Фонарь
Блог

«Он разрушает собственный клуб». Почему Майкл Джордан такой неудачник

Надо разобраться.

Один из самых навязчивых стереотипов об НБА гласит: вся та одержимость результатами, которая подняла на недостижимую высоту Джордана-игрока, давно не свойственна Джордану-человеку. «Большой кошак наигрался», и в качестве владельца клуба НБА занимается только тем, что гоняет в гольф, валяется на солнце и радуется капитализации клуба.

Именно этим тезисом чаще всего объясняется то, что Джордан пробился в тройку худших владельцев НБА и теперь ведет ожесточенную борьбу с Вивеком Ранадиве и Джеймсом Доланом. За его 14 сезонов «Шарлотт» пришел к показателям 464 победы и 651 поражение, лишь три раза пролез в плей-офф несчастной Восточной конференции и не выиграл ни одной серии. Одновременно, в отличие от прямых конкурентов, Джордан еще и как будто индифферентен: ни разу не платил налог на роскошь, не устраивал лихорадочную смену менеджеров и тренеров, на худой конец даже не предлагал тактику с четырьмя защитниками и одним игроком под чужим кольцом…

Джордан приобрел клуб за 180 млн долларов в 2010-м. И вполне счастлив тем, что в настоящий момент «Шарлотт» оценивается уже в 1,5 млрд долларов. 

И при этом того Джордана, который регулярно проскальзывает в инсайдах, можно назвать каким угодно, но только не равнодушным.

Кто еще из владельцев постоянно оставляет за собой последнее слово при выборе на драфте?

Кто еще воюет с бывшим тренером через прессу после жалоб на увольнение?

Кто еще участвует в тренировках команды?

Кто еще поссорился с близким другом из-за критики клуба и клубной политики?

Кто еще так активно уговаривает переходить к нему не только звезд, но и вообще любых свободных агентов?

Кто еще регулярно дает советы команде, например, что нужно активнее критиковать друг друга?

Кто еще обкладывает судей?

И кто еще потчует игроков подзатыльниками?

Успех с «Шарлотт» для Джордана совершенно очевидно не менее важен, чем все, что было до этого. Но у него не получается.

Почему?

Джордан то ли доверяет некомпетентным, то ли не доверяет компетентным

Считается, что Джордан, конечно, в баскетболе разбирается (по крайней мере, никто еще не утверждал обратного), но у него не хватает времени на полноценное погружение в дела. А потому он передал управление тем, кого не столько волнует результат, сколько сама близость к телу.

Например, бывший тренер «Шарлотт» Лэрри Браун объяснял это так: «Очень часто приходится иметь дело с людьми, которые окружают Джордана, а не с ним. Они совершенно некомпетентны и не пытаются оспорить его мнение. Вокруг него люди, которые ни черта не понимают. Тренер, генеральный менеджер и президент – все должны работать в одной упряжке. А здесь было такое ощущение, что за тобой всегда шпионят и докладывают ему».

Из-за похожих умозаключений Чарльз Баркли рассорился с Джорданом. «Думаю, что вокруг него нет людей, к чьему мнению он бы прислушивался. Когда ты знаменит, то очень важно, кто тебя окружает. Ты за все платишь, и эти люди всегда тебе поддакивают, потому что хотят, чтобы ты платил и дальше. Они хотят летать на частном самолете, хотят есть дорогие стейки, поэтому ни в чем тебе не перечат».

В руководстве «Шарлотт» (или среди внештатных помощников Джордана) доминируют его друзья. Президентом по баскетбольным операциям в первые годы был Род Хиггинс, один из самых близких людей для Джордана, его одноклубник по «Чикаго». Второй человек в клубе – управляющий Кертис Полк, который с 80-х работал помощником Дэвида Фалка, агента Джордана. Вице-президент клуба – Фред Уитфилд, который дружит с Джорданом больше 40 лет и раньше представлял его интересы в Jordan Brand.  

Все они – с Джорданом еще с вашингтонских времен.

Сам Джордан отрицал, что никого не слушает: «Это совершенно точно не так. Люди, которые говорят такое, никогда не видели наших встреч. Сама эта идея не имеет отношения к действительности. Кертис работал со мной больше 20 лет, у него нет никаких проблем сказать мне «нет». У Рода нет проблем сказать мне «нет». У Фреда нет проблем сказать мне «нет». А Рич настолько искренен и прям, насколько это вообще возможно».

Рич здесь – это Рич Чо, бывший генеральный менеджер «Хорнетс». Один из тех, кто должен был привнести в «Шарлотт» инновации, аналитику и прочие технологии, плохо представимые в этом кружке друзей под 60. Но со временем растворился вместе с остальными.

Потому что не скрывается: у Джордана еще со времен карьеры игрока есть проблемы с доверием, и, какой бы ни была его вовлеченность, решение он в любом случае оставляет за собой.

Вот это желание взять на себя последний бросок под сирену приводит Джордана к самым незабываемым ошибкам за все время управления клубом.

Это выбор Малика Монка на драфте-2017. Главный тренер Стив Клиффорд умолял фронт-офис выбрать Донована Митчелла.

Это выбор Фрэнка Камински на драфте-2015. «Бостон» предлагал за 9-й пик «Хорнетс» четыре пика.

Это выбор Ноа Вонле на драфте-2014. «Чикаго» давал за 9-й пик «Хорнетс» два пика (16-й и 19-й), а Рич Чо настаивал на том, что надо брать Дага Макдермотта (ушел под 11-м после того, как «Денвер» поменялся с «Буллс»), и присматривался к Родни Худу.

Во всех случаях известно, что Джордан игнорировал советников и навязывал собственное видение.

Можно предположить, что и все эти известные случаи не являются исключительными: даже люди из близкого окружения – всячески подчеркивая, что «он не диктатор и стоит за здоровое обсуждение» –  не скрывают, что последнее слово всегда за ним.

Особенно здесь любопытна история с выбором Адама Моррисона под третьим пиком на драфте-2006.

Существует миф, что его выбирал вовсе не Джордан. Церемония состоялась через несколько недель после того, как он приобрел пакет акций и получил должность президента по баскетбольным операциям. Род Хиггинс впоследствии утверждал, что ответственным все еще оставался генеральный менеджер Берни Бикерстаф, а лично Джордан не мог подготовиться к драфту за такой короткий срок.

Вот только сразу несколько людей рассказывали, как именно Джордан пришел к такому выбору. Сделка по продаже, естественно, проводилась не спонтанно, и все приготовления к драфту были сделаны заранее.  

«Майкл много советовался со мной поначалу, – рассказывал Джим Стэк, бывший помощник генерального менеджера Джерри Краузе в «Чикаго». – Помню, мы очень много обсуждали Адама Моррисона. Он был очень талантливым атакующим игроком. После из-за диабета у него начались проблемы. Он сразу же был слабым мальчиком, но расписание НБА его окончательно добило. Мы говорили о нем с Майклом. Говорили откровенно. Просто дело в том, что на тот момент на драфте не было очевидного кандидата. Это был плохой драфт».

«Я говорил: «Майкл, мне кажется, тебе нужно брать Брэндона Роя», – объяснял Чарльз Баркли. – А он мне: «Нам нравится Адам Моррисон». Я ему твердил: «Адам Моррисон не может играть». Сказал ему: можно тебя спрошу одну вещь – это ты первым произнес имя Адама Моррисона, а штаб с тобой согласился, или они сами до этого додумались? Он спросил: «Что ты имеешь в виду?» Я ему говорю: «Майкл, никто не хочет идти против тебя. Ты очень мощная фигура, и никто, особенно твои лакеи, как я их называю, не будут тебе перечить». «Адам Моррисон – хороший парень. Но в НБА он не может играть».

Когда Джордан только стал владельцем, ожидалось, что он научится делегировать ответственность. Но то же недоверие партнерам, нежелание отдавать решающие броски, уверенность в собственной правоте, что подводили его на старте карьеры, отчетливо проявились и в управлении клубом.

Джордан несвоевременно меняет тактику

Управлять клубом в НБА довольно просто. Нужно всего лишь оставаться в нижней половине конференции, пока у вас не соберется более-менее талантливый молодой костяк, затем подобрать к ним в меру дорогих ветеранов и надеяться на то, что вы угадали и вам повезет. Это само по себе не гарантирует вам титул: можно выбрать трех MVP и все равно вспоминать потом трехочковые судороги Андре Роберсона. Но по такому циклу живут все: если вы не умеете выбирать, то будете на дне немного дольше (если вы «Сакраменто», то сильно дольше), после бегства в Лос-Анджелес выросшей или схода прошедшей пик суперзвезды начнете заново. 

Майкл Джордан не хочет жить по этим правилам. Хотя в НБА работают всего два человека, которые взломали матрицу.

Объясняется это тем, что «Шарлотт» – это уникальная ситуация, где исключительно чувствительные болельщики не верят в «процесс».

У «Хорнетс» действительно сложная история.

В 99-м тогдашний владелец «Хорнетс» Джордж Шинн попал в суд еще тогда, когда это не было модно. Дама из Шарлотт обвинила его в том, что миллиардер посадил ее к себе в машину, силком отвез домой и вынудил заниматься оральным сексом. От пункта «насилие» он кое-как отбился, но недозволенные физические контакты были зафиксированы, и его репутация самого благочестивого человека во всем баскетболе на этом похерилась.

Болельщики бойкотировали команду. А Шинн взял и перевез клуб в Новый Орлеан.

«Хорнетс» вернулись всего через два года. Но злопамятность местных жителей такова, что Джордану никак не удается преодолеть синдром Шинна. Клуб – один из худших по посещаемости в НБА, но дело не только в результатах, негативная аура профессионального баскетбола никуда не делась, какие бы усилия в области работы с «коммьюнити» ни предпринимал новый владелец.

«Я общался с людьми и все они спрашивали: насколько тесно Джордан связан с городом? Купил ли он там дом? – рассказывал бывший тренер «Хорнетс» Сэм Винсент. – Мне казалось, что отношения Майкла с болельщиками начинались неплохо, но потом что-то испортилось. По моему мнению, то, что он не мог заполучить их поддержку тогда и не может до сих пор – объясняется проблемами, которые были созданы предыдущим руководством клуба».

Очевидно, что именно не так.

«Шарлотт» вышел в плей-офф сразу же после того, как Джордан стал мажоритарным владельцем – в 2010-м. Но затем он понял, что для решения больших задач нужно откатываться вниз и искать на драфте суперзвезду, вокруг которой строилась бы по-настоящему мощная команда.

Джордан взорвал команду Лэрри Брауна. И сделал это не очень умело: упустил Тайсона Чендлера и Рэймонда Фелтона, со скандалом обменял местного любимчика Джеральда Уоллеса, дал большой контракт Тайрусу Томасу.

Ровно на этом моменте отношения с болельщиками обострились: «Шарлотт» начал ежегодно терять деньги и заискивать перед аудиторией.

Именно из-за этого Джордан держится за полумеры и исключает полноценные «сливы» сезона. Если у команды совсем нет шансов, то «Шарлотт» все равно пыжится, а не убирает из состава всех, кто хоть как-то ухудшает позиции на драфте. Если у команды есть свободная платежка и можно ее забить ненужными контрактами и взять с ними дополнительные активы, то «Шарлотт» тратит это место на подписание какого-нибудь Гордона Хэйворда. Если намечаются хоть какие-то проблески, то сразу выкладывает многомиллионный контракт Батюму и запрыгивает в плей-офф. Если из молодых на человека похож только Уокер, а набранного таланта явно недостаточно для того, чтобы пока всплывать, то это никого не останавливает. Если понятно, что Уокеру не нужно платить и следует его менять и отказываться в перестройку, то клуб продолжает куда-то двигаться по инерции.

Стратегия постоянно меняется еще до того, как достигаются цели, поставленные на конкретном этапе. Там, где даже самые близорукие менеджеры двигаются с более-менее широким диапазоном (пять лет дна, десять лет плей-офф, а остальное уже зависит от качества полученных игроков), Джордан гребет по-лягушачьи: пара лет гордого плавания в восточном болоте, пара лет борьбы за восьмое место Востока, и снова, и снова.   

«Шарлотт» – худшая команда XXI века. И при этом по-настоящему «сливался» Джордан лишь один раз, в 2012-м, «сливался» так, что перепонки порвало – 7-59.

Как раз в тот год ему чудовищно, несправедливо не повезло: первый пик драфта-2012, драфта, где была стопроцентная суперзвезда, при очень подозрительных обстоятельствах оказался в «Новом Орлеане». 

Однако в остальном вот эта нетерпеливость, неумение придерживаться четкой линии, нежелание терпеть критику приводит к тому, что Джордан сам себе лишает бесценного преимущества всех горе-менеджеров – отнимает у себя столь высокие пики, которые сами по себе исключали бы ошибки. Поэтому в 2012-м «Шарлотт» был вынужден напрягать извилины и рисковать с Кидд-Гилкристом, первым среди равных, в 2013-м получил высокий пик на слабом драфте, а в 2014-м, 2015-м, 2017-м, 2018-м и 2019-м выбирал в районе 10-го пика.

Чтобы игнорировать механизмы, по которым живет вся лига, нужно либо качественно драфтовать, либо виртуозно меняться, либо заманивать трансформирующих все вокруг суперзвезд.

Джордану не по силам ничего из вышеперечисленного. А преждевременными отходами от элементарного, ребенку понятного курса он сам себя лишает даже привилегий идиота.

Но понятно, почему так происходит: его политика умиротворения привела к тому, что посещаемость все же медленно, но увеличивается, и с сезона-13/14 «Шарлотт» оказывается в плюсе. В 2019-м доход «Хорнетс» – 39 миллионов.

Джордан не понимает, как драфтовать

Билл Симмонс построил карьеру на том, что обсмеивал количество раз, когда слово «потенциал» появлялось в драфт-обзорах Хьюби Брауна. Шутки шутками, но все знают, что самое важное при выборе молодого игрока – это именно умение спроецировать его развитие с годами и увидеть, как его навыки приживутся в баскетболе будущего.

Ну как все.

Джордан почти всегда старается брать самый безопасный вариант – людей, которые показали себя на уровне NCAA и хотя бы точно не провалятся. Такая тактика приводит к тому, что «Шарлотт» априори лишает себя возможности угадать будущую звезду, зато набирает бесконечных ролевых игроков. То есть понимает драфт ровно так, как его не надо понимать.

У Джордана явный посттравматический синдром. На своем первом драфте, еще в качестве босса «Вашингтона», он исходил как раз от пресловутого «потенциала» и под первым пиком выбрал школьника Кваме Брауна, как оказалось чуть позже, криворукого центрового с мягкотелостью во всех частях организма.

Джордан нанес Брауну травму – обзывал «отъявленным педиком» и доводил до слез. Но и Браун тоже нанес Джордану травму – после такого опыта сложно разглядеть навыки будущей звезды хоть в ком-нибудь.

Дальше всегда была предельная осторожность.

2006 – Адам Моррисон, лучший бомбардир NCAA.

2008 – Ди Джей Огастин, лучший разыгрывающий NCAA, первая символическая сборная.

2009 – Джеральд Хендерсон, символическая сборная ACC, третья символическая сборная NCAA.

2011 – Кемба Уокер, лучший игрок «Финала четырех NCAA и чемпион; и Бисмак Бийомбо, защитный суператлет из Европы.

2012 – Майкл Кидд-Гилкрист, чемпион NCAA, символическая сборная SEC.

2013 – Коди Зеллер, вторая символическая сборная NCAA.

2014 – Ноа Вонле, лучший новичок и третья символическая сборная Big-Ten.

2015 – Фрэнк Камински, лучший игрок NCAA.

2017 – Малик Монк, лучший атакующий защитник NCAA, лучший игрок SEC.

2019 – Пи Джей Вашингтон, первая символическая сборная SEC, третья символическая сборная NCAA.

Дело не в том, что на каждом драфте были люди, выбранные ниже и выросшие в звезд. Сам принцип тут весьма прозрачен: главное – как бы чего не вышло.

Удивительно, что когда «Шарлотт» все же попадал, то и тогда промахивался. Шэй Гилджес-Александер выбран «Хорнетс» и обменян на Майлза Бриджеса, Тобайас Харрис – на сдавшего Кори Мэггетти.

За 14 лет Джордана «Шарлотт» получил лишь одного человека, который претендовал на звание звезды да и тот не был настолько хорош, чтобы вокруг него можно было построить претендующую хоть бы на полуфинал Востока команду.

Можно говорить, что «Хорнетс» не везло с драфтом. И это правда. Но как они не пытались сделать так, чтобы им фартануло, ровно так же они и не пытались угадать звезду в тех, кто им оставался. За это время с худшими шансами «Финикс» утащил Девина Букера, «Вашингтон» – Брэдли Била, «Милуоки» – Янниса Адетокумбо, «Портленд» – Дэмиана Лилларда, «Сан-Антонио» – Кавая Ленарда, «Юта» – Донована Митчелла, «Майами» – Бэма Адебайо и Тайлера Хирро, «Индиана» – Майлза Тернера, «Голден Стэйт» – Клэя Томпсона…

У «Хорнетс» был лишь Кемба Уокер. И тот – исключение.

В этом сезоне «Шарлотт» впервые сделал все иначе: на драфте они взяли не проверенную университетскую лошадку, а звезду инстаграма, балансирующую между гениальностью и любовью к лошадям.

И не понимает, что активами нельзя разбрасываться

Самое странное решение «Хорнетс» последних лет – это тупик имени Кембы Уокера. Клуб даже не подумал о том, чтобы выменять за свою хотя бы номинальную звезду хоть что-то нужное, дождался лета и потом не предложил ему максимально возможный контракт. В итоге разыгрывающий, который единолично олицетворяет почти весь позитив, связанный с «Шарлотт», ушел безвозмездно.

Есть ощущение, что это тоже связано с комплексами предыдущих лет.

Когда Джордан решил, что нужно «сливать», и отправил в «Портленд» Джеральда Уоллеса, единственного игрока Матча всех звезд в истории клуба, то услышал от того обвинения в «предательстве». Местная пресса казнила руководство за вполне логичный обмен, в результате которого «Хорнетс» получили два пика первого раунда (Тобайас Харрис и Шабазз Напьер) и несколько тел (Пжибилла, Данте Каннингем, Шон Маркс). Стивен Джексон критиковал перестройку так громко, что пришлось избавиться и от него.

У Джордана менее богатая, но столь же безрадостная история работы с активами. Он разочаровался в Борисе Диао еще до того, как тот защищался против Леброна в финалах. Отдал Тайсона Чендлера «Далласу» за пустой пакет, на котором написано «Нахера».Так же, как Уокера, отпустил Рэймонда Фелтона. Так же не подумал, что за реабилитацию карьеры Джереми Лэмба «Хорнетс» заслужили ну хоть какую фиговатую плюшку.

Здесь можно усмотреть феноменальную неспособность смотреть на два шага вперед. Но есть ощущение, что после истории с Уоллесом Джордан принципиально не меняет родных клубу игроков, чтобы лишний раз никого не провоцировать. Это часть клубного ребрендинга: возвращение названия, логотипа, жала, фиолетовых цветов и прочего – а еще вот такое трепетное отношение к прижившимся игрокам. Пусть даже те стоят одной ногой на выход.

Джордан не создает внятную культуру

Самое обидное состоит в том, что «Шарлотт» – это не цирк.

Вот конкуренты Джордана по-настоящему дают огня: «Сакраменто» не может разобраться в устройстве коллективного соглашения, «Нью-Йорк» выдумывает все новые способы потратить кучу денег на неожиданные покупки, «Детройт» сам себя загоняет в угол странными маневрами, а потом ищет выход, «Финикс» и вовсе использует коз…

Но в «Хорнетс» все сурово.

Сам Джордан задает рабочую атмосферу – предлагает критиковать друг друга и сам явно за словами и пинками в карман не лезет.

Тренеры здесь – все как на подбор из старой гвардии. Лэрри Браун, Стив Клиффорд да даже провалившиеся Пол Сайлас и Майк Данлап – это стандартный типаж сержанта, выбивающего дерьмо из подчиненных.

Никаких признаков явного разложения не замечено: ни конфликтов между игроками, ни хандры звезд, ни бифов с рэперами, ни кардашьян. Даже Дуайта Ховарда погнали после всего одного сезона традиционного пердежа.

Все эти годы о Джордане-владельце, от хоккеистов до бывших игроков, говорят только восторженно.

«Он сидел на первом ряду и был полностью поглощен игрой. ПОГЛОЩЕН! Он трэшил судей безостановочно. «Эй ты, ты был хреновым судьей, когда еще я играл, и ты до сих пор тут работаешь!» Судья увидел, кто с ним говорит, но больше не оглядывался в его сторону… Потом мы проиграли четыре раза подряд, Джордан появляется на следующей тренировке. Не помню, что он нам рассказывал о «Чикаго», не помню, что еще он нам говорил. Но закончил он так: «Вам нужно во всем разобраться, а не вынуждать меня прилетать к вам из Флориды». ЭмДжей живет только победами» (Джереми Лин).

«Он очень много работает, чтобы команда стала лучше… Он ценен даже для меня, так как смотрит каждый матч и не боится подсказать мне, в чем мы можем прибавить» (Стив Клиффорд).

«Я работаю довольно долго и хорошо разбираюсь в людях. И вот что я скажу: великие спортсмены, которые были великими лидерами, в итоге побеждают. Вокруг Джордана можно ощутить магнетическую ауру. При этом в нем все было очень четко. Ничего лишнего: нужно много работать, вкалывать на тренировках, выкладываться. Все подчинено победам» (Джордж Макфи).

Проблема в том, что серьезное отношение, если к нему ничего не прилагается – это всего лишь гарантия унылости.

Это не «Майами» – здесь нет физических перегрузок, которые реанимируют карьеры ролевиков. Это не «Сперс» – здесь нет развития молодых игроков и семейной атмосферы. Это не «Орландо», где хотя бы хватает таланта, чтобы тот же Клиффорд вытаскивал команду в плей-офф на одной муштре. И это даже не любой аутсайдер Запада, где все равно сохраняется хоть какая-то перспектива, хотя бы перспектива удрать в приличное место.

«Шарлотт» пригласил Джеймса Боррего специально для того, чтобы все это исправить. Чтобы заполучить частичку магии «Сан-Антонио».

Результата пока нет.

Атмосфера, возможно, рабочая, но на количестве побед это никак не отражается. И никакого особенного единения не видно.

Тренеры достойные, но молодые «Хорнетс» не превращаются в тех, кого в них разглядели. Хотя уже то, случилось с Девонте Грэмом, воспринимается как чудо.

Разложения не заметно, но как десять лет назад в «Шарлотт» толстел и деградировал француз Диао, так же и сейчас в «Шарлотт» худел и деградировал француз Батюм.

Ярко выраженная особенность «Шарлотт» по-прежнему в том, чтобы делать все невпопад.

В предпоследнем цикле «Хорнетс» вложились в Эла Джефферсона и Гордона Хэйворда (который доехал в виде Лэнса Стивенсона). Они не стали дожидаться, чтобы Уокер окреп, а Вонле и Пи Джей Хэйрстоун хотя бы отдаленно напоминали баскетболистов. Была поставлена и успешно выполнена задача закрепиться на линии плей-офф.

В предыдущем – «Хорнетс» поверили, что если бросить тонну денег в Батюма и Марвина Уильямса, то можно вокруг Уокера, Кидд-Гилкриста и Зеллера построить что-то симпатичное. Тогда они хотя бы дождались, как их молодой разыгрывающий превратился в звезду.

В следующем же – события опережаются еще больше. Лонзо Болл еще только на подходе, с Бриджесом и Вашингтоном ничего не понятно, а 120 миллионов все же дошли до Гордона Хэйворда со второй попытки.

И каждый раз эта авантюра спланирована на много лет, и каждый раз приводит к тому, что те, в кого Джордан пуляет круглыми суммами, уменьшают в нем и без того небольшое доверие к людям. «Хорнетс» вроде бы ничем не рискуют, кроме как отнимают у самих себя шансы создать проверенный костяк из околозвездной молодежи ради того, чтобы заехать в плей-офф с восьмого места и с высоко поднятой головой проиграть 0-4. Приближающиеся сезоны вроде бы обещают самые глубокие драфты, но ровно на этот срок у «Шарлотт» другие планы.

Меняются генменеджеры, игроки, тренеры. Стратегия и понимание развития клуба остаются незыблемыми.  

Фото: Gettyimages.ru/Isaac Brekken, Harry How, Streeter Lecka, Zhong Zhi, Kevin C. Cox, Al Bello

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья