Гудбай, Ленин!
Блог

Слышали, что Шевченко и Усик выпустили NFT-токены? Постараемся объяснить – что это такое

Николай Кизилов про банки с воздухом, искусство, мобильность и очень большие деньги.

Вы находитесь в блоге сооснователя медиа NFTmafia – все про культуру невзаимозаменяемых токенов, ценные, перспективные и зашкварные проекты, а также вещи, которые делают эту технологию революционной. 

***

В 1999 году «Фиорентина» Витторио Чекки Гори продавала в своих фирменных магазинах банки с воздухом. В коллекцию входили «Дух трибун», «Эссенция победы» и «Атмосфера раздевалки». Этот нонсенс покупали, но от продажи Батистуты, Руи Кошты и банкротства «фиалок» не спасло. 

И вот 22 года спустя Андрей Шевченко, который как раз в 1999-м перебрался на Апеннины, продает те же банки с воздухом. А именно NFT со своим лучшим сезоном в «Милане» – 2003/2004, когда он выиграл «Золотой мяч». Получается, Чекки Гори визионер?

Не совсем. Банки с воздухом – это просто банки с воздухом. Они никому не нужны. За исключением сумасшедших фанатов из какого-нибудь Омана, которые мечтают держать на полке в пустыне дух легендарного стадиона «Артемио Франки». А вот NFT – куда более сложная штука, на которой можно отлично заработать и не менее ярко прогореть. И вполне возможно, что в будущем она заменит полотна Ван Гога и Висячие Сады Семирамиды. 

Но обо всем по порядку.

Уникальность состоит в кусочке кода, который содержит информацию про токен. И это пользуется спросом

Сначала Бог создал биткоин. Точнее говоря, это был чувак или группа чуваков под псевдонимом «Сатоши Накамото». Накамото был против традиционной банковской системы, поэтому сделал свою платежку. Поскольку денег на штат у него не было, технически поддерживать платежную систему и проводить транзакции должны были энтузиасты-майнеры. Им за их труды полагалась награда – биткоины. Они поначалу ничего не стоили. В 2010-м инженер Ласло Хейни заплатил за две пиццы Papa John’s 10 000 биткоинов. Сейчас за эти деньги можно купить «Вест Хэм» и сделать Ярмоленко капитаном. 

Биткоины, как и другие криптовалюты – эфир, риппл, трон и все эти новомодные сиба ину с доге – похожи друг на друга. Один биткоин и другой биткоин – это точь в точь одно и то же. А вот NFT – это токены, каждый из которых уникален. 

В чем состоит уникальность? В кусочке кода, в котором содержится информация про токен. Например, в одном токене у меня дубль Шевченко в ворота «Ромы», а во втором – блокшот Леброна на Игудале в игре с «Уорриорз». 

Самый уместный вопрос после этих абзацев приблизительно следующий: нахрена покупать какие-то токены с доступным для всех контентом из YouTube?

Ответ прост: в нашей жизни ценность имеет все, за что готовы платить. А сейчас готовы платить за NFT. Просто потому что это пользуется спросом. Когда доллар с гривной пожирает инфляция, а классические криптовалюты могут терять или набирать 15% после одного твита Илона Маска, невзаимозаменяемые токены выглядят спокойным островком в этом океане безумия. А еще это мобильный способ сбережения ценностей. Убегаешь от талибов в спешке – не надо грузить картины, скульптуры и библиотеку в забитый самолет. Все активы у тебя на флешке. 

Самый дорогой NFT был продан за 69,3 млн долларов. Чтобы заработать на токенах, нужны деньги на пиар или громкое имя

Первые известные пробы NFT начались в 2017 с блокчейн-игры CryptoKitties. Тогда же вышла и коллекция пиксельных картинок CryptoPunks. В игре невзаимозаменяемые токены использовались как награды за выполненные задания и потраченное время. В коллекции же были просто картинки. Сейчас некоторые из них продают за десятки миллионов долларов. Потому что это наследие первопроходцев. Что-то вроде якоря с «Мэйфлауера» или «Скифской пекторали». 

Самый дорогой NFT на данный момент это коллаж  «Everydays: the First 5000 Days» графического дизайнера Майка Винкельмана. На аукционе Christie’s его продали за 69,3 млн долларов. Украинские дизайнеры тоже врывались в этот движ, весной 2021 на волне хайпа можно было продать какую-то работу за 5-7 тысяч долларов. Но очень быстро лавочка прикрылась. Не потому что пузырь лопнул. Просто рынок очень быстро заполнился голодными крестьянами с вилами, которые потянулись на NFT-маркетплейсы как на клондайк.

На данном этапе, чтобы заработать на невзаимозаменяемых токенах, нужны деньги на пиар либо громкое имя. Часто появляются проекты, которые за три недели с начала основания тратят по 10-20 тысяч долларов на посты криптоинфлюэнсеров в твиттере, телеграме и инстаграме. Некоторые не окупаются, другие собирают по несколько миллионов. Такой вот Дикий Запад: воруй-убивай.

Профессиональный спорт, особенно командный – это как раз деньги и громкие имена. Не удивительно, что одним из первых успешных NFT-проектов стал NBA Top Shots, где ты можно купить тот самый блокшот Леброна или треху Карри. Естественно, перед запуском ребята договорились с ассоциацией и самими баскетболистами о роялти. Потому что главная ценность невзаимозаменяемых токенов – подлинность авторства. Нельзя продать картину соседа или хет-трик Супряги в ворота «Динамо» без их согласия. Маркетплейсы требуют доказательства процесса работы или видео, где известная личность говорит: я дал добро на продажу своего перфоманса. Продают даже права на мемы, которые вы используете 10 лет. Никто не запретит вам их и дальше использовать в некоммерческих целях. Просто у кого-то будет звездный статус владельца легендарного мема. 

Некоторые известные спортсмены не только разрешают использовать себя в NFT, но и сами туда инвестируют. Кевин Дюрант вложился в один из топовых на данный момент маркетплейсов OpenSea, а Стеф Карри купил NFT с картинкой из нашумевшей коллекции Bored Ape Yacht Club за 206 000 долларов и поставил ее себе на аватарку в твиттере. Кстати, использовать купленные не тобой арты в соцсетях – правило дурного тона, как носить фейковые Джорданы или Off-White. Что касается защитника «Уорриорз», то его обезьянка теперь оценивается в миллионы. Только из-за того, что ее нынешний владелец – суперстар.

Усик закодировал права собственности на костюм, дарил его Илону Маску. Хотя в основном NFT украинских спортсменов – бесполезная штука

Хайпанул на NFT-теме и главный (без шуток) коммерсант украинского спорта – Александр Усик. На бой с Джошуа он вышел в костюме Jaxet, права собственности на который были закодированы в токене. После победы он даже написал в твиттере, что дарит его Илону Маску, но никакого фидбэка не последовало. Кроме того, боксер вместе с крупнейшей блокчейн-биржей Binance выпустил NFT, в комплекте к которым шли его перчатки с автографом. Кстати, одежда – та отрасль, которой токены очень помогут. Поскольку все они отображаются в блокчейне (если очень грубо – это цифровая бухгалтерская книга, где каждому видны все операции), отличить подделку от оригинала будет проще простого. 

А вот делать NFT с билетами на футбольные матчи УПЛ – идея ради идеи. «Динамо» с той же Binance попробовало это прошлым летом. Но успехом эксперимент не увенчался. Что в общем-то логично, учитывая уровень посещения УПЛ. А вот продавать NFT с билетами на ультраажиотажные события – ок. Но грозит спекуляциями. 

Кстати, о них. Пока минимум 80% покупателей невзаимозаменяемых токенов – спекулянты, которые покупают перспективные активы для последующей перепродажи за большие деньги. Этот массовый процесс совпал с ковидными выплатами Байдена, которые жители США с радостью использовали для покупки акций технологических компаний на фондовом рынке, криптовалют и NFT. Пока наши люди инвестируют в недвижимость, за океаном для этих целей используют менее дорогие, но более рискованные штуки.

Конкретно поэтому NFT украинских спортсменов – бесполезная штука на данном этапе развития рынка. Кроме тех же Шевченко с Усиком, на Западе они никому не известны. А наши соотечественники в NFT не инвестируют. Недавно прямо слезы на глаза наворачивались, когда Василий Вирастюк сделал токены со своим автографом. Их купило три калеки. Негусто для когда-то самого сильного человека на планете. Но что мы хотим, если наши клубы существуют для олигархов, а футболисты открыто называют гомосексуалов педофилами вместо того, чтобы развивать личный бренд и отлично жить на рекламные контракты?

Единственное годное использование невзаимозаменяемых токенов в реалиях отечественного спорта это работа с болельщиками. Меня всегда интересовало, почему футболки клубов и сборной с автографами игроков можно достать только с помощью ребят из пресс-службы или администраторов, даже бесплатно? Сделайте вы такую услугу и выставляйте на аукцион NFT, к которому прилагается физическая шмотка, а деньги отдайте на благотворительность. Поверьте, желающих будет много. 

***

Резюмируем:

NFT – это цифровая банка с воздухом, которая в зависимости от спроса может стоить ровным счетом ничего либо миллионы долларов.

• Технология позволяет хранить ценности в облаке или на флешке, что удобно при переездах, войнах и грабежах.

• Это однозначная победа над всякого рода подделками.

• В богатых странах в невзаимозаменяемые токены инвестируют обычные люди и селебрити. У нас – никто, хотя в перспективе технология может использоваться для уклонения от налогов. Поскольку у наших спортсменов нет большой фанатской базы за пределами страны, их NFT – не сильно перспективная затея.

• Но их можно использовать для относительно недорогих активностей с локальными фанатами. Перчатки Усика с автографом это доказали. Ждем футболки клубов УПЛ.

Еще больше про NFT можно узнать на сайте NFTmafia.io. Полный ввод в индустрию, обзор перспективных проектов, зашкваров и важных новостей. Включайтесь!

«У «Динамо» навіть бази даних вболівальників нема. Який блокчейн?» Чому ідея криптовалюти у киян викликає сумніви

Фото: IMAGO

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
Loading...