Рейс Киев - Амстердам
Блог

Сергей Стороженко: «Мы все будем рады, если возродится «Металлист». Но подлинный, а не фейковый»

Олег Барков поговорил с главой наблюдательного совета «Металлиста-1925» Сергеем Стороженко – о будущем клуба, отношениях с Ярославским, возрождении «Металлиста» и многом другом.

«Нет никаких замечаний, которые препятствовали бы выдаче аттестата на право участия «Металлиста-1925» в УПЛ»

– Расскажите, как сейчас обстоит дело с получением лицензии на следующий сезон?

– Нет никаких проблем, мы полностью соответствуем аттестации футбольного клуба УПЛ. В 2002 году систему аттестации футбольных клубов в Украине разработал и внедрил я. Более того, помогал УЕФА отточить это в Европе, наша страна была пилотным проектом. Я еще защитил кандидатскую диссертацию на тему внедрению лицензирования футбольных клубов. Что из себя представляет система аттестации, я хорошо знаю.

Поэтому проблем с аттестацией у нас нет. Прислали письмо, которое я, когда был вице-президентом ФФУ, такое письмо не подписал бы. «У вас менеджер, занимающийся экономикой клуба, не имеет высшего экономического образования», – говорится в письме. Мелочи всякие разные. Нельзя не выдать аттестат, имея такие замечания. Нет никаких замечаний, которые препятствовали бы выдаче аттестата на право участия «Металлист-1925» в УПЛ.

Послушайте, Кобин работал главным тренером клуба УПЛ не имея лицензии. Он же не один такой.   

– К инфраструктуре есть какие-то вопросы?

– Нет.

– Когда завершается арендное соглашение по базе и стадиону?

– У нас договор до 2022 года. Мы вкладываем большие деньги из своего кармана в инфраструктуру, и я в том числе. На полях детской академии пришлось менять освещение – потратили около миллиона гривен. На базе провели ремонт бассейна. Его так построили, что лопнула чаша. Как сказали специалисты, применили цемент марки 400, а не 500. Пришлось жидкое стекло туда лить и жидкий цемент. Около 500 тысяч гривен – затраты на ремонт бассейна.

Это как квартира. Ты в ней живешь, что-то сломалось, ты ремонтируешь. А уход за полями! Гербициды, удобрения, постричь, полить – все это на семь полей. А газ? Все уже забыли, как топили углем базу в Высоком. Под мою ответственность врезались в газопровод союзного значения и начали отапливать помещения.

– Сейчас говорят, что «Металлист-1925» убил базу в Высоком. Какой она была, когда вы начали ее арендовать?

- Это не так. Базу долгое время не использовали. Когда мы пришли, стоял один охранник и смотрел, чтобы никто не перелазил через забор и не заходил в корпуса. Трактор один до сих пор найти не можем. Мы же отремонтировали корпуса, подвели тепло.  

– В какую сумму вам обходится аренда и сколько примерно денег потратили на реконструкцию?

– Аренда базы – почасовая, в зависимости от времени. А кто собственник? Государство. С того момента, как у Курченко все конфисковали – базу, часть стадиона, академию – это государственная собственность. Примите все это на баланс, мы будем платить столько, сколько скажете.

Мы частично платили арбитражному управляющему пока не было конфискации. А затем проживали там за счет содержания – охраны, ремонта, ухода.

– Сколько «Металлист-1925» платит за проведение одного домашнего матча на ОСК «Металлист»?

Начиная со второй лиги мы платили и 50, и 70 и 100 тысяч гривен за каждый матч. Как команда второй лиги может платить больше? После матча нужно вывезти четыре трехтонных автомобиля с мусором. Провести клининг, потому что обязательно найдется тот, кто бросит окурок в писсуар. Вся система в четыре этажа засоряется, нужно вызывать специалистов и платить большие деньги.

– Деньги от продажи билетов полностью идут в казну клуба?

– Да, билеты – это наша собственность. Это предусмотрено лицензированием, это наш прямой доход. За счет которого мы живем.

«Бюджет «Металлиста-1925» в УПЛ составит не менее 2-3 млн долларов»

– Какой бюджет будет у клуба в УПЛ?

– Он обязательно увеличится. Думаю, он будет не менее 2-3 млн долларов. Мы еще не считали.

Если мы говорим о финансовом критерии лицензирования, то клуб должен быть не убыточным и ликвидным. Это основное. Клуб должен жить по средствам и показать, как он живет – от бумажного бюджета до последней дочки компании, которая участвует в инвестициях клуба. Мы опубликовали свой бюджет за прошлый год – это был единственный год, когда мы были в убытках. Но это влияние пандемии, многие спонсоры потеряли возможность платить по контрактам. Мы пошли на сокращение зарплат, как и во многих клубах мира.

– Какой будет задача у команды в УПЛ?

– Мы должны доиграть последний тур, провести собрание учредителей. На нем мы заслушаем отчеты главного тренера, генерального директора, финансового директора. Затем, когда будем иметь все отчеты на руках, обсудим, какую задачу ставить в новом сезоне.

Но с учетом того, что следующий чемпионат в элитном дивизионе будут представлять 16 клубов, на мой взгляд, мы должны поставить задачу занять 10-11 место. 

В начале этого сезона мы ставили задачу выйти в УПЛ с первого места. В фейсбуке я опубликовал пост с названием «Задача не выполнена, цель достигнута». Мы выходим с третьего места, хотя теоретически можем стать и вторыми. Но не первые, а задача была выйти в УПЛ с первого места.

– Слухи о сотрудничестве с «Шахтером» – только слухи?

– Существуют люди, которые занимаются и участвуют в кампаниях дискредитации. Несмотря на то, что «Шахтер» собирал полные трибуны ОСК «Металлист» на матчах Лиги чемпионов, в Харькове к горнякам не очень хорошее отношение. В ультрас-среде категорически не воспринимают «Шахтер». В свое время я прилагал огромные усилия, чтобы маргиналы и экстремисты, которые есть в каждом фан-движении, не совершали актов вандализма в отношении магазина, автобуса, футболистов «Шахтера».

Такими слухами люди пытаются переложить этот фон на нас. Потому что Кривенцов играл и работал в «Шахтере». Так мы поэтому причастны к «Шахтеру»? А главный тренер наших уважаемых коллег из «Металла» тоже много лет отыграл в «Шахтере». И что?

Да, мы взяли несколько футболистов из «Шахтера», но харьковских. Например, Дима Крыськив. Поэтому люди балуются, лишь бы что сказать. Я в фейсбуке отвечал одному болельщику на претензию по поводу баннера. Мол, мы разместили матчевую афишу на доме, владельцем которого является депутат от ОПЗЖ. Все, нас уже в ОПЗЖ записали. На чужой роток не накинешь платок.

Ну мало ли идиотов? Люди сидят дома на диване, в жизни скворечника не прибили, а выдумывают такие вещи. Мы не имеем никакого отношения к «Шахтеру». Я знаком с руководством клуба, владельцем, глубоко их уважаю, но мы не находимся в каких бы то ни было отношениях с донецким клубом.

«Поговорили с Ярославским и определили, что у каждого будет свой проект»

– Вам не кажется, что такие истории как-то связаны с «Металлом»?

– Я не думаю. Там ребята и так семимильными шагами идут вперед. Они богаче в несколько раз, они удачливее, профессиональнее. Дай бог им удачи.

– У инвесторов «Металлиста-1925» после возвращения Ярославского в большой футбол в Харькове не появилось опасений?

– Ни за что. Спорт зиждется на конкуренции. Если думать об этом, то зачем вообще приходить в спорт? Зачем выходить на поле, если ты думаешь, что соперник сильнее, богаче или удачливее?

– Просто есть ведь ряд примеров, когда сотрудники «Металлиста-1925» покидали клуб ради работы в «Металле».

– Да, и что тут такого? Человек ищет, где лучше.

– Вы назвали их перебежчиками.

– Да, унесли с собой компьютер, легкоатлетическое оборудование, медицинский прибор. А главное – конфиденциальные документы. Я не хочу это комментировать. У каждого свой подход, я бы этого никогда не сделал. Пусть будет им хорошо. Я верую в бога, в милосердие. Искренне желаю им всего самого лучшего.   

– «Металл» не играл в любителях. Это нарушение регламента?

– Федерация футбола пошла им на встречу. В регламенте было написано: переход в профессиональный футбол возможен только в том случае, если клуб проводил матчи в любительской лиге. «Металлист-1925» отыграл весь сезон в любительском чемпионате Украины. Закон есть, мы его соблюдаем. А обращать внимание на тех, кто его нарушает, я не хочу.

– Какие у вас сейчас отношения с Ярославским?

– В последние годы Александр Владиленович жил далеко от Украины. Мы общались по телефону, переписывались. Сейчас меньше. Последний раз виделись и общались 24 февраля. Просто встретились.

– Вы когда-то сказали, что «если у «Металла» будет желание объединиться, вы никогда не будете против». Сейчас объединение уже невозможно?

– Мы поговорили с Александром Владиленовичем и определили, что у каждого свой проект. Я сказал на заре нашего образования, когда мы на пустыре начинали, что, если Александр Ярославский захочет, мы с цветами будем его встречать.

Всякие глупые люди говорили, что Стороженко создал клуб, чтобы потом продать его Ярославскому. Я никогда не занимался купи-продай, никогда в своей жизни ничего не продавал. И продавать «Металлист-1925» и мысли не было. В числе учредителей были двое, которые бегали друг за другом и другими учредителями, и говорили: «Давай, давай, понудим Стороженко, чтобы продать клуб, и поделим все». Вложил 10 копеек, а продать хочу за 100 рублей.

У меня никогда не было желания продать клуб. Если бы пришел Александр Владиленович со своей командой и мы объединились, то у меня даже мысли не было бы сказать: «Подождите, я там вложил миллион долларов, вы мне их верните». Это подрывает дружеские отношения.

– Вы с Ярославским до сих пор друзья?

– Я считаю, что мы в очень нормальных отношениях.

«Терехов, если хочет быть мэром Харькова, должен понимать, что он должен быть мэром всех харьковчан, а не какой-то одной группы»

– На заре создания «Металлиста-1925» шла речь о формате народного клуба. Вы собирали взносы. Сейчас эта история уже в прошлом?

– Нет, она частично живет. Сейчас осталось всего 25% от тех людей, которые изначально делали взносы и помогает содержать клуб.

– На это повлияло создание «Металла»?

– Нет, причина в пандемии и росте цен. Я думаю, что такой формат все же возможен в Украине, нужно работать. Когда мы начинали, самый маленький взнос был 30 гривен. Моя жена – член клуба болельщиков категории Silver – перечисляет ежемесячно 300 грн. Были и элитные взносы. Благодаря этим деньгам мы уверенно себя чувствовали. Считаю, это перспективное направление, европейская модель 50+1.

У нас 19 учредителей, 53% принадлежат группе различных компаний. А 47% принадлежат гражданам. Мы живем в мире и согласии. Все учредители финансируют этот проект. Важно, что деньги болельщики перечисляют не на счет клуба, а на отдельный счет «Клуба болельщиков». Мы можем взять оттуда деньги только с разрешения руководителей этого клуба.

Я посчитал так: имеешь 50 тысяч болельщиков, каждый вносит по 100 грн в месяц, вот вам бюджет клуба первой лиги.  

– Терехов явно помогает «Металлу» под выборы мэра. Вы бы приняли помощь от одного из кандидатов?

– Категорически нет. Мы не поддерживаем ни одного кандидата в мэры города, не занимаемся региональной политикой или политикой в масштабах страны. Это запрещено всеми футбольными институтами и прописано в нашем клубном уставе. Каждый из нас лично может кого-то поддерживать, но клуб – нет.

А Терехов, если хочет быть мэром города, то должен понимать, что он должен быть мэром всех харьковчан, а не какой-то одной группы. Поэтому еще вопрос, кто будет мэром.

– База в Высоком и часть стадиона могут снова перейти во владение Ярославскому. Что вы думаете об этом?

– Я не хочу сейчас об этом говорить, поскольку мне неизвестны планы. Могу только догадываться. Я знаю только одно: если все будет по закону, то по закону. Если будет не по закону, то найдется достаточно много людей, которые не успокоятся, пока все не будет по закону.

– Делить инфраструктуру в Харькове двум клубам реально?

– Конечно! Мы же делили стадион с «Шахтером». Мы делили с «Олимпиком» и «Десной» базу, в Высоком играл «Шахтер» (U-19) в Юношеской лиге УЕФА и женщины. Главное чувствовать себя харьковчанином, человеком доброжелательным, развивающим футбол, а не свое гнездышко.  

«Я говорил и говорю – тот «Металлист», подлинный, вернуть невозможно»

– ПАТ «Металлист» подал иск «Металлисту-1925». В чем его суть?

– Это хозяйственный спор. Ничего криминального. Арбитражный управляющий считает, что мы должны в счет оплаты аренды 2 млн гривен. Но мы считаем, что должны гораздо меньшую сумму, потому что при заключении договора мы обсуждали, что будем не только эксплуатировать инфраструктуру на базе, но и содержать ее, в том числе и текущие ремонты. Поэтому мы просим засчитать в стоимость аренды все текущие ремонты. Мы же могли просто уйти и оставить развалины после себя. Приедьте на базу – там чистота, порядок.

Мы отремонтировали 7 насосов подачи воды для полива полей. Мы каждое поле прокалываем, каждое поле обрабатываем гербицидами, вкладываемся в удобрения, стрижем и укатываем поля. Даже дошли до того, что купили искусственную нитку и вручную прошили вратарские. На первом поле поменяли освещение, отремонтировали крышу, систему видеонаблюдения, интернет, подвальные помещения. Новое оборудование в кухню купили.

В детскую академию четыре года все любители большого футбола дверь не открывали. Тепла не было. А мы поменяли трубы, дали тепло. Поэтому говорить о том, что мы недобросовестные пользователи, на мой взгляд, не красиво.

– Поля в академии в ужасном состоянии.

– Да, но это государственная собственность. Я не взял на себя риск сорвать покрытие и постелить новое. Мне никто не давал такого согласия. Есть экспертиза, дефектный акт, сколько стоит то, что сорвали.

Я приветствую любое созидание. Но приходят какие-то люди бандитской наружности и говорят: «Забирайте детей, тренеров, свое оборудование, чтобы вас после 12 числа в детской академии не было». Ты кто такой? У тебя есть документ, что ты собственник? Нет. Ты арендатор? Нет. Чего ты командуешь? Кто эти люди?

Что значит убрать 400 детей? Завтра они выйдут на площадь вместе с папами, мамами, дедушками и бабушками.

– «Металл» переманивает детей в свою академию?

- Да, увели детей. Девять тренеров и много детей. Часть из них уже попросились обратно, но тренеры – нет. Как с этим бороться? Невозможно. Не разработана система, которая есть во всех развитых странах. Мы же все хотим жить хорошо и иметь футбол уровня АПЛ. Но там есть правило: ребенка можно взять к себе в школу только если он проживает в радиусе 100 км от штаб-квартиры клуба. Вот и все, прекратили воровство. А у нас вымывали целые возраста.  

Я предлагал разработать и внедрить договор спортивной подготовки. Клуб брал бы на себя обязательства по образованию, спортивной подготовке, экипировке, логистике и т.д. А родители брали бы на себя обязательства тренироваться только в этом клубе, и переход возможен был бы только при возмещении всех расходов, затраченных на подготовку ребенка. Но система не прижилась, потому что большие клубы, не будем их называть, они заинтересованы в том, чтобы бесплатно брать мальчишку.

– Какой «Металлист» настоящий – «Металл» или «Металлист-1925»?

– Я говорил и говорю – тот «Металлист», подлинный, вернуть невозможно. Но я бы очень этого хотел, и все мои коллеги, друзья, партнеры, в том числе партнеры по «Металлисту-1925», очень бы хотели возвращения того «Металлиста». Но я еще три года назад сказал – можно взять любой клуб, который вылетает из УПЛ, привезти в Харьков и назвать «Металлистом». Или взять «Волчанск», перевезти в Харьков, назвать «Металлистом» и сказать, что мы возродились. Но это не то.

Может кому-то это нравится, может кто-то даже задумываться не хочет, но главное в этой ситуации, что когда кто-то, без персонификации, скажет, что мы признаем полностью историю ФК «Металлист», мы признаем все регалии, трофеи, завоевания и долги, как указано в регламенте по лицензированию футбольных клубов, вот тогда это будет настоящий «Металлист». В тот миг, когда все признают всю историю, герб, флаг, гимн, шрифт, торговую марку, все-все, придется платить долги.

Один человек сказал на нас, что это суррогат. Но мы же не претендуем ни на что, и сразу заявили, что «Металлист-1925» – отдельный проект. А здесь говорят нет, мы возрождаем «Металлист» на этой базе. Вот это суррогат, на мой взгляд. И пусть на меня никто не обижается.

На днях позвонил мне Виктор Удовенко, который с детских лет в «Металлисте». Блестящий вратарь, тренер, функционер. Он тоже говорит, что мы все будем рады, если возродится «Металлист». Но подлинный, а не фейковый, суррогатный.

– Вы в бытность работы вице-президентом ФФУ сталкивались с аналогичными банкротствами клубов. Как вы считаете, футболисты придут за долгами, как только «Металлист» возродят?

– Они до сих пор ходят за долгами. Разве кто-то сказал, что сотрудники клуба и футболисты отказались от долгов? Допустим, Марко Девич лично мне сказал, что он не будет требовать ту сумму, которую ему остались должны. Эдмар – аналогично. Но сказать это одно, нужно подать официальное заявление.

Я знаю футболистов, которые закончили играть, и им «Металлист» должен по 10-12 млн гривен. Они бедствуют, им жить не за что. Они откажутся? Конечно, может дадут миллион, и они согласятся. Но кто-то скажет, что хочет вернуть все. ФИФА в любом случае проверит.  

«Обома руками за, але є неприємний осад». Що вболівальники «Металіста» думають про плани Ярославського

Телеграм-канал автора – Рейс Киев – Амстердам

Фото: «Металлист-1925», УЕФА 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...