Трибуна

Почему Нидерланды – тотальный доминатор в коньках

Блог18 мне уже
22 февраля, 16:12
2
Почему Нидерланды – тотальный доминатор в коньках

Владислав Воронин – об оранжевом царстве.

Нидерланды – цари конькобежного спорта. В Пекине они выиграли на овале 6 золотых, 4 серебряных и 2 бронзовых медали. Итого – 12. Другие страны не набрали более 5 наград (Япония и Канада), а золотых никто не завоевал больше 2 (Швеция). 

Несмотря на видимую будничность побед людей в оранжевых костюмах, такое доминирование одной страны – удивительно. Поэтому интересно разобраться: откуда такая абсолютная власть? 

Запредельная массовость коньков: 250 000 детей в год пробуют спорт в школе, 600 человек готовы учиться ухаживать за льдом на реках и каналах

Логично начать с культурного шлейфа. 

Считается, что коньки как приспособление для передвижения по льду изобрели голландцы. По мнению историков, первые коньки на территории современных Нидерландов появились еще в IX веке, а английское слово skate (коньки) происходит от фламандского schaats, которое в переводе означало «кость голени» – лезвия первых коньков собирали из костей животных.

До эпохи автомобилей и поездов катание на коньках зимой означало физическое сокращение дистанции, — рассказывает историк спорта Юррит ван де Воорен. – Например, фермеры, передвигаясь на коньках по замерзшим рекам и каналам, везли товары на городские ярмарки.

Добраться куда угодно уже давно можно и без коньков, зато они превратились в идеальное развлечение. Далее – цифры массовости. 

• 2,5 миллиона человек (14% населения Нидерландов) каждую зиму выходят покататься на естественном льду, а 55 000 человек катаются более 12 раз в год

• 250 000 детей в год на школьных уроках узнают, что такое катание на коньках. У Федерации конькобежного спорта есть специальная программа: школа подает заявку, и для нее могут организовать выездной 2-3-часовой урок – где детей учат стоять на коньках и всячески развлекают через игры с подарками и дипломами для всех.

Тех детей, которые вовлекались в катание после школьных уроков, ждет очень мягкая система подготовки FUNdamentals (грубо говоря, FUNдамент). Мальчиков с 4 до 8 и девочек старше 9 лет учат кататься без всякой соревновательности, все тренировки – групповые, на интерес и энтузиазм, закладывается базовая координация.

С 15 лет у мальчиков и с 16 у девочек возникает акцент на соревнованиях – и то с оговоркой, что самое важное все еще техника, а не только секунды на финише. Федерация собирает лучших юниоров в группы развития, разбитые по 5 частям страны, а также следит за их прогрессом на централизованных сборах. 

• 22 катка с искусственным льдом расположено в стране площадью в 15 раз меньше Украины.

• Более 600 голландцев в конце 2021 года записались на курсы «Мастеров естественного льда». Суть в том, что в стране 450 локальных ассоциаций занимаются небольшими любительскими катками – они оборудуют зоны для катания в соответствии со всеми стандартами, но из-за повышения средних температур и сокращения периода заморозков мастеров не хватает (раньше люди могли подождать, а теперь у них просто останется маловато времени для катания поблизости). Федерация организовала курсы – и сама не ожидала такого взрывного интереса. 

• Более 25 000 человек регулярно делятся своими конькобежными результатами в приложении Sprint App, над которым работала федерация. Там можно соревноваться с друзьями и сравнивать свои результаты с соседскими. Продаются даже специальные чипы, прикрепляющиеся к коньку – чтобы копаться с углубленной аналитике и чувствовать себя олимпийцем. 

Бунт одного конькобежца перевернул историю: коньки стали коммерческими и потянулись к изменениям

Система организации конькобежного спорта Нидерландов радикально отличается от той, к которой привыкли в России. 

Все изменил Ринтье Ритсма, 6-кратный призер Олимпийских игр (2 серебра и 4 бронзы). В 1995 году он, не дождавшись повышения базовой зарплаты и возможности размещать спонсорскую рекламу на форме, отказался кататься на условиях федерации и вместе со своим агентом и косметическим брендом организовал первый профессиональный клуб – Sanex (разумеется, название в честь бренда-спонсора).  

«Много лет федерация раздавала обещания, но мы ничего из этого не видели. Я решил начать собственное коммерческое направление. К счастью, с Sanex мы договорились обо всем за полчаса, – рассказывал Ритсма. – Дальше был конфликт с федераций, потому что там еще не работали коммерчески ориентированные люди. Сотрудники федерации – это просто люди в серых куртках и с волонтерской работой. У них не было цели творчески думать о том, как сделать спорт популярнее и успешнее». 

Это воспоминание может звучать может максимально рекламно (так оно и есть). Но коммерческая война одного гонщика с федерацией навсегда изменила конькобежный спорт Нидерландов. Запустив волну создания спонсорских клубов, Ритсма изменил целый вид спорта. Скорее всего, в 1995-м он и представить не мог, куда эта реформа приведет. 

Атлеты стали получать больше, клубы повысили конкуренцию тренерских методов, а в борьбе за силу и влияние появился спрос на технологии, способные улучшить результаты.

Сейчас федерация живет не на субсидии правительства, а зарабатывает сама (за сложный коронавирусный сезон-2020/21 доходы составили 9,5 миллиона евро, обычно превышают 12 млн, прибыль – около 200 тысяч евро). Генеральные спонсоры – производитель систем кондиционирования Daikin и частная Нидерландская лотерея, магазин Holland&Barrett дает деньги на конькобежные марафоны, а производитель автомобилей ​​Lynk & Co – на шорт-трек. 

Спортсмены в первую очередь представляют не федерацию или регион, а профессиональные клубы с бюджетами от миллиона евро – например, в сезоне-2022/23 поучаствуют шесть таких команд (и лишь в дополнение 5 региональных сборных развития + 1 национальная молодежная). Стоимость лицензии клуба превышает 100 тысяч евро. 

И внутри Нидерландов на медальный зачет Пекина могут посмотреть через успехи клубов:

Пузырьки с гелием для оценки сопротивления воздуха – до такого дошли голландские конькобежцы благодаря ученым

Арена «Тиалф» в Херенвене известна каждому, кто хоть как-то следит за конькобежным спортом. Но если раньше это был просто классный каток с десятками крепких спортсменов, то теперь еще и Лаборатория инноваций – причем официально. 

Лаборатория открылась при содействии Федерации конькобежного спорта и Олимпийского комитета, сотрудничает с несколькими университетами. «Наша задача – привносить науку и технологический бизнес, создать открытую сеть исследований, которые продвинут нас вперед», – говорит Инге Стотер из лаборатории. 

• В 2021-м году на овале «Тиалфа» протестировали систему Ring of Fire. Конькобежец выходит на лед в окружении тысяч мелких мыльных пузырей, наполненных гелием. Свет на арене выключен. Пузыри подсвечиваются лазером, и по мере движения спортсмена высокоскоростная камера делает тысячи кадров в секунду, фиксируя движение шариков с гелием. Зачем? 

«Ученые могут зафиксировать и измерить движение пузырьков гелия и, таким образом, определить сопротивление воздуха», – объясняет Стотер. 

«Сопротивление воздуха – это самый большой противник конькобежцев, – дополняет тренер сборной Нидерландов Ян Купманс. – Чем оно меньше, тем выше скорость. Теперь мы можем просчитать, как именно меняется сопротивление при разных положениях, например, руки во время катания. И это будет объективная оценка, не на глаз». 

Как отмечают разработчики из Делфтского технического университета, Ring of Fire – первая в мире система определения сопротивления воздуха для движущегося спортсмена. Раньше все измерения проводились в аэродинамической трубе, но там конькобежцы стояли на месте – и замеры касались скорее костюмов, чем техники.  

• В распоряжении тренеров есть система Track and Trace – это 180-градусные камеры, закрепленные под потолком арены, которые охватывают весь изгиб овала льда и передают изображение в систему видеоанализа. На компьютере прокладываются идеальная и реальная траектории движения – и, просматривая записи тренировок, конькобежцы и их тренеры быстрее могут разбирать тактические и технические ошибки на поворотах и при перестроениях.  

• Также для тренеров сделали программу Coach in Control. В ней спортсмены каждый день заполняют анкету о самочувствии, к этим данным приплюсовывается массив информации с тренировки (от пульса и скорости до сравнения восприятия нагрузки с прежними тренировками) – и тренеры на основе объективных показателей могут подстраивать тренировочный план под реальное состояние конькобежцев, чтобы избежать травм. 

• К Олимпиаде-2022 голландцы сделали костюм, вдохновленный формой из велоспорта. «Главная особенность – использование двух слоев ткани в области голени. Они по-особенному связаны между собой, и этот гибридный компонент дает хорошие аэродинамические свойства», – говорили в федерации. Чтобы тестировать костюм, технологи использовали аэродинамическую трубу Делфтского университета. 

• Математики сделали для федерации статистическую модель, которая сравнивает показатели всех конькобежцев с 1970 годов – и позволяет предсказывать результаты наиболее талантливых юношей, когда им исполняется 15-16 лет. 

• Для сборной по шорт-треку под куполом «Тиалфа» оборудовали барокамеру площадью 20 квадратных метров. Система кондиционирования воздуха позволяет имитировать условия высокогорья (низкое содержание кислорода на уровне примерно 3000 метров), за которыми многие сборные ездят летом в другие страны. Спортсмены делают серии очень коротких спринтов на эргометрах – и это позволяет повышать выносливость при подготовке к сезону. 

«Мы создаем уникальный инновационный климат. Мы открыты к любым экспериментам и долгосрочным проектам нового плана», – подводит итог Инге Стотер из Лаборатории инноваций при «Тиалфе». 

Правда, арене «Тиалф» в последние годы не хватает денег, хоть Федерация конькобежного спорта, Олимпийский комитет, провинция Фрисландия и муниципалитет Херенвена совместно дают ей 1,4 миллиона евро в год. В год арене на комфортное существование требуется не менее 4,2 миллиона евро.

В октябре несколько звезд, включая Свена Крамера и Ирен Вюст, потребовали от правительства помощи, пугая его страшными последствиями закрытия арены. Спортсмены просили 20 миллионов евро на следующие 10 лет, но им одобрили 4 млн на 4 года – и это уже празднуют как победу. Каток будет жить. 

Но в отношении работы Нидерландов есть и скептики. Не все считают их работу необходимой.  

«У нас нет такой экономической свободы, как у Нидерландов, зато есть свобода действий. Когда у вас так много денег, вы ищете решения проблем с их помощью. Но это далеко не всегда лучшее решение», – говорил о Нидерландах шведский конькобежец Нильс ван дер Пул, который оставил принципиальных соперников без золота на 5000 и 10 000 метров. 

Уникальная система отбора на Олимпиаду – все зависит от математической модели

Во всех странах принципы отбора на Олимпиаду просты: успешно выступаешь на Кубке мира, порвал соперников на чемпионате страны – вот твоя квота и билеты. 

У нидерландских конькобежцев вообще не так. 

Попадание в заявку зависит от математической модели. Ее задача – определить такую заявку, которая даст вероятность максимального количества медалей для страны. 

«В Пекине у нас 38 стартовых позиций: 19 у мужчин и 19 у женщин. МОК дал 9 квот для мужчин и 9 для женщин. Это значит, что нам нужно распределить по 9 мест так, чтобы каждый спортсмен дал максимальный эффект в нескольких дисциплинах, а не в одной гонке», – объясняет профессор Герард Сирксма. 

Соответственно, универсализм ценится выше специализации на одной дистанции. Именно по этому принципу в Пекин не попал спринтер Дай Дай Нтаб – на декабрьском отборе в Нидерландах он занял второе место на дистанции 500 метров и в любой другой стране уже бы собирал чемоданы. Но система показала, что вероятность его успешного выступления в Пекине ниже, чем у конкурентов.  

Этот алгоритм – или, как его называет сам Сирксма, «матрица» – был разработан незадолго до Олимпиады-2010 в Ванкувере. Ученый увидел несовершенства в системе отбора и вышел на технического директора федерации. Тот был в восторге и убедил всех чиновников опробовать систему перед Сочи-2014. 

«Прежде вокруг отбора было много политики – я имею в виду давление разных тренеров и спонсоров клубов, которые хотели видеть на Олимпиаде своих лидеров, – говорит Сирксма. – Выбор не всегда был справедлив. Теперь он прозрачен для всех внутри организации». 

Алгоритм оценивает выступления конькобежцев в последние два года (у более свежих накануне главного старта значимость выше), учитывая ключевые условия – в том числе температуру льда и давление внутри арены. В конце – выдает вероятность успешного выступления.  

Если судить по результатам, то новая система отбора вместе с технологическим рывком точно сказалась позитивно: 

Цари. 

Фото: REUTERS/Phil Noble, Evgenia Novozhenina; Gettyimages.ru/Lutz Bongarts/Bongarts, Dean Mouhtaropoulos; Facebook/thialfheerenveen

Настенька_учка
Первая часть очень прикольная и занимательная. Вторая - скучно и непонятно. В итоге - ни одна часть полностью не раскрыта. Хотело бы больше узнать о популяризации, программах и их содержании. Возможно с примерами и историями. Про тех же ухожеров льда. Проф часть и ОИ меня лично не интересуют.
Ответить
1
RafaFeyvors
Только не знаю, как математическая модель сказала, что Крамер нужно брать, чтобы он взял медаль.
Ответить
1

Другие посты блога