Блог Фонарь

«Если мы встретимся с Симмонсом, то у него будут проблемы». 10 самых известных конфликтов журналистов и представителей НБА

Блог «Фонарь» вспоминает самые принципиальные противостояния прессы и представителей НБА.

Расселл Уэстбрук vs. Бэрри Трэмел, репортер The Oklahoman

Суть противоречия: Уэстбруку не понравилась статья Трэмела о том, что этот сезон может стать последним для Скотта Брукса.

Процесс: В современной НБА дело редко доходит до личной конфронтации игрока с журналистом – баскетболисты могут обижаться или шутить в твиттере, оценивать работу всей организации эпитетом «идиоты», но не более того. Поэтому такая история оказалась возможна лишь с Расселом Уэстбруком, королем эпатажа и любителем троллинга. И инициатива исходила именно с его стороны.

Уэстбрук сделал все, чтобы его недовольство местным журналистом не осталось исключительно провинциальной местечковой историей. Момент был выбран удачный – Уэстбрук только что выдал сумасшедшие 17 передач в матче с «Голден Стэйт» – так что неказистое интервью стало бомбой недели:

– Рывок во второй четверти, почему это изменило игру?

– Исполнение. Мне показалось, что мы хорошо все исполнили.

– В конце показалось, что вы с Сержем здорово прочувствовали ритм. Что позволило вам добиться успеха?

– Исполнение.

– Вопрос о маленькой пятерке «Голден Стэйт»

– Она хороша.

– Восемь передач в четвертой четверти. Что вы увидели в их защите, что позволило так сыграть?

– Мы хорошо все исполнили.

– Вы чем-то расстроены?

– Не, ты мне просто не нравишься.

– Правда?

– Ага.

– Ник вам тоже не нравится?

– Мне нравится Ник. Мне ты не нравишься.

– Так ты же дал нам примерно одинаковые ответы.

– И? У вас еще есть вопросы?

– Вы провели отличную игру. Одну из лучших для себя. Назвали бы вы ее лучшей в своей карьере?

– Хорошее исполнение.

– Кажется, что сегодня вы играли предельно собрано. Это вам не хватало в предыдущих матчах?

– Мы сегодня хорошо все исполнили.

– 17 передач – лучший показатель в вашей карьере. Как вы считаете?

– Сегодня мы все хорошо исполнили.

Все восхитились упоротостью Уэстбрука и не особенно-то обратили внимание на фразу «ты мне не нравишься». Но Бэрри Трэмел решил все же последнее слово оставить за собой и перевел забавный диалог в драматическую историю с надрывом.

На страницах The Oklahoman вышел ответ обиженного репортера: Трэмел объяснял, что Уэстбрук вообще-то никого не любит, что он намеренно изобретает себе врагов и нагнетает градус эмоций за счет ненависти к ним, ну и в целом, что у него имеются проблемы с коммуникацией – например, он первый раз в жизни посмотрел ему в глаза. За этим шли ссылки на собственные опусы с положительными оценками в адрес Уэстбрука. А за ними пафосный монолог на тему того, что спортсмены должны благосклонно относиться к прессе, ибо она служит лишь посредником между ними и болельщиками, и уважать «процесс».

В общем, все вроде правильно, но, как представишь, что бы сказал на это Уэстбрук (очевидно, это было бы: «хорошее исполнение»), и сразу его неубедительные, но веселые аргументы выглядят привлекательнее.

Чем закончилось: в процессе.

Майкл Картер-Уильямс Vs. Стивен Эй Смит, ведущий First Take на ESPN

Суть: Майкл Картер-Уильямс попробовал было выступить против критики, показавшейся ему огульной, но Стивен Эй Смит намекнул ему, что с опытными неграми связываться не стоит.

Процесс: Магия Стивена Эй Смита еще периодически действует на реальных людей, правда, исключительно на молодежь, которая пока не научилась не воспринимать все это всерьез.

Разговоры о том, что «Филадельфия» сливает сезон (особенно когда она, и вправду, сливает сезон) задели юношу настолько, что он изложил свои соображения в письменной форме. В частности, в открытом письме было сказано следующее: «Журналисты создают шаблоны и повторяют их снова и снова. Именно поэтому Смит оказался в нашей раздевалке с широченной улыбкой. Я не придираюсь к нему. Понимаю, что он просто играет роль. Он сам знает, что играет роль. Но что случилось, когда мы прервали серию поражений? Это уже другая история. Но после игры в раздевалку никто и не пришел. А те журналисты, которые пришли, не подготовились. Они пытались выдумать вопросы прямо на ходу: «Ээ, хей, парни, вы победили… И как вы себя чувствуете?» Мы перестали их интересовать. Стивен Эй Смит не остался. Видимо, он спешил на самолет. Поверьте, я сделаю все, чтобы он не вернулся по той же самой причине».

Смит воспринял этот невинный комментарий как личное оскорбление.

Он ответил Картер-Уильямсу немедленно в твиттере, дополнив сообщение элегантным: «Думай, на кого гонишь».

On ending a 26-game losing streak? You’ve got a bright future MCW. I respect you. I root for the 76ers. But be careful who you try and call

— Stephen A Smith (@stephenasmith) November 14, 2014

А потом развил последнюю мысль в прямом эфире: «Тебе никогда не удастся взять верх. И уж точно тебе не удастся взять верх надо мной. Я не собираюсь начинать проблемы, но, черт возьми, я их точно закончу. Если эти парни хотят иметь дело со мной, то пусть попробуют на свою беду. Это будет ошибкой».

Чем все закончилось: Хотелось, конечно, продолжения, а то диалоги из малобюджетных гангстерских фильмов как-то сразу навеяли ностальгического позитива, но Картер-Уильямс счел за лучшее лечь на дно. Во всех смыслах.

Марк Кьюбан Vs. Скип Бэйлесс, ведущий First Take на ESPN

Суть: Если кто не в курсе, то Скип Бэйлесс – это человек, который утверждает, что Майкл Джордан сделал бы ЛеБрон один на один даже сейчас, а скандал с изнасилованием придал дополнительное очарование образу Кобе Брайанта. Ну, и в какой-то момент он умудрился достать даже Марка Кьюбана

Процесс: Владелец «Далласа» пришел в студию, чтобы объяснить Бэйлессу, что тот ни черта не понимает в баскетболе и судит игру абстрактными категориями «захотел-не захотел», «психологическое давление», а также сверхважным секретным фактором – «мысли о том, что обо мне скажет Скип Бэйлесс после игры».

Чем закончилось: Скип Бэйлесс закончится только с концом Света. Это был единственный спор во Вселенной, в котором Марк Кьюбан, обсуждающий баскетбол, выглядит олицетворением здравого смысла.

Док Риверс Vs. Билл Симмонс

Суть: Симмонс сказал, что Риверс бросил «Селтикс». Риверс сказал, что Симмонс – осел.

Процесс: На самом деле, история конфликта восходит к 2006-му году, «Селтикс» тогда, как обычно, сливали, но вся пресса была влюблена в моложавого тренера. SportsGuy был единственным человеком, живущим в Бостоне и имеющим доступ к эфиру, который считал, что проблема «Бостона» заключается в одном человеке, и этот человек – главный тренер. А любят его по одной единственной причине: Риверс работал на телевидении, а все подобные специалисты всегда вызывают симпатию у бывших коллег. Вот он и лупцевал Дока на протяжении всего сезона.

В 2013-м возникла идея с переездом Риверса из «Бостона» и «Клипперс»: «Селтикс» старели и готовились к перестройке, Риверсу было неинтересно начинать все заново – но Симмонс особенно остро воспринял неопределенную движуху вокруг события и уклончивые комментарии тренера. Тот изворачивался вовсю, чтобы представить переезд в качестве позитивного шага в том числе и для «Бостона», но – по версии Симмонса – обмен был организован его представителями.

I don’t blame Doc for trying to bail, but he can’t come back now. He just tried to quit on his players. Now he’s going to coach them?

— Bill Simmons (@BillSimmons) June 16, 2013

Дальше был незабываемый прямой эфир во время драфте: слова Риверса «Я бы назвал его идиотом, но я слишком воспитан для этого» – и ошалелая реакция остальных гостей (0.58).

Затем Симмонс отбивался от детей Риверса, набросившихся на него в твиттере за то, что он сначала ругал их отца, а затем пел ему дифирамбы.

When I get home I’m signing up my 5 and a half year old son for Twitter so he can defend me against Doc Rivers’ kids.

— Bill Simmons (@BillSimmons) June 28, 2013

Наконец, уже и сам Риверс заявил, что в середине нулевых Симмонс пытался организовать его увольнение.

Doc on @WEEI about @BillSimmons: «He did everything he could to get me fired. Wrote letters, wanted to sit down w/ owners to talk about it.»

— Ben Rohrbach (@brohrbach) June 28, 2013

С чем тот, конечно, не согласился.

The quote I just retweeted is an outright, 100 percent lie. I’d be careful, Glenn. Seriously. Stop talking. You are making sh*t up.

— Bill Simmons (@BillSimmons) June 28, 2013

Чем закончилось: В итоге Риверс и Симмонс встретились лично и договорились замять всю эту историю. Правда, в этом году все идет к тому, что топор войны придется вырыть – налицо новый кандидат на звание худшего генерального менеджера, и Симмонс обязан выступить по данному вопросу.

Дрэймонд Грин Vs. Билл Симмонс

Суть: Билл Симмонс неправильно понял характер Дрэймонда Грина.

Процесс: В НБА есть игроки, которых никогда не надо недооценивать. Они могут казаться корявыми, криворукими и неказистыми, но в них есть что-то, что не позволяет списать их со счетов. Это что-то невозможно описать, но совершенно точно, что у Грина это есть. И даже было и в первом сезоне, когда он забивал победные мячи в матче с «Майами».

Но Симмонс посчитал иначе.

«Дрэймонд Грин, бросающий трешки в 4-й четверти выездного матча плей-офф – это чистой воды комедия. Мой новый любимый момент плей-офф».

Draymond Green taking a 3 in the 4th quarter of a road playoff game = high comedy. That’s my new favorite moment of the playoffs.

— Bill Simmons (@BillSimmons) April 24, 2013

Этот твит датирован 24 апреля 2013-го года.

Проблема в том, что то самое «что-то», которое не увидел Симмонс, чаще всего связано со злопамятностью, агрессией и повышенными дозами тестостерона. Да, и полное отсутствие чувства юмора.

Короче, Грин ничего не забывает.

Через полгода:

«Билл Симмонс – это тот парень, который утверждал, что я не умею бросать? Тогда в плей-офф писал про меня всякие прелести? Этот клоун, наверное, и мяча-то никогда не держал в руках.

Хотя мне надо учиться не держать зла на людей. Разозлишь меня раз, а я потом не слышу. Я ДОЛЖЕН становиться лучше…»

Is @billsimmons the guy who said l can’t shoot?Then in the playoffs was tweeting a lot of love?Clown probably never touched a basketball lol

— Draymond Green (@Money23Green) November 23, 2013

I have to get better with holding grudges towards people... Make me mad once and I struggle listening... I MUST get better...Gone pray on it

— Draymond Green (@Money23Green) November 22, 2013

Айзейя Томас Vs. Билл Симмонс

Суть: Томасу почему-то не понравилось, что Билл Симмонс выбрал его объектом насмешек и пристроил на саммит худших генеральных менеджеров.

Процесс:

История о том, как Симмонс съездил отдохнуть от жены в Лас-Вегас…

«Мы раздумывали над этим в течение пары часов, и тут я случайно встретил своего старого знакомого, который входил в пиар-службу «Никс», и Гаса Джонсона, всеми обожаемого комментатора матчей «Никс» и «Мартовского Безумия», который любит меня главным образом потому, что я люблю его. Мы с Гасом успешно обменялись медвежьими объятиями и приветствием, состоящим из пяти движений, и я уже был готов попросить его выступить в качестве комментатора партии в блэкджек, как он спросил меня, не хочу ли я познакомиться с его приятелем Айзеей Томасом.

Упс.

Из всех людей, принадлежащих спортивному миру, знакомство с Айзейей тем летом стало бы первым пиком на церемонии самого неловкого драфта в истории. Айзейя отметился и в качестве худшего генерального менеджера, который частенько появлялся в моих текстах, и в качестве того, кто угрожал мне «проблемами» в случае встречи. Так что этот момент совершенно точно подходил под это определение. После того как мы с пиарщиком объяснили Гасу, почему знакомство Симмонса и Айзейи было бы ошеломительно ужасающей идеей, Гас уверенно сказал: «Постойте, все под контролем, я все исправлю». И ушел – испуганный приятель пиарщик сказал: «Я валю отсюда – удачи!»

Я сыграл несколько раундов в блэкджек и параллельно размышлял о том, чем же мне защищаться, если Айзейя попробует применить ко мне фужер с пина-коладой. В конце концов, я уничтожал этого парня в своих колонках на протяжении многих лет. Я уничтожал его за подлые приемы, которые он использовал в качестве игрока, за то, что он не давал мяч Майклу Джордану на Матче всех звезд в 85-м, за позорный уход после выноса от «Чикаго» в 91-м. Я уничтожал его за критику Берда после глупейших комментариев Родмана в плей-офф 87-го, а затем притворялся, будто бы шутил (Он не шутил). Я уничтожал его за провал в качестве комментатора, за ужасную работу на посту генерального менеджера «Торонто», за то, что своей некомпетентностью он прикончил КБА, и, главное, за его деятельность в «Никс», настолько неэффективную, что в это даже сложно поверить.

Я продолжал пулять свои (полностью обоснованные) шпильки в его адрес, а Айзейя заявился на радио-шоу к Стивену эй Смиту и начал угрожать мне «проблемами». Как будто в этом во всем был виноват я. Наверное, по какой-то причине он подумал, что я испытываю к нему личную неприязнь, что не так – я писал множество раз, что он был лучшим классическим разыгрывающим, которого я только видел, а также самой недооцененной звездой своей эпохи. Я даже защищал его действия на драфте и похвалил его, когда он встал на защиту игроков перед безобразной потасовкой между «Наггетс» и «Никс», запомнившейся подлой отмашкой и бегством в исполнении Кармело Энтони. Так что дело не в том, что я с утра до вечера только и думаю, как бы обосрать этого парня. Он просто выглядит легкой мишенью – безграмотный генеральный менеджер, не имеющий понятия о налоге на роскошь, о месте в платежной ведомости и о каком-либо плане действий. В той сфере, в которой я работаю, смеяться над Айзеейей было еще проще, чем над Флавором Флаком на всевозможных светских сборищах. Уровень сложности составлял 0 целых 0 десятых. При всем вышесказанном я бы, конечно, предпочел спокойно играть в блэкджек и пить коктейли с водкой, чем придумывать, как же мне умаслить разъяренную легенду НБА.

Когда мрачный Гас, наконец, помахал мне рукой, я уже дошел до такого состояния, что готов был покончить с этим. (Кстати, слова «Гас Джонсон» и «мрачный» не должны упоминаться в одном контексте. Чувствую, что подвел Америку, чем бы все это ни закончилось). Гас взял меня под руку и сказал что-то вроде: «Слушай, я все уладил. Он хочет поговорить с тобой. Только пойми, что он очень ранимый парень и принимает все близко к сердцу». Понятное дело. Я последовал за ним к шезлонгам у бассейна и нашел там Айзейю, попивающего воду. На нем была панама, которая защищала его от палящего солнца. Когда мы подошли, Гас шлепнул по спине девушку и показал, что она должна уйти – как будто бы мы были боссами мафии, собравшимися в итальянском ресторане, а Гас выпроваживал официантов. Валите отсюда. Вам не нужно все это видеть. Айзейя поднялся с широченной улыбкой – из него бы получился грандиозный дипломат – и просто произнес: «Привет, я – Айзейя».

Мы пожали друг другу руки и сели. Я объяснил задачу моих текстов, как я их пишу с точки зрения болельщика и использую всяческие приемы – например, что я болею за бостонские команды и ненавижу их соперников, притворяюсь, что я умнее всех генеральных менеджеров, продвигаю идею перенести Рождество на день рождения Лэрри Берда – что и сделало Айзейю естественной мишенью для меня. Он все это понял. Он сказал, что мы оба развлекаем людей, если так можно выразиться. Мы оба ставим себе целью сделать баскетбол интереснее. Он плохо отнесся к двум вещам, которые я написал: что он разрушил КБА (по его мнению, это не так) и что я поместил его в круг других некомпетентных управленцев в колонке «Саммит худших генеральных менеджеров». Это привело к тому, что мы обсудили каждое его решение на посту и причины, приведшие к этому решению. Он признал, что совершил лишь две ошибки – выменял Джалена Роуза (его вина) и Стива Фрэнсиса (не его вина, так как, по его словам, на этом настоял Лэрри Браун), и яростно защищал все остальное. Странным, непостижимым образом ему удалось убедить меня во всем. Например, он объяснил недавний обмен Рэндолфа, сказав: «Все пытаются играть быстрее и маленьким составом. Я хочу пойти другим путем. Хочу, чтобы мы стали мощнее и забирали щиты». Я сидел и только успевал качать головой. Отличная идея! Мне очень нравится! Ты – гений! Только позже, когда мы разошлись и я стал думать об этом больше, то пришел к выводу, что эта стратегия обречена – не в том разделе, который касался «стать мощнее», а тем, что он пытался «стать мощнее,» заполучив двух толстожопых недоумков, которые не могут защищаться, не могут страховать под щитом и при этом получают кучу денег». Вы становитесь лучше под щитами с МакХэйлом и Пэришем или с Сэмпсоном и Оладжувоном. Эдди Карри и Зак Рэндолф вам вряд ли помогут».

Чем все закончилось: В общем, для Симмонса все закончилось хорошо. Он не только не был бит, но еще и нашел секретный ингредиент для книги.

Элджин Бэйлор Vs. Билл Симмонс

Суть: Билл Симмонс высмеивал некомпетентность Бэйлора на посту генерального менеджера, тот считал его «парнюком».

Процесс: «С тех пор, как «Клипперс» наняли его в качестве генерального менеджера в 1986-м, старина Элджин стал чем-то вроде ходячей шутки. Вот что я написал о нем в своей колонке в 2004-м после того, как впервые приобрел абонемент на матчи «парусников»:

Обладатель доброго лица и счастливой улыбки, как дедушка в каком-нибудь ситкоме, Элджин Бэйлор – член Зала Славы, каждый год сидящий среди других смущенных генеральных менеджеров на лотерее драфта. Я очень часто шутил о способностях Элджина в управлении командой, ибо он был легкой мишенью. Ведь речь идет о человеке, которого Реджи Теус с TNT однажды назвал «ветераном лотереи», а ведь то была попытка сделать комплимент. Наличие Бэйлора в качестве генерального менеджера вашей команды похоже на то, как моя мама водит машину. Она сбивает почтовые ящики и смущенно бормочет что-то типа «Боже, у меня так ухудшилось зрение» и «Нам не стоило заказывать вторую бутылку вина». Постоянный страх.

Как оказалось, Элджин читает больше газетных материалов и онлайн-колонок о «Клипперс», чем вы могли ожидать. Ему явно не нравятся мои нападки. Мне довелось как-то обедать с парой деловых партнеров в кафетерии «Стейплс Центра». Бэйлор оказался там же по какому-то странному совпадению. Когда один из моих партнеров спросил, не хочет ли Элджин присоединиться к нам, он взглянул на меня и сказал «Этот парень – [непечатное]». Он использовал слово из шести букв с ударением на второй слог. Давайте представим, что он назвал меня «парнюком».

Моим читателям невероятно понравилась эта история. Из всего того, что я когда-либо писал для ESPN.com, история «Этот парень – парнюк» стала самым популярным анекдотом, связанным с моим именем. Я постоянно слышу это выражение на трибунах «Стейплс Центра».

Чем закончилось: «Однако из-за этой истории мне понадобилось целых два года, дабы завоевать симпатии Бэйлора. Окончательное примирение произошло в тот день, когда я снимал видео о бросках с центра площадки для ESPN. Съемки проходили в «Стейплс Центре» за несколько часов до матча с участием «Клипперс». После съемок я устроил соревнование по броскам с Майком Данливи, с призом в 100 долларов. Я выиграл и Данливи попросту исчез, не заплатив мне. Пока мы собирали наше съемочное оборудование, ко мне подошел Элджин. У него было такое выражение, словно он стал свидетелем ограбления престарелой женщины.

– Он ведь тебе не заплатил? – прошептал мне генеральный менеджер «парусников»

Я покачал головой. Элджин скорчил гримасу и с отвращением сказал:

– Это на него похоже. А знаешь что еще? Он бросал первым, но когда ты забил свой последний бросок, он притворился, будто бросал вторым, и будто бы у него был еще один бросок в запасе. Ты ведь это заметил?

– Да, я обратил на это внимание. Это было забавно.

Мы провели следующие полчаса, болтая о положении дел в современной лиге. Каждый раз, когда у меня возникают сомнения по поводу правильности выбранной мной профессии, я мысленно возвращаюсь к моменту, когда я стоял в пустом «Стейплс Центре» и говорил о баскетболе с такой легендой, как Элджин Бэйлор. Мне очень жаль, что его выкинули из офиса «Клипперс». Несмотря на статус самого любимого персонажа в организации, Элджин был слишком стар, чтобы противостоять политическим маневрам Данливи. Его отставка была делом времени».

Джерри Краузе Vs. Сэм Смит, репортер Chicago Tribune

Суть: Краузе остался недоволен собственным образом, нарисованным в книге «Правила Джордана»

Процесс: В 92-м году вышла самая знаменитая книга о баскетболе «Правила Джордана», в которой в мельчайших деталях описываются взаимоотношения внутри «Чикаго» на протяжении сезона-90/91. Смиту, который был близок к команде, постоянно ездил с «быками» и дружил с Джоном Баком, удалось показать жизнь «Чикаго» изнутри: с драками, конфликтами между игроками, непростыми взаимоотношениями между игроками и тренерами, недовольством резервистов – в итоге так вышло, что единственными приличными людьми выглядят тренеры, особенно Фил Джексон, который выступает в роли мудрого гуру, направляющего колеблющихся учеников к заветной цели. Смит, может, и добавил градуса драматичности, но вышло все более чем реалистично – что и сделало книгу бестселлером. Читатели сопереживали Биллу Картрайту с его убитыми ногами, болели за Пиппена и Гранта, выбивающих новые контракты, с удивлением узнали, что быть альфа-догом в чемпионской команде вовсе не так весело и в жизни альфа-доги довольно мрачные парни.

Книга до сих пор производит сенсационное впечатление. Что уж говорить о начале 90-х. Она максимизировала интерес к новому чемпиону – не из-за скандальных оттенков (полумных ханжей, видящих даже в цифровых заголовках элемент «желтизны», хватало во все времена), а потому, что сделала всех супергероев вполне реальными людьми (опять же, за исключением Фила Джексона, который через всю карьеру прошагал в мантии мудреца/волшебника).

Так вот. В самой команде от работы Смита отмахнулись. «Я посмеюсь над книгой и буду продолжать работать. Команда знает настоящую правду», – сказал тогда Джордан. Стэйси Кинг добавил: «Таких сказочек я не читал со времен историй Матушки Гусыни».

Все, кроме одного человека. Хотя главным откровением стал сложный характер Майкла Джордана, генеральный менеджер Джери Краузе воспринял выход «Правил Джордана» как пощечину себе лично. Смит в подробностях описывает насмешки в адрес менеджера со стороны команды, рассказывает о его упорстве при продлении контрактов с лидерами и о его маниакальном желании усилить команду Тони Кукочем. По ходу повествования тот действительно становится антигероем, негативное отношение к которому объединяет всех. Правда, антигероем все равно незначительным и, скорее нелепым, чем опасным – образ Краузе смешон, но не более того – все понимают, что он просто ответственно подходит к своей работе.

В общем, сам Краузе считал иначе. И быстро показал, что может стать антигероем вполне реальным. На протяжении следующего сезона Смит не смог посещать матчи «Чикаго» и был отстранен от общения с командой. Очень скоро Краузе впал в тотальную паранойю и изгнал главного помощника Джексона Джона Бака, заподозрив, что именно он сливал всю информацию журналисту.

В итоге: Никакого примирения так и не произошло. Все написанное Смитом оказалось правдой – Фил Джексон позже признался, что книга очень повлияла на Джордана, заставив его пересмотреть отношение к партнерам. Отношения лидеров «Буллс» и Джексона с Краузе постепенно становились все хуже и хуже, что в итоге привело к развалу династии.

Удивительно, но Смиту удалось сохранить хорошие отношения с владельцем клуба Джерри Рейнсдорфом. Теперь он пишет для официального сайта «Чикаго».

Джейсон Коллинз Vs. Крис Бруссард, репортер ESPN

Суть: отношение к гомосексуализму

Процесс: Sports Illustrated спродюссировал главную историю позапрошлого года: действующий спортсмен признается в нетрадиционной сексуальной ориентации, а его коллеги дружно выражают ему поддержку. Задумка сработала почти безотказно, но без скандала все равно не обошлось. Как-то так вышло, что мнение по данному поводу начали выражать не только игроки, но и журналисты, а когда дело дошло до Криса Бруссарда, одного из главных инсайдеров ESPN, то тот начал говорить что-то, не прописанное в сценарии:

«Я христианин. И я не могу принять это, не могу согласиться с гомосексуализмом. Считаю, что это грех, равно как и любые сексуальные отношения между мужчиной и женщиной вне брака. Грэндерсон (коллега Бруссарда, признавшейся в нетрадиционной сексуальной ориентации) знает об этом. Мы с ним на протяжении нескольких лет играли в баскетбол в одних командах. Мы вместе обедали, хорошо общались, смеялись вместе. Он знает мои убеждения, я знаю его убеждения. Можете называть меня невежественным, нетерпимым или ханжой… Библия говорит о том, что это грех. Если ты открыто живешь в грехе – любом грехе, будь то гомосексуализм, добрачный секс между гетеросексуальной парой, прелюбодеяние – я считаю это открытым вызовом Господу и Иисусу. Я бы не стал называть такого человека христианином, потому что, согласно Библии, таковым он не является».

Потом выяснилось, что так получилось случайно. Бруссард должен был вещать про «Лейкерс», но неожиданно пришла новость о каминг-ауте Коллинза, и замену ему найти не успели. (По другой версии коллега Грэндерсон чуть ли не специально подставил Бруссарда).

В ответ Коллинз сделал два заявления. Одно было напрямую связано с Бруссардом: Коллинз пояснял, что считает себя верующим человеком, воспитывался в христианской семье, ходил в воскресную школу и так далее.

Другое случилось параллельно и не было связано с Бруссардом: «какой-то болван» позволил себе гомофобские высказывания в его в адрес.

Но это было не важно. На защиту Коллинза поднялась вся Америка, потребовавшая извинений.

Чем закончилось: Ничем. ESPN выразил сожаление в связи с тем, что комментарии Бруссарда «отвлекли» аудиторию от сути события. Сам журналист показал себя мастером в теологии, умудрившись одновременно пойти на попятную и остаться при своих:

«Ничего не имею против гомосексуалистов… Жизнь христианина предполагает постоянную борьбу с соблазнами. Если ты ошибаешься и падаешь, то нужно найти силы подняться, покаяться и попросить Бога о прощении. И двигаться дальше. Думаю, все это относится и к гомосексуалистам».

Том Хейнсон Vs. Боб Райан, репортер Boston Globe

Суть: Хейнсон был недоволен критикой в свой адрес

Процесс: В 1969-м Том Хейнсон стал главным тренером «Селтикс», а Боб Райан целиком и полностью переключился на баскетбольную команду.

Это было время, когда о баскетболе не принято было писать много. Издания не отправляли журналистов на выездные матчи: репортажи о них Райан писал со слов Тома Хейнсона, который исправно звонил ему после каждой встречи.

В 1975-м их дружба сошла на нет. Райан все чаще вставал на сторону игроков и выражал их жалобы на страницах Boston Globe. По поводу Хейнсона он, в частности, написал, что тот был «испорченным богатеньким ублюдком, папаша которого забрал у него ключи от машины».

В ответ Хейнсон назвал Райана «раком» и перестал с ним разговаривать.

Обида была настолько сильной, что история не закончилась даже в 78-м, когда Хейнсон покинул пост главного тренера. В 88-м вышла свет его автобиография, в которой для журналиста нашлась увесистая лопата с фекалиями: легенда «Селтикс» прошелся по Райану и за то, что тот давал игрокам выражать свои чувства через прессу, и за то, что тот «начал считать себя частью семьи», и за то, что тот пытался тренировать команду посредством своих историй. Было сказано, что и про раздутое эго, и про восприятие себя в качестве баскетбольного гуру, причем все это, по мнению Хейнсона оказалось совершенно недопустимым на фоне того, что заметки Райана читали все, кто жил в Бостоне и хотя бы немного интересовался баскетболом.

Чем закончилось: Хейнсон стал комментатором и сменил баррикады. Райан же впоследствии вел себя более сдержанно – в нулевых, когда Симмонс выступил с серией текстов против Дока Риверса, вся пресса единодушно поддержала главного тренера «Селтикс».

Гэри Пэйтон Vs. Джим Мур, репортер SeattlePi

Суть: недопонимание

Процесс: «После 2-й игры серии с «Сакраменто» в 96-м Пэйтон оказался в больнице: из-за обезвоживания ему вводили жидкости внутривенно. Мне подумалось, что это отличная история, повод воспеть непоколебимый характер лидера «Соникс» – что-то вроде: «Соникс» проиграли, но их лидер так выложился, что попал в больницу». Так что я постарался поймать его перед следующим матчем.

Я зашел в раздевалку «Соникс» на Arco Arena перед игрой и начал расспрашивать его об этом. Он завязывал кроссовки, посмотрел на меня и говорит:

– При чем тут баскетбол?

Я начал ему объяснять, как же это круто, что есть такие парни, которые играют до конца, а потом попадают в больницу…

– При чем тут баскетбол?

Я попробовал еще раз.

– Так при чем тут баскетбол?

На этом месте годы общения с ним взяли свое. Я расстроился и вместо того, чтобы уйти, поджав хвост, как я делал уже не раз, сказал: «Знаешь, что, Гэри? Я устал от твоей говнистости».

Он встал, подошел вплотную ко мне и говорит:

– И что ты собираешься с этим делать?!

В этот момент я подумал про себя: «Матерь божия, да я понятия не имею, что я собираюсь с этим делать, но сдаваться просто так нельзя». И тут я заметил, что он только что почистил зубы, и в углу рта осталась паста. Так что я ткнул ему в лицо и сказал:

– Эй, Гэри, а у тебя паста засохла в уголке рта.

Я до сих пор не понимаю, зачем я это сделал. У меня просто не было ответа на вопрос «И что ты собираешься с этим делать?!». Я понимал, что не могу сказать «Я собираюсь надрать тебе задницу», потому что тогда был пузатым 39-летним журналистом, а ему было 26, и он был в идеальной форме, и, вне всякого сомнения, он был мне голову оторвал.

Ответ на мое замечание был прост. От летящего кулака меня спас то ли Сэм Перкинс, то ли Дэвид Уингейт. Подоспевший Джордж Карл схватил меня в охапку, чтобы я не набросился на Пэйтона (я, естественно, не собирался это делать), и вывел из раздевалки. Развязка сопровождалась продолжительной перепалкой в стиле «Я твоя мама **ал».

Чем закончилось: «Меня наказали: отстранили от общения с командой на два дня. Впрочем, я был не против. Думаю, что Гэри тоже. К его чести стоит признать, что с того дня и во время финальной серии у нас сохранялись нормальные профессиональные отношения. Хотя всегда получалось лучше, когда я не задавал вопросы, а просто слушал, как он беседует с другими журналистами».

Фото: Fotobank/Getty Images/Rob Loud/Getty Images for Tribeca Film Festival

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья