Блог Не только о часах и шоколаде

«Зависть людей нужно добывать потом и кровью». Алекс Фрай — король штрафной площадки. Часть третья

В блоге «Не только о часах и шоколаде» авторский перевод первой главы книги об Александре Фрае «Alex Frei: König des Strafraums», в которой идет речь о переломных моментах выступления Алекса за сборную, а также о том, насколько тяжело дался Фраю уход из национальной команды.

Поспав максимум два часа, наутро Алекс Фрай отправился на тренировку «Базеля». У тренера клуба Торстена Финка уже было готово для него внушение: «Газани ещё раз, покажи им всем!». Фрай напряженно выбирал. Отступить сейчас же? Перетерпеть, продолжить борьбу? Он встретился с ближайшими соратниками: консультантом Энди Гроссом, Бернхардом Гойслером, Георгом Хайцем, Йозефом Цинделем из «Базеля». Энди Гросс прекрасно помнит тот разговор. «Это был паршивый момент, так как все только теряли, никто не оказывался в выигрыше».

Совет Гросса был чётким: если тебе, Фраю, всё ещё в радость выступать за сборную, тогда продолжай. Но только так.

Сам игрок больше склонялся к немедленному завершению карьеры. Это ему подсказывало шестое чувство, на которое он мог всегда положиться. Не на голову. Если бы он к прислушался голосу разума, то зимой 2003 года перешёл бы в мёнхенгладбахскую «Боруссию» или в «Штутгарт». Но он отправился в «Ренн», где провёл фантастические три с половиной года. Кроме того, он достиг очень многого как игрок национальной сборной, венцом которого было выступление в финальной части ЧМ-2006 в Германии. Но в тот момент, в октябре 2011 года, Фрай не прислушался к себе. «Я позволил себе пойти против самого сокровенного». Он озвучил свое решение Хитцфельду в мае 2011 года, когда команда возвращалась после отборочного матча ЧЕ на «Уэмбли». Общественность отрицательно приняла это малодушное решение, но тогда Фрая это не особо взолновало.

Следующая международная встреча проходила в Женеве. «Я знал, что нравлюсь французской части Швейцарии, там бы меня никогда не стали освистывать». Действительно, для капитана это был тёплый футбольный вечер в середине ноября 2010 года. В товарищеском матче с Украиной Фрай забил дважды и в последний раз форме сборной. Особенным было то, что он бок о бок играл со своим старым приятелем Хаканом Якином. «Мы всегда понимали друг друга с полуслова. Думаю, мы могли бы играть ещё с пятьюдесятью ветеранами, но и тогда бы он наверняка знал, где я стою, чтобы дать мне точный пас».

ВИДЕО

После был выставочный матч с Мальтой в феврале 2011 года. Ненужная поездка на ненужную игру, которая закончилась со скучным счетом 0:0. Споры вокруг Фрая продолжили разгораться после нереализованного пенальти. «Как раз в том случае было бы лучше, если бы я пробил снова» (в том матче сначала Алекс Фрай, а спустя некоторое время Гекхан Инлер не смогли реализовать пенальти — прим. автора). Он всегда мог положиться на свою силу перед воротами соперника, на месте дать ответ на критику манеры его игры или вспыльчивости. Но на этот раз судьба распорядилась иначе. Ни на Мальте, ни через два месяца в Болгарии Алекс Фрай ни разу не отправил мяч в сетку, и на стадионе «Васил Левски» завершилась его международная карьера из 84 матчей, в которых он забил 42 гола. «Возможно, - размышляет он, - стоило закончить раньше. Но я отлично чувствовал себя, был в самом соку, я хотел играть, хотел помочь, хотел забивать в ворота мячи и выиграть». Только впоследствии он осознал, что был одинок в этом своем страстном желании.

Бернар Шаланд предполагает, что Фрай больше не чувствовал за собой всей команды, «хотя, да, он общался внутри коллектива – так, как делал всегда, когда появлялась напряженность».

У Торстена Финка своя теория на этот счёт. «Я считаю, что люди ненавидели не Фрая или Штреллера, но сам «Базель». Ведь мы были просто чертовски успешны тогда. Мне это хорошо знакомо по работе в «Баварии». Немец часто давал Фраю одно и то же напутствие: «Зависть людей нужно добывать потом и кровью. Жалость, напротив, даётся бесплатно. Но он просто больше не мог и не хотел продолжать, и, оглядываясь назад, его решение стоит признать вовсе не таким уж плохим».

Рикардо Кабаньяс, старый друг Фрая на поле и вне его, только качает головой. «Обстоятельства, при которых Алекс отступил, скандальны, - находит он. – Такое могло произойти только в Швейцарии. Я горжусь быть швейцарцем и, так же как Алекс, всегда охотно играл за свою страну. Но то, что произошло – свидетельство о полной несостоятельности. Алекс Фрай – лучший на все времена». Многие болельщики были избалованны многолетней исправной службой швейцарцев, считает он. «Но они не видели, как много делается черновой работы, они не могли знать, с каким мощнейшим настроем Алекс приезжал на сборы, в каком отличном он бывал тогда настроении». Именно этот добрый дух держался в команде на крупных турнирах в 2004, 2006 и 2008 годах. Дух, который не выскользнул из бутылки, но который многие годы формировался как основа искреннего общения на поле и за его пределами. «На поле мы шли за Алексом в огонь, и то же самое он делал для других». Многие сторонники принимали это как должное. Такой дружеский стиль управления Коби Куна даже толковался как слабость. «При этом, - утверждает Кабаньяс, - всё было с точностью до наоборот, Коби Кун был этим силён». А каков характер Алекса Фрая? «Он по-прежнему лицо нации – просто он немного больший куса́ка, чем любой другой».

В момент свой отставки Фрай чувствовал, что всё ещё не так плохо. «Даже после нулевой ничьи в Болгарии команда могла своими ногами допрыгать до Евро даже без Марко Штреллера и меня». Он успокаивал себя: «я действительно в порядке». В это время ему пришлось выдержать ещё кое-что: с почтой поклонников, которой отец занимался до сегодняшнего дня, пришло несколько писем и открыток, которые били ниже пояса. Там изрыгалась масса угроз, оскорблялись его родители или два брата с сестрой. «Дошло до точки, когда я не хотел, чтобы это наваливалось на мою семью, - сказал Фрай. – Но страха не было. Письма не оказали какого-то значительного влияния на моё решение». Мама Сюзанна Фрай радовалась, что сын выбрал завершение карьеры. «В конце концов, он был ответственным почти за всё. С осени 2009 ему приходилось постоянно переживать маленькие и большие разочарования. Когда-нибудь их просто должно было стать очень много». Однако он не порвал со сборной. Матчи своей страны он охотнее смотрит по телевизору дома. Это больше не отзывается негативом в нём. Осталось только доброе чувство «одной большой карьеры. У меня было десять замечательных лет, и почти всегда я был игроком основного состава».

Бой на два фронта, который Фраю приходилось вести, – внутри команды с её новой химией и против части общественности с агрессивной и разгоряченной прессой – не мог продолжаться бесконечно, это было безнадёжно. Как капитан, он больше не вызывал нового ощущения «Мы», это стало невозможным после ухода почти всех его соратников. И та громадная нагрузка, та ожесточенность, необходимость непременно забить гол, чтобы успокоить критиков – исчезла из его тела. Она уступила место новой чудесной невесомости, которая с тех пор была с ним в «Базеле». «Алекс стал спокойнее, - убежден Филипп Деген, его старый и новый товарищ по «красно-синим». В сборной больше не было пу́гала Фрая, споры о нём остались далеко.

«Алекс поддавался эмоциям на поле, - установил Бернар Шалланд, - так как он не умел проигрывать. Эти эмоции представляются многим положительными, но всё же это тонкая грань, так как швейцарцы всегда её видят. И горе тому, кто её перейдёт. Тогда герой становится пугалом».

Только в ходе дальнейшей кампании к чемпионату Европы многие болельщики и наблюдатели стали понимать, что произошло. Швейцария потеряла своего ярчайшего нападающего последнего десятилетия, свою голевую машину, упрямого и честолюбивого, своим примером вдохновлявшего партнеров быть лучше и успешнее. «Выступления за сборную, как глава в карьере, закончились для него, и это печально, - говорит Юрген Клопп, тренер дортмундской «Боруссии», а в сезоне 2008-2009 ещё и тренер Фрая. – Но я уверен, придёт день, и в Швейцарии все поймут, какого футболиста потеряли».

Ещё жёстче сформулировал Ханс-Йоахим Ватцке, гендиректор «Боруссии»: «Это неприемлемо, насколько критически Фрай оценивается у себя на родине – или это просто бездонная наглость». Ватцке приводит в пример «Баварию». «Ответственные лица никогда бы не допустили того, что произошло с Алексом в Швейцарии. В Мюнхене звёзды защищены».

В Швейцарском футбольном союзе также несколько месяцев не могли смириться со скромной отставкой Алекса Фрая. Они не хотели, чтобы бывший капитан ушёл так просто. И вот в переговорах с Президентом Петером Жийероном и Генеральным секретарём Алексом Мишером родилась идея прощального матча. Он был назначен на весну 2013 года. «Разумеется, меня обрадовал этот жест», - признался Фрай. Ещё не все детали были прояснены, но имелись отличные шансы, что уже в ближайшее время нас бы ждало грандиозное событие – последние 90 минут Алекса Фрая в национальной команде.

Шум, поднятый прессой в апреле 2011 года по поводу ухода Фрая, заглушил память о событии, произошедшем в марте 2001 года. Тогда, десять лет назад, Алекс Фрай праздновал эффектный, потрясающий дебют в сборной, который обсуждался всей Швейцарией ещё очень долго. (первый матч за сборную Фрай сыграл 24 марта 2001 г. против Югославии, а, спустя 4 дня, во втором своем матче оформил хет-трик в ворота Люксембурга — прим. автора)

Перевод и адаптация: Ottsen

Предыдущие части книги:

 

P.s. Если вы желаете нас поддержать материально, чтобы и мы не остались без печенек и швейцарского шоколада, то вот вам реквизиты. Если у вас есть вопросы, предложения, пожелания, или если вы хотите прислать материальную помощь иным способом, вы можете обратиться ко мне. В моем профиле указаны мои контактные данные:

  • QIWI-кошелёк: +7-900-26-89-093
  • Яндекс-Деньги: 410011794448149
  • Webmoney: Z845251181902; R382798630853; E781217331116
  • Paypal: dimka_lucky@inbox.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...