Tribuna/Бокс/Блоги/12х3/Пришел в бокс, не смотря боев, обожает Ломаченко, Усика и Гвоздика. Интервью Боба Арума Красюку

Пришел в бокс, не смотря боев, обожает Ломаченко, Усика и Гвоздика. Интервью Боба Арума Красюку

Эксклюзив от промоутера Александра Усика.

Блог — 12х3
23 сентября 2021, 17:45
2
Пришел в бокс, не смотря боев, обожает Ломаченко, Усика и Гвоздика. Интервью Боба Арума Красюку

Эксклюзив от промоутера Александра Усика.

Генеральный директор K2 Promotions Александр Красюк записал интервью с главой Top Rank Бобом Арумом. Интервью можно посмотреть на платформе MEGOGO или на Youtube-канале «БОКСОФИС».

«Свершилось. Самое откровенное интервью легендарного промоутера и члена Всемирного зала боксерской славы – Боба Арума в авторской программе «БОКСОФИС», – написал Красюк.

Арум – о начале пути в боксе, Мохаммеде Али, украинцах и путешествии в Украину.

Пришел в бокс, не смотря боев, обожает Ломаченко, Усика и Гвоздика. Интервью Боба Арума Красюку

Хотел подписать братьев Кличко. В США они могли бы добиться большего

Да, я хотел подписать Кличко. Оба брата приехали сначала в США и тогда в НВО мне сказали поставить их на кард Флойда Мейвезера – в Вегасе. Я всегда хотел их подписать, потому что они были очень умными парнями. Невероятные личности с удивительными способностями. Но вместо этого они пошли к немецкому консультанту по имени Бернт Бенте.

Он заточил их в Германии и держал подальше от американцев. Кличко смогли заработать хорошие деньги, боксируя в Германии, но это лишь малая доля, что они могли бы сделать, если бы их как следует промотировали здесь.

Хотел подписать братьев Кличко. В США они могли бы добиться большего

- Как вы относитесь к возвращению Владимира Кличко? Он говорит, что это возможно и что он хочет побить рекорд Формана. – Слушайте, я думаю, что это было бы очень опасно для Владимира. 46 лет – это довольно много. Форман пошел на это и это было чудом. И помните, что у Формана был 10-летний перерыв, когда он был проповедником и он не боксировал. И хотя ему было за 40, он был как 36-летний.

Самое денежное шоу

Шоу, которое в плане прибыли было абсолютно безумным – это бой Мейвезер – Пакьяо. За поединок мы собрали от 400 до 500 миллионов долларов.

Ранее до подобных сумм даже близко не доходило. Публика – как кровожадное животное. Если ты ей что-то предлагаешь и ее это изумляет, и она на это реагирует, кто знает, как далеко это может зайти. Что люди об этом будут думать? Я делал бои, которые были больше и лучше, но тогда даже близко не приближался к этому результату, потому что публика не была увлечена так, как в этом бою.

Самое денежное шоу

Также событием, в котором мы превзошли все ожидания был поединок Хаглер – Леонард. Это произошло, потому что я продавал его, как противостояние двух разных бойцов. Хаглер не поехал на Олимпиаду и получал небольшие гонорары. А Леонард был олимпийским чемпионом и дрался только за большие суммы.

Поэтому я превратил бой в историю, в котором Хаглер был синим воротничком – представителем рабочего класса, которому все дается через труд. А Леонард – человеком с серебряной ложечкой во рту. Хотя на самом деле они были похожи происхождением, но кому это важно? Эта история и продала бой.

Самый большой гонорар, выплаченный боксеру

Самая большая сумма – наверное, 50 миллионов долларов Пакьяо. Но, вспомните, Мохаммед Али в конце карьеры получал 9, 10, 12 миллионов долларов. Кто знает, сколько это было бы сейчас.

А, кроме Пакьяо, Тайсон Фьюри за поединок с Уайлдером в феврале прошлого года получил больше 30 миллионов.

Ломаченко такой же техничный, как и Али

Я не знаю, сможет ли он генерировать десятки миллионов долларов. Помните, что он – не тяжеловес. Также, как Оскар, Флойд и Пакьяо. Я думаю, что пока что Ломаченко делает здесь очень хорошую работу. Будет ли он звездой PPV? Может быть – это зависит от боев.

Я очень люблю быть промоутером Ломаченко из-за того, что он – отличный человек. Из-за его отца и того, как они превратили этот спорт в науку. Поэтому я с радостью продолжу быть его промоутером. И я думаю, что нет предела возможностям.

Нарды, которые подарил Ломаченко Аруму

Ломаченко такой же техничный, как и Али

Да, он не самый молодой человек, поэтому часы тикают. Но, опять же, он для меня – один из самых великих боксеров, которых я видел.

Люди этого не помнят, потому что они еще тогда не родились, но, когда Али был на пике своей формы – перед 3,5 годами, когда он не мог боксировать – он был невероятно техничным боксером. У него был контроль дистанции. То, как Али двигался в ринге – никто никогда не видел.

У Ломаченко есть навыки этого же плана. Их даже еще больше. С технической точки зрения Ломаченко – лучший боксер, которого я видел с времен того Али.

Я не знал Ломаченко, но посмотрел некоторые его бои, когда он добыл золото Олимпиады. И тогда я осознал, что он – удивительный талант. Но я не понимал, насколько великолепно он будет выглядеть на профессиональном ринге.

Ломаченко такой же техничный, как и Али

У него есть благословение, которое нет ни у кого больше в мире – его тренер, его отец. Анатолий, по моему мнению – лучший тренер на планете. То, как он тренирует Василия – дисциплина. То, что они делают во время тренировок – это что-то. То, чего вы, к сожалению, не увидите в боксе.

Гвоздик – самый умный боксер

Я обожаю Гвоздика. Если бы я не доллара не заработал с ним, оно бы того стоило только из-за тех разговоров, которые у нас были с Александром.

Гвоздик – один из самых умных людей, которых я встречал. Он не только самый умный спортсмен, но и человек. Он знает все: о политике, мире. Невероятно много читает. Мой опыт работы с Гвоздиком был великолепным. Я получал удовольствие от каждого мгновения.

Гвоздик – самый умный боксер

Не жалеет, что не подписал Усика

Я обожаю Усика. Он забавный парень. Я считаю его своим другом. И он – друг Ломы, поэтому я часто бывал в его компании.

Когда Усик предложил подписать его в момент, когда мы подписывали Лому, я сказал нет. Потому что в Штатах мы имели трудности с промоутингом крузеров. Поэтому я не думаю, что совершил ошибку, когда не подписал его. Я не уверен, что мог бы также хорошо поработать с Усиком, как это сделали его партнеры в Украине и Европе, у которых лучший маркетинг в крузервейте.

Не думаю, что мы в Top Rank вообще когда-либо организовывали в этой категории. Поэтому Усику было лучше без нас, и он невероятно успешен.

Теперь он хэвивейте и я думаю, что Джошуа нужно опасаться. Потому что Усик может выиграть бой с ним. Он невероятно умен, и я думаю, если Александр сможет удержаться подальше от тяжелых панчей Джошуа, то он выбьет его из сил и убедительно победит.

Не жалеет, что не подписал Усика

Мечта – поединок Усик против Фьюри

Думаю, Тайсон Фьюри сделает с Уайлдером то же, что и сделал во втором поединке. Он лучше, как боец. Моя большая мечта – когда он выиграет этот бой, а Усик победит Джошуа, позвонить в Украину и организовать поединок за объединение поясов в хэвивейте между Фьюри и Усиком.

Арум бывал в Украине и чудом прорвался на корабль

Я был в Украине только один раз. Много лет тому назад – наверное, больше двадцати. Это было путешествие, во время которого люди посещали места, откуда эмигрировали их предки.

Сначала это были греческие острова, а финальной точкой была Одесса. Ведь многие люди приехали оттуда – их бабушки, дедушки. Кто-то из моего офиса сообщил в киевскую боксерскую комиссию, что я буду в Одессе. И когда наш корабль приплыл, и я вышел на набережную, то увидел, что все эти люди меня приветствуют.

Они повели меня и мою женю на экскурсию по Одессе. Я это никогда не забуду. Это было еще во время холодной войны. В магазинах ничего не было, не было никаких ресторанов. Но они отвезли меня в клуб, где подавали еду – немного дряхлое заведение, но лучшее из того, что было.

Мы начали пить, поднимать тосты. Я всегда испытывал азарт, чтобы выпить с украинцами, русскими и выпить больше, чем они смогут. Мы отправили мою жену и переводчицу смотреть балет, а сами остались. Шестеро парней пили, ели и отлично проводили время.

Арум бывал в Украине и чудом прорвался на корабль

Я могу немного общаться по-немецки, но, конечно, они не говорили по-русски. А они не говорили по-английски. Но все равно как-то общались.

Все до смерти напились. Я говорю им: «Мой корабль уплывает». Они повезли меня на судно. Я знал, что буду встречаться с этими людьми, поэтому у меня в каюте были припасены презенты: боксерские футболки с Ханглером, Леонардом. А это были еще советские времена, и этим людями можно было зайти на судно только по пропуску.

Я был пьян, из-за чего попытался пробиться через кордон. Пограничники вытеснили меня обратно, но тут эти большие украинцы начали с ними спорить. Меня пропустили на судно, и я вернулся с футболками.

Все эти пожилые люди, которые участвовали в туре, смотрели и не могли поверить в то, что происходит.

Первый бой, который увидел Арум, был организован им же. Как Боб пришел в бокс

Я был прокурором в Департаменте юстиции. Возглавлял налоговую часть в прокурорском отделении в офисе Федерального прокурора США. Моим боссом был генеральный прокурор США Роберт Кеннеди.

Он получил информацию о том, что юрист по имени Рой Кон, который продвигал бой между Сонни Листоном и Флойдом Паттерсоном, разработал схему, по которой выводил деньги за пределы страны и платил чемпиону Паттерсону отсроченным платежом, что на тот момент было противозаконно в США.

Роберт Кеннеди поручил мне конфисковать весь доход от этого боя. Это были средства, полученные от продажи билетов и друге средства. Тогда не было показа на pay-per-view, а бои показывали в кинотеатрах.

С помощью налоговых офицеров я конфисковал около пяти миллионов долларов – в 1961-м году это была огромная сумма. На тот момент я, во-первых, никогда не видел боксерский бой. А во-вторых вообще не увлекался спортом. Мои любимые виды спорта были бейсбол и баскетбол, который очень популярный в Нью-Йорке, откуда я родом. А вот к боксу я не имел никакого отношения. Никогда его вообще не видел.

Но в ходе разбирательств по тому делу я брал показания у людей, которые работали в боксе. Включая и Роя Кона, которого я допрашивал в течении десяти дней. Вот тогда я и узнал все об этом бизнесе.

Первый бой, который увидел Арум, был организован им же. Как Боб пришел в бокс

Наверное, имя Роя Кона ничего вам не говорит, но позже он стал советником начинающего дельца в сфере недвижимости Дональда Трампа. Кон был плохим парнем, как и Трамп. И когда Трамп сейчас отвечает на вопросы, водя вас кругами, также и Кон тогда отвечал на мои вопросы. Трамп всему научился у Роя Кона.

К 1965 году президент Джон Кеннеди был убит. Бобби Кеннеди уже не был Генеральным прокурором и мне пора было искать новое место работы. Поэтому я присоединился к крупной юридической фирме в Нью-Йорке, а компания, которая занималась трансляцией боксерских поединков стала нашим постоянным клиентом. И это довольно забавная история. Я консультировал их по поводу составления контрактов, но ничего связанного с боксом.

Они организовывали бой тяжеловесов Эрни Террела и Джорджа Чувала, но не делали никакого бизнеса по продаже трансляций и спросили моего совета, будто я что-то понимал. «А что можно сделать, чтобы хорошо заработать?» Это было 1965 год и тогда еще не было ни одного афроамериканского ведущего на спортивном или новостном канале. Я сказал: «А давайте пригласим комментатором афроамериканца». Они ответили, что это отличная идея, и чтобы этим занялся именно я.

Я конце концов я пригласил одного из лучших игроков американского футбола Джима Брауна, и мы сделали тот бой. А, когда мероприятие закончилось, Браун мне говорит: «Тебе нужно быть у этих парней не юристом, а промоутером». Я ему отвечаю: «Джим, я не очень-то интересуюсь боксом. А кроме этого есть только один парень, который что-то из себя представляет – Кассиус Клей. А он уже занят». Он говорит: «Нет, ты должен называть его настоящим именем – Мохаммед Али. И он не занят, я организую для тебя встречу с Али и его командой». Но это разговоры, знаете ли, так все время происходит.

Через два месяца мне звонят: «Боб, мы встречаемся завтра в «Хилтоне», в Нью-Йорке на Бродвее. Там будет Али и его менеджер Герберт Мухаммад. Они хотят с тобой поговорить». Так я и начал в этом бизнесе.

Я им сказал, что я никогда не видел боксерский бой, но разбираюсь в боксерском бизнесе. Прежде, чем мы заключили контракт, они отправили меня в Чикаго на встречу с лидером организации афроамериканцев Элайджей Мухаммедом. Этот человек в тюбетейке провел со мной собеседование и сказал, что я буду юристом и промоутером Али, но при условии, что Али встретится в ринге с Эрни Террелом и что этот бой состоится в Чикаго.

Потому что штаб организации Нации ислама находился в Чикаго, Террел и Али жили в Чикаго. Я организовал ивент, мы продаем билеты, все идет прекрасно. Но тут Али изменили классификацию. У него была так называемая 1Y – это, когда в армию призывают только в случае кризиса или крайней необходимости. Трудно поверить, что Али получил ее из-за того, что был на тот момент неграмотен – не умел ни читать, ни писать. Позже он научился грамоте – он очень умный парень, но тогда он не умел читать и писать, из-за не мог ответить на вопросы армейских тестов.

Люди спрашивали, как это большой супертяж профессионал может быть непригоден к военной службе? Поэтому его статус переквалифицировали на 1A – пригоден.

Первый бой, который увидел Арум, был организован им же. Как Боб пришел в бокс

Мы были разбросаны по стране. Али был в Майами, где в зале встретил репортера, который узнал про переквалификацию. Он пошел к дому Али во Флориде, вытащил провод телефон Мохаммеда из розетки и записал с ним интервью. Тогда Али сказал:

«Я не иду в армию. Я ничего не имею против вьетнамских партизан – они никогда не обзывали меня словом на букву «Н».

Тогда в Чикаго мэром был очень консервативный парень Ричард Дэйли. И как только он услышал это, то предпринял шаги, чтобы вышвырнуть нас из города. Мы не только были выкинуты из Чикаго. Все присоединились к этой травле. Я попытался организовать бой сначала в Монреале, но там мэр тоже испугался. После этого появился человек из Торонто – совладелец хоккейной команды «Торонто» и арены «Мэйпл ливз гарден». Он сказал: «Приезжайте, мы проведем бой здесь».

Я прилетел в Торонто, а он говорит: «У нас проблема. Мой партнер сказал, что не хочет видеть этого уклониста Али в этом здании». Баларт говорит: «Я тебе пообещал». В это сложно поверить, но за одну неделю он достал достаточно денег, чтобы выкупить у партнера долю и в команде, и в здании. Только лишь, чтобы бой случился.

Первый бой, который увидел Арум, был организован им же. Как Боб пришел в бокс

А потом Террел отказался от боя. Война по Вьетнаме, организация Американский легион собиралась устроить бойкот. Вместо Террела бой против Али принял Чувалла, который жил в Торонто. И в мае 1966-го года случился первый поединок, который я увидел в жизни и первый бой, который я промотировал.

Сейчас люди говорят: «Это же так сложно быть промоутером». Я говорю: «Нет. Все это легко по сравнению с моим первым боем».

Ставки на бокс и сколько выигрывал на спорте

Никогда не ставил на бокс. Это легально, я могу делать ставки на бокс, но я думаю, это не хорошо для спорта, когда кто-то, кто настолько вовлечен в спорт, как я, ставит на бокс. Я никогда, никогда, никогда не делал ставку на какого-либо боксера.

А вот другие виды спорта – о да! Я большой болельщик команды американского футбола «Нью-Йорк Джаянтс», ведь я из Нью-Йорка. Я покупаю сезонные абонементы на их матчи с 1957-го года. Мои дети выросли на их игре. В этом году они в плей-офф – ждем, кто выйдет в Супербоул.

Они никогда не были лучшей командой, поэтому коэффициенты ставок были высокие. И каждый раз, когда я выигрывал на одной игре, я ставил все эти деньги на следующую. Так что в один год я начинал с чего-то вроде 500 долларов и до конца оказывался с 47 тысячами.

Top Rank организовал почти все бои Али, Мохаммед стал другом Арума, а Форман благодарил промоутера, стоя на коленях

Али стал моим другом. Я промотировал, кажется, 27 его боев. И именно благодаря ему я узнал, как это делать. Помню, как я организовали бой Мохаммеда, и мои друзья приходили ко мне и говорили: «Ты такой умный, ты придумал и это, и это». А я им отвечал, что нет, это все Али. Но люди не хотели в это верить. Но я действительно освоил искусство промоутинга от Мохаммеда Али. И он был самым порядочным и добрым человеком.

Я промотировал его в 1966-67 годах. А потом он не мог боксировать 3,5 года. Когда он вернулся, я промотировал практически все его бои до 1974-го, а потом через англичанина Джона Дейли появился Дон Кинг с деньгами за то, чтобы бой Али состоялся в Заире.

Кинг был таким злобным. Он заставил правительство Заира внести меня в черный список. Поэтому я не смог посетить бой. А потом Кинг сделал еще несколько поединков для Али. Но именно мы организовали большую часть боев Али. Я сделал все его поединки с Нортоном, оба боя со Спинксом, так что Top Rank организовала большинство боев Али. И он стал моим другом на всю жизнь.

Это была небольшая фотография, сделанная в 1971 году. Тогда моему сыну, который ее сделал, было 8 лет. Он был с маленьким фотоаппаратом. А потом, конечно, мы это фото увеличили. Мы были в Пенсильвании – осматривали территорию. В тот день мы купили 2 акра земли, которые стали лагерем Мохаммеда Али. Его знаменитого тренировочного лагеря.

А десять лет назад, когда Али был у меня дома, мы это фото увеличили и я подписал его: «Мохаммеду – человеку, который сделал это возможным. С любовью, Боб Арум». А он подписал: «Бобу, с любовью. Мохаммед Али».

Мне было 39 лет, о боже! Волосы, да? Черные волосы и фигура, да? Красивый парень, а не то, что, как сейчас – старик.

Top Rank организовал почти все бои Али, Мохаммед стал другом Арума, а Форман благодарил промоутера, стоя на коленях

Я наконец-то сделал его для Формана (разговор о поединке-возвращении, – прим.). Это второй этап его карьеры. Бой за титул в тяжелом весе против Майкла Муррера. В десятом раунде он маневрировал вокруг Муррера, вдруг выбросил удар – отправил его в нокаут и стал чемпионом в тяжелом весе.

В знак благодарности он опустился на колени, и я зашел в ринг, чтобы обнять его.

Top Rank организовал почти все бои Али, Мохаммед стал другом Арума, а Форман благодарил промоутера, стоя на коленях

Другие посты блога

Все посты