android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Пока вы спите. Почему стоит смотреть финальные матчи «Мартовского безумия»

Теги NCAA

Блог «Последний либеро» сбился с футбольного курса, чтобы разобраться, почему стоит провести пару бессонных ночей, но посмотреть развязку «Мартовского безумия».

Вы уже все спите.

Отсмотрели какой-нибудь футбол, новости там проглотили, спортс.ру проскроллили, твиттер, конечно, не забыли проверить, и фейсбук тоже, сериальчик скачали – ну, смешной, допустим, или не очень; ну, кто еще книгу почитал, но это вряд ли. И спите, в общем, – утром на работу, на учебу, в садик…

Ну и спите.

А я лучше себе бутер сделаю.

Двумя мазками на хлебушек, как на холст, устилается волнами холодное масло, после небрежно плюхается порезанная колбаска с белыми островками, ковром-самолетом приземляется кусок мягкого балтийского сыра, ну, и украшает это все скукожившийся, безвкусный почти круглешок огурца, а может, даже и два – кайф!..

С тремя такими бутербродными братьями на блюдце перебежками босиком по холодному полу – к телевизору. «Мартовское безумие» у меня.

Телик потрескивает – как снег под ботинками. Идет смачная как «Кадиллак», американская заставка, появляются два холеных белозубых комментатора. Всем весело; шутят, смеются. На заднем плане машут в камеру пятернями болельщики в одинаковых майках.

В окне мигает то синими, то красными огоньками самолет; криво как-то летит…

Фак, чайник же вскипел; и опять перебежками – бррр… Главное об собаку не навернуться – темно ведь, а она черная у меня; сопит где-то из своих усов – ушами только подергивает, сторожит.

Смотрю «Безумие». Жую.

Зачем смотрю?

А зачем в известные времена старшие тайком смотрели западные фильмы, передавали из рук в руки запрещенную литературу, радио «Свободу» по ночам слушали, в конце концов?

«Потому что там как-то нормально все…», – рассказывал мне один бывалый диссидент.

И так матч за матчем; в каждом – оголенный живой нерв. Вот за то и люблю «Мартовское безумие»

Подобное ощущение складывается и у меня: именно что «там как-то нормально все». Уж нам-то такое счастье точно не светит. И смотришь, любуешься, мечтаешь – оторваться невозможно.

Играют на стадионах НФЛ (американский футбол), ну, матчи поскромнее, например, в «Веризоне» – там где «Кэпиталс» хоккейный выступает и баскетбольный «Уизардз»; или в «Стейплс Центре» («Лейкерс»/»Клипперс»/»Кингс»). Короче, даже выяснять не полезу, какая там посещаемость у «мартовского безумия», ну, тысяч 70 стадион для американского футбола вмещает точно. Арены забиты. Телевизионная аудитория – миллионы, десятки миллионов. Что говорить, в любом уважающем себя американском офисе висит на стенде турнирная сетка; все гадают… Победителю – ну, скажем, 13-ю зарплату или путевку в Гонолулу, например. Такой вот размах.

А он «фрешмен». Первогодка. Белый еще не дай Бог (шучу). Откуда-нибудь из штата Арканзас: из деревухи с коровами и кукурузой. И вот он бросает штрафные. Руки трясутся, дыхание безнадежно сбито, зрачки от испуга ищут выход на волю, взгляд бросается от фотообъективов к телевизионным камерам, нашел, наконец, глазами на трибунах папку с мамкой, потом девку свою, кидай, кричат ему со всех сторон, «шут зе бол», давай-давай, пора, все ждут…

Человек волнуется раз, человек волнуется два… Оба смазал, в общем. Девка к другому ушла. Привет штату Арканзас.

И так матч за матчем; в каждом – оголенный живой нерв. Вот за то и люблю «Мартовское безумие». Есть в этом, конечно, доля садизма: ну нравится мне смотреть на эти испуганные лица, на эти порой глупые поспешные решения, на ошибки, на коллизии, на крики и ругань, на пот и слезы; мне нравится видеть живых и горячих равно как мне не нравится видеть железных дровосеков, механически точных, выверенных, холодных.

Вы ведь тоже немного садисты, признайтесь же себе тихо ночью где-нибудь под одеялом, под столом, под стулом, закройтесь в ванной, взгляните в отражение, испугайтесь – и уясните это про себя раз и навсегда.

Я, кстати, в «Безумии» уже почти всех знаю, игроков в смысле; они меня тоже…

– Здорово, Трей? Какие дела? – бормочу в экран.

А Трей он, знаете, такой – на вид ребенок совсем. Только с наколками

Трей отвечает мне свистом – это точнехонько в кольцо, едва сетки касаясь, прилетел издалека (как говорят американцы: «From San Antonio») трюльничек – бам! получите! – в овертайм. Привет штату Мичиган.

А Трей он, знаете, такой – на вид ребенок совсем. Только с наколками. Там вообще все такие, почти все: вродедети, а уже руки в татухах, сверху кладут с закрытыми глазами, интервью дают, камерам подмигивая… офигеть!

Еще там играет иранец. Да-да, иранец, натуральный. Ну, как играет, – его «Орегон» вылетел уже из турнира, так что вы опоздали. Но играл неплохо, чуть ли не по 15 подборов за матч выгрызал, он скоро будет в команде НБА, вот увидите. Домой только в отпуск не езди, иранец, – не вернешься ведь обратно…

А наших нет ни одного. Ну и ладно, нет и нет.

Зачем же все-таки смотреть «Мартовское безумие».

Я тут, знаете, попал как-то на европейский баскет, ну, сел случайно на пульт, он и врубил мне матч ЦСКА с «Реалом», вот буквально недавно. Жидкомышцие какие-то, болезненно бледные люди играют в баскетбол. С ленцой, с академичностью. Прилежные эти комбинации в каждой атаке… Фу, дикари! Без обид. Выключил нафиг.

Или вот, например, в НБА, Тим Данкан хладнокровно, с бескомпромиссностью мента забивает за пару секунд до финальной сирены дежурный бросок со средней, да еще и с фолом. Сюда не ходи, здесь не превышай, это моя территория, а что это у тебя в руках, ну-ка дай сюда – вот так он играет, этот Тим, так он там рулит и разруливает. (Наш бы Тим так играл). Или Леброн, уничтожающий со своей бандой все на своем пути, делающий это так легко, словно отбирает у детей мороженое; у нас в школе один такой привязывал младшеклассников к батареям на переменках.

Или Леброн – у нас в школе один такой привязывал младшеклассников к батареям на переменках

Это да, это все очень хорошо, я это все тоже очень люблю. Но Тим и Леброн, которых я зачем-то вплел сюда, – это уже игра по определенным правилам, которые, кстати, ими же и установлены, они в этих правилах играют, как юлят меж законов мент с бандитом; и это, друзья, взрослая жизнь, рутинные 82 игры и плей-офф; как работа-учеба, работа-учеба, год за годом.

В «Мартовском безумии» же правил нет – там хаос и нервы, нервы и хаос.

НБА, хоккей весь, футбол весь, что там еще... – это как макароны, рис и картофан – что-то очень постоянное, привычное, надоедливое; то, от чего мы бежим в рестораны или едем с шашлычком на дачку.  

А бутерброд всегда вовремя; всегда под голодный желудок подоспеет, даже сухой, скукожившийся, но очень вкусный. Потому что вовремя. Чтобы вы там после него не наготовили: пловчик или картофельные лепешки… фигня все. Обычный такой бутер вкуснее будет все равно.

С «Безумием» ровно та же история. Оно тоже всегда подоспеет раньше всех – когда голоден, когда пришла весна, когда хочется тепла, когда хочется уже, наконец, развязки, хочется поглазеть на чемпионские матчи, на поднятые над головой, кубки, тарелки, вазы, кувшины или бутылки; и пойти уже загорать с чистой совестью.

«Безумие» – предвестник основного блюда.

Жуешь его на голодный желудок, радуешься.

В Украине матчи NCAA транслирует телеканал Viasat Sport.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы