Между Украиной и Венгрией давний конфликт из-за украинских венгров. Сабо тоже входит в их число

Разбираемся в претензиях к нашей стране.

АвторVolodymyr Harets
8 грудня 2020, 22:00
72
Между Украиной и Венгрией давний конфликт из-за украинских венгров. Сабо тоже входит в их число

Накануне матча между «Динамо» и «Ференцварошем» один из самых главных людей в истории киевского клуба Йожеф Сабо дал интервью венгерской прессе – и признался, что будет болеть именно за гостей.

«Уже все киевляне говорят об этом матче, они пристально за ним следят из-за Реброва. У «Динамо» есть хорошие шансы занять 3-е место в группе, но если Реброву, наконец, повезет, «Ференцварош» может преподнести сюрприз. В любом случае я буду поддерживать «зелено-белых», – сказал Сабо.

Конечно, первые две причины такого высказывания на поверхности – это и поддержка Реброва, как одного из главных своих воспитанников. И обида на «Динамо», копившаяся последние десять-пятнадцать лет. Сабо, в отличие от многих легенд «Динамо», сейчас работает не в структуре клуба, а на телеканалах «Футбол 1/2/3», которые точно не назовешь союзником киевлян. 

Но есть и третья причина – возможно, далеко не самая главная, но все равно весомая. Сабо родился в венгерской семье, его отец воевал против советской армии во Второй мировой войне, а сам Йожеф до переезда в Киев учился в венгерской школе. И это все в Закарпатской области – объекта одной из главных претензий Венгрии даже в XXI веке.

Венгрия потеряла две трети своей территории в 1920-м – это главное поражение в истории страны

Первая мировая война считается моментом в истории, когда рухнули почти все традиционные империи в Европе. 

В 1918-м исчезла Австро-Венгерская империя – это стало логическим продолжением не только войны и экономического кризиса, но и почти пятидесятилетней тенденции по разъединению народов внутри страны. В 1867-м была согласована новая конституция, в которой австрийцы и венгры имели право на собственные армии и собственные парламенты – а в мире должны были определяться как два отдельных государства, скрепленных личной унией.

Напряжение росло, а уже в XX веке эрцгерцог Франц Фердинанд (который известен у нас больше по своей смерти, чем по жизненным поступкам) обронил фразу, которая показала наличие полного неприятия даже в королевской семье: «Венгры мне антипатичны, хотя бы просто из-за языка».

Война же просто ускорила распад империи – в концовке 1918 года Австро-Венгрия подписала мирный договор с Антантой (Великобритания, Франция и Россия) и в течении нескольких месяцев раздробилась на несколько государств. Венгрия оказалась в окружении новообразованных стран, у которых были серьезные территориальные претензии к соседке. За два года в Венгрии возник и пал коммунистический режим, который пытался отвоевать уже потерянные территории, а новые локальные конфликты с румынскими, чехословацкими и югославскими войсками в итоге полностью изменили границы страны. 

Антанта сняла военно-экономическую блокаду Венгрии лишь после подписания в 1920-м отдельного мирного договора. Этот документ вошел в историю как Трианонское соглашение. По его условиям у Венгрии, как у одного из инициаторов войны, забирали 2/3 территории, а за пределами страны оказывались больше 3 миллионов венгров. 

В стране был объявлен государственный траур, продолжавшийся почти двадцать лет. 

«Навязанный Венгрии мирный договор вызвал общее неприятие венгерского общественного мнения, глубокое разочарование в великих державах и острую враждебность к соседним странам. В официальном дискурсе отторгнутые территории было принято называть не иначе как оккупированные земли», — писал венгерский историк Милош Зейдлер.

94% венгров называют Трианонское соглашение несправедливым, еще 85% считают его «величайшей трагедией». Еще один показательный факт: более половины молодых венгров (в возрасте от 20 до 30 лет) считают, что их страна никогда не сможет смириться с последствиями этого договора. Даже спустя больше, чем сто лет.

Забота о венграх за границей заложена даже в Конституции. Премьер-министр Орбан – главный локомотив агрессивной политики против других стран

В 2012-м Венгрия приняла новую конституцию, в которой четко обозначила отношение к венграм, которые живут за пределами существующих границ:

«Руководствуясь идеалом объединения венгерской нации, Венгрия несет ответственность за судьбу венгров, проживающих вне ее границ, должна способствовать их выживанию и развитию и должно поддерживать их усилия, направленные на сохранение венгерской культуры, а также способствовать их сотрудничеству друг с другом и с Венгрией».

Эта версия Конституции чуть не привела к приостановлению членства Венгрии в ЕС, но дальше обычной обеспокоенности дело так и не пошло. А в руках власти в стране появился инструмент, которым можно пользоваться при любых конфликтах с другими странами. Главным локомотивом этих изменений стал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан – человек, который уже десять лет руководит внутренней и внешней политикой страны.

Его партия «Фидес» была образована в конце 80-х и была почти полностью либеральной, но уже к середине 90-х в ее нотках появился национализм. Неприкрытой ксенофобии, ставшей частью риторики партии Орбана в последние годы, тогда не было — скорее его сторонники пытались привлекать образованное городское население, обещая, например, построить «бюргерскую Венгрию» по примеру Германии или Бельгии. И это принесло эффект – на выборах 1998 года партия получила более 29% голосов, а 35-летний Орбан стал самым молодым премьер-министром в истории независимой Венгрии. 

В 2002-м «Фидес» сместили с верхушки власти – партия успела ввести Венгрию в НАТО и ускорить вхождение в ЕС, но появление цензуры и признаки усиления авторитаризма премьер-министра привело к усилению оппозиции – в парламенте коалицию создали социалисты и либералы. Но Орбан и его идеи не исчезли с повестки дня, а к концу нулевых даже радикализовались. 

На фоне последствий экономического кризиса в 2010-м Орбан и его партия вновь победили на выборах. Им понадобилось восемь лет на то, чтобы вернуться к власти, – зато теперь она была безраздельной: «Фидес», к тому времени объединившая вокруг себя все консервативные силы в стране, впервые получила конституционное большинство в парламенте. 

Это была революция законным способом, которая невозможна сейчас. Орбан пришел к власти как человек, который пообещал найти новый путь к благополучию страны, которую не смогли достичь после вступления в ЕС. А это значит, что методы могут быть совсем не либеральными. Например, контроль за свободой слова: Орбан и дружественные ему олигархи полностью контролируют СМИ в сельской Венгрии, где важнейшими источниками информации для людей остаются радио, телевидение и газеты.

Спустя десять лет выборы в Венгрии сейчас называют честными, но несвободными, а самого Орбана – буржуазным диктатором. «Сегодня над умами властвуют идеи не западные и не либеральные, – заявил Орбан в 2014 году, выступая с программной речью, в которой он объявил Венгрию нелиберальным государством. – Недемократические режимы показали, что могут привести свои народы к успеху. Сегодняшние звезды – это Сингапур, Китай, Индия, Россия и Турция. Пришло время перестать воспринимать как догму идеологию Запада, стать независимыми и искать новую форму устройства, которая сделает нас конкурентными в ближайшие десятилетия».

И когда становится понятно, что поддержка Орбана в очередной раз падает, он и его партия начинают находить врагов внутри и снаружи страны. В том числе и Украину.

Конфликт Украины и Венгрии тлеет уже больше десяти лет: паспорта, флаги, выборы и даже закон о языке

В Украине компактно проживают до 150 тысяч этнических венгров (10-12% населения Закарпатской области). В 1990-х на этой территории даже существовал целый Притисянский избирательный округ, а в городе Берегово по переписи 2001 года проживало 48% венгров

В 2008 году в Берегово было разрешено использовать венгерские флаги учреждениям, организациям и предприятиям, а через три года депутаты Береговского райсовета решили начинать свои заседания с исполнения венгерского национального гимна – после гимна Украины. Это решение было остановлено прокуратурой, но это показательная история для этого региона.

Венгрия рассматривает эту часть Закарпатской области как исторически и культурно близкую себе. Здесь проживает одна из крупнейших общин зарубежных венгров в Европе на фоне безразличия украинской власти, которая часто считает Закарпатье малопонятной областью с контрабандой как основной бизнес-моделью. И уж точно не работает в регионе на опережение – лишь реагирует на заскоки венгерской власти. 

Которых за последние годы было немало.

Самая важная для них история – это раздача паспортов украинским венграм по упрощенной процедуре. В Украине двойное гражданство запрещено, но этот запрет существует лишь на бумаге. Госсекретарь Венгрии Арпад Янош Потап, ответственный за национальную политику, сообщал, что по состоянию на 2016 год почти 94 тысячи закарпатцев получили гражданство Венгрии по упрощенной процедуре. По его оценкам, в целом по этой процедуре Венгрия получила 670 тысяч новых граждан в разных странах.

То есть, из этого числа украинских венгров – около 14%. И пусть сейчас Венгрия вновь усложнила процедуру получения паспортов, за прошлое десятилетие этим правом воспользовались почти все желающие. 

Кроме того, Венгрия усиленно спонсирует партии, которые идут на местные выборы в Украине. Две основные венгерские организации – УМДС (UMDSZ, Демократический союз венгров Украины) и КМКС (KMKSZ, Общество венгерской культуры Закарпатья) – объединились в 2015 году. За пять лет их поддержка увеличилась с 8 до 11% в целом по области, у них есть свое представительство во всех местных советах Закарпатья. В определенных местах уже даже хватили лишнего. В Сюртовской объединенной территориальной общине, например, местный голова вместе с депутатами после принятия присяги опять завели старую пластинку и исполнили гимн Венгрии - вызвав на себя проверку СБУ.

Претензии Венгрии распространялись и на закон об языке, который в Украине принимали в 2017 году. Статья 7 законопроекта предполагала переход в школах и вузах на преподавание всех предметов на украинском языке. Национальные меньшинства сохраняли право изучать на родном языке все предметы только до 5-го класса. Венгрия назвала такой законопроект чуть ли не возвращением к «сталинским практикам», а потом заявляла о готовности блокировать все стремления Украины к евроинтеграции. Также с сентября 2017 года Венгрия ветирует все решения НАТО, касающихся углубления сотрудничества с Украиной.

Последний и самый свежий конфликт возник в прошлом месяце. 30 ноября СБУ провела обыски в организациях венгерской общины Закарпатья и у одного из ее лидеров, фактически обвинив их в поддержке сепаратизма. Официальный сайт партии власти Венгрии «Фидеса» в ответ опубликовал заявление, что Украина создала на Закарпатье «ситуацию гражданской войны» и потребовали прислать в область миссию ОБСЕ. Действия СБУ вызвали и демарш КМКС на первом заседании обновленного облсовета – все депутаты партии демонстративно покинули заседание.

Украина параллельно обыскам запретила въезд двум высокопоставленным лицам из Венгрии из-за агитации в Закарпатской области. Под угрозой был даже глава МЗС Петер Сийятро, который и в день голосования открыто призывал голосовать за КМКС. Посол Венгрии в Украине Иштван Ийдярто заявил, что в таких действиях нет ничего страшного – с подобной речью выступал даже Орбан, обращаясь к венграм Румынии. Целью Венгрии посол все же назвал «гарантирование Украиной прав венгров, проживающих на Закарпатье, в соответствии с ранее принятым украинским законодательством, двусторонними и международными договорами».

Несколько легенд «Динамо» – воспитанники закарпатского футбола. А в новейшее время сепаратисты Закарпатья участвовали в чемпионате мира для непризнанных стран

Последствия Трианонского договора сказались и на истории украинского футбола. 

Футболисты венгерского происхождения стали знаковой вехой для «Динамо», которое пару десятилетий после Второй мировой войны только становилось на чемпионский путь в СССР. Первопроходцем стал Михаил Коман, которого позже называли «лучшим футболистом Украины 1950-х». Он так вспоминал свое детство: «В Виноградово – маленьком закарпатском городке – в те годы было три команды – украинская, венгерская и еврейская. Мне пришлось поиграть за каждую. Иногда в день было по два и даже три матча».

Лобановский и Коман

Именно Коман забил победный гол в финале Кубка СССР 1954-го – первый большой трофей в истории клуба. Позже он стал селекционером клуба и сначала обращал внимание именно на Закарпатье. «Поначалу я привозил игроков из своего родного Закарпатья, – вспоминал он в одном из интервью. – Так в «Динамо» появились Василий Турянчик, Ференц Медвидь, Йожеф Сабо».

«У меня и метрика моя венгерская сохранилась. Я могу хоть сегодня идти в посольство и получить венгерское гражданство, – рассказывал Сабо. – Я родился в Венгрии, и страну не покидал, это они меня оставили. Я ведь и по-русски не говорил, пока не оказался в Киеве. А потом «Динамо» наняло мне учителя, и я начал усиленно изучать русский язык».

Из больших закарпатских футболистов можно вспомнить в футболке «Динамо» 1980-х и Василия Раца. 

«Родители с самого начала хотели меня назвать не Василием, а Ласло. Но в советском ЗАГС им показали книжку с перечнем рекомендованных имен, где Ласло не значилось. Перевели на русский, получилось Василий. Дома меня всегда звали на венгерский манер, а в паспорте уж пришлось на советский записаться. В детстве венгерское телевидение смотрели, дома говорили только на родном языке. Я и русского тогда толком не знал. Так и повелось: в Венгрии я Ласло, в Украине — Василий».

В современное время закарпатский футбол стал еще одним из подпунктов конфликта между Украиной и Венгрией. В 2018-м команда «Карпаталья» (Закарпатье по-венгерски, – прим.), собранная преимущественно из венгерских футболистов, участвовала в чемпионате мира для непризнанных стран. И не просто участвовала, но и победила в финале Северный Кипр в серии пенальти – 0:0 (3:2). В ответ СБУ начала очередные проверки, а федерация футбола Украины пожизненно дисквалифицировала всех украинцев этой команды. «За поведение, которое вредит репутации футбола и ФФУ», – заявил тогда Вадим Костюченко. 

Ребров построил в «Ференцвароше» свое идеальное «Динамо»

Фото: «Динамо», Європейська Правда, «Фидес»

Інші пости блогу