Блог Yves Gandon (1899 - 1975)
Блоги

«Тренер, поцелуй меня в ж**у!» Самые быстрые тренерские отставки в истории. Рекорд – 10 минут

От редакции: вы находитесь в блоге Yves Gandon (1899 – 1975). Его автор написал этот пост в рамках конкурса «Лучший блогер Украины-2020». Поддержите его плюсами, комментариями и подпиской.

***

27 июля 2020 года Мирча Луческу написал Игорю Суркису трагическое письмо. Мол, не смогу выполнять обязанности тренера киевского «Динамо» в связи с. И далее – перечень из обиняков: «я не трус, но я боюсь», «хотел окунуться, но не чтобы меня окунули», «враждебная атмосфера», «фанаты действуют не в интересах клуба» и т.д.

На тот момент Мирча был тренером четыре дня и даже не приступал к работе с командой. Случись демарш – и вместо одной беспрецедентной истории для нашего футбола мы бы стали свидетелями другой, достойной если не гиннессовой книги, то ее переходных положений.

Четыре дня. 0 тренировок. 0 матчей. Несостоявшийся рекорд?

«Удивили ежика», – сказал бы на это Лерой Росеньор, который был уволен спустя... 10 минут после назначения.

«Можно подумать...», – фыркнул бы в ответ Гарри Реднапп, который тренировал 2 матча, но так ничего и не понял.

«Еще пинту лагера», – процедил бы Пол Гаскойн, который тренировал непозволительно долго – целых 39 дней – но так ничего и не запомнил.

«Это они еще не пытались тебя раздеть», – грустно бы вздохнул Ивайло Петев, за которым пришли прямо на презентации.

«Давайте я лучше вам песенку спою», – прошепелявил бы Альбертас Климавишис, который провел одну тренировку, но никогда не был тренером.

«Если не считать паб, футбол – это лучшее место для алкаша»

Пол Гаскойн, ФК «Кеттеринг». 39 дней, 8 матчей

39 дней тренера Газзы, конечно, и близко не в топ-5 самых коротких тренерских каденций. Между ним и прочим пелотоном расположились и Джон Тошак («Реал» Мадрид, 41 день, 1 матч), и Мики Адамс («Суонси», 13 дней, 3 матча), и Йорг Бергер («Арминия», 5 дней, 1 игра). Но, как сам позже признается Пол, за тот октябрь 2005-го он не запомнил ровным счетом ничего – в отличие от остальных причастных. Руководство ФК «Кеттеринг» хотело, чтобы Газза вывел клуб в третий дивизион из шестого и заполнил трибуны. А у Гаскойна был свой кейтеринг, состоявший в основном из пива и крепких спиртных напитков.

Поначалу, правда, энтузиазм Газзы бил через край. Он по старой итальянской традиции (как-никак три сезона в «Лацио») покупал пиццу игрокам после матчей, ввел обязательный дресс-код, зажигал рождественские огни на главной улице городка, откликался на все просьбы болельщиков – в том числе и отужинать в кругу семьи. Но даже в этом он постоянно перегибал палку и, кажется, с трудом понимал, на каком он свете. 

Стив Питтс, автор книги «39 дней Газзы»: «Шестой дивизион – это царство лонгболлов, литров пота и драки до кровавых зайчиков в глазах. А Газза включил команде видео со сборной Франции на ЧМ-98 и сказал: «Вот как, парни, мы теперь будем играть». 

Парни бы и рады играть, как Зидан и Дешам, но тренировались они лишь дважды в неделю – в свободное от основной работы время. Разговоры Газзы о том, что им стоит сесть на full-time contract и зарабатывать исключительно футболом, вселяли в них хтонический ужас. 

Напрягала и его манера общаться с прессой. Газза и здесь путал берега, полагая, что клуб шестого дивизиона должен постоянно находиться в центре внимания. На его первую пресс-конференцию пришло семьдесят журналистов, на вторую – пять. Газза рассказывал своим подопечным, как бороться с происками папарацци, будто события разворачивались на Пикадилли, а не в 60-тысячном городке на север от Лондона.

«Вот он рассказывает Муру, как себя вести, если застукали в ночном клубе с девушкой. А Мур ему отвечает: «Во-первых, я женат. А во-вторых, если меня и застукают с девушкой, кому может понадобиться наша фотография?! У нас и газет таких нет».

В конце концов Газза уселся в своем кабинете, не снимая дресс-кода, и принялся за привычное дело в режиме 24/7. Тогдашний глава правления «Кеттеринга» Питер Маллингер вспоминает, что уже на первую встречу Газза пришел с бутылкой початого ликера, который периодически хлебал прямо из горла. Маллингеру и принадлежит та сакраментальная фраза, вынесенная в подзаголовок: «Если не считать паб, футбол – лучшее место для алкоголика. Повсюду чертово море бухла». 

5 декабря 2005-го, задолго до наступления Рождества, Газза был уволен. В игровом плане он хлебнул всего поровну: три матча выиграл – три проиграл. В житейском плане Пол хлебнул так, что не может расхлебать до сих пор. 

«Я не могу взять – и превратить их в Роналду»

Харри Реднапп, Сборная Иордании. 14 дней, 2 матча

В карьере всякого языкатого и раскомплексованного тренера должна случиться сборная Иордании, которая поставит его в безнадежный лингвистический тупик.

Харри Реднапп никогда не лез за словом в карман и влазил в любые авантюры, если те сулили ему деньги или приключения. Встреча с младшим сыном короля Иордании сулила и то, и другое. Принц Али отужинал со своим любимым тренером в роскошном лондонском отеле и легко уговорил того попробовать. «И деньги здесь не при чем», – скупо откомментировал Харри свое согласие.  

Это изначально был очень странный контракт, рассчитанный всего на два матча. От сборной Иордании требовалось всего лишь победить в обоих и попасть на чемпионат мира в Россию.

Реднаппу тогда еще предложили непыльную работенку консультанта в «Дерби», но она не стала помехой. Принц разрешил совмещать – Харри съездил в Ноттингем на матч чемпионата, а потом на перекладных прибыл в Амман за день до игры против аутсайдера группы, сборной Бангладеша. 

На месте Гарри очень быстро обнаружил, что не знает арабский. По-английски – в той мере, в которой его освоил тепличный бритт, никогда не тренировавший за пределами родины, – в стране говорил один принц Али. Начало, впрочем, было положено – Бангладеш обыграли 8:0 и стало казаться, что Гарри может быть причастен к самому величественному триумфу в истории иорданского футбола.

Местная пресса поймала виновника на месте торжества. Диалог Реднаппа и иорданского журналиста вошел в анналы как наглядная иллюстрация разговора слепого с глухим.

Журналист: Что ви сделайте сказать о виступление?

Реднапп (не видя камеры, стоя к ней спиной): Отличный матч. Я впечатлен работой своих игроков на тренировках. Они очень хорошие ребята.  У вас сразу несколько очень хороших ребят. У иорданского футбола большое будущее.

Журналист: А что будет следующая игра?

Реднапп (все еще не видя камеру): Тяжелая игра. Очень тяжелая. Мы летим уже сегодня ночью и будем готовиться.

Журналист (непроизносимая игра слов, одно из которых звучало как «Али»)

Реднапп (наконец-то понимает, что его снимают, поворачивается к камере нужным боком): Принц Али – особенный человек. Он любит футбол, и он великий. Вы сами об этом знаете.

Журналист с выражением досады – очевидно, что он спрашивал совершенно о другом – выдает очередную порцию звуков, один из которых был похож на «ух».

Реднапп: Ух?

Журналист еще больше нервничает и уже не пытается взять себя в руки. В его сбивчивой речи мелькают обрывки слов «капитан» и «месседж». Реднапп ничего не понимает и повторяет свой первоначальный месседж – игроки очень хороши, игра очень хороша, а будущее еще лучше.  

Поразительно показательный диалог. Харри растерян. Он явно не в своей тарелке. Его методы, основанные на тесной коммуникации с игроками и психологическом воздействии, не работают. Он лезет в карман за словом – но слова отсутствуют. На него смотрят, как на божество, но не понимают.

В Австралии путь на чемпионат мира был завершен. Хозяева взгрели команду Реднаппа 5:1. Гарри мгновенно переобулся и развел руками: «Игроки сделали все возможное. А что я мог сделать? Я тут всего четыре или пять дней. Игроки такие... игроки (невозможно найти лучшее сравнение – прим. автора), я не могу их превратить в Роналду. Они пытались, но были уничтожены лучшей командой».  

«Слушай, мистер, давай до свидания»

Дель Нери, Бьелса и болгарский прототип Луческу 

Луиджи Дель Нери (36 дней, 0 матчей) просто не повезло. Стать достойной заменой самому Жозе Моуринью в 2004-м, аккурат после его самого поразительного триумфа – с «Порту» в ЛЧ – кому вообще это под силу? Но такие вызовы к наставнику скромного «Кьево» парами не ходят. Тем более Дель Нери выбрали из доброго десятка претендентов.

Ультрас «Порту» этот выбор, мягко говоря, не одобрили. Придирались ко всему – от внешности (кривой нос, дурацкие очки) до «а почему он еще не здесь, что, до сих пор пакует вещички на Апеннинах?» Вдобавок все успехи нового тренера – и это таки было справедливо – ограничивались провинциальной Вероной, где он практиковал ультразащитный футбол.

По португальским законам всякий иностранец – вне зависимости от статуса и регалий – обязан пройти месячный испытательный срок. И президент, который и так начал сомневаться, вдруг получил отменный повод, чтобы воспользоваться законодательной лазейкой. Дель Нери опоздал на первую тренировку, потому что ему не повезло еще раз: он провтыкал самолет из Италии в Лиссабон.

Моуринью еще долго снился на «Эштадиу де Драгау». Только пятый по счету тренер, Жезуалду Ферейра, задержался тут дольше, чем на один сезон. Сам Дель Нери после опоздания на тот роковой самолет быстро стал сбитым летчиком: 7 место с «Ювентусом» (!), вылеты с «Кьево» и «Вероной». За 16 лет он возглавлял аж 10 команд (все итальянские) и лишь одну из них («Аталанту») тренировал дольше года.

Куда агрессивнее – и тут могла быть прямая аналогия с Мирчей – повели себя ультрас софийского «Левски» в отношении новоиспеченного тренера Ивайло Петева (1 день, 0 матчей). Того угораздило признаться в одном из интервью в симпатиях к лютой вражине – софийскому ЦСКА. И кому какое дело было до того, что Петев потом триста раз опровергал сказанное. 8 октября 2013-го на его презентацию заявились пара десятков молодых людей в капюшонах и сразу же установили с ним тесный контакт. После воплей «Проваливай!» и «Не позорь наши цвета!» ультрас несмотря на помехи со стороны спортивного директора и легенды клуба Наско Сиракова, раздели несчастного до трусов и пинками вытолкали на улицу.

«Я думал в двадцать первом веке такое невозможно», – качал головой белый, как мел, Петев.

Наутро клуб освободил тренера от исполнения обязанностей, к которым он толком и не приступил. Наско Сираков ушел сам – чтобы вернуться спустя пять лет мажоритарным акционером.

Контракт Марсело Бьелсы (0 матчей, 2 дня) с римским «Лацио» тоже стал ошибкой. Правда, еще неизвестно, чьей. Римляне в июле 2016-го заполучили настоящее футбольное сокровище, но так и не научились с ним обращаться. 

Еще до подписания контракта своенравный Бьелса поставил ряд условий. Вот этих семерых игроков хочу. Вот эти восемнадцать могут быть свободны. И установил свой дедлайн. Потом немного смягчился – ладно, давайте пятерых вот этих новичков. На меньшее не согласен. Но когда понял, что президент Лотито не собирается покупать вообще никого, порвал позавчерашний контракт – в прямом и переносном смыслах. 

У Лотито другие данные: «Это я сам послал Бьелсу. Его называют El Loco, «Сумасшедший», но я точно не лучше. Я терпел его выходки с самого начала. Бьелса хотел, чтобы ему платили в долларах по ежедневному курсу. Билеты первого класса из Аргентины для пятерых, пять мобильников с безлимитом. Он звонил в Аргентину по 3 часа в день. И конечно – только президентский люкс в пятизвездочной гостинице. «Я поселю тебя в своей, четырехзвездочной», – предложил я, на что Бьелса только фыркнул: «Тогда нахрена вообще существуют пять звезд?»

Когда он очередной раз созвонился с Таре (спортивный директор «Лацио» – прим. авт.) по поводу всех этих покупок и стал трепать ему нервы, я не выдержал и взял трубку:

«Слушай, мистер, давай до свиданья». 

«Сядь на скамейку и заткнись! Мы сами решим, как играть»

Кевин Кьюлис, «Суонси». 7 дней, полтора матча

Зимой 95-го «Суонси», прозябавший в третьем по счету английском дивизионе, уволил тренера. Болельщики ждали назначения валлийской легенды Иана Раша, но вместо него на тренерский мостик взошел некто по имени Кевин Кьюлис.

Вспоминает Пол Молсворт: «Кьюлис выглядел как вышибала в ночном клубе. Толстая шея, подозрительная ряха. С ним реально стремно было иметь дело. Мы были знакомы с ним шапочно: «Ливерпуль», где я тогда работал скаутом, захотел подписать молодого вратаря клуба «Крейдли таун» – из десятого дивизиона. Кьюлис там совмещал должность председателя и тренера юношеской команды. Мы с ним встретились в пабе, обо всем договорились, а потом он вдруг заломил 50 штук. И это при том, что через неделю парня можно было подписать бесплатно. Я выглядел полным идиотом».

Та история Молсворта ничему не научила. И когда «вышибала в ночном клубе» вдруг позвал его в «Суонси» ассистентом, согласился – и жалел об этом всю жизнь.

Почему мордоворот, тренировавший пацанов в глуши, вообще стал главным в прославленном валлийском клубе? Его приятель Майкл Томсон собирался купить «Суонси» у тогдашнего владельца, мистера Шарпа. Выплатил сто тысяч задатка, заручился поддержкой кое-каких серьезных ребят и начал расставлять своих людей в произвольном порядке. Футбольная сторона его не шибко интересовала – как выяснилось впоследствии, денег на покупку клуба у него тоже не было.

На презентации Кевин Кьюлис беспрерывно курил, бекал и мекал перед журналистами, сообщив, что раз не видит разницы между «Крейдли тауном» и миланским «Интером», стало быть, и с «Суонси» как-нибудь разберется.

«Суонси» тем временем нужно было срочно спасать от вылета. Кьюлис, засучив рукава, принялся за дело. Он пропустил примерно все тренировки, аргументируя это тем, что находится в поисках нужных ему игроков – для усиления состава. Где он при этом действительно находился и чем занимался, не знает никто. Об одной-единственной тренировке, до которой Кьюлис таки снизошел, вратарь Роджер Фристоун напишет в своей биографии: «Мы были в ужасе. Я думал, что это был такой прикол. После серии невнятных упражнений Кьюлис сообщил нам, что никогда не видел столь впечатляющей формы, тогда как мы, очевидно, тренировались и играли как рагули. Игроки хихикали у него за спиной. Было очевидно, что он дупля не отстреливает в футболе».

Недоразумение закончилось в перерыве гостевого матча против «Блэкпула» – второго по счету. На предматчевой установке Кьюлис решил кардинально поменять схему игры.

– Что ты, черт возьми, делаешь? – возмутился Дэйв Пенни, капитан команды. 

– Ты игрок, а я менеджер!

– Ненадолго.

Первый тайм «Суонси» проиграл 0:2. Левый защитник играл на месте правого – и наоборот, нападающий тусовался в центре полузащиты.

По легенде в перерыве Кьюлису сказали заткнуться игроки, которых он даже не знал, как зовут. Установку на второй тайм давал капитан Пенни. Голливуда не получилось – валлийцы пустили еще два и проиграли 0:4. После матча в раздевалку ворвался владелец клуба, мистер Шарп. Выглядел он так, будто готов убивать голыми руками.

«Двух этих идиотов, Кьюлиса и Молсворта, уволят завтра. Обещаю вам, парни – они оба уже история».

Но история продолжилась – Кьюлис захотел компенсацию за незаконное увольнение. Дело удалось уладить до суда – вышибала вышиб для себя около 80 тысяч фунтов. В 2003-м он признается в мошенничестве примерно на ту же сумму и отсидит 9 месяцев в тюрьме. После «Суонси» он больше никогда не будет тренировать.

«Считаю, что я отлично справился»

Лерой Росеньор, «Торки Юнайтед». 0 матчей, 10 минут

Лерой Росеньор, молодой и амбициозный тренер, входил второй раз в одну и ту же реку. Он уже повышал «Торки» в классе во время предыдущего захода – в 2005-м. Но сейчас команда ушла в крутое пике – и руководство вполне логично вспомнило об одном из самых успешных наставников в клубной истории.  

Однако что-то пошло не так. Прямо во время объявления Росеньора у клуба вдруг сменился владелец. Новое руководство мгновенно отменило решение предыдущего. Между фразами «Добро пожаловать, мистер Росеньор»  и «мистер Росеньор больше у нас не работает» прошло 10 минут. Уволенный рекордсмен воспринял ситуацию с юмором: «По всей видимости, я действительно проделал отличную работу, поэтому они так быстро отпустили меня». 

Именно случай с Росеньором объективно является самым коротким пребыванием тренера на должности. Рекорд, который можно превзойти разве что специально. Впрочем был еще один случай – за гранью фарса и здравого смысла. Зато очень смешной. 

«Тренер, поцелуй меня в ж**у. С меня хватит!»

Альбертас Климавишис, ГАК «Грацер». 0 матчей, примерно 45 минут

За день до важнейшего дерби против «Штурма», назначенного на второе апреля 99-го, игроки ГАК «Грацер» получили странное предписание: явиться на дневную тренировку, а до нее заскочить в офис на внештатную пресс-конференцию.

Челюсти повыпадали с порога. Главный тренер ГАКа венценосный Клаус Аугенталлер, чемпион мира и легенда «Баварии», тихим голосом сообщил о том, что подает в отставку. «Неодолимые обстоятельства – бубнил он, вперившись в стол, – Получил предложение из Франции, от которого не могу отказаться. Команду назвать не могу – все узнаете чуть позже».

Однако предусмотрительное руководство просчитало эту ситуацию наперед и уже было готово представить нового наставника. За столом по левую руку от президента клуба сидел странный тип. Соломенные усы, старомодный вытертый коричневый пиджак, выпученные глаза и мимика не совсем здорового человека.

Рядом с ним располагалась подгулявшая мадам в леопардовом манто с прической «взрыв на фабрике спагетти» и внушительным размером груди.

– Прошу любить и жаловать, – кивнул президент на соломенного усача, – вот Альбертас Климавишис, известный литовский тренер, до недавнего времени возглавлявший легендарный «Экранас» из Паневежиса, но откликнувшийся на нашу экстренную просьбу о помощи. Какие будут вопросы, господа журналисты?

– Насколько, по вашему, отставка Аугенталлера ударит по команде?

– Как говорят у нас в Литве, – ответил усач на доисторическом немецком с примесью балтийских диалектов, – «после того как петуха убили, курица еще может нести яйца».  

Потрясенные глубиной мысли, журналисты продолжили расспросы, а Климавишис продолжил нести пургу. В частности, наехал на самое дорогое летнее приобретение клуба Игоря Памича, сообщив присутствующим, что у парня быстрая машина, но тугой ум. Зато похвалил температуру воды в душевой. Мол, в Литве все моются в ледяной воде, а за горячую доплачивают, бросая монетки в водосток.  

Напоследок истошным голосом спел литовскую футбольную песню и откланялся.

– Я пошел тренировать, а пока моя жена споет вам гимн России.

Мадам в леопардовом манто поднялась и на чистом русском запела про великую Русь.

Закадровый смех на видео не должен вас смущать – он был наложен позднее при монтаже. Сама пресс-конференция происходила в звенящей тишине

Все это время очень серьезный, но уже бывший главный тренер «Грацера» Клаус Аугенталлер продолжал буравить ни в чем не повинную поверхность стола. Иногда он, правда, отворачивался и закрывал лицо руками. «Нервное», – решили журналисты Австрийского информационного агентства. Пока они передавали в редакцию шокирующую новость и прочие пикантные подробности, Альбертас Климавишис, накинув спортивный костюм прямо поверх пиджака, начал тренировку.   

Методика тренировки в корне отличалась от всего виденного ранее. Футболисты водили хороводы, ходили кувырком, учились правильно падать и симулировать травмы. После беговой разминки тренер показал новое упражнение на укрепление вестибулярного аппарата: одной рукой зажать ухо, другой – нос, покрутиться вокруг своей оси и что есть дури вмазать по воротам с центра поля.

«Эту методику я подсмотрел у астронавтов», – хвалился новый тренер топтавшимся рядом журналистам.

Вратарь Франц Альмер не выдержал первым.

«Эй, тренер, поцелуй меня в ж**у! С меня хватит!» – на ласковом немецком возмутился он и развернулся в сторону душевой с бесплатной горячей водой.  

Тренер грозно дунул в свисток, но вместо выволочки наглецу снял тренировочный костюм, отклеил усы и немецкие защитники Марко Гримм и Андреас Голомбек, которые все поняли, но никому не сказали, наконец-то смогли безнаказанно покатиться со смеху.

Если тренерская карьера Кэвина Кьюлиса длилась полтора матча, то карьера Альбертаса Климавишиса не длилась вообще нисколько. Под личиной литовца скрывался популярный немецкий комик Хапе Керкелинг. Он уже полгода носился с идеей этого феерического розыгрыша, предлагая его на родине. Но руководство «Баварии», «Мюнхена-1860» и «Унтерахинга» покрутили пальцем у виска. Аугенталлер тоже был против, но сдался под напором президента. Тот хотел привлечь к клубу дополнительное внимание и зарисоваться перед новыми спонсорами.

Получилось.

Хапе Керкелинг в своем традиционном обличии

Хуже всего пришлось Австрийскому информационному агентству. Они не поняли юмора, потому что буквально за день до того похоронили в прямом эфире вполне живого человека. И попасться на развод дважды – это нужно было умудриться.

Аугенталлер вернулся в команду с тем же невозмутимым выражением лица, выиграл дерби 1:0. А через год ушел тренировать неназванную «французскую команду» – «Нюрнберг» из Нюрнберга.

 В 2001-м в «МЮ» заскочил чумовой вратарь: шутил с убийцами, посылал Фергюсона и Кина, имел диагноз – легкая шизофрения

Фото: AP, Getty Images

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...