Блог Радио Уткин

Сам ушел

Мне казалось, он уйдет не так. Во всяком случае, по своей воле – как полагается: в раздевалке, полной ликующих полуголых парней вокруг Кубка Чемпионов, он попросит тишины и скажет: ну, это все, парни. А потом пойдет со своей жвачкой на пресс-конференцию и нажует там на своем невероятном шотландском английском суть события для всего мира. И пойдет суета!

Фото: Fotobank/Getty Images/Jamie McDonald

Сейчас я понимаю, как были мелки и стереотипны мои ожидания. Сэр Алекс Фергюсон решил иначе. Сейчас, когда команда в идеальном рабочем состоянии, когда клуб со всеми спортивными и прочими службами едет вперед не задумываясь, как ухоженная машина, – вот сейчас он уходит, передавая дело преемнику без какой-либо запарки. Вот в чем момент оказался. И как можно было вообще думать-то иначе, какая там последняя победа в карьере, да чтоб погромче – человек оставляет дело, которое было его собственным почти тридцать лет. Кубки есть у него; важно, чтоб дело дальше пошло... Конечно. Когда вчера слух пополз, что Фергюсон уходит, не знаю, как кто, а я сразу понял: да, да, уходит.

Уйти ему просто так, конечно, не дадут

Какое-то прямо толстовское, простое и осанистое решение. Оно подводит нас к другому простому обстоятельству – Фергюсона смешно оценивать по титулам и победам, тактикам и перестановкам. Хотите – громыхайте, конечно, всей этой торжественной посудой, да вот толку-то? Только во всей полноте можно рассматривать этого человека, только в формате жизни.

Я не возьмусь.

Уйти ему просто так, конечно, не дадут. Уверен, мы услышим еще не раз, как его будут сватать в сборную Шотландии. Шотландия как-то скукожилась на мировой футбольной карте на протяжении карьеры сэра Алекса... В 1986-м, когда он переходил из Абердина, клуба последних громких шотландских побед в Европе, в МЮ и по дороге свозил свою национальную сборную на мексиканский мундиаль. Это был момент, как мы теперь понимаем, поворотный и эстафетный. В сборную Фергюсон попал, потому что выведший ее на чемпионат мира Джок Стин умер в раздевалке команды, когда эта задача была решена. Джок Стин был великим человеком. Это ведь он добился величайшего успеха для своей страны, когда выиграл с Селтиком Кубок Чемпионов. И это он сказал, выделяя в своей работе главную гордость: все игроки моей команды родились в Глазго или его окрестностях. Джок Стин умер на скамейке... Я уверен, сэр Алекс не раз об этом вспоминал.

На протяжении следующих лет Шотландия куда-то утекала, и сегодня сэр Алекс, наверное, весит больше, чем весь остальной национальный футбол. В этом, упаси Бог, нет его вины – но вот так неуклонно поменялось время. А он вот устоял, оставшись неизменным. А что дальше? А только этот вопрос, как мы теперь понимаем, его и волновал.

К этому часу уже есть почти полная ясность, что придет не Моуриньо. Это был бы захватывающий поворот, но – киношный. Всегда было интересно, как они оказались почти друзьями. Вот с Липпи они дружат – это как-то яснее. Помните, были рассказы, как они, встречаясь в кубках своими страшными командами, привозили друг другу гостинцы, печенье внукам? Это очень понятно, хоть и в диковинку. Но у Жозе-то никаких внуков нет. У него и дочки-то, как у Путина – известно, что есть, но просто даже рядом представить не получается...

Но то наш глазок. А когда ты Фергюсон, когда ты Моуриньо, наверное, лучше отсекаешь взглядом всякую шелуху. В один прищур.

Кто же? Может быть, кто-то из великих игроков МЮ эпохи Фергюсона? Кин, Кантона, о котором так часто говорил сам сэр Алекс, Гиггз?.. Это было бы по-отцовски, и это было бы дополнительным объяснением, почему вот так, дорожа прочностью положения команды на момент ухода, собрался великий старик передавать дела. Ведь именно им запас прочности был бы особенно важен, не имеющим или достаточного, или вообще никакого опыта.

Я буду тихонько надеяться, что шотландцы его упросят

Вот написал сейчас и тут же подумал: чушь же собачья, достаточного опыта, чтобы принять МЮ после сэра, в природе не существует.

Но я, честно говоря, жду Мойеса.

Мойеса, который, в частности, будучи капитаном «Престона», около Манчестера играл почти семь лет, заканчивал футбольную карьеру капитаном, опекал манкунианский молодняк, который в «Престон» регулярно отправляли нюхать порох, и в том числе Бекса; а потом там же пересел на тренерскую лавку. Мойес похож на сэра Алекса. У него похожие ценности – он тоже умеет работать не от сезона к сезону, не от отчета к отчету, а просто работать, и все. Словно бессрочно.

Но это уже будни все. Что дальше будет с Ман Юнайтед, меня совершенно не тревожит. Гладко или нет, но новая эра в этом клубе начнется, потому что это ведь великий клуб.

Куда важней, что будет с нами. Нам ведь тоже важно научиться жить без тренера Фергюсона.

Я буду тихонько надеяться, что шотландцы его упросят. Хоть это и по-детски, наверное.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.