Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    parimatch_UA

    Алекс Дзанарди: «На слово «невозможно» у меня аллергия!»

    Алекс Дзанарди: «На слово «невозможно» у меня аллергия!»
    Алекс Дзанарди: «На слово «невозможно» у меня аллергия!»

    Бывший автогонщик, переживший ампутацию ног, чемпион паралимпийских игр и человек с несгибаемым духом Алекс Дзанарди – о реабилитации после аварии, страсти к спорту и новых героях «Формулы-1».

    Алекс Дзанарди беззаветно любит гонки. Фото: Fotobank/Getty Images/Alex Grimm/Bongarts

    О подготовке к участию в Паралимпийских Играх в Лондоне в 2012 году

    Сначала мне было просто любопытно. Учебный процесс остался позади, но гонки на ручных велосипедах все равно были для меня сравнительно новым видом спорта. Однако затем я встретил нового тренера – скромного и мудрого человека, – и именно его мне не хватало. Благодаря совместной работе нам удалось улучшить тренировочный процесс и сделать значительный шаг вперед в области подготовки.

    В конце зимы и начале весны – до начала игр – я размышлял над тем, хорошо ли я подготовился к соревнованиям с физической точки зрения, и потому с волнением ожидал первой гонки Кубка Мира в Риме. Именно там появился первый шанс выяснить, насколько я готов. Мне удалось выиграть обе десятимильных гонки, а также заезд по городским улицам. Благодаря этому я стал значительно увереннее в собственных силах, но также осознал, что своим результатом предупредил будущих соперников на Паралимпиаде. Так что я продолжил работать над собой. И когда в итоге – на играх в Лондоне, которые состоялись в сентябре – я все же выяснил, насколько хорошо подготовился – это стало для меня исполнением мечты.

    По ходу игр я никогда не забывал о страсти к спорту, о любви к тому, чем занимаюсь, о том, что для меня важнее всего. Победа в Лондоне – ценная, но дело не только в медалях. Я выиграл, потому что люблю гонки.

    О страсти к гонкам

    Невозможно заставить себя со страстью относиться к чему-либо только из-за того, что ты хочешь добиться результата, который ранее покорился другим людям. Это называется амбициями, а не страстью. Конечно, нужно быть и амбициозным. Я бы сказал, что правильным сочетанием будут 70 процентов страсти, и 30 процентов – амбиции. Однако если эти ингредиенты сочетаются в обратных пропорциях, то все, чего тебе хочется – это наслаждаться успехом, а всем тем, через что тебе пришлось пройти, чтобы добиться успеха – тренировками, подготовкой, – можно пожертвовать.

    Если вы думаете именно так, то никогда не достигните конечной цели. Именно поэтому я смог добиться успеха на Играх в Лондоне – потому что люблю гонки на велосипедах, а не потому, что непременно хотел туда поехать.

    «Я считаю себя счастливчиком. Быть Алексом Дзанарди означает, что я могу выбирать, чем хочу заниматься»

    Вообще, я считаю себя счастливчиком. Быть Алексом Дзанарди означает, что я могу выбирать, чем хочу заниматься, потому что в дальнейшем смогу заниматься этим профессионально. В детстве быть Алексом Дзанарди означало быть сыном двух замечательных родителей, которые научили меня оставаться любознательным, любопытным, стремящимся понимать, куда я иду и по какой причине: действительно ли мне интересно чем-то заниматься или же я выбираю этот род деятельности лишь потому, что хочу быть на кого-то похожим.

    Они научили меня воспринимать каждый новый день как возможность добавить что-то новое к тому, что я уже успел сделать вчера. Благодаря этому ты шаг за шагом приближаешься к чему-то существенному. Я выбрал спорт, потому что изначально чувствовал к нему страсть, и должен сказать, что возможность принять участие в Играх в Лондоне, и путь, который я проделал, чтобы добиться этого, принесли мне больше удовольствия, чем итоговый успех. Каждый день тренировок был для меня великолепным подарком от Бога, чудесным опытом. Я думаю, что каждый из нас может добиться того же.

    О реабилитации после аварии на «Лаузицринге» в 2001 году

    Это случилось 15 сентября 2001 года. На то, чтобы покинуть больницу, у меня ушло 48 дней, я перенес 16 операций, которые длились как минимум по четыре часа. При этом в организм не попало ни одной инфекции! Когда я выписался из больницы, то находился в очень плохом состоянии, но уже месяц спустя посетил ортопедический центр, чтобы сделать протезы.

    Было очень сложно вернуть организму силы, и по мере того, как это происходило, я заново учился ходить. Всего через месяц я смог начать ходить, но еще долго не мог добиться прогресса. Это случилось примерно через год, и тогда я, конечно, начал думать о других вещах. Именно тогда у меня появилась возможность протестировать гоночную машину. После тестов я осознал, что хочу вновь принять участие в гонках, ведь испытания показали, что хотя и будет чертовски сложно, свет в конце тоннеля все же есть. Я смог поверить в возможность вновь выступать на самом высоком уровне и в то, что у меня будут шансы побеждать в гонках.

    О первом опыте управления гоночным автомобилем после аварии

    Первый гоночный автомобиль был сконструирован таким образом, чтобы я все мог делать руками. У моих пальцев было больше работы, чем у Джимми Хендрикса при игре на гитаре. Это было слишком. Если бы мне в рот засунули щетку для уборки, то я бы и кокпит смог почистить!

    Так что мы сели обсудить ситуацию с механиками, и я предположил, что смогу нажимать на педаль тормоза правой ногой, которая после аварии у меня стала длиннее, чем левая. Их реакция была следующей: «это невозможно, в машине нет усилителя тормозной системы, тебе нужно будет давить на педаль тормоза с силой, превышающей давление в 100 кг».

    «У моих пальцев было больше работы, чем у Джимми Хендрикса при игре на гитаре»

    Но у меня на слово «невозможно» аллергия. Так что я вернулся домой, взял электронные весы, прикрепил их к стене, и сказал инженеру, что не стоит говорить «невозможно» до тех пор, пока ты не проверишь и не надавишь ногой на весы. Все, на что оказался способен инженер – выдать показатель в 105 кг. Я сказал: «теперь моя очередь». У меня получилось надавить на весы с силой, равной давлению в 125 кг. Инженер просто не понял, как у меня это получилось.

    Так что мы установили в машину обычную педаль тормоза с прикрепленной к ней обувью, чтобы моя нога всегда находилась на педали. После первого круга с этим решением я знал, что однажды вновь смогу стать профессиональным гонщиком. Я видел свое будущее перед глазами и знал, что смогу выступать на самом высоком уровне. И мне стало любопытно, что из этого получится. Позже любопытство превратилось в страсть, а остальное уже история.

    О первом соревновании на ручном велосипеде

    Когда я принял участие в своем первом марафоне в Нью-Йорке в 2007 году – я оказался там ради гонок, – люди моментально стали предполагать, что я смогу выступить на Паралимпийских играх в Пекине. Однако разница между мной и лучшими атлетами была слишком большой, и ее невозможно было сократить за столь короткое время. Но опыт все равно оказался чудесным.

    Об Играх в Лондоне

    Игры прошли фантастическим образом, в Великобритании должны гордиться тем, как все было организовано, и я уверен, что так и есть. Я полагаю, что настоящая ценность подобных соревнований заключается в появлении у людей вдохновения, в том, что мы можем смотреть на людей, которые рассматривают собственную жизнь как возможность стать лучше, добиться чего-то большего. Это может подействовать на человека вдохновляющее, так как позволяет ему думать: «да, я тоже так смогу!»

    Возможно, человек не сможет выступать на таком же высоком уровне, но он, по крайней мере, начнет рассматривать свою жизнь как возможность добиться чего-то большего, стать лучше. Когда ты видишь такого спортсмена, как, например, Усейн Болт, то вполне можешь подумать, что этот парень, должно быть, прилетел с Марса, и добиться того же, что и он, никогда не получится. Сообщение, которое посылают миру Паралимпиский игры, несколько другое. Вполне очевидно, что изначально люди, выступающие там, в чем-то уступают некоторым другим спортсменам, но когда ты наблюдаешь за такой девушкой, как Сесилия Камеллини, которая выступает в соревнованиях по плаванию, и при этом является полностью слепым человеком, ты не можешь не вдохновиться ее примером. Основной посыл игр – вдохновлять поколение, и я верю в то, что послание достигло адресата.

    О том, почему нужно крутить велосипед на головой после победы

    Я не новичок в необычных празднованиях. Когда я выступал в США, то всегда крутил «пончики». Все ребята, которые критиковали меня за такое празднование, теперь празднуют победы аналогичным образом. А теперь, кстати, они называют это «Дзанарди», а не «пончики».

    Победив на трассе «Брэндс-Хэтч», я был очень, очень счастлив. Я взял свой ручной велосипед и поднял его вверх просто потому, что хотел отпраздновать победу. На следующий день мне сказали, что эта фотография красовалась на первой странице издания Daily Telegraph. Эта фотография, и празднование победы отражало то, чего я добился в жизни, и какой прошел путь, который закончился на играх в Лондоне. Если бы несколько лет назад кто-то сказал мне, что я смогу добиться того, чего добился, то я бы в ответ спросил у него, что он курил!

    «Когда я коснулся асфальта губами, то словно прикоснулся к оголенному проводу – меня как будто током ударило»

    Когда я выиграл дорожную гонку и слез со своего велосипеда, то у меня случился еще один «момент Дзанарди». Я говорю о том, как я поцеловал асфальт. Когда я коснулся асфальта губами, то словно прикоснулся к оголенному проводу – меня как будто током ударило. Это было нечто неожиданное. Теплый асфальт. Перед глазами как будто пронеслось огромное количество слайдов, на которых были запечатлены моменты моей жизни. Я увидел себя маленьким мальчиком, проезжающим свои первые круги в картинге, увидел рядом с собой отца – тогда он был моим механиком. Увидел свою первую победу в гонке, трудные моменты, затем гонки уже на гоночном болиде и завоевание поула на трассе «Брэндс-Хэтч» в 1991 году – за 21 год до игр в Лондоне, когда я надеялся в итоге попасть в «Формулу-1». Увидел то, как в итоге попал в «Формулу-1», а потом потерял в ней место. Увидел, как отправился в США и добился успеха. Потом увидел более трудные моменты: аварию, процесс реабилитации…

    Все это я увидел за пару секунд. Это был невероятный, напряженный момент. Я получил сильнейший заряд радости и чувства ностальгии. Во всем, чего я добился в жизни, асфальт был неизменным элементом. Если бы кто-то сказал мне, что я смогу добиться такого прогресса, который позволит мне не только квалифицироваться на Паралимпийские Игры, но и что, я буду выступать в Лондоне и смогу победить, и что это произойдет на трассе «Брэндс-Хэтч» – одной из моих самых любимых трасс, и которая сыграла столь важную роль в моей карьере, где я столько раз был близок к победе, и что в итоге я все-таки смогу победить там в гонке на ручном велосипеде, то я не знаю, что смог бы сказать. Думаю, что это довольно иронично, что это часть плана, разработанного где-то там, наверху, потому что это слишком идеально для человека. То, что победу я одержал именно на трассе «Брэндс-Хэтч», стало для меня невероятным событием.

    О том, каково быть образцом для подражания

    Я совершенно точно не имею права думать о себе как об образце для подражания. Конечно, я уверен в том, что могу показывать пример некоторым молодым людям. Для меня лучший способ служить какой-то цели – это следовать своему пути, заниматься вещами, которые мне нравятся. И если в какой-то момент кто-то скажет мне: «Алекс, спасибо за то, что ты делаешь – это для меня очень важно», то все, что я смогу сделать, это поблагодарить человека за его слова и продолжать делать то же самое.

    О номинации на получение премии Laureus World Sports Awards

    Мы говорим о чем-то, что является невероятно престижным, о чем-то очень важном. Но я знаю, что другие спортсмены, номинированные на получение этой премии, как минимум в такой же степени заслуживают победы, в какой и я. Академии предстоит сделать очень сложный выбор. По итогам решения один человек будет невероятно счастлив, но это не значит, что другие спортсмены должны быть разочарованы, потому что они все равно будут являться великими чемпионами, потому что иначе они просто не вошли бы в список претендентов. Для меня же просто попадание в список претендентов на получение премии уже является поводом для гордости. В момент объявления победителя мое сердце будет биться очень быстро (премию получил Усейн Болт – прим. Sports.ru).

    О Себастьяне Феттеле

    Он является поразительно талантливым гонщиком. В какой-то степени я ему завидую, и хотел бы стать настолько же хорошим пилотом, как он. Он очень скромный парень. Он крайне заинтересован в том, чтобы заниматься своей профессией и выступать на максимуме своих возможностей в каждый момент собственной жизни. Очень многие парни, и я в том числе, после завоевания чемпионского титула просто ушли бы в компании кучи девчонок, нацепили на руку огромные золотые часы, пили бы шампанское на дискотеках, в общем занимались бы показухой. Но этого парня интересуют лишь новые победы. Именно это делает его настоящим чемпионом, и тем, кто заслуживает завоевания премии Laureus World Sports Awards. Но мое сердце принадлежит автоспорту.

    О сравнении Алонсо с Феттелем

    Если бы Фернандо Алонсо также был номинирован на получение премии Laureus World Sports Awards, то лично мне было бы очень сложно сделать выбор. Я полагаю, что если бы Фернандо получил в свое распоряжение такой же болид «Ред Булл» и если бы он был напарником Феттеля по команде, то точно так же провел бы свой сезон-2012. Но вот если бы Себастьян оказался в «Феррари» Фернандо, то, вероятно, не смог бы настолько здорово выполнить свою работу, как это удалось Алонсо. Вполне очевидно, что болид Фернандо не был столь же конкурентоспособным, но в прошлом году Алонсо творил настоящие чудеса. И хотя в итоге Фернандо стал вторым, в том случае, если бы они оба были номинированы на получение премии, мне было бы очень сложно сделать выбор.

    О слухах об участии в лыжных гонках на Паралимпийских Играх в Сочи в 2014 году

    Прошло уже несколько лет с тех пор, как я начал кататься на лыжах, и недавно принял участие в соревновании по классическим лыжным гонкам. Кто-то меня сфотографировал, фотография попала в прессу – не знаю, кто ее туда отправил, папарацци или какой-то болельщик, – и сразу же появились слухи: «Дзанарди собирается участвовать в Паралимпийских Играх в Сочи».

    «Участие в Играх в Сочи? На 90 процентов уверен в том, что не поеду туда»

    Нет, сейчас я не могу сказать, что этого точно не произойдет, однако нет причин полагать, что это точно случится. Конечно, когда меня спрашивают, я не могу ответить нет, потому что я люблю спорт и люблю лыжные гонки. Однако гонять на ручном велосипеде мне довольно удобно, а вот для участия в лыжных гонках нужно проводить много времени в горах – нужно изучить процесс, – и я не думаю, что у меня есть для этого достаточно времени, особенно в моем возрасте.

    Участие в Играх в Сочи? Думаю, я на 90 процентов уверен в том, что не поеду туда, потому что знаю, что будет очень непросто. Если ты хочешь побеждать в соревнованиях любого уровня, важен не только талант – его нужно еще и развивать. Я не думаю, что сейчас у меня для этого есть достаточно времени.

    И вновь о гонках, на этот раз на Играх в Рио-де-Жанейро в 2016 году

    До Игр в Рио еще далеко, а в 46 лет твои годы считаются как у собаки – по семь лет за год. Так что я просто надеюсь, что смогу сохранять достаточно хорошую физическую форму, чтобы в итоге выступить в Рио, и я настроен оптимистично.

    Так что если в случае прогноза на участие в Играх в Сочи я отдал 90 процентов ответу «нет», то в случае с Играми в Рио я отдаю 90 процентов ответу «да». Со страстью все в полном порядке, а тренировки приносят удовольствие. Я верю, что как атлет все еще являюсь новичком, и хотя с возрастом могу что-то потерять, я также могу что-то и приобрести, ведь я продолжаю двигаться вперед и совершенствоваться.

    Источник: Laureus.com

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы