Блог Интернет vs Бумага

Михаил Метревели: «Скоро будем на похоронах печатной продукции»

 

Заместитель гендиректора НТКУ дает шанс телевидению, верит в будущее выпусков спортновостей, а также дискутирует по поводу телепула и объединенного чемпионата.

НУЖЕН СПОРТИВНЫЙ КАНАЛ ИЛИ… «ХОККЕЙ»

— Михаил, верите ли вы в мировой заговор против выпусков спортивных новостей на украинском ТВ?

— Нет, о каком заговоре речь?

— А что же происходит, почему их массово закрывают?

— Это чистый расчет телевизионщиков, все ведь считается по рейтингам.

— Мне (и не только мне) кажется, все дело в том, что формат несколькоминутных передач никакой смысловой нагрузки не несет: тот, кто разбирается в спорте, ничего нового не узнает, а «неспортивным» зрителям они вообще не нужны…

— Спортивные новости всегда были интересны, нас приучали к этому и ОРТ, и все советские каналы. После основного выпуска в 21:00 транслировались новости спорта, их всегда смотрели с удовольствием. Так понимаю, что раньше рейтинги не считали в электронных измерениях. Сейчас, к сожалению, руководители каналов не заинтересованы в выпуске такого продукта, и я — против. Каждый день в мире спорта что-то происходит, а ведь это нужно доносить зрителю: главное, чтобы была интересная подача.

— Хорошо, как спасать новости спорта? Что нужно для того, чтобы они вновь появились на экранах?

— Я не думаю, что они должны быть везде — 5-ти или 6-ти национальных каналах — одни и те же. К примеру, сегодня, в понедельник (разговор состоялся 3 июня. — А.Б.), таких событий, которые были бы интересны украинскому зрителю — немного. Достаточно одного-двух каналов, которые бы их освещали. «Первый национальный» всегда был за присутствие спортвыпусков, и в последнее время нас лихорадит — сетку никак не можем привести в порядок после некоторых изменений. Я, как руководитель спортивного направления, буду делать все, чтобы они были сразу после основных новостей.

— Вы много ездите по миру, мне интересно, какой формат спортвыпусков используют наши западные коллеги? Может, существует какая-то ультрасовременная концепция эфира?

— Если говорить о Евросоюзе, практически во всех странах есть нишевые спортивные каналы, которые вещают по 24 часа в сутки. Но, в то же время, даже ВВС или СNN не обходятся без спортивных новостей в самое рейтинговое время. К сожалению, наши люди не смотрят спорт в таком количестве, как на западе.

— Как думаете, в Украине такой канал актуален? Будет ли он рейтинговым?

— Раньше и были такие, но они не выдерживали конкуренцию — как коммерческий канал в нашей стране это не работало. Сейчас, знаю, в Украине есть попытка создать круглосуточный спортивный канал, вернее переформатировать в него «Хоккей». Думаю, это будет что-то сильное. Возможно, появится больше инвестиций, разнообразие трансляций, и со временем даже можно рассчитывать на коммерческий успех. По крайне мере, я на это надеюсь.

— Как думаете, сколько нужно вложить денег в передачу сегодняшнего дня, чтобы она была и качественная, и конкурентоспособная с другими источниками массовой информации?

— Поймите, деньги будут решать не все. Разве только очень большие деньги. Для того, чтобы создать спортивный проект, цикличную программу, большие деньги не понадобятся — нужны спонсоры, которые закрывали бы затратную часть производства. Это если базироваться на украинском спорте. Если же на мировом — это будет дорогой импортный продукт.

— Допустим, она создана. Вопрос: будет ли у нее рейтинг на уровне сериалов, криминальных хроник и другого мусора?

— Учитывая то, что наша страна сериальная, думаю, что нет. Такая уж тенденция… Мы ничего не можем с этим поделать… Конечно, важно время, в которое она будет выходить. Еще важна роль спорта: если к нему подходить как к пропаганде образа жизни для нации, то нужно выделять самое рейтинговое время, если же просто информировать людей о последних событиях — думаю, это неправильно. Спорт должен быть идеологией, принятой как на государственном уровне, так и в обществе. А вообще, нужен качественный спортивный канал, думаю, этого будет достаточно.

 

ИНТЕРЕС К СЕРИЛАМ И КАТАСТРОФАМ

— На ваш взгляд, не является ли исчезновение из эфира ТВ спортивных новостей свидетельством того, что Интернет смертельно приблизился к телевидению?

В том числе, но если уж так говорить, тогда, по идее, телевидение должно вообще исчезнуть, и даже сериалы люди будут смотреть в сети. Однозначно, будут какие-то новые технологии. Возможно, Интернет заменит телевизионные вышки, и телевизоры будут подключаться к сети. Но пока есть огромная зрительская аудитория, спорт должен жить.

— Но он уходит, и мне кажется, за ним пойдут культура, наука, техника, останется разве социалка, криминал и, как мы уже обсудили, прочая ерунда…

— Понятно, что все телевизионщики эксплуатируют человеческие интересы — у новостей без катастроф и трагедий рейтинга не будет. Такова уж психология человека. Если сейчас какой-то канал поменяет в корне концепцию новостей, потерпит огромные убытки. Пока не нашлось (и вряд ли пока что найдется) реформатора, который полностью изменит телевидение.

 

КРИЗИС? ПУСТЬ ТОЛЬКО ПРОЙДЕТ

— Обесценивание труда спортивного журналиста — это о «Первом национальном»?

— Во-первых, хороших спортивных журналистов не так уж и много в Украине. К примеру, вы, Анна, много ли знаете тех, кто глубоко разбирается в том, что пишут?! Хоть с десяток назовете? Наибольшее количество заслуженных спортивных журналистов Украины как раз выходцы из редакции «Первого». И молодежь у нас перспективная, которая спустя какое-то время добьется больших результатов.

— Помню, как во время одной из последних наших встреч вы мне неоднократно говорили, что вот воспитает «Первый» звездочку, а из-за небольших заработков она быстро уйдет на другие каналы, и опять все сначала…

— Ну, такова наша карма. Пусть идут, развиваются дальше. Как в футболе: есть клубы, которые поставляют сильную молодежь, только им за это платят. Если бы нам платили за подготовленного специалиста трансферную плату, мы одного самого сильного отправили бы в другой клуб, а на вырученные деньги сохранили бы всех остальных.

— Хорошая идея. Скажите, наведывается ли к вам до сих пор на собеседования толковая молодежь?

— Наведывается, но не так много тех, которые стремятся к чему-то.

— Зарплата на «Первом» — тысяч 4-5 гривен?

— Я этого не могу сказать, поскольку не знаю. Бухгалтерия лучше знает.

— А где-то в высоких кабинетах, разве не понимают, что для того, чтобы «Первый» стал одним из лидеров рынка, надо и вкладывать соответственно в продукт?

— Этот вопрос тоже не ко мне, я никаких решений не принимаю.

— И что делать, когда работать хочешь, а выжить не можешь?

— …Риторический вопрос. Каждый сам выбирает свой путь!

— Вы сами не думали плюнуть на эти мучения и уйти, например, к хорошему другу Александру Денисову?

— Нет, ни в коем случае! Мне интересно то, чем я занимаюсь, и надеюсь на позитивное движение на «Первом». Пройдут кризисы, и наш канал пойдет вверх, поскольку обладает большим потенциалом.

— О! Вы мне как-то говорили, что хотели бы реализовать какой-то свой замысел…

— А этого мне никто не мешает делать, будучи здесь.

— То есть вы сейчас в процессе?

— У меня есть различные проекты, я ведь человек разносторонний.

— Поделитесь, что за проекты?

— Пока не готов, придет время, сами все увидите.

 

ЗАВТРА: ЦИФРОВОЕ ТВ?

— Какие спортивные газеты вы читаете?

— Газеты? Не покупаю вообще! И зачем — все они теперь есть в Интернете. А читаю, в основном, спортивные сайты.

— То есть будущее за сетью?

— Безусловно.

— На ваш взгляд, в чем шанс бумаги и ТВ перед нашествием Интернета?

Думаю, мировая сеть вытеснит бумагу, а телевидение преобразуется. Скоро будем на похоронах печатной продукции.

— Сколько вы ей отводите?

— При нашей жизни это точно случится.

— Мне кажется, что для прессы шанс выжить, хотя бы на некоторое время, заключается в технической и ментальной отсталости Украины…

— Думаю, выживут нишевые издания, которые будут находиться там, где нет ни телевидения, ни радио, ни Интернета. Кстати, речь не только о глубинке, пока что они будут актуальны и в тех видах транспорта, где человек проводит много времени, и в которых нет wi-fi. Но он скоро появится везде, поэтому их время отсчитывается минутами.

— Вы как представляете себе телевидение через десять лет?

Период небольшой, думаю, мало что изменится.

— Разве только платным станет.

— Да, если будут позволять цифровые технологии, но пока что мы отстаем от развитых европейских стран в этом вопросе. Почему английская ПЛ за миллиарды долларов продает права? Потому что у них это — бизнес, телевизионщики зарабатывают деньги за счет платного телевидения.

— А полную профилизацию каналов видите в будущем?

— Да, будущее за нишевыми каналами, только они должны быть высокопрофессиональными.

 

УКРАИНА: РАВНЕНИЕ НА БЕЛЬГИЮ

— Михаил, что это за история с бельгийским клубом «Беерсхот», который вы якобы хотели купить?

— Я могу сказать так: желаемое кто-то выдал за действительное, чтобы не обидеть болельщиков этого славного клуба, которому сто с лишним лет. Действительно, интерес был, я представлял группу инвесторов, бельгийско-грузинско-украинский консорциум, в качестве эксперта. Моим заданием было оценить эффективность их предложения — они интересуются клубами западной Европы. А то, что я покупаю клуб — всего лишь слухи.

Разве бывает дым без огня?

Мне очень интересен футбольный бизнес, но если говорить об этой стране, именно я посоветовал инвесторам обратить внимание на бельгийский футбол, поскольку считаю, что он развивается феноменально. Самое лучшее футбольное сырье, извините за выражение, — это Бразилия и Бельгия. Посмотрите на их сборную: она фантастична на сегодняшний день по составу игроков, и в ближайшее время должна здорово выступить. А во время следующего цикла — на чемпионат Европы-2016 — эта команда будет фаворитом. За последние пять лет игроки с бельгийским паспортом совершили трансферов на сумму около миллиарда евро. Эден Азар, Аксель Витсель, Мусса Дембеле, Маруан Филлаини, Тибо Кортуа… Если проанализировать по фамилиям нацсборную Бельгии — это молодежь колоссального потенциала. Что не фамилия — звезда. С точки зрения футбольного развития, именно бельгийцы смогли создать такую систему, что к ним приезжают футболисты со всего мира. Маленькая страна, всего 11 миллионов населения, но там тысячи полей, причем высочайшего качества. Футболом занимается 400 тысяч детей, только задумайтесь! Мне было интересно изучить опыт бельгийского футбола, понять, за счет чего у них такие колоссальные достижения. Вермаллен — капитан «Арсенала», Вертонген — центральный защитник «Тоттенхема», Компани — капитан «МанСити», один из лучших в мире на своей позиции… Я бы рекомендовал всем обратить внимание на бельгийский футбол.

— Буду знать, на кого делать ставки в недалеком будущем!

— И не ошибетесь. Там нет ограничений, лимитов, и что касается экономики, клуб с бюджетом 8,5 миллионов евро занял второе место в этом году («Зюлте-Варегем». — А.Б.). Их игроки, когда начинали карьеру, стоили максимум 300-500 тысяч, а теперь они будут играть в Лиге чемпионов. «Твенте» купил Шадли за 400 тысяч, а продает за 10 миллионов. И это правильный подход.

— По поводу этой якобы купли-продажи в Интернете даже написали, что вы миллионер!

— Да нет же. Кстати, бельгийские журналисты писали такое не только обо мне — обо всех, кто сидел со мной в ложе, когда смотрели игру.

— Представляете, нашла информацию, что в «Беерсхот» играл нынешний полузащитник симферопольской «Таврии» Марко Не! Может, у него спросить откуда ноги растут?

— (Смеется).

— Хорошо, предположим, что у вас миллионы есть: вы вложили бы их в футбол?

— Вы знаете, в бельгийский — да, поскольку он генерирует достаточную прибыль, чтобы содержать на эти деньги клуб. Чтоб вы понимали, телепул в Бельгии на год стоит 60 миллионов евро. У них последняя команда, которая вылетает, получает 3 миллиона евро от телеправ. Плюс стоимость билетов — а болельщики у них фантастические: ходят на все матчи, на каком месте команда бы не была. 7-8 миллионов можно зарабатывать, только имея стадион на 15-18 тысяч зрителей. Я приводил пример, как клуб с бюджетом 8,5 миллионов занял второе место. Пусть в Украине кто-то такое повторит.

— А в отечественный футбол вложили бы деньги?

— Украинский футбол — моя боль и страдание, для этого я и изучал бельгийский опыт, систему его развития. Что нам нужно сделать, чтобы у нас минимум 400 тысяч детей занимались футболом, чтобы у нас было такое количество профессиональных и любительских лиг, как в Бельгии, чтобы у нас не было лимита на легионеров…

— Хорошо, вы приобрели эти знания, можно ли их воплотить в жизнь?

— Если на этой стороне мои знания окажутся нужны кому-то, я с удовольствием буду консультировать, помогать. А вообще, в том числе государство должно очень серьезно рассматривать перспективы развития во-первых массового футбола.

— Вы — как новый владелец «Арсенала» Александр Онищенко, не верите, что у нас можно делать бизнес на игре или придерживаетесь других взглядов?

— На футболе сейчас в Украине никто не зарабатывает, это нереально. Основные статьи дохода — телевизионные права, билеты на матчи. Если в Европе входной билет стоит 10-15 евро, то у нас большинство — от 10 до 50 гривен. Как же можно заработать, если даже донецкий «Шахтер», имея в среднем посещаемость в 35 тысяч зрителей, ставит среднюю стоимость билета ниже, чем у аутсайдера бельгийской лиги? Эти статьи не позволяют украинским клубам быть прибыльными. Единственный шанс — искать молодежь, выращивать, развивать и дорого продавать. Но и с этим у нас проблемы: полей нет, маленьких команд не осталось.

 

ДЕНИСОВ? НЕ В ФАМИЛИИ ДЕЛО

— Один из аспектов такого бизнеса — доходы клубов от продажи медиаправ…

— Нет этих медиаправ, рынка не существует. Они у нас разрознены, никто не может понять, как их продавать — в одной упаковке или каждый по отдельности… Ладно, если «Реал» и «Барселона» выдвигают какие-то требования — чемпионат в топах! — а у нас… Что мы делим? На сто тысяч больше кто-то получит или меньше… Смешно.

— По вашему, нам приготовлен один путь — в объятия Валерия Газзаева.

— Да, сейчас все говорят, нужен ли нам объединенный чемпионат… Нужен, но не в той уродливой форме, в которой его представляют российские «профессионалы»! Структуру нужно разрабатывать совместно, а не рассказывать, что нам нужно делать. Если объединить российский и украинский чемпионаты — это будет сильный, эффективный проект с точки зрения и зрелища, и бизнеса. Говорят, что маленькие слабые клубы умрут — это все блеф! Это говорят не специалисты! Наоборот, за счет сильной топ-лиги, все нижние команды будут расти и подтягиваться. Когда элита зарабатывает на телеправах всего лишь 2 миллиона долларов, то и аутсайдеры будут умирать, ведь финансового распределения не будет. А когда украинский чемпион будет зарабатывать 30-40 миллионов от телеправ, эти деньги будут расходоваться внизу.

— Тем более, на носу финансовый фейр-плей…

— Да, ведь уже не сможешь за 40-50 миллионов купить топ-игрока, часть денег уйдут с трансферного рынка на создание школ, начнешь опираться на молодежь. Единственный риск в этом деле — политический: как во Львове будут играть московские команды, я пока себе не представляю…

— Ну, тогда с удовольствием слушаю вашу формулу турнира.

Нужно сделать два отдельных турнира, но в общем зачете — чемпионат Украины как был, так и оставить, но очки в зачет должны идти между этими командами. Есть такая схема, как в НХЛ. Россияне специально создали такую модель, на которую украинские клубы не пойдут никогда. Возможно, они выставили напоказ непроходную версию, а в тени прорабатывается правильная. Пока что — это серьезный блеф. То, что наши телеканалы опасаются, что не смогут приобрести права, зря переживают — появятся и деньги, и спонсоры.

— По поводу пула: лето-2013 — самое удачное время для объединения пулов в один, под руководством Денисова…

— Наверно, ни под чьим руководством и ни под чей-то интерес не надо объединять никакие пулы, нужно объединять их под интерес украинского футбола, премьер-лиги. Если общий пул более выгоден, значит, так и будет, если нет — каждый клуб самостоятельно должен продавать права, не пришло еще время общего пула. У кого нет возможности и сил — пусть передает их премьер-лиге. Не вижу здесь даже повода для разговора.

— Почему же, смотрите: «Металлист» — Курченка, «Кривбасс» больше мертв, нежели жив, «Севастополь» и «Сталь», логично, присоединятся к каналу «Футбол», и что останется «2+2»?

— Это вопрос большого обсуждения, но все процессы должна инициировать ПЛ, не каналы. Каналы и фамилии — на втором месте, они должны купить и показать качественный продукт. ПЛ, в свою очередь, обязана создать продукт, выставить требования перед вещателем и эффективно его продать: хоть одному каналу, хоть двум — не важно. Главное — клубы должны получить максимальный доход, а вся эта возня и скандалы не имеют никакого отношения к футболу.

— То есть, у нас не более, чем буря в стакане?

— Главное, чтобы зрители смогли увидеть все матчи ПЛ (и желательно первую лигу тоже показывать целиком). Если чиновники обеспечат это — честь им и хвала. Но если нет зрелища, то не будет и денег за это зрелище, поэтому клубы должны вкладывать еще больше денег, чтобы были яркие футболисты, молодежь росла. Вот тогда телевизионщики сами придут и предложат большие деньги за весь пул. Я считаю позицию и работу ПЛ недальновидной, говорю это в открытую, но это правда. Работать нужно эффективней.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.