Блог Сніжний блог

Украинский биатлон терпит крушение. Пора его спасать

Рецепт из четырех пунктов от Владимира Гарца.

Последний сезон в исполнении биатлонной сборной показал, что в распоряжении команды и руководства нет основной составляющей успеха – системности. ФБУ, тренеры и сами биатлонисты – это лишь три больших части украинского биатлона, которые, к огромному сожалению, пересекаются лишь косвенно на определенных этапах сезона. И каждая из этих частей считает, что в провале на Олимпиаде виноваты две другие.

Когда нет реальной ответственности за результат, то очень сложно сделать правильные выводы и понять, как идти дальше. Недостаточно отыграться очередной заменой главных тренеров по итогам провального сезона. Проблемы глубже и значительнее, чем кажутся на первый взгляд. 

Пересмотреть принцип создания тренерского штаба

Урош Велепец и Юрай Санитра – это иностранцы, которых звали дать результат на этой Олимпиаде. И логично думать, что если результата нет, то именно они должны нести ответственность вплоть до своего возможного увольнения. За последний месяц стало ясно, что если Велепец все-таки скорее потеряет свой пост, то Санитру могут продлить как минимум на следующий сезон. Даже рассматривается вариант, в котором Юрай становится главным тренером всей сборной – и мужской, и женской части.

Но глупо обвинять во всех бедах тренера, который и близко не был задействован во всех аспектах подготовки спортсменов. Простой пример. Урош Велепец только в интернете узнал о составе, который будет работать в олимпийском сезоне. И полностью к Олимпиаде словенец готовил лишь двух спортсменок – Юлию Джиму и Ирину Варвинец, которую с боями за два года еле удалось отвоевать у Николая Зоца.

Сестры Семеренко по ходу сезона работали лично с Григорием Шамраем, Анастасия Меркушина занималась со своим отцом Олегом Меркушиным, а Елена Пидгрушная с января не работала на тренировках из-за болезни, и теперь ищет личного тренера. Женская сборная идет к полной децентрализации и это вряд ли приведет к успеху.

Владимир Брынзак лелеял мечту об иностранных тренерах еще десять лет назад, но в реализации он остановился на половине пути. Недостаточно взять иностранца главным тренером, ему нужен качественно подобранный тренерский штаб. У нас принято говорить «тренерский штаб Велепеца» и «тренерский штаб Санитры», но это неправильно. Есть отдельно главный тренер, и отдельно остальные, которые по каким-то заслугам остаются и работают в сборной.

Для сравнения: у звездного сейчас Вольфганга Пихлера в тренерском штабе, в который он сам приглашал людей, набралось сразу пять помощников. Все они работают на месте под общим руководством главного тренера, который и берет на себя ответственность как и за своих людей, так и за общий результат.

В сборной Украины нет даже тренера по стрелковой подготовке. Ирина Меркушина жаловалась в интервью, что перед началом сезона ее дочь просила назначить такого специалиста, но в итоге готовить ее в этом направлении пришлось отцу. Который, напомним, больше пятнадцати лет работал сервисменом в норвежской компании.

При всем уважении к специалистам уровня Григория Шамрая или Николая Зоца, но сборной Украины нужно хотя бы проверить, что будет, если с девушками поработает полновесный тренерский штаб. В котором соберутся узкопрофильные специалисты – от физподготовки до техники бега. Тот же вопрос касается и Юрая Санитры, у которого в реальных помощниках только отец Сергея Семенова Александр.

Возможно, в целях экономии (приглашать примерно 10 специалистов высокого уровня в Украину будет проблематично) можно действительно сделать один стоящий тренерский штаб на обе сборных. Но если эта история пойдет по пути «Санитра – главный, а в помощниках все старики украинского биатлона», то ни о каком значимом прогрессе речи быть и не может.

Улучшить качество медицинского штаба

Медицинский персонал в сборной состоит из трех человек – двух врачей (по одному на каждую команду) и тренера-массажиста. Результат их работы мы увидели на фоне женской сборной, в которой все массово заболели перед важнейшим тренировочным сбором в Казахстане. Никто из украинских биатлонистов не смог полностью восстановиться после болезней. Пидгрушная и Семенов полностью завалили сезон, Джима, Меркушина и Варвинец не сумели показать свой максимум.

Украинский биатлон на световые годы отстает от топовых стран по качеству фармакологии. Но даже в наших условиях девушек можно было уберечь от банальных простудных заболеваний. Для этого нужно грамотно построить процесс подготовки и работу по ходу сезона. В том числе и самим спортсменам. И должен быть общий контроль со стороны хорошего специалиста, который знаком со спортивной медициной и с тонкостями работы по ходу сезона. Хороший пример – это сборная Германии, где позволяют себе не только по врачу на каждую из команд, но и целый медицинский штаб из трех человек, который занимается общей научной работой по всем биатлонистам.

Отдельный вопрос – работа с психологом. Судя по всему, в ФБУ ее считают… вредной. Или как выразился Владимир Брынзак, «все это были какие-то детские игры, танцы – совсем не то, что нужно». И эта глупая вера в то, что с моральным состоянием спортсменов справятся и своими силами, сыграла свою роль уже на Олимпиаде, где истерила Валя Семеренко. Даже если отказываться от штатного психолога, то точечные посещения практикуются всеми топовыми спортсменами – от Дальмайер до Фуркада и Бьорндалена. И упрямство в этом вопросе странное и даже дикое.

Да, федерации не удается удержать хороших врачей. Но взамен ФБУ умудрялась нанимать врачей со шлейфом дурных историй. Даже уже во время этого олимпийского цикла со сборной работал Виталий Трипольский – человек, которого выгнали из сборной Польши за допинговые махинации со спортсменками. Каким образом он попал в нашу команду – до сих пор не понятно.

Конечно же, главный вопрос этого пункта – деньги. То, что нужно пересобрать и значительно улучшать медицинский штаб – факт. Тут больше нельзя экономить. Зарплата врачей хорошего уровня достаточно высока, но после того, что случилось со здоровьем львиной доли спортсменов в последние года так три, есть отличная шаблонная поговорка. Скупой платит дважды.

Наладить коммуникацию с внешним миром

 

Об этом достаточно жестко уже высказался Олег Щербаков, но хотелось бы дополнить. ФБУ долгие годы не занималась ни работой с прессой, ни работой с болельщиками. И судя по тому, что до сих пор никто даже не задумался провести итоговую пресс-конференцию, то этим и в дальнейшем никто не хочет заниматься.

Главная проблема в том, что невозможно назвать скупые комментарии одному телеканалу хоть каким-то способом общения с теми, кто и платит за этот банкет. Да, болельщики могут быть надоедливыми, а пресса – говорить чепуху. Но федерация биатлона Украины – это не частная лавочка, в планы которой не входит коммуникация с окружающими. Огромная часть средств, которая все же идет на развитие этого вида спорта – идет из государственного бюджета. Украинский биатлон живет на деньги налогоплательщиков. И это нельзя игнорировать.

Создать свой сайт. Нанять приличного пресс-атташе. Подумать над интерактивной составляющей. Гораздо быстрее реагировать на главные события. На самом деле, это ведь не только важная часть в диалоге с болельщиками. Это шанс заработать больше денег. Рынок интереса к биатлону в Украине очень высок, и тут бы реализовать свой потенциал и поискать хороших спонсоров. Которые бы не только крутили надоедливые ролики посреди гонок на «UA:Перший», но и вкладывали в развитие этого спорта. Но когда потенциальные спонсоры понимают, что даже нет внятной площадки для рекламы – они разворачиваются и уходят.

Они уходят и после того, как кто-то из спортсменов начинает войну против болельщиков в соцсетях или в комментариях на ТВ. Никому не хочется быть причастным к людям, которые гробят свой имидж и не могут трезво оценивать риски. Вы видели, какие призовые у наших биатлонистов? Валя Семеренко в 2015-м была чемпионкой мира и одной из сильнейших спортсменок в общем зачете – это же огромный простор для работы с потенциальными спонсорами. Но прошло три года, и она докатилась до того, что устроила истерику в соцсетях с ошибками по поводу непопадания в состав эстафеты. Три года, за которые в плане имиджа не было сделано ничего – собственными руками уничтожен шанс на безбедную старость.

Интерес к биатлону в нашей стране держится на хороших результатах отдельных спортсменов. Но этого недостаточно для того, чтобы сделать шаг вперед в развитии. ФБУ всегда позиционировала себя как прогрессивная федерация, в которой возможно то, о чем во многих других даже не задумываются. Но в этом вопросе она выглядит точно так же, как и остальные совковые федерации в Украине – глупо и бесперспективно.

Начинать вкладывать в резервную и юниорскую сборные

Это структурный вопрос. И его решить за один или два года вряд ли возможно. Опять дело в деньгах, возможно даже больших деньгах, которые нужны на реализацию такого проекта.

Очень близок момент, когда лидеры сборной собираются завершить карьеру – и им очень сложно выбрать замену из молодежи. Чуть лучше ситуация у женщин – Меркушина, Варвинец, Журавок, более молодая Дмитренко. У мужчин же кроме Артема Тищенко и Антона Мигды сложно найти спортсменов с потенциалом выступления на Кубке мира. И так уже почти десять лет. Это не футбол, где на замену старым лидерам можно просто купить новых. Брынзак, конечно, старался, приглашая россиян, но сейчас такой финт провернуть в разы сложнее, чем до 2013 года.

В украинском биатлоне колоссальный разрыв между основной и резервной сборными. Дважды колоссальный. Кто-то еще помнит Яну Бондарь? Потенциально быстрейшая спортсменка в истории украинского биатлона зависла в дубле на несколько лет – и жутко регрессировала. Это во французской сборной с резервистами работал Жан-Пьер Ама – один из лучших стрелковых тренеров в истории биатлона. Это у норвежской сборной тренерский штаб команды «Б» даже больше укомплектован, чем у команды «А». У нас же в дубле банально нет людей, у которых можно было бы чему-то научиться – и Бондарь просто скисла.

Можно и нужно задуматься о системе перехода биатлонистов в основную сборную. В России есть «Ижевская винтовка», основную идею которой они благополучно угробили в своем особенном стиле. Но нам стоит попробовать первоначальную мысль – проводить турнир резервистов, победитель которого получил бы шанс выступить на паре-тройке этапов Кубка мира. Должно быть движение между сборными, застой приводит к случаю Яны Бондарь или Ольги Абрамовой.

Но сейчас дело обстоит так, что чуть ниже основной сборной нет ни хороших тренеров, ни хорошего снаряжения, ни хороших условий для подготовки. Все уходит наверх, где количество мест строго ограничено. Но это пагубная практика. В таком виде, как сейчас, резервная и юниорская команды полностью перестанут приносить результат (воспитывать новых биатлонистов). Начинать вкладывать в низшие слои биатлона нужно уже сейчас – и результат начнет проявляться хотя бы к Играм-2026.

На самом деле, этот пункт самый важный из всех четырех. Тренерский и медицинский штаб, коммуникация с болельщиками – это все здорово и круто, но не так нужно в условиях, когда наш биатлон уже свернул на путь исчезновения. Как, к примеру, хоккей еще двадцать лет назад. Исчезла старая система, а новая не сумела подготовить новых хоккеистов – и теперь украинские клубы радуются, когда могут собрать хотя бы 1000 болельщиков на крохотных аренах. В биатлоне удалось поменять советский этап на что-то новое – только вот время не стоит на месте. Время перемен вновь наступило, и хотелось бы, чтобы в Украине этот момент все же не прощелкали.

Велепец, уходите! Брынзак, отчитайтесь!

20 моментов, которые зацепили нас в биатлонном сезоне

Фото: biathlon.com.ua, IBU

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья