Блог 18 мне уже

Что стало с Сочи после Олимпиады

Разноцветные кольца здесь уже стали памятником счастливой эпохе. Оказываясь напротив входа в олимпийский парк, половина людей прерывает беседы и несется к постаменту с главным символом Игр, чтобы сделать фото. Основная картинка как будто застыла в прекрасном феврале: позади все так же журчит вода из фонтана, еще через сто метров выглядывают могучие плечи олимпийского вокзала, впереди поблескивает белоснежная крыша арены «Большой». Вокруг так же чисто, пальмы все так же пышны, изменилось только одно: после буйной зимней жизни наступила эпоха спокойствия.

За пальмами уже не выскакивают автобусы, которые моментально доставят в любую часть города. «Ласточки» теперь стоят по часу на платформе, дожидаясь, когда вагоны заполнятся. Вместо возможности познакомиться с колоритными иностранцами здесь теперь есть возможность купить колоритный российский автомобиль за 90 тысяч рублей – потертая бордовая машина стоит прямо у входа в парк.

Свалившийся на голову праздник ушел – его сцену обживают в меру возможностей.

Олимпийский парк

На входе в олимпийский парк во время Игр была длинная, метров в 100, зона входа: прикладываешь карту болельщика, созданную после проверки силовыми ведомствами, проходишь тщательный досмотр и спокойно шагаешь смотреть соревнования или просто гулять. Теперь двери в этот длинный отсек заколочены – свободный вход обеспечен не по центру, а по бокам. В самой зоне досмотра все рамки металлодетекторов и более серьезные приспособления стоят заброшенными. «Нет, никто не использует, стоят кучей, и все», – рассказывает одна из уборщиц, когда я случайно нахожу приоткрытую дверь.

Вход в олимпийский парк живет в хаосе. Прямо на асфальте организована точка продажи более-менее всего: воды, мороженого, футболок и очень-очень большого количества продукции Сочи-2014. Зайцы, медведи и кепки с надписью «Россия» лежат в лотках на земле. На стенде с расписанием движения поездов «Ласточка» красным маркером добавлено «Расписание неправильное. Смотрите в вокзале» (написание сохранено). Сбоку стоит деревянный стол с бумажкой «Такси». Неподалеку человеческим голосом зазывает к себе автомат, который обещает рассказать тайны человеческого организма.

Когда проходишь этот закуток под крышей, открывается огромное свободное пространство: вход в парк пока не успели толком обустроить, потому что времени после Олимпиады было очень мало. На первых 500 метрах можно встретить только пальмы и точку продажи кваса, поэтому особенным успехом пользуется аренда велосипедов и сегвеев: передвигаться по местным просторам на скорости гораздо веселее и удобнее. Можно взять даже гольф-кар или велорикшу за 100 рублей в час.

То, что историю Олимпиады сделать бизнесом практически невозможно, в Сочи, кажется, поняли не сразу. Местный парк пока наполнен воспоминаниями об Играх, и сторонних проектов тут совсем мало: есть футбольные ворота и разметка, нанесенная на асфальт, пара колец для стритбола, но этого мало для такого пространства. Обустраивать все сейчас, когда летний сезон окончен, просто бессмысленно. Заместитель министра строительства и ЖКХ РФ Юрий Рейльян, который сам из Сочи и активно работал над проектом Олимпиады, рассказывает про необходимость создания «якорных проектов».

– Мы поймем, есть ли у нас проблемы с наследием, только через год. Сейчас основное наследие – это эмоции. Месяц назад парк за день посетили 30 тысяч человек, а план был – 3000 человек. Правда, через год будут более объективные цифры. Пока же коммерческий успех могут принести «якорные» проекты, которые привлекают туристов и инвесторов. Это «Формула-1», «Сочи Парк» и подобные им. Пока как раз самый успешный проект – «Сочи Парк», – рассказывает Рейльян.

«Сочи Парк» – это, наверное, самое живое постолимпийское место. Когда идешь в сторону стадионов, оттуда постоянно доносятся истошные крики: американские горки, которые не успели открыть к самим Играм, но все же сдали к лету, сводят детей с ума. Сходить на аттракционы одному взрослому и ребенку стоит около полутора тысяч рублей, так что зарабатывают здесь куда больше, чем на еде в том же олимпийском парке.

Точки питания – это особая история, которая вместе с пустыми пространствами в скором времени наверняка заставит сочинские власти набрать номер реформаторов Парка Горького в Москве. Единственное полноценное кафе «Байкал» здесь отрезано от посетителей трассой «Формулы-1», и обходить ее приходится крайне долго. Мэр Сочи Анатолий Пахомов долго хотел бороться с забегаловками у моря, но проиграл эту войну, а в итоге и вовсе позволил открыться примерно таким же точкам в сердце Олимпиады: фургончики с пиццей, бургерами и другой едой придают парку особый шарм в духе ВДНХ.

***

Ближе к центральной части олимпийского парка, около стадиона «Фишт», по-прежнему находится кладбище староверов. Его не снесли даже после конфликта с местными жителями, когда полицейские проскакали по нескольким могилам, гоняясь за протестующими: староверы хотели докричаться до делегации МОК, чтобы захоронения их родственников не уничтожали. Кладбище надежно охранялось всю Олимпиаду сотрудниками ОМОНа, было ограждено непрозрачным забором и деревьями, посаженными по всему периметру. Сейчас вход открыт, пусть и остается в тени тех же деревьев. Внутри дежурит одинокий сотрудник полиции – скрываясь от жары, он сидит в гольф-каре.

Могилы расположены крайне плотно. Некоторые совсем не подписаны: только в небольшой бугорок воткнут деревянный крест. Некоторые укрыты под цветущими пальмами. По периметру кладбища можно найти пару столов для поминок.

«Сейчас сюда не очень часто заходят. Во время Олимпиады, рассказывают, были желающие прорваться, чтобы просто посмотреть на объект, но был запрет. Не пускали», – рассказал один из полицейских в парке.

***

Время перестройки проходит в олимпийском парке не только со стилистическими недостатками, но и с дополнительными проблемами от «якорных проектов». При создании парка никто даже не планировал появление трассы «Формулы-1»: она наносилась на уже готовый проект, так как сверху поступило желание снова показать всему миру олимпийские объекты – уже во время элитного Гран-при. Так скоростная трасса начала огибать и «Айсберг», и «Адлер-Арену», и «Большой».

Плотные заборы, охраняющие дорогое покрытие трека от посторонних ног и колес, не позволяют сделать временный переход к объектам – три основных стадиона отрезаны от людей перекидными мостами. Казалось бы, ничего страшного, но в сумме неудобств все-таки многовато: сначала надо потратить примерно час, чтобы доехать до парка, потом минут 20 идти до стадионов, потом дополнительно тратить время на то, чтобы обойти трассу и найти мост. До арен доходят самые стойкие.

– Нельзя бесконечными заборами ходить. Стадионы отрезаны от людей, и это приносит проблемы. Мы даем аренам новую жизнь, но в то же время приносим людям неудобства. Нельзя же все приносить в угоду «Формуле-1». Мостики и заборы могут отпугивать людей, – рассказывает Илья Авербух, который за несколько месяцев стал одним из главных людей спортивного Сочи. Именно он создал шоу «Огни большого города», реклама которого преследует людей везде: в автобусах, у касс, на стенах по всему городу, на входе в отели и даже в пакетах путевок в Сочи.

Ледовое шоу как основное развлечение Сочи

Ледовое шоу «Огни большого города», названное в честь фильма с Чарли Чаплином, – это микс из мюзикла, фигурного катания и акробатики. Артисты летают под куполом стадиона «Айсберг», поют, катаются на льду. Здесь – почти все любимцы ледового шоу с Первого канала и куча призеров разных Олимпиад: Алек­сей Ягу­дин, Ро­ман Кос­то­маров, Ок­са­на Дом­ни­на, Марат Башаров, Светлана Светикова и другие. «Огни большого города» идут почти каждый день начиная с июля. В августе на представление заглянул даже Владимир Путин – наверное, это высшая оценка главному спортивному развлечению Сочи после Олимпиады.

– Результат пока превосходит ожидания. Мы даем жизнь стадиону, тут работают пункты питания, получают зарплаты сотрудники. Провели 65 представлений, продали 109 323 билета, – рассказывает Авербух. – Сначала было ощущение, что будет сложно людей мотивировать: дорога, переход... Но нам удалось найти способы. Билеты были включены в пакеты у турфирм: экскурсия по парку, наше шоу, потом – поющий фонтан... В итоге 30 процентов билетов купили сочинцы, а 70% – гости города. Средняя цена билета – 1000 рублей. Мы видим себя именно как коммерческий проект, а не просто как визитную карточку: выступили пару месяцев, собрали вещи.

Про фонтан Авербух, разумеется, нисколько не шутил. В центре олимпийского парка, рядом с факелом, вечером работает фонтан. Разноцветная подсветка, классическая и бодрая музыка за кадром – все как принято. Рассказывают, что после Олимпиады из этого фонтана достали три ведра монет, которые за две недели набросали туристы. Сейчас мелочи кидают меньше.

Школа Максима Транькова и Татьяны Волосожар

В нескольких метрах от «Айсберга» стоит здание поменьше и пониже – тренировочный каток, который во время Олимпиады использовался для разминочных прокатов. Теперь в нем открыт центр фигурного катания имени олимпийских чемпионов Максима Транькова и Татьяны Волосожар. Их портреты на здании видны издалека.

– Каток планировали разобрать, но после успеха фигуристов на Олимпиаде его оставили, – признался и.о. директора центра Алексей Васильев. – Идея появилась до Олимпиады. Максим и Татьяна проводили мастер-класс в Краснодаре: было очень много людей. Максим и Татьяна увидели, что в крае огромный интерес к фигурному катанию, а громких имен и сборников отсюда нет. Максим инициировал беседу с губернатором Александром Ткачевым. В итоге идею одобрили, центр был открыт.

Идея школы Транькова и Волосожар – не в простом выращивании молодых спортсменов, которые, возможно, даже не станут профессионалами. Работа, по плану, должна быть точечной: планируется провести отбор самых способных фигуристов со всего Краснодарского края, которых на базе катка в Сочи будут выводить на новый уровень известные фигуристы. Пока контракты ни с кем не подписаны, но известно, что в селекции будет участвовать даже Нина Мозер – тренер Транькова и Волосожар.

Нина Мозер: «Даже когда нападал бандит, я не боялась»

– Открытого набора не будет. На первом этапе мы сами наберем 20 способных спортсменов – надеюсь, все будет сформировано к середине октября, – рассказывает директор центра. – Для этих 20 человек обучение будет бесплатным, они даже будут получать зарплату – как профессиональные спортсмены, представляющие регион. По итогам селекции до Нового года мы отберем какое-то количество новых спортсменов, которые при желании также смогут тренироваться в этом центре. Для маленьких детей, которые начнут заниматься фигурным катанием на других катках, наши тренеры, возможно, будут проводить мастер-классы.

Траньков и Волосожар пока не завершают карьеру в парном катании и даже намерены ехать на Олимпиаду-2018, но Васильев намекает на то, что с центром они, вероятно, будут работать плотно.

– Им очень нравится Сочи. Тяжело 100-процентно сказать, но они готовы здесь остаться и развивать фигурное катание – недавно Максим предположил, что, возможно, и в качестве тренера. Им нравится место, они чувствуют поддержку. Все складывается позитивно.

 

 

Теннисная академия на месте «Адлер-Арены»

В 50 метрах от центра имени Транькова и Волосожар скоро начнет работать теннисная академия. Под нее переоборудована «Адлер-Арена», которая во время Олимпиады принимала соревнования по конькобежному спорту, а потом должна была стать выставочным центром. Планы резко поменялись: сочинский инвестиционный форум теперь проходит на базе олимпийского медиацентра (должен был стать торгово-развлекательным центром), а в «Адлер-Арене» постелили 25 теннисных кортов: 9 крытых и 15 – открытых.

В городской администрации Сочи уточнили, что не имеют отношения к этой академии, а теннисные тренеры, причастные к новому проекту, на вопросы в духе «Когда открытие, кто руководитель, как будет организована работа?» ответить не смогли. «Публичной информации пока нет. Звоните в конце месяца». Пока весь проект окутан тайной.

Около «Адлер-Арены» же кипит организационная работа – например, видны мешки с грунтовым покрытием. Торжественная церемония открытия с участием губернатора Ткачева прошла в выходные, но следов работы академии сотрудники стадиона пока не обнаружили. «Пока была только показуха, на кортах никого нет», – сказал один из работников на правах анонимности.

Известно, что в академии будут тренироваться даже члены российской сборной по теннису. 12-летняя теннисистка Олеся Ким, которая присутствовала на церемонии открытия, добавила, что в академии представлены три покрытия: «Хард, грунт и резинка. Все было очень классно, я играла там турнир TE (Tennis Europe – Sports.ru)».

Хоккей и детский центр

После Олимпиады в Сочи с нуля создали одноименную хоккейную команду и заявили ее в КХЛ – было недопустимо, чтобы стадион «Большой» простаивал пустым и за 365 дней принимал только Кубок Первого канала и корпоративы организаций в духе «Сибирское здоровье» (это не выдумка, на ледовой арене было и такое). Создать целую болельщицкую базу за пару месяцев невозможно, поэтому многие приходят просто посмотреть хоккей: иногда тут по неопытности даже вздыхают, когда момент не реализует соперник «Сочи».

На первый домашний матч в истории «Сочи» через коллективные заявки и ВУЗы раздали 3000 бесплатных билетов, а на игру с чемпионом – «Металлургом» – уже 1000. Росту интереса к команде способствуют и цены на билеты – от 100 до 500 рублей на любой матч. За 400 рублей можно выбрать место на центральном секторе.

Забавно, что «Сочи» идет к зрителю через образ леопарда. В свое время команду едва не назвали «Сочинскими леопардами», и главный символ с тех пор не поменялся. Оценить привлекательность такого метода работы вы можете сами.

Не пустует и другая хоккейная арена – «Шайба». На ее базе с лета работает Всероссийский детский спортивно-оздоровительный центр. Способные дети со всей России приезжают в Сочи на трехнедельные лагерные смены, чтобы потренироваться в новой обстановке. Основное внимание уделяют хоккею.

– У нас есть гуманитарный проект, рассчитанный на то, что нужно дойти до каждой семьи. У нас сейчас есть 23 тысячи свободных мест в спортивных школах и 22 тысячи мест в школах искусств. Берем на контроль, чтобы после уроков каждый школьник обязательно шел в какую-то секцию. Уже учителя в школах будут иметь отметки, контролировать это. Это будет наследие Олимпиады – не только в стадионах, но и в развитии людей, – делится планами мэр Сочи Анатолий Пахомов.

Печальное олимпийское наследие

Впрочем, наследие Олимпиады не везде получилось светлым, прогрессивным и аккуратным. Село Ахштырь из-за строительства совмещенной дороги «Адлер – Красная Поляна», по которой все гоняли из прибрежного кластера в горный и обратно, осталось вообще без воды. С момента окончания Олимпиады прошло уже больше полугода, а проблема остается нерешенной.

Село жило без централизованного водоснабжения и при советской власти, но до начала олимпийской стройки спокойно обходилось собственными колодцами. Как только сюда приехали грузовики – колодцы оказались бесполезными.

– Воды нет. У нас водоносные карсты в селе. Трогать ничего нельзя, такая зона, нельзя никакой техники. А тут сделали два карьера, забетонировали дорогу. Раньше была грунтовая дорожка, на «Ниве» проедешь – вреда нет. А когда стали тысячи грузовиков, по 40-50 тонн, ездить, чтобы с карьеров камень возить... Свалку потом тут затеяли, – рассказывает местный житель Илья Замесин. – Передавили водоносные жилы, и воды не стало. Все колодцы поубивали. Они были вдоль дороги, их просто раздавили машинами. Едет водила – ему нет нужды до нас, ему больше рейсов сделать надо. А вода ушла.

– Ситуация с водой началась, когда Козак решил использовать село Ахштырь для разработки известняков для строительства дорог при олимпийских стройках, – рассказывает лидер движения «Закон и порядок» Роман Шикарев. – Как выяснилось в судебном процессе, который недавно закончился в Адлерском районном суде, ни один карьер не прошел экспертизу. Один карьер, кроме того что из него вынули известняк, был завален материалом – общественниками установлено, что это твердые бытовые отходы. Но суд отказал в признании документов недействительными и обязательстве вывезти мусор.

После появления первых проблем в село начали поставлять воду с помощью военных машин. Но в мае поставки резко прекратились. Село осталось без воды в жару.

– Просто прекратили поставки в один момент – и все. Почти два с половиной месяца ни одной машины не было, несмотря на жалобы, звонки и письма, – вспоминает Шикарев. – Летом наше движение трижды привозило воду самостоятельно за свои деньги, потому что чиновники ничего не делали, чтобы в поселке была вода. Когда мы объявили акцию «Воду Ахштырю!», начали собирать деньги на воду, чиновники зашевелились. Суд обязал чиновников построить водопровод. Материал по проектировке водопровода поступил на аукцион. Аукцион, по моим данным, прошел. Сейчас победитель должен заключить договор на проектирование и строительство водопровода. Нашли, каким образом вести воду в поселок.

Фото: «Кавполит».

Недавно в село возобновили поставки воды. Но только временно.

– За две недели до выборов мэра Сочи возобновили поставки воды, но вот уже 10 дней или 12 нет воды, как выборы прошли. Конечно, покупаем сами, – говорит местный житель Илья Замесин. -  У меня лучшая ситуация: есть один более-менее живой колодец в 300 метрах от меня, я могу затариться. А у верхней части села, кому километра два в гору, проблема большая. Старушкам стараемся помогать, у кого машин нет. А чиновники... Приезжал глава района с товарищем из администрации Сочи по строительству. Сказали: на село выделили 24 миллиона рублей, работы стоят 22,5 миллиона. Я задаю вопрос: какие работы, ребята? Скважину сделать и к домам уже подвести? «Нет, только проектно-изыскательские работы». Забурят пробные скважины, достанут воды с насосами, а за 1,5 миллиона рублей 5 километров трубы кинут? Или как? Остальное, сказали, край добавит. А добавит или нет? Эти 24 миллиона ждали четыре года, а это еще 8 лет ждать, пока край выделит? Легче скинуться самим уже, свои скважины сделать, худо-бедно чтобы вода капала. 90 процентов села не верят, что будет вода.

По словам местных жителей, на неделю селу нужно две 6-тонных водовозки, в сумме их приезд стоит 10 тысяч рублей. В таком случае каждому дому достается по 200-300 литров воды. Еле-еле хватает.

– Вы не представляете, какая бывает реакция у людей, кода в 21-м веке им привозят первую бочку воды за долгое время. Машину встречают так, будто она там самая желанная, самая долгожданная в мире, – вспоминает Роман Шикарев.

Чтобы экономить купленную чистую воду, жители Ахштыря собирают дождевую воду в большие баки.

– Она на вес золота тоже. Поставишь возле крыши бак, за дождь почти полный соберется. Руки помыть, умыться, ополоснуться, как поработаешь – на это хватает. Как-то люди кипятили дождевую воду и пили. А что делать? Бабка старая, например, без воды сидит, со слезами звонит: «Привезите, пожалуйста». Возим, без проблем.

Отели и бизнес

В зале прилета сочинского аэропорта первым делом вас встречают красивые девушки, представляющие стенд жилого района «Имеретинский». Проще говоря, это бывшая олимпийская деревня – с отелем и апартаментами, которые теперь можно снять или даже купить. Например, комнату, в которой во время Игр жили спортсмены, сейчас можно снять за 2400 рублей в сутки. Двухкомнатная квартира для молодой семьи обойдется в 6,8 миллиона рублей.

И аэропорт, и жилой комплекс принадлежат Олегу Дерипаске, поэтому у него есть преимущество в охвате аудитории. Например, в жилом комплексе «Бархатные сезоны», тоже построенном к Олимпиаде, сейчас закрыты все шатры, которые зимой работали до утра и кормили гостей Сочи-2014 – держать их открытыми нет смысла из-за маленького наплыва туристов.

Простой пример: в одном из корпусов, который я по ошибке принял за свой (застройка практически типовая, поэтому запутаться можно без проблем), меня даже не хотели пропускать через КПП. Охранники удивленно смотрели по сторонам и спрашивали: «Как мы вас пустим, если именно здесь никто не живет? Все закрыто». Когда охранники начали звонить старшему по званию, я понял, что мне надо пройти через дорогу – там гостей все-таки заселяли. Поэтому не стоит удивляться фоторепортажу с названием «Мертвый город». В этом жилом комплексе люди, конечно, встречаются, но зачастую вид такой:

Рост интереса к Сочи со стороны отдыхающих не особо заметен даже в цифрах. Чтобы отели не пустовали, необходим приток туристов в 30-35% прошлогоднего уровня, при этом все они должны поселиться именно в новых гостиницах (в 2013 году Сочи посетило 3,8 млн отдыхающих, в этом – с января по сентябрь – 3,7 млн, с учетом Олимпиады). Заполняемость гостиниц Имеретинской низменности, то есть около олимпийского парка, составляет пока только 55% (данные – от управления по курортному делу и туризму). Работать не в полную мощность приходится даже аэропорту Сочи: он способен обслуживать 3600 человек в час, а пока – не более 1200.

– Мы начали активную работу в мае-июне, сразу после Олимпиады не было возможности хорошо подготовиться. Но к августу мы вышли на заполняемость жилых территорий свыше 85 процентов, – рассказывает Андрей Елисон, генеральный директор «РогСибАл» (структура Дерипаски). – С учетом ценовой политики это не дает особого экономического эффекта, но дает понять, что спрос есть. Теперь есть возможность для развития при помощи властей – нужны новые школы, транспортные решения, магазины, аптеки.

Заместитель министра строительства и ЖКХ РФ Юрий Рейльян, например, предлагает запустить агрессивную рекламу Сочи по телевидению: ему не нравится, что за вечер можно встретить 10 упоминаний о курортах Чехии, но ни одного – о столице Олимпиады. С ним согласны и представители олигархов.

– Чрезвычайно важно понимать, что проект Сочи – это частно-государственное партнерство. Уйдет частный инвестор или федеральное правительство – развалится вся эта конструкция. Здесь бизнес специфичен. Даже самый замечательный инвестор не сделает здесь все один. Без решения проблемы со стоимостью авиабилетов или федеральной рекламы курорта будет очень сложно, – отмечает президент ГК «Кортрос» (структура Вексельберга) Вениамин Голубицкий. – В Сочи вложила деньги вся страна – просто мы, осторожно выражаясь, самые вовлеченные. Но работать надо вместе.

– Поддержание всего созданного должно являться федеральной задачей. Здесь ни один инвестор или консорциум, даже «Газпром», не справится один с решением задачи, – соглашается заместитель председателя правления «Газпрома» Валерий Голубев. – Нужна федеральная программа, равносильная проведению Олимпиады.

Игры-2014 казались сказкой, в которой Сочи на пару недель стал моделью идеальной России, где все предельно четко, удобно и приятно. Но пробуждение после Олимпиады, видимо, получилось более болезненным, чем всем хотелось.

Чтобы сделать из Сочи настоящую сказку, всем снова нужны деньги.

Фото: Владислав Воронин, РИА Новости/Михаил Мокрушин, Владимир Песня (Траньков с Волосожар)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...