Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Владимир Драчев: «Если позовут в сборную, брошу все дела и пойду. Не задумываясь»

Вячеслав Самбур съездил в гости к Владимиру Драчеву, главному биатлонному эксперту страны, а теперь успешному политику и банкиру, и задал острые вопросы – о Прохорове, Пихлере и других героях зимы.

Владимир Драчев: «Если позовут в сборную, брошу все дела и пойду. Не задумываясь»
Владимир Драчев: «Если позовут в сборную, брошу все дела и пойду. Не задумываясь»

Стадион за 20 миллионов

- Напротив вашей фамилии интернет выдает сразу три-четыре интересных должности. Чем на самом деле занимается Владимир Драчев?

– Наверное, лучше с биатлона начать. Я президент федерации биатлона Ленобласти – у нас готовятся совсем еще школьники, летают по Спартакиадам. Много перспективных – надеюсь, в ближайшее время они попадут в сборную Санкт-Петербурга. Это для них единственный выход в школы олимпийского резерва, высшего спортивного мастерства.

«Девушка в Кингисеппе получала 6000 рублей, мы ей доплачивали, потому что это вообще не деньги»

- С трассами в области порядок? Кроме Токсово, широко известных не вспоминается.

– Да нет, у нас много хороших. На ВИФКе – военный институт физкультуры, я сам там катаюсь. На СКА недавно проводили марафон – 50 км пробежали одним кругом, стартанули и вернулись по полигону. На Лесгафта трасса есть. В Тихвине готов стадион, там вообще свой мирок. Стандартное стрельбище, несколько кругов, все необходимые помещения – за 20 миллионов рублей построили.

Я также до середины марта был представителем губернатора по Всеволожсому району. Как раз одно из поручений было – восстанавливать школы, базы. За последние двадцать лет в области это все загнулось.

- Кто обеспечивает детей инвентарем?

– В основном – родители. Кто попадает на Спартакиаду школьников – получают что-то от спорткомитета. Иногда мы свое вручаем, проводим соревнования, чтобы не просто дать, а чтобы ребенок выиграл.

- СБР поставляет вам оружие?

– Да, СБР помогает. Чуть-чуть, но это тоже нужно.

- Александр Тихонов много раз говорил, что там не оружие, а хлам. Это так?

– Ну, вот эти маленькие пневматические винтовки – да, просто подобие оружия. Мы берем, потому что детям хоть какая-то начальная подготовка нужна, базовый навык. Соревноваться с ними, конечно, невозможно – все болтается, ломается. Вот ижевские – классные.

- Сколько, кстати, стоят эти винтовки?

– Качественная пневматическая, например, БИ-7-5 – 55 тысяч рублей. «Аншутц» за границей – тысячи три евро, у нас будет дороже, потому что надо растаможить. Легче купить в Европе и привезти сюда.

«Моя должность – смотрящий над банком. Свободная работа»

- Тренеры есть во всех областных базах?

– Да, работают на голом энтузиазме. Зарабатывают по 12-15 тысяч, мы им еще добавляем. Пара человек – на ставках в спорткомитете. Девушка в Кингисеппе получала 6 тысяч рублей, мы ей доплачивали из своего кармана, потому что это вообще не деньги.

- От вас не сбегают из-за безденежья, как Дмитрий Русинов из Москвы?

– У нас чуть по-другому: мы финансируем только детский спорт, у нас нет спортсменов топ-уровня. Когда люди переходят в юниоры – то уезжают в Петербург, выступают там. Надежда Писарева сначала от нас ушла в сборную города, а уже оттуда уехала в Беларусь. Мы – это, скорее, первичный уровень. Если про деньги: когда нужно детей куда-то отправить – средства найдем.

С чемпионата мира – в банк

- Вы – председатель совета директоров «Леноблбанка», так?

– Не совсем. Уже – экс-президент, до 15 марта им был. Раньше банк назывался «Спортинвестбанком», я был председателем совета директоров. Потом произошла смена собственников, изменилось название, я на другую должность пошел.

- Давно в банковском деле?

– С 24 апреля 2008 года, дату запомнил. В этот день проходил совет директоров, меня назначили председателем. По числу офисов у нас самый большой банк в области. А по другим параметрам – собственному капиталу, валюте баланса мы на втором месте после «Рускобанка».

«На ЧМ-2008 ездил вместе с одним из собственников банка, он предложил поработать – я согласился»

- Как вас занесло в эту сферу?

– На ЧМ-2008 ездил вместе с одним из собственников банка, он предложил поработать – я согласился.

- Не тяжело было влиться?

– Нет. Я же не председатель правления. Моя должность – смотрящий над банком. Свободная работа, а не сидеть с девяти до пяти в офисе. Это можно назвать и советником председателя правления – в разных банках по-разному.

- Ваш благотворительный фонд еще функционирует?

– Да, ему уже года три, это фонд помощи спорту. Совместно с ребятами решили организовать.

- Как помогаете?

– Собираем деньги на экипировку, поездки и т.д. Помогают в основном мои друзья – строители, бизнесмены. Учредителей двое – я и мой товарищ. А так может любой человек поучаствовать, прийти в офис банка и что-то внести.

Вот пример: Спорткомитет не всегда успевает профинансировать какие-то поездки «до». Это делаем мы, деньги нам возвращают постфактум. Иногда не возвращают, просто за свой счет отправляем.

Представитель губернатора

- Вы представитель губернатора области. Конкретно по биатлонному вопросу?

– И тут немного поменялось: до 15 марта был им, с 18-го стал замглавы Всеволожского района по общим вопросам. С 25-го – исполняющим обязанности главы района.

«Я и так живу в удовольствие, не страдаю»

- Ваш обычный будний день?

– Обычным может быть только его начало. В 7 утра или чуть позже надо быть в администрации Всеволожска по текучке. Смотреть информацию по прошедшему дню – МЧС, МВД, сводка событий, в общем.

Потом – встречи до десяти вечера, комиссии, мероприятия в Правительстве, никакого твердого графика нет. Хотя в девять вечера стараюсь покататься на лыжах, разгрузить голову.

- Где катаетесь?

– Если вечером, то в Токсово – там есть освещенная длинная трасса. 4 км круг. У меня всегда в машине полная экипировка вместе с лыжами.

Правда не вовремя

- Со стороны кажется, что в вашей жизни по-прежнему очень много биатлона.

– Наоборот, очень мало. Наверное, самый маленький процент жизни – это биатлон. Времени даже на семью почти нет: мы когда идем в выходной кататься на горке или на коньках – получается так, что они катаются, а я встречи провожу.

- Нет желания бросить всю работу и жить в удовольствие?

– Я и так живу в удовольствие, не страдаю.

«Я от СБР никак не завишу, не работаю там, не боюсь потерять должность, деньги»

- У вас есть понимание, что вы – один из самых востребованных экспертов в биатлоне?

– Не думал об этом, но журналисты звонят часто. Если я интересен – хорошо. Наверное, потому что говорю правду. У меня часто в жизни получалось так, что я говорил правду не вовремя. Два года назад, когда меня отстранили от сборной – то же самое.

В СБР ценятся те, кто говорит то, что нужно. Наши эксперты обычно в интервью говорят одно, а без диктофона другое. Все лукавят, стараются быть поближе к руководству. А мне зачем? Я от СБР никак не завишу, не работаю там, не боюсь потерять должность, деньги.

- Давайте напрямую: в ваших оценках говорит обида?

– За то, что Кущенко меня из домика когда-то выставил? Да перестаньте. Это чисто его действия, чтобы на меня повлиять. Но на меня-то влиять бесполезно. Никакой обиды – мне по барабану на ту историю, я за место никогда не держался. Там был простой посыл: если моего тренера Хованцева жестко обидели – я за него вступлюсь.

- Вам не надоедает давать по 3-4 интервью в неделю по ходу сезона?

– Да нет, почему? Это интересно, хоть какая-то связь с биатлоном. Воспринимаю эти интервью как обязанность. Если ветераны не будут говорить, кого тогда спрашивать?

Все бывшие спортсмены прекрасно понимают, что происходит. Просто говорят по-разному и в разной форме. Александр Иванович Тихонов жестче, я мягче. По факту ведь Прохорова поставил именно он. Без обид. Конечно, если бы он знал, что так в итоге будет, то не предлагал бы его. А мнение Паши Ростовцева или Коли Круглова подконтрольно, правду никто не скажет.

Витька Майгуров – тоже ведь нормальный мужик, но работает на СБР. Сидел на должности в Ханты-Мансийске, потом в связи с определенными проблемами его оттуда убрали. Но он в контакте с Прохоровым, ему придумали новую должность – вице-президент по спорту.

- Считается, что функции главного тренера, которого теперь нет, делят Майгуров и Барнашов.

– Так и есть. Михалыч находится рядом с командой, но ответственных решений не принимает. Он – руководитель тренерского совета, поэтому должен следить, быть в курсе, делать выводы. Это, наверно, даже правильно.

Тренер и школа

- Нет желания пойти учиться на тренера?

– Сначала хочу открыть школу биатлона, сейчас ведем переговоры с Санкт-Петербургским университетом. На их базе хотелось бы открыть, чтобы полный штат – тренеры, студенты. Где-то она была бы частной – финансировалась за счет банка, фонда, но и чтобы университет подключился, тогда и лицензии на оружие проталкивать проще. Раньше ведь так и было – на базах каких-то заведений делали школы. Весной этим делом плотно займусь.

«У мужиков-то все более-менее налажено, а вот женскую команду надо выводить из пике»

- Если вдруг позовут тренером в сборную России – пойдете?

– Это нереально, конечно, на уровне фантазии. Нынешнее руководство не позовет, а их никто не сместит. Вот начали сейчас представители СБР ездить, раздаривать подарки после проигрыша всего на свете – грамотный политический ход, чтобы заглушить недовольство.

– Не ответили на вопрос.

– Если бы сказали: до Олимпиады год – давай, приводи в порядок – до недавнего времени легко бы все дела бросил и пошел. Даже не задумываясь. Сейчас из Правительства уйти будет тяжело.

У мужиков-то все более-менее налажено, а вот женскую команду надо выводить из пике: анализировать подготовку за два года и потом принимать решения по дальнейшей работе. Восстанавливать их надо – это без вопросов.

Туда был готов и старшим пойти, и помощником, и хоть кем. Только при двух условиях: чтобы в мою работу не вмешивался Кущенко и чтобы не в связке с Пихлером. К Пихлеру ни один нормальный человек не пойдет.

- Павел Ростовцев разве ненормальный?

– Я про Пашу говорить не хочу. Он бы не трубу на стрельбище охранял, а девчонок спуски проходить учил. Умеет же кататься на лыжах. Там работы на одну предсезонку, а он все на детских тренеров жалуется.

- Если убрать Прохорова и Кущенко – российскому биатлону станет хорошо?

– Кущенко привык вмешиваться везде, его уже не поменяешь. Поменять можно работу, но не натуру. Но Прохоров его никогда не сменит на другого, потому что доверяет.

«Беда нашего биатлона не в Кущенко и Прохорове. Беда в организации – каждый должен делать свое дело»

Хотя беда нашего биатлона не в Кущенко и Прохорове. Беда в организации – каждый должен делать свое дело: менеджер управлять, тренер тренировать. Организованно. Тогда и вакс-грузовик заработает, и сервисмены, и КНГ, и тренеры.

- Если ставить оценки тренерам, как на тренерском совете, что бы вы вывели?

– Пихлеру однозначно неуд, это понятно. Человек просто балабол. Лопухову – три балла за то, что не сумел подготовить команду к ЧМ. Два не поставил бы, потому что все-таки развитие команды заметно. Он неплохо разбирается в функциональной подготовке, все время что-то ищет, экспериментирует. Но совместить функционалку со стрельбой у него не получается, над ним нужен еще человек из биатлона.

Кубок мира в ресторане

- В какой форме Владимир Драчев прямо сейчас?

– В хорошей. Много не скорощу, потихоньку езжу. Где-то кроссики, максимум 10 км, без фанатизма. ОФП небольшую делаю – на час. В конце января бежал классикой 70 километров «Марчалонгу», проезжали по тому же стадиону, где вот лыжный ЧМ прошел. Год назад я этот марафон слабо прошел, сейчас начал готовиться за месяц – снял с прошлогоднего результата час, попал в топ-200. В следующий раз буду стартовать в элитной группе.

А в начале февраля проехал 50 км коньком, но сильно устал – совсем другая работа. Честно говоря, думал, что будет полегче.

«Вот мы говорим о мелочах, а сборная России – это самая болевая точка»

- Режимите?

– Ха-ха, вопрос про алкоголь, да? Я не употребляю. Ну, полбокала шампанского на Новый год не в счет, а так даже не тянет.

- Где храните все свои награды, Большой глобус?

– У меня не Глобус, а такая ваза, как кубок. Сейчас все в подвале дома лежит, пока там перестановка. Есть пожелание: вывесить это все в ресторане друга, в центре города. Он такой, виповский – можно было бы там сделать стенд. Чтобы люди не забывали спорт.

Моя жизнь – это биатлон, тридцать лет ему отдал. Вот мы сколько говорим – все о мелочах, а сборная России – это самая болевая точка. Эти проблемы я переживаю больше всего, там все испорчено глобально, надо делать большие выводы.

Полный расклад. Блог Владимира Драчева на Sports.ru

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы