Блог Наша с тобою Звезда

СМЫК, НЕПОВТОРИМЫЙ И НЕПОДРАЖАЕМЫЙ

Александр Смыченко, который 10 марта отметил свое 65-летие, – фигура в истории кировоградского футбола особая и знаковая. Отличный защитник, которого легко было узнать на поле по белой шевелюре, мог играть в киевском «Динамо», но остался патриотом Кировограда и родной команды, за которую провел с небольшими перерывами 12 сезонов.

alt

Смык, как называли нашего героя болельщики, был для кировоградских болельщиков одним из самых любимых и уважаемых игроков – за то, что на поле никогда не уступал в единоборствах, был предельно жестким, но играл с душой и отдавал все силы без остатка. В обыденной же жизни – это добрейшей души человек, открытый, жизнерадостный и никогда не унывающий. И пусть подарком к недавнему юбилею Данилыча станет этот рассказ о его футбольном и жизненном пути, о котором в большей степени расскажет сам Александр Смыченко.

 

Из досье «УЦ»: Смыченко Александр Данилович родился 10 марта 1951 года. Футбольное амплуа: защитник. Играл за команды: «Динамо» (Киев) -1970, СК «Чернигов» – 1974, «Звезда» (Кировоград) – 1970-72, 1974-84. За кировоградскую «Звезду» провел более 500 матчей. Обладатель Кубка Украины 1975 года. Дважды привлекался в сборную УССР. Входил в число 22-х лучших футболистов украинской зоны второй лиги чемпионата СССР.

Начинался футбольный путь Александра Смыченко, как и у практически всех мальчишек его поколения. В футбол тогда играли чуть ли не в каждом дворе, на каждом пустыре, не говоря уже о школьных площадках. И вот что рассказывает о своих первых футбольных шагах сам Александр Данилович:

- Я жил в районе Пять-Пять в одном доме с легендарным капитаном кировоградского «Торпедо», а позже и тренером «Звезды» Геннадием Васильевичем Рудинским, у которого мне даже посчастливилось побывать в гостях. Понятно, что мы все хотели быть похожими на своих футбольных кумиров. Вот и гоняли мяч с утра и до позднего вечера, забывая обо всем. Вначале мне больше нравилось быть вратарем. И даже в городской ДЮСШ, которая располагалась на улице Ленина, где сейчас гимназия Короткова, куда я записался в группу к Владимиру Резникову, в первое время стоял в «рамке». А уже когда я учился где-то в пятом классе, на факультете физвоспитания Олег Новиков проводил набор ДЮСШ «Звезда». Мы пришли туда со старшими ребятами, и первый тайм я привычно стоял в воротах и даже несколько раз серьезно выручил свою команду, но немного травмировал палец на руке. В перерыве сказал об этом, и меня поставили в защиту. И больше уже футбольное амплуа не менял никогда.

alt

Правда, был момент, когда забросил занятия футболом. Было это после окончания 6-го класса. Для того, чтобы чуточку подзаработать, ведь наша семья нуждалась в средствах, летом вместе с другими ребятами подрядился собирать фрукты в саду. Платили немного, но и это было какое-то подспорье. Там еще рядом располагался ставок, где была возможность поудить рыбу. А рыбалка уже тогда была моей страстью. Так что совмещал приятное с полезным. И вот возвращаюсь как-то из Первозвановки с полным пакетом черешен и уловом, а навстречу Олег Иванович Новиков. Получив серьезную взбучку от тренера, снова возобновил тренировки, на этот раз всерьез и надолго.

Помимо Олега Новикова, первые футбольные уроки нам преподали кировоградские футбольные кумиры и замечательные наставники Виктор Михайлович Третьяков и Андрей Корнеевич Галатенко. Они старались учить нас уму-разуму и пытались раскрыть талант любого мальчишки, если, конечно, у него были футбольные задатки. Мы не гоняли мяч бесцельно, а выполняли различные упражнения, и когда играли, то наставники могли прервать сражение и указать на определенные ошибки. Может, потому и вышло из нашего поколения достаточно много хороших футболистов, что у нас были такие замечательные учителя, - убежден Александр Данилович.

Первый большой успех к талантливому защитнику пришел, когда Смыченко был приглашен в сборную области среди школьников, которую тренировал еще один прекрасный футболист и тренер, а позже директор одной из лучших в Советском Союзе кировоградской футбольной СДЮСШОР Юрий Калашников. Зональный турнир чемпионата Украины проводился в Николаеве, где нашу команду нерадивые футбольные чиновники не по спортивному принципу лишили путевки в финальную стадию. Но Юрий Калашников добился в Федерации футбола Украины того, чтобы итоги этого турнира были пересмотрены и справедливость восторжествовала. В общем, поехали наши ребята в Киев, где в поединке за третье место обыграли со счетом 1:0 как раз соперников из Николаевской области, завоевав бронзовые медали. Вскоре и тренеры «Звезды» обратили внимание на перспективного молодого футболиста, пригласив Смыченко в дублирующий состав, когда Александр учился в 9-м классе.

Дальше снова рассказывает Александр Данилович:

- Вспоминается один любопытный эпизод. Как-то мы пришли с пацанами на стадион, где должны были играть дублеры «Звезды». Сидим, плюем семечки. И тут выходит уже упоминавшийся Геннадий Рудинский и спрашивает: «А чего ты здесь сидишь и где твои бутсы?» Благо, жил я рядом со стадионом, быстро сгонял домой и достаточно успешно отыграл второй тайм. А официально я написал заявление в команду, будучи десятиклассником, и стал делить ставку в 110 рублей с еще одним молодым футболистом Шуриком Пальчевским, которого уже, к сожалению, нет с нами.

Ну а дальше была интересная эпопея с поступлением на факультет физвоспитания нашего пединститута. Сдавали вступительные экзамены вместе с Юрой Касенкиным, которого вместе с Толей Хроповым пригласили в «Звезду» на год раньше меня, Ваней Онищенко, Колей Беглецовым и Юрой Лившицем. Помню, на экзамене по легкой атлетике толкнул ядро так, что другие спортивные дисциплины уже не сдавал. Остальные предметы, а там, кажется, были химия и сочинение, сдал на троечки и ждал своей участи.

И тут в сентябре «Звезде» предстояло серьезное выездное турне, как сейчас помню, в Ставрополь, Нальчик и Краснодар. Тогда еще зоны были смешанные с россиянами, но украинские команды их все время обыгрывали. Может, поэтому позже приняли решение о том, чтобы украинские клубы играли во второй лиге между собой. А тогда дубль ездил вместе с основой, но в Ставрополь мы летели самолетом. Люди, отвечавшие в обкоме партии за футбол, а это, как правило, был третий секретарь, звонили в ШВЛП. Там планировали учебный полет на АН-24, исходя из того, где играла наша команда. Мы летели в Краснодар, а дальше на автобусе переезжали в Ставрополь и Нальчик, откуда, опять-таки, учебный рейс доставлял нас в Кировоград. Честно говоря, не помню, как тогда сыграли. Но по возвращении домой я узнал от Геннадия Васильевича Рудинского, что вместе с Юрой Касенкиным стал студентом стационара факультета физвоспитания. Любопытно, что другие ребята еще пару-тройку месяцев ходили на занятия вольными слушателями, пока не освободились места.

Не скажу, что во время учебы преподаватели делали нам какие-то особые поблажки, но всегда относились с пониманием и шли навстречу в случае чего. Вот Борис Викентьевич Кучинский, преподававший немецкий язык, говорил, что ценит тех, кто профессионально относится к своему делу и старается совершенствоваться. Сейчас мы частенько встречаемся в городе и очень тепло общаемся. Ну и как не вспомнить куратора нашей группы Анатолия Федоровича Тищенко, который говорил, что только господь Бог знает его химию на тройку, он сам – на двойку, ну а мы – соответственно… Но мы нашли способ, как перехитрить преподавателя на экзамене, когда передавали друг другу номер билета, а дальше выручали шпаргалки. Вот так и я сдал химию на тройку и был на седьмом небе от счастья. Но в целом старался благосклонностью преподавателей не злоупотреблять и пытался учить предметы по мере сил и возможностей. Так что мой диплом был трудовым…

А ведь Александр Данилович вполне мог закончить и Киевский институт физкультуры, куда ему предложили перевестись, когда пригласили играть за киевское «Динамо». Во время зимних сборов «Звезды» молодой передний центральный защитник приглянулся динамовским селекционерам. В начале сезона 1970 года, а тогда чемпионат проводился по системе весна-осень, Александра Смыченко уже серьезно подпускали к основе «Звезды». Но на игру с командой из Кривого Рога он остался в запасе. Может, тем самым тренеры кировоградцев хотели «спрятать» своего игрока от посетившего игру наставника динамовского дубля, а в недавнем прошлом великолепного форварда Михаила Комана. И все же после того матча Михаил Михайлович попросил Смыченко проводить его в аэропорт и предложил перейти в «Динамо». Через месяц 18-летний кировоградский футболист вместе с отцом отправился в столицу Украины.

- Мы сразу поехали на стадион «Динамо», - вспоминает Александр Данилович,- где нас ждали главный тренер киевлян Виктор Маслов, тренер Виктор Терентьев и администратор Рафаил Фельдштейн. Сразу же предложили армейскую футбольную службу и перевод в Киевский институт физкультуры. Ну и, понятно, сказали, что есть возможность поучиться у футбольных мастеров высочайшего класса. Но я молодой был, горячий, не особо хотел что-то менять и сказал, что и в Кировограде есть отличные футболисты, такие, как Кравченко, Дерябин и другие. А Маслов возмутился и заявил, что мы, мол, ваших мастеров третьим составом обыграем. На что я возразил самому Деду, сказав, что год назад «Динамо» в товарищеском матче проиграло «Звезде» – 2:1, что было абсолютной правдой. На этом дискуссия была окончена, и нас на черной «Волге», что произвело необычайное впечатление на отца, доставили сразу на прием к начальнику Комитета физической культуры и спорта Украины Владимиру Васильевичу Кулику, который еще раз подтвердил все, что мне пообещали ранее. От такого внимания к сыну мой папа, Даниил Мартиянович, просто обалдел, я написал заявление, и вопрос с переездом в Киев был решен.

Тогда в дубле начинали свою карьеру Олег Блохин и Валерий Зуев, а еще здесь собралась приличная компания бывших кировоградцев – таких, как Володя Веремеев, Боря Белоус, Вася Кириченко. Поселили меня в доме на Брест-Литовском, где на пятом этаже было общежитие для динамовцев. Тогда как раз новое жилье предоставили Владимиру Трошкину и Володе Веремееву. Большое впечатление произвела учебно-тренировочная база в Конча-Заспе и особенно разнообразное и очень калорийное питание для футболистов, о чем в Кировограде мы могли только мечтать.

Стал тренироваться, и тренеры даже несколько раз ставили в состав в условиях достаточно серьезной конкуренции. Помню, в двухсторонке оказал упорнейшее сопротивление Анатолию Пузачу, который никак не мог меня обыграть, что вызвало откровенное удивление Виктора Маслова, в свойственной ему манере «притравившего» своего нападающего. Запомнилось и то, как Дед отправил тренироваться со мной трехкратного чемпиона Советского Союза, участника чемпионата мира 1966 года Сергея Круликовского, который уже не попадал в состав и вскоре покинул «Динамо». А еще Виктор Маслов запомнился житейской мудростью, непосредственностью и простотой в общении. Мог Виктор Александрович и крепкое словцо употребить, но футбольное чутье у Деда было невероятное. Понятно, что все это понял, пообщавшись с другими ребятами, поскольку мы в дубле больше работали с мудрым Михаилом Команом, умевшим находить подход к любому игроку. Не случайно же Михаил Михайлович долгие годы затем работал и с Валерием Лобановским, с которым мне повстречаться в Киеве не посчастливилось.

Но, несмотря на все преимущества и открывавшиеся перспективы, я страшно скучал по Кировограду, где остались родители и любимая девушка. Так что летал домой чуть ли не каждую неделю. А в сентябре 1970 года пришла бумага о том, что меня собираются исключать из института, что стало последней каплей. И я, оставив форму и даже не забрав трудовую книжку, вопреки всем перспективам, окончательно возвратился домой. В Киеве также, видимо, поняли, что нельзя осчастливить человека без его желания, и смирились с моим уходом. В «Звезде» же меня приняли с распростертыми объятиями.

Сейчас, по прошествии времени, думаю, что, может, тогда серьезно погорячился. Может быть, и не стал бы суперзвездой, но возможностью лучше научиться играть в футбол и прибавить в мастерстве точно не воспользовался. Но что уж теперь говорить…

Что касается службы в армии, то Александру Смыченко пришлось-таки покинуть Кировоград уже после окончания института в 1973-м году. Неделю даже попробовал армейской службы в учебке в Остре, откуда перевели в стационарную часть в Богодухов, где провел еще две недели. Там на колоритного рядового, который начал седеть очень рано, не смогли подобрать сапоги, и пришлось маршировать в военной форме и войлочных ботинках. Но в конце концов армейские руководители поняли, что футболист Смыченко принесет больше пользы, занимаясь своим любимым делом, и откомандировали его в спортивный батальон Киевского военного округа. Когда же наш герой прибыл в Киев, то здесь встретился с земляком, прекрасным фехтовальщиком Олегом Грабарем, который помог освоиться в новых условиях. Непросто было Александру Даниловичу выдержать футбольную конкуренцию. Ведь служить никто не хотел, а потому на тренировках «искры летели» и все бились на поле в прямом и переносном смысле за свое место под солнцем.

Но Смыченко, несмотря на то, что приехал из части с воспалением руки, заработанным во время учений, конкуренцию выдержал и вскоре стал получать офицерскую ставку 160 рублей и 20 рублей пайковых. За место в основном составе армейского клуба, который базировался в Чернигове, также пришлось сражаться в основном с представителями Донецка, которых здесь собралось сразу 12 человек. Были и неприятные моменты, когда нечистоплотные партнеры сдавали матчи, ставя под подозрение нашего земляка. Но, к счастью, все обошлось, а Александр Смыченко даже дважды стал бронзовым призером чемпионата СССР среди военнослужащих. После демобилизации он вернулся в Кировоград и чуть было не сыграл в финальном матче на Кубок Украины 1973 года. Но тогда завоевать почетный трофей не судилось, а вот два года спустя без Смыченко второй кубковый триумф был уже невозможен.

Александр Данилович вспоминает:

- Когда я только вернулся в Кировоград, «Звезду» тренировал Виктор Жилин, который предложил мне сыграть финальный матч Кубка Украины. Но я еще не отошел от армейских будней, да и было бы несправедливо, не проведя весь кубковый турнир, лишать возможности кого-то из игроков выступить в решающем поединке. И понятно, что ответил на лестное предложение отказом. Ну а в следующем сезоне стал полноправным игроком основы.

Правда, вначале дела у нас в чемпионате шли не очень хорошо. За два года в команде сменилось сразу три наставника. На смену Виктору Жилину пришел Александр Гулевский, который в 1973-м году вывел в первую лигу «Таврию». Запомнилось, как в период тренерства Гулевского в «Звезду» пришел уже доигрывать чемпион СССР в составе луганской «Зари» Толя Шульженко. Тренироваться Хряк (прозвище Шульженко. – Авт.) особо не горел желанием и «затравливал» Александра Петровича разными байками, например, о том, как ему мешал спать шестимесячный малыш, которого он убаюкивал. Был и интересный момент, когда поехали играть в Севастополь с «Чайкой», а перед этим в Симферополе был матч «Таврии». Ну, мы, понятно, воспользовались возможностью посмотреть игру, которую Шульженко с братьями Хроповыми наблюдал под пивко и с сигаретой. Тут кто-то попросил прикурить, и им оказался второй тренер нашей команды Борис Петров. Понятно, что было собрание, на котором меня и Хроповых оштрафовали на 110 рублей, а Хряка как зачинщика – на 130. Правда, на следующий день Юра Касенкин забил победный мяч в ворота голкипера севастопольцев чуть ли не с центра поля, и мы выиграли – 1:0. Так вот, возвратившись в раздевалку после игры, тренеры дружно воскликнули «Амнистия!». Естественно, что этот момент остался в памяти. Вскоре Гулевского позвали в «Кривбасс», и у нас он просто не успел реализовать задуманное. Хотя специалист был хороший, ведь за два сезона он и в Кривом Роге сделал команду, которая повысилась в классе.

А в «Звезде» как раз проходила смена поколений, и принявший команду Борис Петров не смог добиться успеха. В чемпионате 1974 года мы заняли только 17-е место из 20-ти команд (это уже была 2-я лига 6-я украинская зона чемпионата СССР. – Авт.), что никак не могло устроить ни болельщиков, ни областное руководство, курировавшее футбол. Как следствие в «Звезду» пригласили Алексея Ивановича Расторгуева, под руководством которого я провел лучшие годы своей карьеры.

С новым наставником, который, кстати, в 36 лет стал заслуженным тренером УССР (это звание Алексей Расторгуев получил за серебро северодонецкого «Химика», который он возглавлял, в классе Б чемпионата Советского Союза. –Авт.) мы с ходу выиграли Кубок Украины. Кстати, признаюсь, что изначально задача выиграть этот турнир перед нами не ставилась. В межсезонье мы прилично укрепили состав, прошли очень хорошие зимние сборы и на старте чемпионата 1975 года сразу одержали две победы на выезде, обыграв соперников из Винницы – 2:0 и Ровно – 3:0. Вся Украина сразу «встала на уши», интересуясь: что же это в Кировограде за команда такая? На следующую игру с Луцком, которую завершили – 0:0, приехало очень много наблюдателей из других клубов. А мы дальше набрали ход и практически весь первый круг шли в лидерах. Но в концовке нас чуточку не хватило. Подвела и договоренность о ничейном результате с николаевцами, которых тренировал наш земляк Григорий Ищенко. Чего греха таить, было и такое. А николаевцы взяли нас и обыграли, что на финише турнира не позволило «Звезде» занять третье место.

Что касается Кубка, то, когда преодолели первые этапы, достаточно уверенно обыграв по сумме двух матчей наших соперников по второй лиге – ждановский «Локомотив» (4:0 – дома, 2:2 – в гостях. – Авт.) и ровенский «Авангард» (0:0 – в гостях, 2:0 – дома. - Авт.), пришел победный аппетит. Очень непросто складывались матчи с выступавшим в первой союзной лиге запорожским «Металлургом». Дома мы выиграли минимально – 3:2, и, похоже, запорожцы, имевшие очень приличный состав и опытного тренера Владимира Фомина, решили, что без труда на своем стадионе обыграют нас с нужным счетом. Но мы очень грамотно построили игру от обороны и ловили соперников на контратаках, снова выиграв со счетом 3:2. В полуфинале преподнесли еще один сюрприз, когда в первом матче в гостях обыграли ивано-франковский «Спартак», который был в серединке турнирной таблицы в первой лиге. Помнится, тогда классный гол забил Юра Касенкин. И этот удар нашего капитана, вечная ему память, стал в итоге решающим, поскольку в Кировограде была очень напряженная игра, при которой никто не хотел рисковать. Но нам-то это было на руку, так как забивать необходимо было соперникам. Этого мы иванофранковцам сделать не позволили, и поединок завершился нулевой ничьей.

В финале же пришлось играть с симферопольской «Таврией», которая была действующим обладателем Кубка. Да и в чемпионате первой лиги симферопольцы выступали достаточно уверенно (финишировали в первой лиге на 7-м месте из 20-ти команд. – Авт.), что делало их фаворитами. Там в составе были несколько бывших и будущих игроков высшей союзной лиги(Геннадий Лисенчук, луганская «Заря», Юрий Аджем и Анатолий Коробочка, ЦСКА, Анатолий Черемисин, донецкий «Шахтер», Николай Климов, московское «Торпедо», «Шахтер», «Черноморец». - Авт.), а тренировал наших грозных конкурентов прекрасный специалист Сергей Шапошников. Но нам-то терять уже было нечего. Мы и так уже были в глазах болельщиков героями. И дома в первой игре мы, даже неожиданно для себя, очень быстро забили два мяча(отличились Николай Журавлев и Александр Снитько. – Авт.), а затем отстояли свои ворота. Правда, в Симферополе не смогли удержать вроде бы солидное преимущество и пропустили дважды. А тут еще и пенальти в наши ворота назначили. Но Фортуна повернулась к нам лицом, когда, кажется, Аджем промахнулся, а Саня Мороз забил победный гол. Кубок УССР Юра Касенкин получил из рук будущего президента Федерации футбола Украины и замечательного вратаря киевского «Динамо» Виктора Банникова.

Дома же на чествовании в Дворце культуры Октября (сейчас на этом месте на улице Дворцовой расположен Ощадбанк. – Авт.), где собрался полный зал, нас наградили именными часами, еще дали каждому по самовару и премировали окладом в 160 рублей. На всю оставшуюся жизнь запомнил ту овацию, которую устроили болельщики, когда произнесли мою фамилию. Алексей Иванович Расторгуев аж рот открыл от удивления. Мне же было приятно от такого проявления чувств людьми, которые ценили меня, любили и уважали.

alt

За счет чего мы тогда победили? Просто очень удачно сошлись звезды, у нас были прекрасные тренеры Алексей Расторгуев и Юрий Горожанкин, мудрый начальник команды Юрий Махно и прекрасный администратор Ефим Сприкут. Ну и командочка у нас подобралась очень приличная. Скажу так, что в городе нас всех знали в лицо. Ведь практически все местные были – Леша Ионов, Алик Кацман, Юра Касенкин, Коля Журавлев, братья Хроповы, александрийцы Коля Латыш и Миша Порошин. Но даже те, кто приехал из других городов, такие, как луганчанин Саша Алексеев, тирасполец Сережа Выбиванцев, еще один выходец из Молдавии Валера Музычук, днепропетровец Коля Головко, одессит Андрей Карпюк, Саша Ищенко из Запорожья (в будущем главный тренер «Зирки НИБАС». – Авт.), уже упоминавшиеся Снитько и Мороз быстро освоились и стали здесь своими.

Так что, если играли удачно – короли, а при неудачах приходилось, в прямом смысле, прятаться от болельщиков. Не то чтобы боялись, а просто стыдно было на глаза показаться людям, которые в нас верили и постоянно заполняли трибуны и даже проходы между секторами стадиона под завязку. А еще все крыши близлежащих домов и цехов завода «Красная Звезда» были забиты болельщиками. В те годы, когда мы играли, футбол для людей был больше чем игрой. Кажется, Виктор Иванович Квасов рассказывал, что производительность труда зависела от того, как мы сыграем. И это ведь не легенды, а правда. За нас переживали и простые работяги, и директора заводов вместе с партийными руководителями. И мы старались изо всех сил их не разочаровывать. Признаюсь, что по тем временам мы и зарабатывали достаточно. Кстати, у меня в трудовой книжке было написано: «футболист первой категории». Когда я пришел из армии и становился на учет в военкомате, то там даже сказали, что такой специальности нет. А вот чуть раньше игроки «Звезды» действительно записывались слесарями, фрезеровщиками и тому подобное. Я, кстати, тоже получал доплату как рабочий литейного цеха, а еще в одном из продовольственных магазинов числился уборщиком. Всего же с премиальными за выигрыши в месяц у меня выходило до 300 рублей при средней зарплате в Кировограде, кажется, 100 или 120 рублей. Но свои деньги мы отрабатывали честно, не жалея сил. А были периоды, когда нам долго не платили денег, бывало и такое, но мы выходили и сражались для наших болельщиков, несмотря ни на что.

Если же вернуться к игре, то скажу так, что, когда говорят о победах, то больше вспоминают тех, кто забивал, а защитники остаются на втором плане. Но, если бы мы не играли предельно надежно, то и успехов могло и не быть. А мы вместе с Мишей Порошиным, игравшим последнего защитника, или либеро(в то время не принято было обороняться в линию. – Авт.), и «крайками» – братьями Толей и Володей Хроповыми – слыли одной из самых непроходимых оборонительных линий во второй лиге. Мы действительно понимали друг друга с полувзгляда, здорово страховали друг друга и умели сыграть предельно жестко, но в рамках правил. В борьбе себя не жалели и частенько завершали матчи с разбитыми головами и побитыми ногами, но соперникам забивать не позволяли. Помню, играли с «Кривбассом», и я пошел за спину Порошину, подстраховывая Мишу, а у того срезался мяч. Так вот в стремлении нанести удар по воротам нападающий криворожцев Басов, который чем-то напоминает Александра Гладкого, со всей силы угодил мне шипами бутсы в голову. Шрамы на лбу остались на всю жизнь, но забить форварду я не позволил.

В среднем за игру «Зирка» пропускала менее одного мяча. Безусловно, необходимо отметить и голкиперов Алексея Ионова и Валерия Музычука. Но все же играть с такими надежными и непроходимыми защитниками для вратаря – одно удовольствие.

Впрочем, давайте снова послушаем Александра Смыченко:

- Как-то в местной прессе написали, что наша команда пропустила 22 мяча за сезон. А Лев Иванович (так называли в «Звезде» Алексея Ионова. – Авт.) и говорит: «Посмотрите, какой отличный у вас вратарь». На что я ему ответил: «Так тебе-то били полтора раза за игру», и все громыхнули хохотом. А ведь действительно мы старались, чтобы по нашим воротам били как можно реже. И вроде бы это у нас неплохо получалось. Хотя, конечно, на вратарей нам тоже было грех жаловаться. Жаль только, что по непонятным в ту пору правилам, когда в 26 лет игрок считался уже ветераном, многие, в том числе те же Ионов и Алик Кацман, слишком рано вынуждены были покинуть «Звезду». Ведь доходило до того, что в основном составе разрешалось играть только пяти игрокам, которым исполнилось 26 лет и старше. Так старались искусственно омолаживать наш футбол. Впрочем, мне посчастливилось играть в «Зирке» до 1984 года и даже немножко покапитанить после того, как завершил карьеру Юра Касенкин. Правда, с уходом после сезона 1981 года Алексея Ивановича Расторгуева по разным причинам пошли на спад результаты. Я бы мог поиграть еще, силы были, но подвело травмированное колено.

После завершения игровой карьеры судьба особо не баловала Александра Смыченко. Почти 9 лет он отдал «Стройиндустрии», работал тренером ДЮСШ, возглавлял Клуб любителей футбола во времена выхода «Зирки НИБАС» в высшую лигу (1994-1996 гг.). Работал в управлении облпотребсоюза. Был делегатом Федерации футбола Украины среди аматорских команд. Последние 10 лет трудился на должности директора ДЮСШ «Динамо-Олимп», откуда и ушел на заслуженный отдых.

Домашних матчей нынешней «Зирки» Александр Данилович практически не пропускает, радуется успехам команды, которая играет в умный, атакующий футбол и заслуживает выхода в премьер-лигу. А еще нашего героя впечатляют условия, которые создаются руководством ФК «Зирка» для юных футболистов, имеющих хорошие возможности тренироваться и развивать свой талант. Главное – чтобы было огромное желание играть в футбол, убежден Александр Смыченко:

- Если бы у меня была возможность вернуться назад, то не уехал бы из киевского «Динамо», где многому в футбольном плане мог научиться. Глядишь бы, заиграл и выиграл больше титулов. В обыденной жизни очень не хватает близкого общения с детьми, которые ухали в дальнее зарубежье. Нет, мы общаемся, и я даже гостил у дочери и сына за океаном, но это все не то. Там я скучаю за домом, а здесь – за детьми и внуками. А на юбилей хотел бы пожелать себе здоровья и мира нам всем, поскольку эта война принесла всем очень много горя. Но не хочется заканчивать наше общение на такой грустной ноте. Я оптимист и верю в лучшее будущее, в том числе любимой и родной кировоградской «Зирки».

Юрий Илючек – специально для «УЦ».

Автор благодарит Николая Ковалева за помощь в подготовке материала.

Автор
  • ilyuchek

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья