Ви це бачили?
Блог

«Вернись срочно, иначе они всех убьют». Экс-вратарь «Таврии» — о криминалитете в симферопольском клубе

Лютая история из 90-х.

Бывший вратарь «Таврии» и сборной Украины Максим Левицкий вспомнил 90-е годы в крымской команде, когда около клуба было слишком много криминала.

Футболист рассказал, как играть под давлением криминальных авторитетов.

«Таврия 90-х — это и был реально криминалитет, потом суды украинские это установили. Рувим Аронов уже ушел, а про ушедших либо хорошо, либо никак. Хотя про Сталина тоже никак не скажешь. Когда там играешь, мысль «только меня не трогайте, гори оно все пропадом, пока меня не касается». Были случаи, когда они сами говорили: «Пацаны свое слово всегда держат».

«Прямо за забором стадиона Локомотив был рынок Таврия, и башмаковская бригада (одна из самых известных ОПГ Крыма «Башмаки» — прим. ред.) делала там деньги, а им нравился футбол. В сезоне 1993/94 мы дошли до финала Кубка, но проиграли в финале. На следующий сезон — выиграть Кубок. Мы проиграли в полуфинале Днепру, но команда у нас замечательная, и они ставят нам задачу попасть в тройку».

«В августе 1995-го нам говорили, что если идем первой пятерке, нам будут платить тысячу долларов зарплаты. Мы тогда получали около 200-300 долларов, но это не точные цифры. Начали мы неплохо, а потом ошибаюсь я, проигрываем Шахтеру, и слышим, что зарплата потом, сразу две. Да мы проиграли, но все равно идем в пятерке. Ну, как так? Вы же говорили, и в контракте так прописано… Нам в ответ: «А что ты нам сделаешь?».

«Потом собирают старики на базе, мол, что делать, не мы же их за язык тянули. Решили объявить бойкот, не выйти на следующую игру. Все согласны. Я после выхожу последний, меня останавливают за руку и спрашивают: «Что происходит?». Отвечаю: «Так и так, вы же сами дали документы, сами пообещали, ваши подписи. Получается, вы нас обманули и хотите, чтобы мы просто выходили играть?». «Где все?», — спрашивают. «Ушли, меня никто не ждал», — говорю».

«Сторож сказал, что ребята пошли тренироваться на стадион Метеор. Иду пешком, меня прямо перед остановкой догоняет администратор команды и говорит: «Максим, вернись срочно, иначе они всех убьют. Они будут стрелять по автобусу». Возвращаюсь. Спрашивают: «Где они? Куда уехали тренироваться?». Говорю: «У нас что, так много стадионов?». В общем, погнали все на Метеор, и разборка уже там».

«Потом Васил Гигиадзе говорит: «Что вы здесь рассказываете? Вы пацаны или нет? Давайте, я сейчас в Грузию позвоню, приедут пацаны и решат эту ситуацию. Какая вина этих пацанов? Вы же сами слово дали». У этих падает планка. И спрашивают: «А кто у вас тут главный?» Пошли они с капитаном в массажную, слышно удары. Больше мы Игоря не видели. Ему сломали два ребра. Это Игорь Волков».

«Приходили братки разговаривать. Мы оружие не видели, но по их поведению понял впервые, что такое стеклянные глаза — расширенные зрачки, обычно такие у котов вижу. А потом сидишь и думаешь: «Если с Игорем так, то что же с тобой может быть?». А потом меня команда начала бойкотировать, потому что меня в приказном порядке назначили капитаном. Они решили, что я их всех сдал».

«Позже сказали, что выплатят долги, если выиграем в Кременчуге. Мы 0:2 уступали, но 3:2 выиграли. И мне говорят: «Ну, раз ты капитан, иди договаривайся». Прихожу, говорю, что мы свое выполнили. Если вы не заплатите, я просто заканчиваю карьеру, ухожу. В итоге заплатили, но тоже не всем, а тем, кто сыграл больше 50% матчей» — признался Левицкий.

Вратарь выступал за «Таврию»  с 1992 по 1999 годы.

Шевченко – Шапаренко: «Коктейльчик тоже поставить? Если надо будет подкурить – позовешь»

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...