Блог Фонарь

Йокич – лучший пасующий центр в истории НБА, выбран в середине второго раунда, любит лошадей больше, чем деньги

Мужчина в самом расцвете сил.

Никола Йокич – самая сладкая булочка НБА прямо сейчас: шутит, пасует, бросает с одной ноги, раскручивает одного из лучших защитников НБА в решающие минуты, выдает 11:0 в концовке четвертой четверти и тащит «Наггетс» к первому финалу в истории. При всей блистательности этого плей-офф ничего прекраснее в лиге нет: именно Йокич символизирует баскетбол, игру грациозных гигантов – тем, что на глазах у всех оживляет мульт с танцующими бегемотами.

Его история еще замечательнее:

• Йокич всего этого никогда не хотел;

• любит лошадей больше всего на свете;

• воспитывался братом, который пропивал карьеру вместе с Дарком Миличичем;

• не мог продержаться в планке 20 секунд и вообще любит себя потяжелее;

• играет в баскетбол так, как будто это водное поло.

Йокича выбрали в середине второго раунда

Щекастый мальчик никогда не был тайной: в 2014-м Йокич приехал на смотр проспектов Nike Hoop Summit  в Портленд и запомнился – не статистикой (5 + 7, 0 передач), но впечатляющим набором движений, мягкой кистью, видением площадки… 

Забеги с мячом через всю площадку, элегантные развороты, набросы на Таунса и издевательские финты против Капелы многих шокировали, но ценности игрока в глазах управленцев НБА нисколько не изменили.

При всей необычности Йокич оставался «типичным» европейским центровым – конечно, техничным, но при этом антиатлетичным, медлительным, не способным сдержать пик-н-ролльное нападение, ограниченным настолько, что никакие навыки ему бы не помогли.

Йокич был не нужен настолько, что перед драфтом даже планировал сняться вовсе. Не произошло это лишь по одной причине: президент «Наггетс» Тим Конелли напрямую связался с агентом Мишко Разнатовичем и пообещал забрать его клиента под 41-м номером. Конечно, не раньше: даже «Наггетс» не особенно надеялись, что из этого выбора получится что-то путное.

Сейчас забавно, но в глазах скаутов и людей, принимающих решения, Йокич тогда вчистую уступил Карлу-Энтони Таунсу и Джалилю Окафору, первому и третьему пикам на драфте-2015. В итоге он стал для центровых тем же, чем для маленьких – Карри и Дончич: показал скаутам, что не стоит так уж упиваться вингспанами, вертикальным прыжком, процентом жира и прочими физическими характеристиками. Иногда голова и отшлифованные до абсолютной органичности данные важнее остального.

Самого Йокича все это не очень интересовало: во время драфта он спал. Ему позвонил один из братьев, чтобы сообщить новость, но он лишь рассердился, что его разбудили. И повернулся на другой бок.

Йокича готовили в «Меге», спецпроекте агента Разнатовича

Центровой не поехал в НБА сразу после драфта: сам он говорит, что не был психологически готов к такому переходу.

Ему и так пришлось затянуть пояс. Сербские тренеры боялись, что он травмируется из-за избыточного веса, и подводили его постепенно – изначально, как минимум, заставляли его отказаться от стандартных 3 литров колы каждый день.

«Мега-Баскет» – это проект самого влиятельного агентства в Европе, BeoBasket Мишко Разнатовича.

Здесь нет особенных турнирных задач, зато стоит цель обкатывать суперталанты. В «Меге» выросли Бобан Марьянович, Ивица Зубац, Тимоте Луваву-Кабарро, Гога Битадзе… Так что с Йокичем здесь таскались целенаправленности: разрабатывали специально под него упражнения на пас, разрешали бегать с мячом через всю площадку, уделяли внимание дриблингу, прокачивали уверенность в себе…  

«Закрой глаза и представь, что ты играешь с моей дочкой за пачку шоколадных печенок», – говорил ему перед матчами Разнатович.

В 19 лет после ухода Ратко Варды Йокич превратился в лидера «Меги». Он набирал 15,4 очка, 9,3 подбора и 3,5 передачи и, несмотря на то, что команда заняла лишь 10-е место, получил титул самого ценного игрока регулярного чемпионата.

Правда, даже это не помогло ему попасть в «Барселону». Представители каталонского клуба приехали на зимний матч, чтобы согласовать условия будущего контракта – ожидалось, что следующие два-три года Йокич будет расти в чемпионате Испании. Но центровой выдал 4 очка, 3 подбора, провалился в защите, и «Барселона» попросила время на раздумье. Не особенно помог и анекдот, что Йокич пропускал матчи из-за воспаления связок кисти, которое, по его словам, получил, когда раздал слишком много автографов.

Зато «Денверу» все больше нравилось столь «несексуальное тело» Йокича. Они решили, что с ним нужно поработать.

Йокич – жирный

Йокич играет под 15-м номером. Почему?

В его первой детской команде было предусмотрено 15 комплектов формы. Из них лишь одна – рассчитанная на очень крупного 12-летнего ребенка: майка с 15-м номером была единственной, в которую юный Йокич тупо помещался. 

Когда Йокич приехал в Америку, то весил 130 килограммов. Его решили испытать и поставили в планку с прямыми локтями: тестирование продолжалось 20 секунд, дальше он решил, что умирает… О том, чтобы отжаться хоть раз, речи не было.

Тогда в «Денвере» еще работал легендарный Стив Хесс. Именно он начал менять сербского толстяка – заставил изменить питание, работал над процентом жира, помогал набирать физическую массу. Ему моделировали специальный план питания: Йокича изнуряли диетами продолжительностью несколько месяцев, на протяжении которых он ел по пять раз в день, но сбрасывал по 5 килограммов. 

По виду Йокич изменился не очень сильно.

Официально в нем 115 килограммов, но он сам всегда говорил, что ему нравится играть с большим весом (около 125), потому что так ему легче преодолевать сопротивление соперников.

«Раньше у меня не было мышц. Теперь все те же 130 килограммов, но парочка мышц появилась».

Все это произошло еще до официального трудоустройства. Йокича начали переформатировать летом после драфта, перед его последним сезоном в «Меге». Дальше – все больше: рекордное похудение случилось во время карантина, когда он шокировал худобой и спровоцировал шутки про появление пресса.

«Наггетс» всегда твердили, что все остальное у Йокича безупречно. Работать нужно лишь над физикой. По ходу первого сезона он терялся – был слабее всех на подборе, не успевал в защите, в концовках уставал настолько, что «мозг переставал думать».

Остроты над «толстым разыгрывающим», правда, не прекращались. После поражения от «Наггетс» в прошлогоднем плей-офф даже Грегг Попович не удержался: «Йокич – великолепный. Надеюсь, что всю эту красоту не испортят качалкой».

За ним присматривали братья

«Они выглядят как серийные убийцы, но если их узнать получше, то они вполне милые ребята», – говорил о них Йокич.

Вместе с Йокичем в Денвер приехали и два его двухметровых брата: Неманья и Страхинья. Они орали на него во время матчей, развлекали игрой в баскетбол один на один или в карты, но главным образом следили за ним – за его питанием и режимом. Трое и девушка Николы жили в трехкомнатной квартире в Денвере.

Неманья Йокич уже не в первый раз наслаждался образом жизни игрока НБА. За 10 лет до появления младшего брата в «Денвере» он жил в доме Дарко Миличича и учился в университете Детройт Мерси.

«Я закатывал вечеринки в его доме или на его яхте… Когда был молодым, то не считал баскетбол чем-то важным. Для меня важнее было тусоваться, бухать, веселиться с девочками. Мне приходилось думать своим умом (решать, что я не пойду на тренировку) в то время, когда мне еще требовался контроль со стороны семьи. Поэтому Николе никуда не деться, мы ему всегда говорим: «Ты живешь моей мечтой, не нужно считать, что это нечто само собой разумеющееся. Не делай моих ошибок».

Ни с кем Йокича не сравнивали так часто, как с Дарко Миличичем. И возможно, именно суровая опека братьев – то, что радикально развело их карьеры.

Переломный момент – «Наггетс» обрели лидера через мучительные пробы

Зимой 2016-го Зак Лоу спросил у Йокича, комфортно ли ему выходить со скамейки. Тот, как обычно, отшутился.

«Да мне так даже больше нравится. Когда я выхожу, соперник уже сидит на командных фолах, так что можно набить статистику за счет штрафных».

Именно в тот момент «Наггетс» сделали баскетбольное открытие, к которому шли почти полгода.

К весне 2016-го было понятно, что у них есть два примерно одинаковых югославских центровых: оба техничны, один – лучше защищается, другой – лучше пасует. И когда результат уже не давил, Мэлоун начал пихать их обоих в стартовый состав.

Летом он грезил о «бигболе», противоречащим всем тенденциям развития баскетбола.

Ровно так они начали и следующий сезон. Юсуф Нуркич и Никола Йокич появлялись вместе, проводили примерно одинаковое игровое время и мешали друг другу даже не столько физически, сколько психологически. Боснийца взяли под 16-м номером и готовили на роль стартового центрового, к которой он постепенно шел – классический «большой», дающий габариты в «краске». Серба же взяли во многом ради интереса и не совсем понимали, что с ним делать дальше. Йокич становился все лучше, но конъюнктура была такова, что его отодвигали с родной позиции на место четвертого номера, где ему было явно некомфортно.

«Наггетс» уступили в 5 матчах из восьми стартовых. В том числе получили «-24» от «Голден Стэйт».

«Никола подошел ко мне и сказал: «Не хочу больше выходить в старте. Ничего не получается. Мне тяжело», – рассказывал Майк Мэлоун. – Он был очень эмоционален. Получился хороший разговор, потому что он был открыт, честен. Так что какое-то время я выпускал его со скамейки».

Прошло еще 17 матчей. «Денвер» по-прежнему бросало туда-сюда – у тренера не получалось подобрать ротацию, которая бы выжала максимум из умений обоих центровых.  

Как только «Наггетс» достигли дна, тут же нащупали и ответ. 12 декабря они уступили «Далласу» 20 очков, в этом же матче Никола Йокич набрал 27, 11 подборов и 4 передачи.

«Тот момент был определяющим, – объяснил Мэлоун. – Тогда я решился: «Мы дальше пойдем с Николой. Я должен этому парню, он будет нашим стартовым центровым. Он показал, что готов все это делать, и если мы будем проигрывать, то хотя бы будет это делать нашей лучшей пятеркой».

Тогда Йокич вытеснил Нуркича из старта. Босниец второй раз потребовал обмена (первый раз случился еще в апреле, когда Йокич только начал претендовать на это место). «Денвер» пришел к тому, что упитанный парень 21 года от роду, которого они когда-то забрали под 41-м номером, будет их главной звездой, системообразующим игроком, источником совсем другого, альтернативного баскетбола.

«Наггетс» выдали три победы подряд, а их стартовый центровой насобирал 41 балл по показателю «плюс-минус». Одна из побед пришлась на еще одну игру с «Далласом», в которой Йокич набрал 27 очков, 17 подборов, 9 передач.

В последних 57 матчах сезона «Денвер» выдал 31 победу при 26 поражениях и на протяжении этих четырех месяцев возглавлял рейтинг атакующей эффективности в лиге.

Йокич – квотербек совершенно другого баскетбола

Йокич изобрел какой-то свой баскетбол. Куин Снайдер был первым, кто описал его наиболее точно: «Это больше напоминает водное поло».

Центровые в НБА делятся на три типа.

1. Палки-забивалки. Занимают место данкера рядом с «краской» и за счет невероятного атлетизма выхватывают пасы из космоса и переправляют их в кольцо.

2. Мастера поста. Получают передачу в нескольких метрах от щита, раскручивают защиту финтами, в случае дабл-тима сбрасывают на периметр.

3. Растягивающие центровые. Выходят на периметр, откуда чисто теоретически могут и попасть, но по большей части ассистируют партнерам.

Все три группы не пересекаются. Попытки к этому есть – Эмбиид хотел бы быть и растягивающим, Хорфорд в «Бостоне» мог попробовать себя в посте против кого-нибудь не слишком крупного, Марк Газоль иногда достигал золотой середины, но редко и нестабильно…

И лишь Йокич пришел к тому, что он на постоянной основе может давить в пост, может раздавать передачи, может выходить и угрожать броском. И вокруг этого «Денвер» построил нападение, которое по-прежнему выглядит как что-то инопланетное: в то время как атака внутрь становится все менее эффективной, команды все чаще доверяются крупному защитнику-квотербеку с обязательным трехочковым, нападение зависит прежде всего от маленьких, а центровых в ключевые минуты отправляют в резерв, в «Наггетс» – все как будто наоборот. Вернее, кажется, что все наоборот. Просто их защитник-квотербек – это лишь визуально огромный, номинально центровой, у которого нет резкого шага или степбэка, зато есть баскетбольный интеллект и соответствующие навыки, чтобы вытворять все что угодно. Йокич – такой же разыгрывающий, отъевшийся до 130 килограммов Мэджик Джонсон. Его габариты и наименование не должны сбивать с толку.

«Почему я такой терпеливый? Я просто не могу быстро бегать».

«Денвер» долго преодолевал сложную дилемму. Сама дилемма была конкретной, но на глобальном уровне совершался выбор между прошлым и будущим.

Дилемма состояла в следующем.

Первую половину сезона «Наггетс» использовали то, что в Штатах называют «атакой, ориентированной на конкретное направление». Иными словами они использовали определенный список взаимодействий, применяемый в той или иной ситуации, чтобы доставить мяч в нужную точку. Игроки прибегали к пик-н-роллам, «изоляциям» и так далее и искали способы набирать очки за счет мисмэтчей, создания пространства и выведения партнера на удобную позицию.

Все вполне логично, если не считать того, что для тех, кто находился в обойме Майка Мэлоуна, это не совсем подходило. Зачастую атака глохла, «Наггетс» оказывались в ситуации, когда нужно было что-то резко придумывать на исходе владения, строго регламентированному нападению не хватало динамики и спонтанности.

Во второй половине «Денвер» сменил модус операнди. Ключевые признаки «нападения, отталкивающегося от системы» – у мяча нет какого-то конкретного адреса, комбинация включает многочисленные дополнительные опции и исход из того, что позволяет защита. «Наггетс» инициировали бесконечный водоворот из тел Джамала Мюррэя, Гэри Харриса и Уилла Бартона, добавили к этому Пола Миллсэпа, сильного не только умениями, но и пониманием игры, и поместили в центр воронки Николу Йокича, центрового-плеймейкера. Серб хорош в посте, умеет бросать с дистанции и имеет семь футов роста, которые открывают ему прекрасный обзор и устраняют лишние препятствия, но еще он направляет разрушительную силу урагана из маленьких в правильном направлении. Скрытые передачи, хэндоффы, забросы на рывки, переводы через зону, фэйки, неожиданные выдумки с пасами за спину или за голову, мэджиковские экспромты в быстрых атаках – у Йокича феноменальные данные, но даже на их фоне его периферийное зрение и умение предсказать действия защитников хочется выделить отдельно.

Йокич плавает в персональном бассейне, погруженный в усыпляющий ритм, и качает-качает, пасует и качает. Из-под слипающихся век толстый разыгрывающий замечает точки для атаки и лениво подбирается к ним – и угрожая сам, и постоянно ища вариант для передачи. Кажется, что он видит все – он может промахнуться или отдать слишком рискованную передачу, но по чтению игры он столь безукоризнен, что Грегг Попович не стесняется сравнивать его с Лэрри Бердом.

«У защитников ничего против него не получается, – объясняет Пол Миллсэп. – Он видит, что люди играют, как они защищаются против него. Каждый раз он делает правильный ход… И при этом все выглядит максимально органично, он ничего не форсирует… Я считаю, что он напоминает Тома Брэди. Он все разберет вас на части, всегда правильно прочитает. Невероятно, что он способен на это уже на столь раннем этапе карьеры».

Все в этом, на самом деле, непостижимо.

Как толстяк из середины второго раунда стал суперзвездой.

Как он вытеснил из состава того, кто должен был стать основным центровым (и стал, хотя и в другой команде).

Как занял центральное место в атаке в то время, когда центральное место зарезервировано лишь для малышей и Леброна.

Как создал для себя совершенно новое амплуа и раздвинул границы атаки для «большого». Конечно, были до него и Уолтон, и Сабонис, и Дивац, но именно Йокич – воплощение позиции пойнт-центровой, действительно центровой, через которого строится вообще все, в промышленных масштабах.

Как все, что делает «Денвер», оказалось в зависимости от внутренней борьбы Йокича с самим собой. Он получил эту роль в 21. Ему сейчас только 25. И все эти годы – когда атака «Денвера» неизменно оказывалась в топ-5/6 в лиге – он ищет баланс между агрессивностью и игрой через партнеров. И кажется неслучайным то, что «Денвер» дважды возвращался с 1-3, потому что эти самокопания бесконечны.   

Йокича нужно было уговаривать

После этого «Денверу» еще нужно было уговорить Николу Йокича принять статус звезды.

«Не хочу быть звездой, ведь в этом случае потребуется каждый раз играть хорошо».

Проблема лидера «Наггетс» всегда состояла в том, что уровень его агрессивности в нападении уступал общепринятым представлениям об активности суперзвезд в НБА. Сам он объяснял это упрощенностью баскетбола в Америке: «В Европе от вас требуют постоянно пасовать мяч. Вы должны играть в командный баскетбол. В НБА игра больше построена вокруг индивидуальностей».

Прогресс команды требовал другого – и каждый раз Йокича приходилось подталкивать к более эгоистичному баскетболу, к большей агрессии, к другому пониманию себя.

Все это очень хорошо документировано.

Взлет Йокича начался в сезоне-17/18. После того как он получил пинок от Пола Миллсэпа.

«Сказал ему, чтобы он играл агрессивно, чтобы он был самим собой, а не играл с оглядкой на меня. Не нужно мне ничего отдавать. Это твоя команда – выходи и делай то, что должен делать. Для него нет границ – он мог бы легко набирать трипл-дабл в каждом матче, если бы только захотел. Мы постоянно об этом говорим. Мне кажется, это вообще моя основная миссия здесь – твердить, чтобы он был агрессивен с первых же минут».

Затем уже наступила очередь Майка Мэлоуна – Йокич отказывался бросать трехочковые.

«Мне кажется, что Йокич и сам не понимает, насколько он хорош. Иногда мы с ним обсуждали других «больших». И он мне говорил: «Не думаю, что я настолько же хорош, как тот парень или тот парень»… А я ему отвечал: «Ты с головой, что ли, не дружишь?». Когда Милсэп вернулся после травмы и началась вся эта суматоха «Чья это команда? Николы или Пола?», мне пришлось вызвать его в офис: «Не нужно угождать всем. Не нужно быть пассивным. Ты наш лучший игрок. Прими это».

И даже после этого сомнения оставались.

«Они заставили меня принять эту роль. Я ее не принимал, – объяснял сам Йокич. – Я ее не принимал, потому что, мне кажется, у нас в целом хорошая команда и поэтому мы играем хорошо. Не думаю, что один человек может быть командой, никто не может играть без команды, так что для меня команда – это все».

До Йокича лишь один человек столь упорно отказывался принимать статус суперзвезды. Это был Дирк Новицки.

Сам он отвечает мучителям взаимностью.

После того как команда доверилась новому лидеру, Йокич сделал трипл-дабл – первый трипл-дабл для клуба за четыре года. Майк Мэлоун в раздевалке подарил ему мяч. «А я его обнял, – сообщил Йокич. – Я был совершенно голый и обнял его».

Йокич – фанат лошадей

«Не хочу быть знаменитостью, я обычный парень».

Йокича не особенно интересуют не только статус суперзвезды и эфемерное наследие, но и вообще другая жизнь, кроме той, к которой он привык с детства.

Йокич вырос в крошечном Сомборе и не планирует оттуда уезжать.

«Для меня это все. Вся моя жизнь там, – говорит он. – Все, что у меня есть, там. Там я отдыхаю, там я наслаждаюсь жизнью. Все, что здесь – не для меня. Я просто здесь играю в баскетбол и работаю, но мой дом – это Сомбор. Это маленький город, в нем ничего нет. Есть река, и все. Но я люблю людей, люблю моих друзей. Дом – это дом».

Дома у Йокича – его настоящая страсть.

С детства он увлекался бегами и планировал связать свою жизнь с лошадьми. Хотя баскетбол помешал мечте, но все же позволил самому стать владельцем трех рысаков. С ними он проводит все свободное время.

«Люблю природу и лошадей, – объясняет Йокич. – У каждой лошади свой характер, как у человека».

Йокич ненавидит судей

Считается, что главная фишка Йокича – это бросок с отклонением, где колено используется для создания пространства.

На самом деле, главная фишка Йокича – это месть по отношению к судьям. Многим не нравится, как игру обслуживают в НБА, но только серб пошел дальше остальных: он не только жалуется, но и после того как на нем не фиксируют нарушения, срывает злость на чужих игроках, получая глупые фолы под чужим щитом.

Не раз из-за этого Йокичу не удавалось доиграть до конца матча. Так что руководству «Денвера» пришлось перевоспитывать назначенного в приказном порядке лидера. Центровому запретили вступать в прения с арбитрами, а сам он сменил тактику – перед матчами узнает имена всех судей и теперь не ругается с ними, а договаривается.

Йокич – лучший пасующий «большой» в истории

Еще пару лет назад это казалось дерзкой гипотезой, но теперь даже спорить бессмысленно. На позиции пятого номера никто и никогда не вытворял с мячом такого, что делает Йокич.

Это вполне официально на обоих уровнях – и в статистике, и в визуальном плане.

Статистические доводы против не выдерживают слишком большой вариации данных.

Да, в наше время статистика подверглась серьезной инфляции.

Да, Йокич креативит в одну из самых благотворных для атакующих команд эпоху.

Да, Йокич доверена целая система нападения. И такого не было больше ни у кого.

Но сами цифры беспрецедентны.

Лучший процент передач от командных в карьере Сабониса – 25.

Лучший процент передач от командных в карьере Уолтона – 29.

Лучший процент передач от командных в карьере Чемберлена – 33.

Лучший процент передач от командных в карьере Владе Диваца – 34,3.

Ближе всех к Йокичу подобрался Жоаким Ноа в сезоне-15/16 – у него 36,9%.

У Йокича?

36,2% - два года назад, 39,8% - в этом сезоне, 40,7% -  в предыдущем.

Центровой «Наггетс» единолично оккупировал вершину списка. А ему только 25.

Он уже в топ-10 по числу трипл-даблов за карьеру (41). Среди тех, кто выше, лишь один центровой – Уилт Чемберлен, который проводил на площадке гораздо больше времени (78).

Никому в истории на его позиции не удавалось три года подряд делать больше шести передач в среднем за игру. Йокич тем временем провел в лигу только пять сезонов.

Но еще важнее, что все это можно увидеть и без задротского погружения в цифры.

Теоретически можно представить центрового, забрасывающего мяч в дальние отрывы наподобие футбольного квотербека.

Но остальное?

Где вы видели, чтобы центровой выгибал руку под немыслимым углом и отправлял передачу в угол на трехочковый?

Где вы видели, чтобы центровой выходил в пост и регулярно пытался засунуть мяч между оппонентов самого разного роста?

И – главное – где вы видели, чтобы центровой шел с дриблингом и на бегу выдумывал не очевидную передачу?

Возможно, статистика и не позволяет объективно сравнивать Йокича с предшественниками, но вот сложно представить их в похожих ситуациях. То, что Йокичу доверили целую атакующую систему и поставили его разыгрывающим – это не просто стечение обстоятельств, не просто случайное открытие, не просто особенность «Наггетс», это то, что логично вытекало из его исключительных навыков.

Статус лучшего пасующего центрового вряд ли что-то значит, ведь Йокич только номинально является центровым. Но лишь такое громоздкое сочетание позволяет в наилучшей степени осознать его уникальность.  

Фото: Gettyimages.ru/Patrick Smith, Michael Reaves, Srdjan Stevanovic, Matthew Stockman, Abbie Parr; denverstiffs.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья