически я в хорошей форме, я мог бы сохранять ее до 50 лет. Но психологически это такой стресс, такое давление. Особенно два моих последних боя в Монреале. Я чувствовал себя выжатым. Сейчас для меня важно отдохнуть, чтобы вернуться более сильным.

- Ты требовал, чтобы твой будущий бой был в Лас-Вегасе?

– Нет. Я не просил Дэйна Уайта о том, чтобы поехать драться в другом месте. Во всяком случае, ничего официально не оформлено, и, может быть, бой будет в Монреале. Я знаю, что Дэйна хотел бы, чтобы я дрался в США или в каком-то другом месте в мире. Контракт еще не подписан, и бой наверняка состоится не раньше осени.

- Ты, кажется, восхищаешься такими боксерам, как Леннокс Льюис или Джо Кальзаги, которые ушли из профессионального спорта на пике своей карьеры. Сколько боев тебе осталось провести?

– Я не знаю. Это правда, что моя цель – уйти на пике карьеры. Хотя, когда боец уходит на пике, его критикуют. Люди говорят: «Он мог еще сделать это и вот это, он уходит, потому что боится этих парней…» Но как уйти на пике карьеры, это тайна. Если уйти слишком поздно, как это делали многие боксеры – как Мухаммед Али или Рой Джонс – мы получаем дополнительные удары, и это опасно для здоровья. У меня есть и другие цели в жизни. Однажды я хотел бы жениться и иметь много детей, основать семью и все такое. В условиях, в которых я живу, это почти невозможно. На данный момент моя карьера – это все, но однажды главным будет нечто другое.

- Ты себя видишь в Монреале после завершения карьеры?

– Это точно, что я останусь в Монреале. Моя семья здесь, моя культура. Я не буду переезжать. Если это произойдет, то я буду сильно удивлен. Хотя никогда не нужно говорить никогда. Но я действительно думаю, что останусь в Квебеке.

Gabriel Béland, La Presse

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы