Загрузить фотографиюОчиститьИскать
parimatch_UA

Лучшие команды НБА. «Чикаго»-91

Фото: Fotobank/Getty Images/Sports Illustrated/Manny Millan

«Чикаго»-91 – самая джордановская команда из всех чемпионских. Первый титул Майкла Джордана – в очередной части сериала о лучших командах НБА.

Историческая значимость

«Чикаго»-91 – это команда, которая начала новую эру в баскетболе, команда, которая за один год до основания разрушила все бастионы прошлого: «Бостон», «Детройт» и «Лейкерс», команда, которая изменила представления о баскетболе благодаря неповторимой системе нападения. Только как бы ни были значимы все ее достижения и какое бы место она ни занимала в рейтинге сильнейших команд всех времен, ее всегда будет определять вещь вроде бы совсем незначимая, но почему-то для большинства определяющая: «Чикаго»-91 – это первая чемпионская команда Майкла Джордана.

«Безумно сложно играть в одной команде с Майклом. Если вы проигрываете, то именно ты всегда становишься причиной для этого», – Дэйв Корзин, бывший партнер Джордана, сформулировал самый главный принцип, характеризующий «Буллс». Если «Чикаго» побеждал, то исключительно благодаря Джордану. Если проигрывал, то из-за его неумех-партнеров.

«Чикаго» конца 80-х – это команда одного игрока, и все его великие моменты затмевались ощущением бессилия и беспробудной мрачностью печального финала. Джордан был главной жемчужиной лиги, постоянно становился лучшим бомбардиром, наигрывался и на месте разыгрывающего, чтобы получить еще больше возможностей для атаки, был MVP сезона и блистал, но его эмоциональные срывы, конфликтные отношения с партнерами, неумение играть в командный баскетбол все чаще виделись неразрешимой проблемой. В отличие от Команд того времени, «Буллс» всегда фигурировали как «Джордан и его помощники» (их называли Jordanaries, а когда они лажали, Jordanerrors). И после лета 90-го и уже третьего поражения от «Пистонс» вопрос о принадлежности к касте великих стал ребром и для Джордана: ему было уже 28, он не хотел менять игру в пользу партнеров, его команда билась головой о стену «Детройта». Этот момент, когда стали понятны обязательные перемены, очень хорошо поймал Фил Джексон: последняя серия с «Пистонс» (4-3), где были и истерика Джордана во 2-м матче, и головные боли Пиппена, и слезы Джордана после, и гневная отповедь Джерри Краузе, стала точкой невозврата – «Буллс» провели следующий сезон в отчаянной борьбе, но это была, прежде всего, борьба с самими собой. Внутренние изменения оказались гораздо важнее, чем битвы с реальными соперниками. Притом что эти битвы повторялись из года в год.

Цитата

«Майкл хочет побеждать. Безумно хочет. И при этом он не хочет побеждать. Понимаете? Он пытается победить, но делает это по-своему». (Скотти Пиппен)

Философия

До 91-го лишь трем командам в истории удавалось побеждать в чемпионате, когда меньше четырех игроков из состава набирали больше 10 очков: это «Хоукс»-58, «Уорриорс»-75 и «Филадельфия»-83. Когда Фил Джексон сменил Дага Коллинза, то сделал все возможное, чтобы переубедить Джордана и изменить философию команды. Именно так. Сначала была философия, а потом уже система игры. Групповые медитации, психологические уловки, попытка вывести игру и жизнь команды на глобальный философский уровень, философия индейцев Лакота, концентрирующаяся на племенном единстве и мировоззрении «миролюбивого воина» – бывший хиппи пришел в лигу, прежде всего, как мудрец, философ и психолог, а уже потом тренер и стратег.

В сезоне-90/91 кардинальных изменений он так и не добился: основная масса очков в «Чикаго» приходилась на долю троих – но не всегда видимые детальные изменения позволяли говорить, что это была уже совсем другая команда.

Цитата

«В баскетболе – как и в жизни – истинная радость идет от ощущения присутствия в каждом моменте, не только тогда, когда все происходит так, как тебе бы хотелось. Конечно, не случайно, что, скорее, все будет по-твоему тогда, когда ты перестанешь переживать, победишь ты или проиграешь, а вместо этого сконцентрируешься на том, что происходит в данный конкретный момент. В тот день, когда я принял «Буллс», я пообещал себе, что создам атмосферу, основанную на принципах альтруистичности и сострадания, которым я научился у родителей-христиан, сидя на подушке и практикуя дзен и изучая мудрость Сиу Лакота. Я знал, что единственный способ побеждать постоянно заключается в том, чтобы дать каждому – от главной звезды до 12-го игрока на скамейке – значимую роль в команде и сделать так, чтобы они остро осознавали то, что происходит, даже тогда, когда не они находятся в центре внимания. Больше всего я хотел построить команду, которая бы объединяла индивидуальный талант с повышенным коллективным сознанием. Команду, которая бы добивалась больших побед и при этом не разменивала себя по мелочам» (Фил Джексон).

Концепция

Атаку «Буллс» выстроил Текс Уинтер, который выпустил книгу «Треугольное нападение» еще в 62-м. Изначально Джексона привлекла эта концепция из-за своего демократического начала: Джордан называл эту систему «системой равных возможностей» и изначально сомневался в том, насколько стратегия из студенческого баскетбола будет работать в НБА. Сейчас треугольное нападение – понятие сакральное, а Уинтер – член Зала славы, но тогда Текс был тренером-неудачником, а вся эта история по отъему мяча у Джордана многим виделась нелепой затеей. По ходу сезона-90/91 Майкл сетовал на то, что Джексон искусственно придерживает его (давая ему меньше времени), и не дает побороться за звание лучшего бомбардира. Тогда он даже пошел на хитрость: если раньше Джордан никогда не участвовал в бросковых разминках перед матчами, то теперь изменил привычкам и старался войти в игру «горячим», чтобы успеть настрелять по максимуму до того, как его уберут. Ну а в концовках напряженных матчей он частенько ломал мешающую ему систему и решал все в одиночку. В таких случаях Джексон чаще всего делал вид, что все так и задумано.

Хотя сложность треугольного нападения или, как говорил Джордан, «вот этой треугольной хрени» проявлялась в действиях резервистов (Би Джей Армстронг, Деннис Хопсон, Стэйси Кинг, Клифф Левингстон, Уилл Пердью частенько играли сами по себе), в целом на команду она оказала благотворное влияние: Картрайт начал получать больше возможностей для атаки под кольцом, Паксон и Ходжес пользовались свободными бросками после проходов Джордана, Пиппен дебютировал в роли пойнт-форварда, а Джордан получал мяч так же часто, как и раньше, но теперь больше играл без него, сохраняя силы на атаку.

Сезон прошел в постоянном перетягивании каната между Уинтером и Джорданом: Джексон максимально пытался примирить стороны, признавая, что Майклу узкие рамки системы лишь мешают, но при этом подчеркивая, что остальным треугольное нападение дает возможность для импровизации в понятных пределах, а в одиночку выиграть невозможно. В итоге Джордан сделал вид, что из нападения может быть определенный толк, а остальные подчеркнули именно те моменты, которые ставили командную игру над достижениями блистательного атлета.

Цитата

– There is no I in the word “team”. (Уинтер)

– But there is in the word “win”. (Джордан)

Знаковый момент (для команды)

После второго матча финальной серии Джексон показал Джордану важную особенность игры «Лейкерс»: Мэджик всегда бросал Паксона, помогая остальным – но Майкл не пользовался этим и предпочитал атаковать сам. В 5-м матче, когда «Лейкерс» практически сократили отставание, Джексон взял тайм-аут и пошел на Джордана в лобовую атаку:

– Кто открыт, ЭмДжей?

Молчание.

– Кто открыт, ЭмДжей?

– Паксон.

– Так отдай ему мяч.

«Лейкерс» сократили отставание до двух очков, но Паксон положил пять бросков за четыре минуты, и «быки» принялись праздновать первый титул.

Реклама

После финальной серии Джордан настоял на том, чтобы в традиционном рекламном ролике «I’m Going to Disney World», снятом после финала, фигурировали все игроки стартовой пятерки «Буллс». Пиппен, Грант, Паксон, Картрайт и Джордан разделили между собой гонорар в 100 тысяч долларов.

Цитата

«Он – величайший спортсмен, которого я когда-либо видел. Возможно, самый великий спортсмен всех времен. Он может сделать все, что захочет. У него все выходит легко. Но только он не баскетболист» (Билл Картрайт о Майкле Джордане).

Капитан

В 90-м Фил Джексон разделил обязанности капитана между Картрайтом и Джорданом. Для того, чтобы, как он объяснял, сделать команду менее зацикленной на одном человеке.

Отношения Картрайта и Джордана – это особенная история. Корявый центровой, который приходил в лигу в статусе потенциальной звезды, но потом плотно присел за спиной Юинга после травм, появился в «Чикаго» в обмен на Чарльза Оукли, одного из ближайших друзей Джордана. Угловатость Билла и его неловкие руки лишь добавили Майклу поводов для насмешек: Джордан не скрывал своего скептицизма к этому трейду, к забавной фигуре самого Картрайта и перспективам. Шутки закончились довольно быстро. Сначала Картрайт жестко встретил Майкла на тренировке, когда тот попытался забить через него сверху (больше они никогда не играли в разных командах). Затем предупредил, что, если шутки за спиной и угрозы не давать ему мяч продолжаться (в одном из матчей тот запретил Пиппену и Паксону пасовать на «большого»), то больше Джордан в баскетбол играть не будет.

Вслед за этим появилось взаимное уважение. При всей ограниченности в атаке Картрайт был одним из лучших защитных центровых лиги. Его бесстрашие и жесткость в суровые 90-е и вовсе делали его бесценным кадром: после того как по ходу сезона Билл сломал глазницу Оладжувону, челюсть Кайту и нос Сикме, лига долго настаивала на том, чтобы он впредь выходил на площадку в специальных налокотниках. В итоге Картрайт стал для Джордана тем, кем всегда был Оукли, но при этом его функции этим далеко не ограничились: именно Картрайт был тем духовным лидером, который сплачивал «Буллс» и думал об интересах остальных. Оставаясь в тени и редко напоминая о себе в атаке, он был одним из самых важных людей в команде, тем, кого Джордан если не слушал, то хотя бы уважал.

Лучшая игра сезона

«Бостон» – «Чикаго» – 135:132. Два овертайма. Берд (34) – Джордан (37).

Рекорд

Крэйг Ходжес, как обычно, участвовал в конкурсе трехочковых. В 91-м он установил рекорд по количеству попаданий подряд – 19.

Прогресс

Равным себе Джордан признает Пиппена лишь после Олимпиады: до этого форвард был лишь одним из самых талантливых в «группе поддержки». Но, на самом деле, именно сезон-90/91 – переломный в карьере форварда: тот Пиппен, который останется в истории, появился именно тогда – Пиппен, соревнующийся с Джорданом в результативности, Пиппен как важнейший элемент системы «быков», Пиппен как элитный (но еще не лучший) защитник.

Кардинальный перелом связан с четырьмя событиями, изменившими если не все, то многое.

Во-первых, Пиппен стал первым игроком, который смог рядом с Джорданом набрать больше 40 очков. В феврале – посреди победной серии из 11 матчей – Скотти настрелял 43 очка (16 из 17) в матче с «Шарлотт». Со стереотипом, что Пиппен – игрок, не умеющий бросать, было покончено навсегда.

Во-вторых, для Пиппена была найдена новая позиция – пойнт-форвард. Официально это произошло лишь в серии с «Пистонс», но Джексон готовил Скотти к этому переходу практически весь сезон и терпеливо ждал, когда тот почувствует себя достаточно уверенно в рамках нападения. Да и, собственно, в полуфинале в этом было некое форсирование ситуации: принципиально иные функции Пиппена – один из тех шагов, которые должны были удивить «Пистонс» (плюс у них уже не было Махорна, который терроризировал Скотти в предыдущих противостояниях). Это потом уже все будут рассуждать о том, что Пиппен в школе играл разыгрывающего и обладал всем для того, чтобы продолжить дело Лэрри Берда – в начале сезона в статье Sports Illustrated говорилось как-то так: «Главная проблема треугольного нападения заключается в том, что решения должны принимать игроки, а это не самый лучший вариант, учитывая, что на площадке столь прямолинейные и не склонные к импровизации люди, как Скотти Пиппен».

В-третьих, когда в серии с «Пистонс» запахло жареным, «бэд бойз» сделали то, что делали всегда до этого – отправились за Пиппеном. Против Скотти защищался Деннис Родман и в какой-то момент он предпринял атаку на форварда, который раньше легко поддавался на провокации и выходил из себя. Когда выброшенный Родманом за пределы площадки Пиппен поднялся и не стал отвечать, стало понятно: серия завершена.

Наконец, один из знаковых для карьеры Пиппена моментов произошел в финальной серии. Он тоже был вынужденным: во 2-м матче Джордан висел на фолах, и Джексону пришлось бросить Скотти на Мэджика Джонсона, единственную надежду «Лейкерс» в том финале. Опять же сейчас это кажется столь логичным и естественным решением, но в тот момент это стало откровением: Пиппен максимально осложнил жизнь Джонсону и процентов на 30 уменьшил эффективность атаки «Лейкерс», и так лишенной игроков, которые бы действовали от прохода. Это был первый кирпич в здание славы лучшего защитника на периметре в истории лиги.

Ну и конечно, как и всегда в истории Пиппена и «Буллс», денежный вопрос выступал тревожным фоном для успехов на площадке. Летом перед тем сезоном Скотти всерьез раздумывал над тем, чтобы устроить забастовку и пропустить год – его 765 тысяч за сезон уже тогда выглядели издевательскими, и совет агента был вполне однозначным. Пиппен передумал за считанные дни до начала тренировочного лагеря: просто потому, что знал, что этот сезон будет особенным. В феврале он не выдержит и публично выразит свое отношение к Джерри Краузе и условиям соглашения, а остаток года проведет в переговорах по его пересмотру.

Штаны

Лидер

«Чикаго»-91 – самая джордановская команда из всех чемпионских: Майкл был если не на вершине, то очень близко к пику своих физических возможностей, его оруженосцы пока оставались в большей степени оруженосцами и лишь начинали выходить из тени. До довольно условного «Большого Трио» с Родманом/Кукочем, до вполне конкретного дуэта, закрывавшего всю зону, с Пиппеном, до ощутимого влияния ролевых игроков еще далеко. Этот «Чикаго» – первая стадия отхода от доминирования одного игрока, едва ли не самая индивидуалистская чемпионская «команда» в истории, версия, более сбалансированная, но периодически проявляющая всполохи 63-очкового матча с «Селтикс».

Возможно, поэтому – из-за того, что из всех игроков Джордан изменился меньше всех – отношение к нему в тот сезон – это некая смесь усталости, легкого раздражения и вызова «Ну и че дальше?!». Величие Майкла сомнению не подлежало (мир тогда не был столь требовательно-циничен, как сейчас), но на фоне Мэджика и Лэрри Джордан все меньше выглядел положительным героем. Его гениальные представления, многоочковые феерии, уничтожавшие лучшие клубы лиги, его инстинкт убийцы (человека, которого ни в коем случае нельзя злить) все это как-то меркло: на первый план выходил поиск пятен на солнце. Гораздо чаще в фокусе проявлялись его замашки примадонны: требования найти ему нормальных партнеров, конфликты с Грантом и Картрайтом и другими, спровоцированные едким остроумием Джордана, желание не просто победить, а победить в одиночку, зацикленность на статистике, война с Краузе, обострившаяся из-за желания того заполучить Кукоча (Джордан отказался звонить в Хорватию, заявив, что «не разговаривает по-хорватски») – общественность все больше узнавала Джордана, и он вызывал все больше негодования (и все больше очаровывал). Эго-маньяк, повернутый на победах, гольфе и азартных играх, разумеется, привлекал к себе еще больше внимания, но то ощущение чуда, с каким сегодня вспоминаются те легендарные матчи, заслонялось другими проявлениями: историями, как Джордан убежал с истерикой с тренировки, когда тренеры перестали вести счет, скандалами, связанными со ставками, постоянными попытками задеть соперников и партнеров, откровенными шалостями (вроде штрафного броска с закрытыми глазами). Наверное, это был один из последних сезонов, когда Джордан играл с улыбкой, когда он еще оставался непоседливым проказником, дразнившим скамейку соперников и трибуны, доводившим до слез одноклубников, превращающим трэшток в стиль жизни. Дальше навалятся усталость, проблемы, ответственность. И именно поэтому нужно помнить того Джордана, эгоистичного, веселого, хамоватого, играющего, переживающего всю гамму юношеских эмоций.

Финал изменил это отношение: ушло и раздражение, и «и че дальше?!», и усталость. Джордан отодвинул Мэджика, заставил забыть о «Пистонс», бросил на обочине «Селтикс» и стал просто лучшим. Его выступление в финале оказалось одним из самых доминирующих за всю историю (он даже установил рекорд по передачам для 5-матчевых серий), и дальше уже его сопровождали только восхищение и вопросы «Неужели?!» и «А что же дальше?!».

Малоизвестный факт

Перед 3-м матчем серии с «Филадельфией» у Джордана начались проблемы с коленом. Травму он получил, проведя выходной за игрой в гольф.

Не связывайся с Джорданом № 1

В предсезонке «Буллс» играли с «Сиэтлом», и новичок по имени Гэри Пэйтон попал в объективы, когда начал говорить о том, что может закрыть любого. Ноябрьская встреча между «Соникс» и «Чикаго» началась для юноши с трех потерь и последующей замены – ко всем трем приложил руку злопамятный Джордан.

Не связывайся с Джорданом № 2

На старте сезона «Чикаго» играл с «Майами», а Джордан вышел на площадку с гриппом. «Буллс» стартовали невнятно (14-8) и даже с аутсайдерами поначалу возились – Майкл попал под блок-шот новичка Уилли Бертона, а потом наслушался задорного бахвальства от него и Глена Райса. Следующие три атаки «Хит» завершались либо перехватами, либо блок-шотами Джордана, «Чикаго» совершил рывок и победил, а Майкл набрал 39 очков. Тренер Рон Ротстейн запретил Бертону и Райсу впредь разговаривать с Джорданом во время игры.

Знаковый момент сезона

Полет Джордана

Конфликт

Хорас Грант по ходу всего сезона оказывался в роли обиженной стороны: его третировал Джексон, который, с одной стороны, урезал именно время Гранта в пользу Кинга, с другой, на общекомандных разборах намеренно направлял критику в его стороны; он острее других воспринимал несправедливое распределение возможностей для атаки – что в начале сезона привело к потасовке с Джорданом (Грант обвинял его в том, что тот думает лишь о статистике, Майкл обсмеивал оппонента за криворукость и тупоумие); Грант был одним из многих, кто был недоволен работой Краузе и нацеливался на больший контракт.

Вся эта нестабильность привела к совершенно неожиданному взрыву. В 3-м матче с «Филадельфией» (единственному проигранному до финала) Грант пропустил удар локтем от Армена Гиллиама и ответил ему. Когда арбитры зафиксировали только эту отмашку, а Джексон отправил Гранта на скамейку, то Хорас – самый религиозный игрок команды – обложил тренера матом и даже слегка потолкался с ним. Гранта потом успокаивали всей командой, а фраза «я устал быть твоим козлом отпущения» вошла в «правила жизни» «Чикаго»-91.

Цитата

«Все сейчас увлеклись высокими технологиями. Высокотехнологичные кроссовки, высокотехнологичные игроки… Вот этот вот Майкл, который по какой-то причине считает, что, раз он величайший игрок в мире, то мы будем просто приходить на матч и смотреть на него. Да не будем мы на него смотреть. Мы здесь, чтобы побеждать» (Джон Салли).

Легендарный, но тревожный матч сезона

Текс Уинтер как-то сказал, что «Пистонс» имеют к величию Майкла Джордана не меньше отношения, чем он сам. Легендарная защита «Детройта», получившая названия «правила Джордана», три года подряд сдерживала самого совершенного атакующего игрока всех времен. Ее крах наступил не только с прогрессом партнеров Джордана, но и с изменениями в игре самого Майкла: эта защита заставляла его быть умнее, приучила обходить ловушки, вынудила не просто давить физикой, а обманывать оппонентов, плюс добавлять новые грани своей игре.

На Рождество «Чикаго» прислал «Пистонс» «декларацию о намерениях», с одной стороны, феноменальную, так как Джордан умудрился настрелять 37 очков, с другой стороны, не успокаивающую даже болельщиков «быков» (так как Джордан умудрился настрелять 37 очков).

Самый значимый матч регулярного чемпионата

7 февраля «Чикаго» умудрился выиграть в Оберн-Хиллс. Хотя у «Пистонс» не было Томаса, событие получилось далеко не тривиальным: это была первая победа за три года и всего третья (из 23 матчей) в регулярных чемпионатах за десять лет до этого. Потом «Буллс» еще проиграют, но где-то тут забрезжила надежда, а Джордан подчеркнул, что психологический груз сброшен.

Цитата

«Сегодня у меня была плохая игра, но спасибо моей «группе поддержки». Возможно, у меня болела голова» (Джордан после 1-го матча серии с «Пистонс», где он набрал 22 очка (6 из 15, 6 потерь); Пиппен и Картрайт – 18 и 16, а «скамейка» – 30).

Ключевая серия сезона

Все ненавидели «Пистонс», но никто не ненавидел их больше, чем «Чикаго» и Майкл Джордан. Баскетбольное и личное перемешались в единое целое уже давным-давно: три года неудач, обиды после пропущенных ударов, показательной грубости, пререканий, унижений сосуществовали вместе с тлеющей ненавистью лично к Томасу (который не давал Джордану мяч на Матче всех звезд в 85-м), лично к Родману и Махорну (как к главным провокаторам), лично к Лэймбиру (потому что иначе нельзя). Поэтому отношение у «Чикаго» и его лидера было вполне конкретное: фраза «Мы собираемся их убить» стала лейтмотивом всего противостояния.

Эта серия оказалась главной в сезоне, и настрой «Буллс» превратил ее в короткую расправу. «Чикаго» готовился слишком долго и наконец разгадал своих злейших врагов: лидер начал больше играть на команду, уязвимость разыгрывающих была решена за счет пойнт-форварда Пиппена, за Лэймбиром на периметр выходил обросший мускулами Грант, Эдвардса накрывали дабл-тимом, а стареющим и все более медленным соперникам «Буллс» противопоставили свои главные козыри – пожирающую защиту и быстрые атаки «доберманов» (Гранта, Пиппена, Джордана). Плюс лига в этот момент изменила политику и стала жестче бороться с грубостью: все приемы «плохих парней» никуда не делись, но теперь и «быки» не велись на провокации, и судьи не прощали моменты явной грубости. Завершилось все не только унижением, но и скандалом: Джордан не упустил возможности перед четвертым матчем наговорить резкостей (о том, что грязное неспортивное поведение «Пистонс» вредит баскетболу), а те напоследок не только грубили во время игры, но и ушли после матча, отказавшись пожать руки победителям.

Победа в четвертом матче и была главным триумфом сезона. После «Пистонс» «Буллс» уже вышли на орбиту.

Защита сезона

Третий матч серии с «Пистонс». За две с половиной минуты до конца «Детройт» сократил отставание до пяти очков. Пиппен потерял мяч на ведении, и Джонсон с Дюмарсом вышли вдвоем на Джордана.

Знаковый бросок сезона

Джордан переводит 3-й матч финальной серии в овертайм.

Историческое наследие

«Чикаго»-91 – удивительный феномен, совмещающий в себе две плохо сочетающиеся черты: постоянное ощущение неминуемой катастрофы, присутствующее в реальности, и образ абсолютного величия, появившийся спустя некоторое время.

«Чикаго»-91 – едва ли не самая сильная команда в истории НБА. Команда, без травм прошедшая регулярный чемпионат и на одном дыхании пролетевшая в плей-офф. Команда, которую сложно упрекнуть хоть чем-нибудь – будь то слабыми соперниками, обескровленностью лиги, травмами суперзвезд, помощью судей. Команда, имевшая в своем составе ярчайшую звезду всех времен на пике физических возможностей и возглавляемая величайшим тренером в истории лиги. За сезон-90/91 «быки» в числе прочего закончили регулярный чемпионат с показателями 61-21, потерпели лишь два поражения в плей-офф (в обоих случаях Джордан имел возможность выиграть матчи последним броском, но промахивался), всухую вынесли чемпиона предыдущих двух лет и завершили эру «Пистонс», поставили крест на эпохе «Шоутайм», разбив «Лейкерс» в финале, и показали потенциал в дальнейшем, когда породили первый джордановский «три-пит».

Все это омрачается лишь одним обстоятельством: еще за пять минут до конца последнего матча финальной серии ни «Буллс», ни их болельщики ни о чем таком не подозревали. Весь их сезон словно проходил по тонкой грани выживания: внутренние проблемы, конфликты из-за контрактов, чересчур уязвимый баланс между воплощением индивидуализма и системой, постоянные взрывы (резкие высказывания лидеров, открытые конфликты, недовольство резервистов игровым временем, намеренные провокации Джексона)- все это не оставляло ощущения, что хорошего конца не будет. Даже в финале фаворитом продолжали оставаться «Лейкерс» – та команда, где из трех лидеров более-менее здоровым был лишь один.

В общем, если место «Чикаго»-91 в истории – вещь, едва ли не наиболее спорная, то вот это его своеобразие в историческом и реальном контекстах восхитительно само по себе.

Кульминация сезона

Чемпионское видео

Дуновение ветра. 4 причины, почему Майкл Джордан величайший игрок в истории НБА

Лучшие команды НБА. «Лейкерс»-1987

Лучшие команды НБА. «Бостон»-2008

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы