Трибуна

«Я армянин, родился в Азербайджане, но Украина – родина». Далакян – о статусе чемпиона мира, рождении сына и бое со сломанной рукой

О травме, рождении сына, переездах из Азербайджана и Донецка и многом другом.

18 листопада 2021, 17:58
6
«Я армянин, родился в Азербайджане, но Украина – родина». Далакян – о статусе чемпиона мира, рождении сына и бое со сломанной рукой

20 ноября в Киеве чемпион мира по версии WBA в наилегчайшем весе Артем Далакян проведет защиту титула в поединке против Луиса Консепсьона из Панамы.

Мы пообщались с Артемом перед пятой защитой пояса. Украинец рассказал о травме, рождении сына и многом другом.

«Мы готовы были ехать куда угодно. Защищать, отбирать, объединять титулы, а главное – побеждать. Но это круто, что есть возможность боксировать в Украине»

– Как настрой перед поединком? Как проходит подготовка?

– В Мигово отличная база, мы впервые на нее поехали. Бегали по горам, набирались сил, сбор ОФП очень круто прошел. С нами был молодежник из Мариуполя, нарабатывали с ним определенные упражнения в парах. Это было полезно, ведь долгое время не было боев, не стоял в парах и нужно было вернуться.

– Мы сейчас в Конча-Заспе. Ты постоянно проводишь здесь свои лагеря?

– Здесь просто удобно. На базе все есть: ринг, есть места для бега, залы для общей физической подготовки, питание. Нам здесь удобно и очень здорово.

– Ты понимал, что будет Консепсьон?

– Он был еще полтора года назад, когда я защитил титул. За день до моего боя он выиграл титул временного чемпиона WBA, стал первым номером и официальным претендентом.

– Кто у тебя спарринг-партнеры?

– Были ребята из сборной Украины. Первую неделю с нашими спарринговали, сейчас приехали три спарринг-партнера из Филиппин: Джейсон Вайсон, Флориан Салудар, Генисис Либранза, с ними готовлюсь к бою. Подбором занимается Дмитрий Елисеев – вице-президент компании, все они схожи по стилю и антропометрии с моим соперником.

– Консепсьон – непростой соперник. Бывший чемпион мира в двух весовых категориях, что знаешь про него?

– Да, я смотрел его бои. Очень хороший соперник. Терпеливый парень, держит удары. Постоянно готов, физически очень сильный. Плюс ко всему – он бьющий. У него высокий процент нокаутов.

Мы пересмотрели все моменты, изучили его, сделали выводы. Тренерский штаб разработал стратегию и тактику на бой. Думаю, в ринге все будет понятно.

– Это первый бой за длительный период. Знаем, что была травма, реабилитация. Как тебе – проводить поединки раз в полтора года?

Считаю, что в год нужно проводить 2-3 боя, чтобы постоянно находиться в обойме. Но мы это и так делали. Наша компания Union Boxing Promotion организовывает мне стабильно бои. Но была травма, потом жесткий карантин. Из-за ковидных ограничений сложно организовать турнир. 

– Скучал по боксу?

– Да, конечно, скучал. Безумно ждал спарринги. У нас ежедневно были тренировки. Мы старались постоянно поддерживать форму, быть в обойме. Но все равно не хватало. Не хватало адреналина, который получаешь и в спаррингах, и во время поединков.

– Как твоя рука?

– Все отлично. Уже полностью ее залечил, прошли полный курс реабилитации. Все срослось.

«Мы поехали в США, где абсолютно спокойно отбоксировали. У меня не та история, что я боксирую только в Украине, а на выезде появляется какой-то мандраж. Я готов»

– Защита пояса будет в Украине, как и в предыдущие разы. Придает ли тебе это уверенность?

– Безусловно. Были промоутерские торги и наша компания их выиграла, поэтому проводим бой в Украине. Мы готовы были ехать куда угодно. Защищать, отбирать, объединять титулы, а главное – побеждать. Но это круто, что есть возможность боксировать дома. Юрий Рубан сделал все, чтобы наши болельщики смогли наслаждаться поединками за титул чемпиона мира вживую.

Для меня лично не имеет значения место соревнований, я настраиваюсь конкретно на бой, но боксировать в родных стенах всегда приятнее, да и ответственность больше.

– Вспоминаем бой с Велорией, 2018-й, ты поехал в Штаты. Давила ли на тебя местная публика?

– Не очень. Боксеры, которые достигают такого уровня, вряд ли уже обращают внимание на такие факторы. Я приехал в Америку завоевывать пояс. Говорил это с самого начала подготовки, как только мы узнали о возможности бороться за вакантный пояс WBA. 

Все очень сильно переживали, но мне было все равно, был готов на все 100%. К этому поединку подошел в отличных кондициях. Мы прошли отличный сбор, у меня была хорошая физическая подготовка.

В Штаты мы с командой прилетели за 10 дней до поединка. Я прошел полную акклиматизацию и выходил в ринг с пониманием, что все будет нормально.

Где-то после третьего раунда начал чувствовать себя еще более комфортно. Понимал, что где-то по скорости он не успевает, по жесткости я ему не уступаю. Брайан – хороший, опытный, топовый боксер. Я его обыграл, был сильнее в тот вечер. Мне ничего не помешало: ни зал, ни обстановка. Чувствовал себя как дома.

– Бой получился кровавым. У тебя шорты буквально стали красными из-за крови. Придавало ли это адреналина?

– Да, в 11-м раунде случился не очень приятный эпизод. Я пробивал боковой, он от него увернулся, но пошел резко вперед. И я зацепил его лоб локтем, рассечение и полилась кровь. Это бокс.

Меня это завело, но я бью и понимаю, что судья не хочет останавливать поединок. Все боковые судьи, включая рефери, были американцами. Я так понял из-за того, что местный боксер, не хотели делать ему досрочное поражение. Когда бил, думал: «Почему так, он же уже ничего не видит. Что дальше?» 

 

Кровь заводила, но я себя контролировал. Понимал, что еще не конец, надо дорабатывать. Когда руку подымут, тогда можно расслабляться. Цель была важнее всего.

К этому бою нужно было подойти очень хладнокровно. Соперник очень опытный и можно было пропустить удар, которого совсем не ожидал.

– Какие эмоции были? Тебе подымают руку, ты становишься чемпионом мира.

– Это невероятные эмоции. У меня недавно родился сын, я был безумно рад. После трех девочек родился пацан. Приближенные к этому эмоции, но, конечно, рождение сына – круче.

Когда стал чемпионом, выдохнул. Была тяжелая работа. Это была просто фантастика. Ты понимаешь, что дошел к этому уровню – поединку за титул чемпиона мира, а потом еще и подтвердил, взяв пояс.

Ну и еще, конечно, выполнил обещание. Первый, кто меня поздравил – Юрий Рубан и вся наша делегация, мне было очень приятно.

«Очень хотелось бы объединить титулы в своем дивизионе. А потом уже можно шагать дальше»

– Как у тебя обстоят дела с весом? Гоняешь ли ты?

– Не особо много гоняю. Где-то 5 кг лишнего веса. Но когда заезжаю в лагерь, полтора килограмма сразу уходит. Перед боем сбрасываю где-то 2 кг, очень немного.

– Не рассматриваешь переход в следующую весовую категорию?

– Пока нет. Очень хотелось бы объединить титулы в своем дивизионе. А потом уже можно шагать дальше.

– У тебя в дивизионе очень непростая ситуация. Чемпионы с нулем в графе поражений, которые очень его берегут.

– Да, они берегут. Но там же еще какая ситуация. Когда я готовился к поединку с Велорией, у меня было два спарринг-партнера – один из ЮАР – Морути Мталане, другой из Англии – Санни Эдвардс. И вот в будущем они стали тоже чемпионами мира. (Эдвардс победил Мталане и отобрал у него пояс чемпиона мира по версии IBF в апреле 2021 года – прим. Tribuna.com).

Мы готовы объединять титулы. После первой же защиты, наша компания контактировала с представителями других чемпионов по версиям, но никто не проявлял желания, ведь это для всех риск.

Понятно, что каждый из них держится за свой титул, но когда-то нужно же и объединять. Лично для меня это важно. Они пока держатся. Возможно, у них есть свои какие-то подводные камни, о которых я не знаю. Но мы делали предложение. Видимо, у них другие планы.

– Тебе 34. В боксе существует стереотип, что бойцы мелких весовых категорий выступают не так долго, как те же супертяжи. Как ты себя ощущаешь?

– Честно говоря, я даже не знал, что так говорят. Спрашивал даже у своего доктора: «А почему вот так говорят?» Я себя чувствую нормально. Тут главное желание и здоровье. Думаю, в легких весах ты просто больше истощаешься. Те же тяжи не бегают столько, сколько мы. Не бьют так часто. У них идет определенная экономия энергии, экономия своего организма.

Но по себе могу сказать, что все нормально. Чувствую себя отлично, со здоровьем все в порядке. Ну и желание. Желание – один из важнейших факторов. Возможно, в легких весах больше желания пропадает, ведь ты гоняешь вес, трудишься больше. Есть много разных моментов. Из-за этого и появилась иллюзия, что в легком весе не так долго выступают.

Хотя, давайте посмотрим. Вот тот же Морути Мталане – стал чемпионом мира в 37 лет. Он выигрывал и до этого пояс, но в последний раз стал чемпионом в 37. Здесь, скорее, дело в индивидуальности. Кому-то дано, кто-то вытягивает по физическим кондициям, кто-то нет.

«Мне сделали 4-раундовый поединок на «Донбасс-Арене». Я нокаутировал соперника в 3-м, после этого подумал: «Ничего себе, здесь круто!»

– Давай вернемся в самое начало твоей жизни. Ты родился в Баку.

– Да, я армянин, который родился в Баку. Тогда еще у Армении и Азербайджана были нормальные отношения. Мои родители тоже армяне. Когда мне было 3 года, переехали в Армению. А потом, когда Украина стала независимой, в Запорожскую область.

Родственники мамы жили в Днепропетровске, мы со временем приехали к ним. 

– Как проходил этот период адаптации?

– У нас очень дружная семья. У меня есть старший брат, младшая сестра. Мы были маленькими и очень хорошо влились в Украину. В Запорожской области я ходил в украинский садик и в школу там же пошел.

Для меня Украина – родина. Конечно, я армянин, родился в Азербайджане, но Украина – родина. Рос с украинцами. Не чувствовал какого-то ущемления.

– Как пришел в боевые искусства? Просто знаю, что ты еще и тхэквондо занимался.

– Да. У меня было очень много энергии. Занимался тхэквондо, на дзюдо пару раз заходил. Начал ходить на бокс, потом бросил, пошел опять на тхэквондо. Все вместе, все по чуть-чуть.

А где-то в 6-7 классе товарищ предложил сходить с ним. Так получилось, что тогда там преподавал Ведут Анатолий Петрович – тренер, который очень хорошо работает с детьми. Он умеет заинтересовать. В том возрасте бокса особо не было. У нас была борьба между собой, какие-то игровые упражнения, командные виды: регби, баскетбол. Было интересно. Мы тогда втягивались и начиналась школа бокса.

В Днепропетровске я тренировался где-то полтора года, а потом поехал на Спартакиаду среди школьников во Львов. Там был тренер из клуба Елисеева – Георгий Ваганович Гангалов. Как оказалось, он мой дальний родственник.

Перед турниром он сказал мне: «Выиграешь Спартакиаду, заберем к нам в клуб». А на тот момент попасть в клуб Елисеева было непросто. Это был один из лучших боксерских клубов в Украине. Все стремились попасть в него. Я стал вторым – проиграл боксеру из Донецка. Как раз из их клуба Елисеева. Георгий Ваганович подошел ко мне и сказал, что чуть позже заберет меня в Донецк. Конечно, я не поверил. Подумал, что просто утешает и все такое.

Проходит какое-то время, в Днепродзержинске проходил чемпионат Украины. Звонит Ваганович и просит приехать с родителями. Я очень загорелся желанием уехать. Пообщался с родителями, дядей. Он сыграл очень важную часть в становлении моей спортивной жизни. 

В 2003 году я уехал в Донецк, стал боксером «Спортивного клуба Елисеева» через 8 лет – Union Boxing Promotion. Помню, привезли нас в клуб. Подходит Юрий Георгиевич и говорит: «Покажи кулаки». А я буквально неделю назад подрался на улице. Он сказал: «Так нельзя. Ты с нами. Ты либо боксер, либо иди на улицу и будь уличным бойцом». Мне это очень запомнилось.

Поначалу и мне было тяжело. Помню момент, когда еще по молодежке боксировал, а Ваганович взял на спарринги к «мужикам». У них был сбор перед турниром имени Макара Мазая. Я стоял в парах со взрослыми и был в шоке от нагрузок. Это было реально тяжело. Там дрались так, что дыхание останавливалось.

Но перетерпел тот период и все было отлично. И в сборной был, и чемпионом Украины, чемпионом мира среди военнослужащих, участником чемпионата Европы, мира.

– Ты в сборной не был первым номером в своем дивизионе?

– Меня в сборной постоянно перебрасывали с одной весовой категории в другую. Я был первым номером в 48 кг – меня кинули в 51 кг. Когда весовые категории поменялись, меня кинули в 49. Когда приближаются чемпионаты Европы или мира – меня поднимают.

Я постоянно был конкурентом Георгия Чагаева – капитана сборной. Мы постоянно с ним менялись: он в 49 кг, я – в 52 кг, потом наоборот.

– Как и когда случился переход в профи?

– Я боксировал в любителях до 2011 года. Там был чемпионат Украины и в первой же стадии нас свели с Чагаевым. Хотя он первый номер, а я – второй. В один или два удара я проиграл.

После этого я понял, что устал от всего этого. Устал от постоянных прыжков в весовой категории. Не знал, что делать дальше. Даже были мысли завязывать с боксом. Тогда Юрий Георгиевич предложил попробовать себя в профи. Я сомневался. У меня стиль такой игровой, мне казалось по любителям, что я не нокаутер, а игровик. Но попробовать ничего не мешало.

В августе 2011 года мне сделали 4-раундовый поединок на «Донбасс-Арене». Я нокаутировал соперника в 3-м ударом по корпусу. После этого подумал: «Ничего себе, здесь круто!».

Сразу почувствовал разницу. Мне понравилось, что ты готовишься конкретно к одному поединку. Можно бить хорошо, удары более ощутимы. Никто отдельно удары не считает, соперники падают. Можно выиграть не только по очкам, хоть я и в легком весе. Ой, как классно!

– А дальше как карьера двигалась?

– Дальше начали подбирать более тяжелых оппонентов, бои стали по 6 раундов. Все очень классно. У меня открылось новое дыхание. В любителях надоело сидеть. В профи тебя никто не трогает, нет никакого морального давления, все спокойно. Тренеры, коллектив, президент компании – все всегда держали свое слово. Если мне сказали, что будет бой – он действительно будет.

Где-то в шестом или седьмом поединке мне сделали бой за интернационального чемпиона WBA. Я тогда в первом раунде нокаутировал венгра и стал чемпионом. В первом раунде! Меньше, чем за три минуты. Чемпионом! Это было для меня очень круто.

Я отстоял пояс в 2013 году, а потом начался конфликт на Донбассе. 

В начале 2014-го я провел рейтинговый поединок, так как иностранцы опасались приезжать к нам и мой пояс остался вакантным. В ноябре этого же года я провел бой в Броварах, мне сделали поединок за пояс континентального чемпиона WBA. Мы дрались с Морено – непобежденным на тот момент испанцем. Выдали хороший, крутой поединок, который прошел все 12 раундов. А дальше отстоял титул 5 раз, вроде бы, и подрался за мировой пояс.

– Как проходил переезд из Донецка?

– Конечно, спортивная карьера, которая строилась в Донецке, распалась. Мне трудно об этом говорить, если можно – мы не будем касаться этой темы.

«Поехали в больницу, на рентгене показали перелом. Я подумал: «О, серьезно! Я одной рукой 10 раундов отбоксировал и выиграл»

– Вспомни самый тяжелый бой.

– За звание чемпиона мира против Велории. В соперниках опытный боксер, а на плечах у меня лежала огромная ответственность. Это с точки зрения накала страстей.

А если смотреть физически – мой последний бой против Переса. Я сломал руку во втором раунде. Помню, иду в угол и говорю тренерам: «Я ударил руку». Они спокойно отреагировали, сказали поберечь ее и поработать левой. Я говорю: «Нет, вы не поняли. Я очень сильно ударил руку».

У меня была очень острая боль. Конечно, раунд-два я поберег ее, но она вообще не переставала болеть. Она пульсировала постоянно, а тейпы и перчатки сдавливали ее еще дополнительно. 

Этот бой был тяжелым еще с точки зрения, что я не смог себя показать на все 100%. Я был отлично готов, мы прошли хорошую подготовку, но травма все поменяла. Я прошел все 12 раундов, грубо говоря, одной рукой.

Под конец поединка начал выбрасывать удары и справа. Понимал, что соперник истощен, прошла уже практически вся дистанция боя, мне нужно было рисковать, чтобы показать шоу. Мне нужно было там буквально чуть-чуть касаться правой, а вкладываться в удары с левой. Досрочно победить не получилось, но, слава богу, мы отстояли пояс.

– Как боксировать одной рукой с психологической точки зрения?

– Это морально тяжело. Да и физически тоже. Ты готов, тебя всего распирает, хочется максимально боксировать, а тебя держит эта боль. Постоянные мысли: «А как же ударить правой?», «А как же ее сберечь?» Потом бьешь и: «Боль! Может не бить? Да нет, надо бить».

Круто, когда после победы ты спускаешься и понимаешь, через что прошел. Многие спрашивали: «Что случилось? Может ты «спетлял»? Может это просто ушиб?». Я понимал, что я ее конкретно сломал.

Мы поехали в больницу и на рентгене показали перелом. Я подумал: «О, серьезно! Я одной рукой 10 раундов отбоксировал и выиграл. Да, оказывается, можно одной рукой и титул отстоять»

– Как проходила реабилитация?

– Мне сразу наложили гипс. Где-то 3-4 недели ходил в нем. Потом сделали еще один снимок, Юрий Георгиевич отправил его в Германию. Нам сказали, что операция не нужна и необходимо просто пройти курс реабилитации. Все отлично срослось, сейчас рука в полном боевом состоянии.

«Когда жена забеременела в четвертый раз, сказал ей: «100% будет пацан. Если будет девочка, завязываем и за пацаном больше не гонимся»

– У тебя большая семья. Недавно ты стал папой в четвертый раз – в этот раз родился сын. Для тебя было это важно?

– Не то, чтобы прям очень важно, но просто очень хотелось. Я – спортсмен, который выступает в очень мужском виде спорта. А у меня девочка, девочка и девочка. Конечно, я девочек на бокс никогда не отдам, но хотелось бы с собой водить пацана, тренировать, учить его.

Когда жена забеременела в четвертый раз, сказал ей: «100% будет пацан! Если будет девочка, завязываем и за пацаном больше не гонимся». Потому что четверо детей – это много.

Когда сделали первое УЗИ, я не поверил. Жена поехала в другую клинику, к очень топовому специалисту. Тогда был жесткий карантин и я в машине сидел. Мы по FaceTime созвонились, она мне все показывала, с доктором общались. Он сказал, что на 99% – пацан. Я ему: «Точно?». Он посмеялся и сказал, что да.

У меня мурашки по коже пробежали. Я сразу же давай всем звонить, отцу сказал, что есть наследник. Но он призвал заранее не радоваться, ведь потом может оказаться, что девочка. Но я верил до последнего.

На карантине вообще никуда не выходили. Берег жену, чтобы не заразилась нигде. А дальше роддом. Я был присутствовал на родах, даже пуповину перерезал. После трех девочек это было для меня просто невероятно. Пацан!

Сейчас прошло 2 месяца, он совершенно другой. Настоящий мужик. Ему вовремя нужно давать кушать, нужно вовремя лечь спать. Это не девочки. Они капризные: то животик, то одно, то другое. А у этого вообще все не так, он на своей волне.

Растет, радует нас, радует девочек. Дочки очень его любят, тискают постоянно. Чуть не дерутся за то, чтобы памперс поменять. У нас дома прям дебаты за то, кто с ним поиграется и так далее.

– Сколько твоим девочкам?

– Старшей – 11, средней – 8, младшей – 5.

– Следишь ли за боксом вне твоего дивизиона?

– Да, конечно. Смотрю практически все топовые бои, Усика, Ломаченко. Что-то беру от них, от других боксеров. Думаю, боксеры должны смотреть на других топов, чтобы что-то перенимать от них, учить новые защитные и атакующие действия. Со стороны же виднее.

Когда Вася проиграл Лопесу, я этого вообще не ожидал. Понимаю, что была травма, с ней очень тяжело боксировать. Но для меня до сих пор остается непонятным, почему сразу же не прописали матч-реванш, почему Вася так рискнул. Нужно было перестраховаться. На всякий случай. Ломаченко на две головы выше Лопеса, он просто лучше него, но что-то пошло не так.

Очень болел за Усика в поединке с Джошуа. Саша – красавчик. Просто нет слов. Он очень грамотно подошел к тактике на бой, был отлично готов физически. Здесь даже нечего сказать, он просто молодчага.

– Ты очень легко идешь на контакт с болельщиками. Помню, ты даже какой-то топ-бой смотрел в кафе в компании с ними.

– Когда есть время провести время с людьми, которых ты даже не знаешь, то почему бы и нет? У меня нет такого, что я надел корону и хожу всем рассказываю: «Я – чемпион мира». Ни в коем случае.

Любой человек достиг чего-то в своей жизни. Кто-то в науке, кто-то в работе, кто-то для себя лично, кто-то для других. Мы – спортсмены. Наши достижения здесь. Люди смотрят спорт, они любят бокс. Я тоже люблю бокс, поэтому, почему бы не пообщаться с такими же людьми?

Чемпионские амбиции, желание зарубиться с топами, горькие воспоминания об Олимпиаде. Шелестюк рассказал о возвращении в ринг

Александр Красюк – о реванше с Джошуа, поединке за абсолюта с Фьюри, новом контракте и гонорарах

Фото: Union Boxing Promotion; HBO Boxing

Sam Smith
Удачи тебе, мужик!
Відповісти
2
Solomiya Paitak
В Артема яскравий стиль, вперше читаю інтерв’ю з ним. Цікавий персонаж))
Відповісти
2
Андрей Белик
Удивляет, что мужик проводит пятую защиту чемпионского пояса, а о нем толком никто ничего не знает.
Відповісти
0
Костянтин Лисенко
Качественный материал
Відповісти
0
Kostiantyn Stepaniuk
Отличное интервью!
Відповісти
0
Барановський Сергій 🎗️
10 раундів з переломом? Нічого собі.
Відповісти
0

Інші пости блогу