Блог Взгляд на Запад

«Всегда рад видеть Суркисов». Денисов – о футбольном ТВ, примирении с «Динамо», Марине Мефодиевне и Соловьеве

Директор телеканалов «Футбол 1/2/3» Александр Денисов дал обширное интервью Youtube-каналу «Бомбардир»

Он рассказал о конфликте с «Зарей», отношениях с Ринатом Ахметовым, уходе с канала Виктора Вацко, примирении с «Динамо», поделился мнением о рынке украинского футбольного ТВ, клубном канале «Шахтера» и вспомнил историю с Мариной Мефодиевной. 

Про Колесникова и начало работы на ТВ

Прямо за руку Колесников меня к Ахметову не подводил, но история киношная. Не знаю, попал бы я на телевидение, если бы не Борис Колесников. Я его могу назвать своим крестным отцом в этой профессии.

Вопрос заключался в том, что кроме того, что ты сидишь, отвечаешь на звонки радиослушателей, ставишь песни (Денисов до ТВ работал на радио – прим.), параллельно сидишь на «Терриконе», чтобы почитывать, что-то там писать. Что я там писал, как писал – даже не подозревал, что Борис Колесников это может читать.

В 2000-2001 году было непонятно, кто пользуется интернетом, кроме болельщиков, читают ли его люди в статусе. Мне позвонили, сказали, что Колесников ищет. Я перепуганный, прихожу, а Колесников был председателем областного совета. У него такой длинный кабинет, длинной в вечность, идешь к его столу. А Колесников, оказывается, был очень прогрессивный руководитель. У него едва ли ни первого стоял плоский монитор, шаттл на 2001 год. И он сидит на сайтах, читает, смотрит.

Он начал разговоры вокруг да около: «Что ты, как ты, не хотел бы работать?». Много про «Шахтер», развитие футбола. Я не понимал, почему он, человек в таком статусе, нашел время со мной поговорить. А ему, наверное, было действительно любопытно получить обратную связь по каким-то вопросам. Он сказал, что канал «Украина» будет на всю страну, будет лидером. Отдельное внимание будет уделяться спорту, нужна сильная редакция, не хочу ли я пойти. Я сказал, что хочу. Я сразу пошел. Все только начиналось, ни у кого же не было никакого опыта. Но было дикое желание что-то создавать. 

В то время была гегемония «Динамо», историческая и в конкретно взятом периоде. Но «Шахтеру» помогло то, что его амбиции и смелость подкупали большой пласт людей. Возьмем так, «Динамо» – аристократы, а «Шахтер» – рабочий класс, команда по союзным временам кубковый боец, медалей никогда не держала. А тут она выходит в ринг и заявляет о готовности драться. Это художественный фильм, это Гай Ричи. Киевская пресса, ее много, у нас в Донецке несколько пишущих журналистов и одна ТВ-программа. Тут тоже пошла конкуренция. Все ждали, что напишут в Киеве и что ответит одна донецкая тачанка.

Про жизнь в Киеве

С 2008 года уже на постоянной основе здесь. Не чувствую себя ни дончанином, ни киевлянином, потому что все в мире так глобализировалось за последние 15 лет. Вот этот момент путешествия, возможностей, которые стали доступны человечеству, ты проводишь в разных городах много времени. Где семья – там ты и чувствуешь себя дома. И в Барселоне, и в Лондоне, и в Киеве.

Безусловно, я не могу долго без Украины. Это пошло еще с тех времен, когда в 1995 году я мог остаться в США, уже был бы американцем. Но я хотел в Украину, домой. Очень люблю Украину. А Донецк после переезда... Ты оброс в Киеве большим количеством друзей, интересных людей. Жизнь переместилась сюда. Не чувствую себя ни дончанином, ни киевлянином, чувствую себя украинцем

Про УПЛ в довоенный период

Мы проспали рассвет Римской империи, в которой мы жили все. Сейчас смотришь повторы на карантине, который дал нам такую возможность, если бы не он – мы бы и не вспомнили никогда. Да, помним, что бы такой «Металлист», «Днепр», была заруба, «Динамо» падало даже ниже второго места, финал ЛЕ от «Днепра». А на карантине ты смотришь – бог ты мой, где мы были. Вот она АПЛ. Ладно, пусть не АПЛ, но Ла Лига так точно. Четыре таких команды Ла Лигу бы сейчас украсили и бились за чемпионство и призовые места. А мы даже тогда ныли, все нам было не так, все не то, где наша АПЛ. Да мы жили в ней и не замечали. 

Нам война все испортила, это мое глубокое убеждение. До 2013 года все развивалось. Если бы не война, случилось бы развитие платного телевидения и деньги, которые оно должно приносить инвесторам. Любой инвестор в футболе или не футболе он сначала действует на эмоциональной ноте, а затем уже начинается спрос за каждый цент.

Как приходил Абрамович в «Челси» – сначала была закупка, даже эмоциональная, чтобы утвердиться, это был хороший пиар бренда. Через несколько лет в «Челси» пошла другая жизнь, за каждый цент нужно было убедить, доказать. Рано или поздно то же самое произошло бы в бизнесе получения денег с ТВ-прав в Украине. 

Про деятельность каналов «Футбол» как бизнеса

Лет 5-7 как мы начали играть с моделями, как дальше существовать. Начали считать, когда поняли, что кабельная модель не вырастает. Тогда начались вопросы когда и как это менять. С 2013-2014 года, это не связано с войной, это связано с тем, как будет развиваться этот бизнес в Украине. Вот почему сейчас мы и идем в a la carte (продажа отдельными пакетами – прим.).

Если бы нас не спрашивали про бизнес, тогда это был бы проект, когда нужно максимальное покрытие. Это может дать кабель и все остальные платформы понемногу. Но мы как раз уходим из максимального покрытия, из аналогового кабеля, в платную историю, чтобы это стало бизнесом для инвестора, а в будущем стало бизнесом для футбола и платного ТВ в Украине

Про примирение с «Динамо»

Все мы футбольные люди. Как не было официального объявления конфликта, так и не будет никакого официального объявления о завершении конфликта. О чем можно вообще ссориться, если люди умные, когда у нас не то, что футбола нет, уже страны могло не быть с таким ударом по экономике, коронавирусом.

Здається, «Динамо» та телеканали «Футбол» помирилися

Нам всем сейчас надо объединяться, спасать. Любой разумный человек молча подойдет к другому, пожмет руку и они начнут жить, как будто ничего и не было. То, что у нас сошли на нет какие-то старые обиды и конфликты, я этому безумно рад. 

Сейчас важно дать и болельщикам такой импульс, что все объединены, все одна семья: ТВ, «Шахтер», «Динамо». Поэтому на площадке «Великого футбола» можно увидеть всех. И мы подумали об этом, и они. Кто-то у кого-то взял интервью, кто-то его дал. Мы еще с осени более-менее были в общении. Алексей Михайличенко приходил на флеш-интервью. Футболисты «Динамо» участвовали в проекте «Автогол», давали интервью, в сборной нормально. Сейчас – продолжение этой истории. Это не было по щелчку.

Про поддержку Павелко в конфликте с Григорием Суркисом

Мы должны были поддерживать в Лозанне, чтобы «Динамо» не ехало в Мариуполь? Вообще не слышал, чтобы кто-то в стране поддерживал, что в Мариуполь ехать не надо. Это был четкий конфликт. В «Великом футболе» я понятно обозначил акцент, что здесь нет борьбы Павелко против «Динамо». Здесь есть, понятно, настроение Григория Суркиса, его начал поджимать оппонент, которого он же и пролоббировал на эту позицию. Что у них там дальше произошло, в чем там споры – мы не вдаемся в эти подробности, не становимся ни на одну из сторон. Там обвинения звучат самые разные, которые мало касаются тематики футбола.

Когда была борьба за место в УЕФА, да, наверное, больше освещали Павелко. Но Григорий Суркис сам не освещался. Если бы он, условно, ходил на другие каналы, давал интервью. А чтобы мы его где-то вырезали – такого точно не было. Это не про нас. Зачем его вырезать? Его знает весь мир и Украина. 

Не могу сказать, что мы на стороне Павелко, за него, вообще. К нашему конфликту с «Динамо» это тоже не имело никакого отношения. 

Про Суркисов

Если бы не было ни Григория, ни Игоря Суркисов, то не знаю, состоялся бы наш футбол с тем интересом, с которым он состоялся. Появился бы такой азартный Ринат Ахметов, который взял на себя «Шахтер» и включился в эту историю. В одно время с разницей в несколько лет у нас появились Григорий и Игорь Суркисы в «Динамо», Ринат Ахметов в «Шахтере» – это дало толчок и движение развитию футбола в Украине. Вот такие личности и привлекли тысячи людей. Их инвестиции и правильные стратегии привели «Динамо» к полуфиналу ЛЧ в свое время, «Шахтер» к победе в Кубке УЕФА. Это дальше завлекло Игоря Коломойского. Александра Ярославского, как он сам говорит, чуть ли не за руку Ринат Ахметов завел в футбол.

Да, каких только не было конфликтов, но я всегда рад видеть Григория и Игоря Суркисов. Это люди из футбола, люди нашей эры, с которыми станешь на две минуты, а можешь простоять день и говорить о футболе. Эти люди реально обожают футбол и живут им. Где-то мы были оппонентами, в чем-то не соглашались, об этом книжки надо писать. Дай бог, чтобы такие истории, которые были и продолжаются, были в будущем украинского футбола. 

Где та новая плеяда президентов, которые выйдут и скажут: «Я навяжу борьбу за чемпионство «Шахтеру». Представляете. Ок, пусть это Гриша Козловский выйдет и скажет. Это уже отлично. Такие люди нужны. 

Про конфликт и примирение с Павелко

Был абсолютно четкий конфликт еще на почве сборной на Евро-2016 и ее освещения. Павелко сам шел на контакт, чтобы разобраться в этой ситуации. Он любитель расставить все точки, разобраться в ситуации, а не воевать с человеком. Павелко – менеджер и политик, ему важнее взаимоотношения и совместная работа, сотрудничество, чем долгоиграющий конфликт. Этот конфликт не превратился в долгоиграющий, потому что и мы не ставили себе такую цель, мол, мы сейчас будем воевать, ведь нам почему-то не нравится Павелко. Это как в отношениях: либо люди поссорились и всю жизнь не разговаривают, либо они поссорились, через время объяснились и как-то работают и общаются.

От ненависти до любви. Как изменились отношения канала «Футбол» и Андрея Павелко

Тогда одна реакция шла на другую, я не помню всех нюансов. Важно, что все это закончилось достаточно быстро. После этого была масса моментов, за которые Павелко надо было похвалить. А критика – мы что, не показывали, как он эти поля запускал, как их делали, сколько проблем с этим заводом по выпуску полей? В чем здесь претензия или конфликт? Как я могу дать сейчас оценку, что он не так сделал? Я хотел сказать про другое – почему его только критикуют? Я не собираюсь быть ни адвокатом, ни обвинителем Павелко, никогда этим не занимался. 

У всех были конфликты, у меня их можно назвать тысячу с кем угодно. Мы столько тем поднимаем, тот же Андрей Павелко может позвонить – вы там не так о нас сказали, там было несправедливо. Когда начинаешь объяснять, то он человек, который соглашается. А почему Павелко не хвалят за назначение Шевченко? Сколько в него камней летело. 

Действительно, был конфликт, очень яркий. Первым его пытался решить Андрей Павелко. Мы встречались несколько раз, общались, разложили, кто где был неправ, признали все и начали работать. 

Про конфликт с «Зарей»

Где-то бывали публичные конфликты. Так же с «Зарей». Обратили внимание на статистку – дальше взорвалась волна. Я уважаю возраст. Я же Сергею Рафаилову, несмотря на все его оригинальные юмористические высказывания, ни разу даже не ответил ничего. Ни одного не найдете высказывания про Вернидуба, который там тоже что-то ляпнул сгоряча на канал. Мы же не рисовали на нем немецкую каску или что-то в таком роде в ответ на то, что он сказал. Пусть комитет этики решает. 

Подошел в Доме футбола к Сергею Рафаилову, спросил, почему мы ссоримся. Он сказал: «Да у меня вообще к тебе никаких претензий нет. И к каналу никаких, если честно. К кому-то там было, но у же не помню. Да, давай помиримся». Все. Прочитал его высказывания про то, что канал «Футбол» работает на «Шахтер». Я уважаю пожилой возраст человека. Мне что, называть это бредом, дать интервью в ответ? Зачем? Я на такое отвечать не буду, это не соответствует действительности. Но еще раз звонить Рафаилову – зачем? 

Навыдумывал что-то, какие-то обиды у него. Я думаю, что недооцененный человек в какой-то степени. Не хватало ему внимания как менеджеру, он проделал большую работу. Все-таки «Заря» – клуб, который никогда не стучался в призеры чемпионата до последнего времени. «Зари» не было в пуле команд, которые боролись за чемпионство в лучшие времена. Там кто угодно подходил периодами – «Черноморец», «Карпаты», но «Заря» была на задних позициях. За это время, несмотря на то, что клуб переехал, попал в сложности бытовые, человек сделал большую работу. Где-то его недооценили, кто-то – руководство или болельщики, или пресса. Какой-то вот негатив. 

У Вернидуба то же самое. У них обоих есть чувство какой-то недооцененности. Вернидуб уже из Беларуси опять кого-то критикует, ругает. Рафаилов теперь в Краснодаре живет, оттуда что-то там [выясняет] с Поворознюком. Они оба продолжают ругаться с кем-то. Если разбирать, то просто где-то недооценили их работу. 

Про переход на украинский язык в «Великом футболе»

Я хочу перейти на украинский язык, даже готовлюсь к этому. Все планерки по «Великому футболу» я провожу на украинском языке. У нас такой договор с Володей Крамаром. На работе, когда ко мне обращаются на украинском, я отвечаю и разговариваю на украинском. Я пытаюсь допрактиковать уровень до естественного, разговорного. Если бы я был сам в студии, как в формате «Футбольного уик-энда», то давно уже перешел бы, потому что проще, если это one man show. 

А здесь где-то переживаю упустить скорость реакции на своих собеседников, боюсь, что от этого немножко потеряет программа. Но мне это уже под горлом стоит – я хочу вести программу на украинском языке. И это не потому что закон. По закону есть ограничения. «Великий футбол» выходит в офф-прайме, я могу его вести без проблем на русском языке. Вопрос не в законе, вопрос, что я сам хочу вести свою программу на украинском языке.

У меня есть тату с украинской символикой. Молотки – это корник, это родина, Донбасс, конечно, «Шахтер». А герб – родина наша Украина. Обе тату набил не так давно, это внутри, не хотел это показывать. Это мое, это для меня. Это мой родной край и это моя родина. 

Про редакцию каналов «Футбол» и Крамара

Большая часть из Западной Украины. Но я никогда не делил журналистов, из какого они региона. Это была бы такая нехарактерная для меня штука, чтобы я спрашивал, из какого региона. Так естественно коллектив и сложился. Донецкие с киевскими, львовские – все, как одна семья. Это очень ценно. Если бы мы не сделали такой коллектив, канал бы не вырос до такого уровня. 

Каждая планерка – это выступление Крамара с изображением кого-то из коллег, из футболистов. Это прирожденный главный редактор программы. В нем это кипит. Я сам удивляюсь, что у него никогда не заканчивается мотивация. Я черпаю от него мотивацию и от других ребят. Тот же Игорь Бурбас – наш мистер эксклюзивов. 

Не считаю, что Крамар не любит «Динамо» или еще кого-то. Он в целом такой колючий человек. Хотя, если он тебя полюбил, то все, это будет самый верный твой друг. Просто у него характер такой задиристый. Не делает про «Шахтер»? А что конкретно он не делает? Где-то он и про «Динамо» не делает то, что хотел бы, про многих не делает.

Как «Великий футбол» изображает «Динамо»: пауки-Суркисы, магия и Mortal Kombat

Его еще удержать надо, потому что порой у него такие идеи приходят, что надо его отправлять подумать и начинать сначала. У него точно нет обиды на Суркисов. Если он видит Игоря Суркиса, то первым идет записывать, тот тоже с ним нормально общается. У него точно никакой обиды на «Динамо» нет и близко. 

Про рынок украинского футбольного ТВ

На сегодня я не могу сказать, что появится новый крупный игрок на продукт УПЛ. Есть несколько факторов. Первый – сам продукт, который является слабым, чтобы иметь международный спрос, чтобы из этого сделать прибыльный бизнес. Бизнес уже неприбыльный, так что любой крупный игрок будет спрашивать, какой период займет инвестиция, какой период займет развитие продукта, чтобы он стал перспективным. 

Второе – рынок. Это население, экономические показатели по доходу человека, на домохозяйство и т.д. Тут тоже нужно смотреть, какой будет доход. Если обратить внимание, то тот же DAZN открывается исключительно в высоко развитых странах. Швейцария, Германия, Австрия, Бразилия, США, Япония. Высокая покупательская способность.

DAZN, несмотря на то, что имеет 8 миллионов потенциальных подписчиков, будет смотреть на это, как на бизнес. Что он может получить здесь. Рынок же очень тяжелый. DAZN вошел в Италию. Разговаривал с Андреем Шевченко, говорю: «Ты же там еще эксперт». А он говорит, что уже нет, очень тяжело идет у DAZN бизнес в Италии. Нужно понимать ментальность итальянцев, они начинают коды передавать друг другу, но это ок. Технически это можно заблокировать. А вот плохое интернет-покрытие в Италии – DAZN начинает проседать по просмотрам. OTT-платформа не везде может работать, чтобы дать хороший HD. Так это Италия. 

Немножко разобрал того игрока, которым нас пугали. Я улыбался с этих статей. Мне было понятно, кто их писал. Я говорю фактами. Сегодня нужно понимать, сколько может одна семья платить за это. Как ты будешь распространять этот бизнес, насколько ты защищен по закону от пиратов. Как показывать, если через полчаса голы уже на всех пиратских сайтах валяются? Бизнес очень тяжелый.

Было бы нормально, если бы, как в Англии, у нас было бы два национальных спортивных вещателя, две платформы. Это означает, что потребитель платит за две платформы. Если хочешь смотреть все – то уже не платишь 35 фунтов, как это было 5-7 лет назад, а платишь 60-70. Докиньте сюда подписку на iTunes – десяточка, которая вроде незаметная, а для кого-то очень заметная, как в Украине. Докиньте сюда подписку на Netflix, Amazon. Вот потребитель в Англии выходит на 100-120 фунтов в месяц. 

Все наши последние ресерчи показывали, что в Украине свыше 3 миллионов проактивных зрителей футбола. Его может смотреть и больше людей, но это эмоциональные вещи. Допустим, ЧМ, сборная на Евро. Тогда садятся уже все. Но они не будут смотреть УПЛ или Бундеслигу.

Из этих 3 миллионов примерно 1-1,5 – люди, которые согласны платить. Порядка 1 миллиона – люди, которые готовы платить 100 гривен в месяц. Есть понятная арифметика, можно рассчитывать, что если мы набираем базу от 500 и выше тысяч подписчиков, то этот бизнес уже начинает работать с точки зрения окупаемости и повышения цены за лицензию УПЛ для клубов. Они будут видеть, сколько вещатель имеет подписчиков, сколько они ему платят. Если вещатель поднимает цену, то клубы говорят при следующем тендере: «Ребят, у вас за 2 года цена выросла на 30%, значит, мы хотим плюс этот процент и еще за будущие периоды, когда цена будет расти по индексу инфляции». 

Про клубный канал и связь с «Шахтером»

Это хорошо, что клуб создал свой ресурс. «Шахтер» генерирует очень много контента, много событий под контент. Его нужно упаковывать и где-то размещать. Им точно нужен ресурс, кроме Youtube или социальных сетей. «Шахтер» больше всех команд УПЛ реализовывает какие-то идеи в проекты, как Shakhtar Social. Это построено, в том числе, и под накопление лояльной аудитории, увеличение армии поклонников клуба.

Клубное ТВ – это правильный стратегический шаг, чтобы размещать там контент и завоевывать себе аудиторию. Клубное ТВ во всем мире построено под мерчендайзинг, повышение продаж футболок в той же Азии, на Востоке. «Шахтер» должен куда-то туда двигаться со временем. На мир, не останавливаться на Украине. Амбиции такие у клуба есть, это правильный шаг. 

Каналы «Футбол» – это бизнес, это каналы о разных европейских и мировых турнирах, о разных клубах. Новости состоят из зарубежного блока, украинских новостей, первой лиги и т.д. Не может быть на канале всего того, что хотелось бы реализовать футбольному клубу «Шахтер». Мы из одной экосистемы «СКМ», потому любой, кто хочет покритиковать, может сказать, что они за одно, не хочу ничего слышать

ТВ – это органика, каждое слово в каждую секунду. Претензии были и у Палкина – не так осветили, не так показали. Это нормальная история. Не бывает такого, что ты всем нравишься, какой-то сюжет, программа. Но так могут сказать все 12 клубов УПЛ про нас, нет ни одного довольного, хотя в какой-то момент каждый был благодарен нам за какой-то показ, трансляцию, сюжет. 

У нас единый собственник «Шахтера» и канала. К счастью, он никогда не вмешивается в работу телеканала. Это человек настолько корректный, что он никогда не перейдет какие-то грани, черту. Мы можем поспорить с Сергеем Палкиным, но и он очень корректный человек, который никогда не уходит в эмоции. 

Про уход Вацко с каналов «Футбол» и Круторогова 

Нелегко мы его отпускали. Я вообще его отпускать не хотел. Он ушел летом 2019-го, хотел еще летом 2018 года. Уже думали, что расстались, но в последний момент ситуация переигралась, он остался. Он, наверное, понимал, что это только вопрос времени. Через год он ушел.

Когда он приходил и приходил со словами, что уйдет, видит для себя такую реализацию, хочет двигаться немного в другом направлении, то ты понимаешь, что это как держать в команде футболиста, который не готов целовать эмблему. Это же и проблемы в раздевалке, когда футболист хочет уйти. Его куда-то пригласили, но не отпустили, и он ходит в плохом настроении. Это и на коллектив влияет. Этого нам точно не хотелось.

Да и как я могу Витю удержать, если у него такие планы. А если дать возможность совмещать работу с Youtube, то мы так не рассматривали. Если сейчас начать делать исключения одним, то завтра придут другие и спросят. Ты не можешь играть в команде и подыгрывать в другой на выходных. Да и он сам говорил, что на Youtube его все устраивает, он хотел этого развития. Со мной он ни разу не разговаривал, что хотел бы вернуться. Мы не будем менять конфигурацию, на местах теперь люди, которые заслужили это.

Цыганков заслужил свое место в составе «Динамо», но если вернется Ярмоленко – будет интересно. Продолжая аналогию, если бы Ярмола не ушел в «Боруссию», то «Динамо» никогда не получило бы того Цыганкова, который так ярко появился. Смог бы показать такой рост Кирилл Круторогов? Он влюбил всех в себя за эту осень, стал героем мемов, цитат и всего остального. Такого фантастического комментария мы давно не слышали, так часто не обсуждали комментаторов уже очень давно. Насколько Кирилл жил всеми этими камбэками «Шахтера» в осенний период ЛЧ. Так что это естественный процесс. Люди, которые в сложный момент подхватили процесс, не подкачали, показали себя и заслужили место в стартовом составе. 

Я до сих пор, если честно, не понимаю, зачем Вацко уходил. У него было все – воскресное кресло в топ-программе, матчи сборной Украины, матчи «Шахтера» в ЛЧ. Топ-продукт, миллионная аудитория. Говорю: «Работай». А он: «Нет, я пошел. Теперь все будет Youtube». Я говорю: «Будет и Youtube, будет и ТВ, будут разные площадки». Но нет, я устал, надо сделать паузу. Действительно, телевидение – это психологически очень тяжелый фактор, порой сложно держать себя в тонусе, порой ты выжатый, как лимон. Наверное, у него где-то появилась эта выхолощенность, усталость, где-то он перестал ценить то, что имеет. 

Я не хотел его терять из студии. Мне было интересно посмотреть на показатели. Но я понимаю, что «Великий футбол» уже сам работает по принципу – «надо бы посмотреть» с точки зрения зрительского интереса. Появился Слава Шевчук, который сравнительно недавно закончил профессиональную карьеру. Он совершенно другой по характеру, типу, но раз – и зашел. Но оно работает.

Получилось, что сидят разные характеры. Леоненко – ракета, которая выстрелила и нагревается для следующего выстрела. Слава хочет в игру копнуть, ему интересен тренерский процесс, он готов размышлять. Миша Метревели более обстоятельно и широко может взять темы. Мне было важно его появление в студии, чтобы обсудить формат УПЛ. С ним можно говорить об этом, он за этим следит. Околофутбольные темы, регламент. Слава с Витей хороши, чтобы разобрать момент.

Так что все пошло играть дальше. Мне жалко, что я потерял Вацко, но показатели программы не изменились. Нельзя сказать, что вышел человек и ушла аудитория, программу смотрят, но теперь под другим углом. 

Про ситуацию с Мариной Мефодиевной и Ахметова

Не знаю, кто слил в интернет видео этого момента. Мы тогда нанимали технику, она приезжала из Киева. Уникальный момент.

Во-первых, это был мой день рождения. 3 июня 2002 года. Геннадий Кандауров – тогдашний директор канала Украина – сказал, что будет матч «Шахтер» – «Динамо». Мы его показываем. Сказал стоять мне возле входа в тоннель, туда придет президент «Шахтера», включим его на несколько минут в эфир. Так оно и было. «Шахтер» одержал историческую победу 2:0 над «Динамо». А я смотрю, идет не только президент «Шахтера», но и Борис Колесников, и Виктор Янукович. Я тогда только год работал на ТВ. Представьте момент, только что «Шахтер» обыграл «Динамо» 2:0, тогда такими победами «Шахтер» только разогревался. И идет президент поздравить, он эту победу столько ждал. А тут стоит какой-то мальчик и говорит, что надо постоять. А ему же уже в раздевалку хочется. Я должен остановить президента «Шахтера» в тот момент. Состояние полуобморочное, естественно, а он еще и не один.

Мы узнали, кто такая Марина Мефодиевна с того самого видео с Денисовым

Я с перепугу забыл должность Януковича. У меня был стресс такого уровня, я понимаю, что это Янукович, но просто вылетает из головы. Мне Колесников: «А Януковича ты забыл?». Это может украсить любой фильм «Квартета И». 

Но надо отдать должное, я тогда президента «Шахтера» видел вот так вблизи 1-2 раза максимум на пресс-конференциях. Вот его спокойствие и корректность – он спокойно остановился и сказал, что надо подождать, в том числе своим спутникам. Он уже тогда понимал, что такое телевидение. Я не понимал, а он понимал, что есть паузы, надо подождать, так это не включается, несмотря на статус человека. А на канале «Украина» шла рекламная пауза. Компьютер ее ведет, ее нельзя выключить и включить. Пока она не дойдет – не остановится.

Я звоню на тот момент главному редактору Миргородской Марине. Сейчас она отвечает за блог Фонда Рената Ахметова, полное информационное ведение. Это другой блок работы. 

Тот момент длится три минуты – а как целая жизнь. Еще это спокойствие Ахметова. Лучше бы он что-то крикнул, сказал. А он стоит спокойно и ждет. Он человек высокой культуры, очень корректный. Он тебе может просто на что-то тихо обратить внимание. Поверьте, этого достаточно. Чем любой крик, эмоции. Эта его корректность, умение держать тональность голоса – это уникальный момент. Это звучит намного серьезнее, чем любая эмоция. Он точно никогда не говорит, как надо программы вести, как должно было быть.

Может, в прямом эфире он «Великий футбол» и не смотрит, но смотрит в записи, в повторе. Знаю, что он точно все смотрит, все мониторит, всегда в курсе всех событий. Его всегда можно спросить или сказать, а он коротко отвечает: «Я знаю». Все. Он знает. Естественно, смотрит, когда-то были звонки, обсуждали, даже хорошее мог что-то сказать или наоборот. «Мне не понравилось», – он оценивает как зритель на понравилось-не понравилось.  

Про приглашение Розанова

Представляете, вырвали в тот момент человека из Москвы с нескольких контрактов. Это гуру. Это человек, у которого не было, что он устал или выжат. Я его не только попросил комментировать. Он приехал комментировать, потом я предложил запустить «Европейский уик-энд», лиг же много – согласился. Потом шефство над всеми комментаторами – согласился. Потом в «Великий футбол» – хорошо. Он мог отказаться, но нет. У него был хороший контракт. Самый лучший, который мог бы быть в журналистской профессии спортивной. 

То, что он дал каналу и людям, это неоценимо. Человек просто влюбил в себя всех журналистов и комментаторов. Обаятельнейший, умнейший, интереснейший. С ним было безумно приятно говорить. 

Про конкуренцию и тендер на показ УПЛ

Мы же не против конкуренции. Мы так и в тендер шли, пожалуйста, если кто-то часть возьмет. Мы изначально и не претендовали на все, только на часть. Другое дело, что никто, кроме нас, не пришел. Просто не пришли. Неинтересен был продукт, где-то неправильно тендер составлен. Что говорить о прошлом.

Мы говорили с Фридманом (директор по развитию группы каналов «1+1» – прим.), он сказал, что они не идут, им все не нравится, неважно в каком контексте. Говорит: «А вы решайте». Так что не было никакого сговора не идти на тендер, ничего такого. Тендер был составлен таким образом, что сговор не сделаешь. Но в этом была и проблема.

Слишком много времени потратили на создание документов, чтобы не было сговора, а надо было создавать документы с точки зрения максимизации дохода. Надо было учитывать, что один из игроков эфирный, другой – платный исключительно. Нужно было искать конфигурацию, чтобы хотя бы эти два года как-то лигу приподнять. А дальше уже выставлять требования. Так и получилось. А так мы стоим на месте.

Для развития платного ТВ «Футболу» 7-8 клубов хватает, а чтобы всем владеть – не значит, что у нас бы выросли доходы. Хотел бы опровергнуть эту догму, что сейчас монополизируют футбол. А сколько на продакшн идет затрат, если транслировать 6 матчей? Когда ты выходишь с этой экономикой, давай не 12, а 7, то эффект тот же по дистрибуции, те же подписчики.

С пиратством мы активно боремся вместе с «Плюсами». То, что на «Плюсах» не находит отклика идея футбольного телевидения, значит, у их акционера нет такой стратегической задачи. Значит, его не драйвит эта тема. Это тоже успешная группа каналов. Что им стоит разобраться в специфике платного ТВ? Может, им футбол как таковой не нужен. Бизнеса они не делают. Одно дело, если бы они говорили, что идут по какой-то бизнес-модели, а она не взлетает. Но какой там бизнес, если просто выкладываешь контент в Youtube и показываешь на эфирном ТВ.

Рекламной модели не хватает даже первых несколько каналов. Денег не хватает от рекламы, рынок слишком маленький. А канал, транслирующий футбол на «Плюсах», он не в первой когорте, в третьей, условно. На него еще меньше денег. Это вообще не взлетает. 

Про россиян на ТВ

Кайфанул от работы с Розановым. Самый большой учитель для меня, эксперт – Владимир Маслаченко. С ним познакомились, когда я только начинал на ТВ, он дал какие-то вводные. Я даже больше не про экспертов, а про людей, которые след оставляли. Всегда любил слушать Васю Уткина еще на том «НТВ».

Запомнилось, когда Юра Дудь брал интервью. Он приезжал, у нас был какой-то конфликт подробностей. Он приехал взять интервью у Игоря Суркиса, Розанова и у меня. Он классно пытался загнать. Закончили, он выходит из кабинета. Спрашиваю: «Ну что?». Он говорит: «Немножко не получилось дожать». Как интервьюер он уже тогда произвел впечатление. Я подумал, молодой парень, а такая хватка. Как ведущий программы он не стал популярным, Ургантом не стал, в Youtube стал. Просто человек нашел свою платформу. 

Два уникальных человека, разных по характеру, натуре – Розанов и Уткин. Когда Розанов размышлял о футболе в «Великом футболе», то и легенды сидели тихо, слушали люди с опытом. А Вася – это вообще интереснейший человек. Когда было Евро-2012, он очень любил один ресторан. Уезжал туда днем, сидел там часами и учил украинский язык. Он купил «Гарри Поттера» на украинском языке и всего там прочитал. Он спорный человек, его то матерят, то боготворят.

Могу только поаплодировать, как он загнал Соловьева. В одной теплой стране встретил Соловьева, так сыну хотелось сказать: «Вот этот дядя о нашу страну ноги вытирает каждую неделю». Такая негативная реакция на человека. А тут Вася его так прибил одним твитом. То, что дальше – ладно. А один твит – и машина падает. Он обвиняет Васю, что он толстый. Это как раз поединок маленького Васи с Соловьевым, который машина, битва Давида с Голиафом. У него что-то иногда бывает в голове, но я знаю, что он тысячу раз будет за Украину, а где-то сорвется и скажет что-то противоположное специально. 

Про бег

Я побежал в 2016 году. Уже 4 года. Как Форест Гамп – встал и побежал. С приятелем пробежали в Ботсаду 5 км, я лежал пластом, хотя всю жизнь фитнесом занимался. Мне понравилось, я постепенно начал погружаться в эту тему. Хотя в первый год я бегал, ни одной фотографии даже не было, меня раздражали все эти комьюнити, зачем вы все время фотографируетесь.

А потом меня затянули пробежать первый раз полумарафон в октябре 2017 года. Тогда со мной начали фотографироваться, выкладывать. Люди стали писать: «А как вы бегаете, сколько раз, ой, я тоже хочу». Я понял, что эта тема, когда лидеры общественного мнения влияют на людей. Ты понимаешь, что твой пример может кому-то понравиться, он тоже может начать менять себя.

А летом 2018-го я начал заниматься с тренером, до этого я просто бегал. Когда у меня появилась тренер, я понял, что 2 года до этого, можно сказать, и не бегал. Пошли и результаты другие. В 2017-м первый полумарафон я пробежал за 2 часа 2 минуты. Сейчас в феврале в Барселоне эту же дистанцию за 1 час 36 минут. 

Я долго к этому готовился. Когда выходил в Барселоне, то уже ничего не чувствовал, как на финал Лиги чемпионов. У меня был такой заряд, я прошел эту трассу и не заметил. Когда увидел результат – был в шоке. 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...