«Загуглите «Дворкович Путин» – увидите сотни фотографий». Как Кремль управляет мировыми шахматами

«Загуглите «Дворкович Путин», увидите сотни фотографий, «Дворкович Медведев» – еще больше».

«Загуглите «Дворкович Путин» – увидите сотни фотографий». Как Кремль управляет мировыми шахматами

Мировые шахматы уже 27 лет возглавляют россияне – 23 года Кирсан Илюмжинов и 4 последних года бывший вице-премьер РФ Аркадий Дворкович. 

7 августа в Ченнаи, Индия состоятся выборы президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ). Действующему президенту Аркадию Дворковичу будут противостоять три кандидата, среди которых  31-летний украинский гроссмейстер Андрей Баришполец.  

Баришполец идет на выборы в партнерстве с датским гроссмейстером Петером Хайне Нильсеном, тренером лучшего шахматиста современности Магнуса Карлсена. 

Tribuna.com записала обстоятельное программное интервью с украинцем. Как Кремль влияет на шахматы, какие реформы нужно внести в ФИДЕ, что делать с россиянами, поддержавшими войну, почему украинская федерация пока не поддержала Баришпольца и поддерживает ли его Магнус Карлсен?

«Если бы на выборы пошел Каспаров, поддерживал бы его»

– Когда вы решили баллотироваться в президенты ФИДЕ?

– Недавно, это была спонтанная идея. Она возникла месяца два назад. На тот момент стало очевидно, что Дворкович собирается переизбираться, что в моем понимании неприемлемо.

То, что ФИДЕ движется не в том направлении, было ясно и до полномасштабного вторжения в Украину. А сейчас это в принципе невозможно. Весь мир следит за агрессией России, которая вызывает сильнейший шок и возмущение. И, естественно, люди обращают внимание на то, что главным лицом шахматной федерации является российский политик. Сейчас очевидна попытка сделать вид, что ничего не происходит,  что Дворкович – прекрасный президент. Поэтому возникла идея, что шахматному миру нужна альтернативная кандидатура. 

Как и многие, я очень надеялся увидеть эту кандидатуру, но в последние два месяца стало ясно, что ее не намечается. Все оставили попытки избрать кого-то другого, кто мог бы быть представителем западного мира, демократического порядка. Такого лидера не нашлось, поэтому и пришла идея, почему бы мне не быть этим лидером. По мере того, как я начал рассматривать эту возможность, общаться со своей семьей, со своими друзьями-шахматистами, с коллегами, укрепился во мнении, что это хорошая идея. Я действительно считаю, что я, как альтернатива тому, что происходит, достойный кандидат. Как минимум, я достоин быть предложенным шахматному миру.

Более того, у шахматного мира есть своего рода мечта, чтобы во главе ФИДЕ был президент, который имеет прямое отношение к шахматам. Многие шахматисты признают, что лучшими президентами ФИДЕ были именно шахматисты. Это чемпион мира Макс Эйве и Фридрих Олафссон (гроссмейстер из Исландии, возглавлял ФИДЕ с 1978 по 1982 гг. – прим. Tribuna.com). После этого ФИДЕ стала слишком заполитизированной. Мы видим во главе не шахматистов, не людей, напрямую связанных с шахматами, а политиков.

– Если бы не было полномасштабного вторжения России в Украину и настолько поляризированной сейчас истории между Россией и Украиной плюс цивилизованным миром, решились бы вы на это? Повлияло ли вот это каким-то образом на ваше решение?

– Конечно, повлияло. Безусловно, сама идея входить в шахматную политику и заниматься ею – это не для всех. Шахматисты не спешат вступать в этот процесс потому что, как правило, сфокусированы на шахматах и более важных вещах, чем так называемая «шахматная политика».

Да и само понятие шахматной политики – очень противно. Оно возникло на почве того, что десятилетиями есть политическое влияние Кремля. И шахматисты не принимают никакого участия в этом процессе. Уже то, что 23 года президентом ФИДЕ был Кирсан Илюмжинов, а после этого Дворкович, не вызывало ничего иного, кроме негодования. Это совершенно неправильное направление движения ФИДЕ, неправильная концептуальная идея, что мы просто переизбираем вместо одного российского политика другого. И российское влияние сохраняется. Это ненормально.

После начала полномасштабной российской агрессии факт того, что ФИДЕ руководимо российским политиком, стал еще более вопиющим. Стало еще более очевидно, что репутация ФИДЕ для нешахматного мира слабая, если не сказать, что этой репутации вообще не было. 

Именно поэтому ФИДЕ много лет страдает от нехватки спонсоров, от нехватки внимания к шахматному миру. И сейчас это еще больше усугубляется. Будет полнейший бойкот любого интереса к шахматам. 

На меня, безусловно, повлияло то, насколько героически Украина борется за свою независимость. Я тоже считаю, что это не только борьба за нашу свободу и наш суверенитет – это в принципе борьба за демократические ценности всего мира. Это вообще борьба будущего и прошлого. Украина на передовой этой борьбы. И в шахматах происходит примерно то же самое.

– В анонсирующем заявлении вы сказали, что ждали достойного кандидата, который мог бы бороться с Дворковичем. Кто это мог бы быть?

– Традиционно в шахматной политике такие кандидаты были. В 2006-м – Бессель Кок. В 2014-м – Гарри Каспаров. Естественно, Гарри Кимович очень узнаваем в шахматном мире. С его популярностью и опытом он тоже был идеальной кандидатурой и на тот момент, и сейчас мог бы быть. В шахматных кругах многие говорят, что если бы Каспаров баллотировался сейчас, его шансы были бы гораздо выше и, скорее всего, он бы выиграл.

Идея в том, что мы должны иметь сильного кандидата – либо как Бессель Кок, либо Гарри Каспаров, либо Найджел Шорт, который баллотировался в 2018 году. Представителя волны борьбы за демократические ценности, против коррупции, за прозрачность ФИДЕ.

Есть искаженное представление, как должна работать ФИДЕ. В шахматном мире возникло представление, что руководить должен кто-то очень известный и очень богатый. Но на самом деле, да и по формальным правилам, это не так. Идея должна быть совершенно другой – это не должен быть человек, который приносит в ФИДЕ деньги, как это привыкли видеть. Это должен быть человек, который приносит ценности, видение, может адекватно представлять шахматный мир для нешахматного мира.

Президент Дворкович олицетворяет собой это искаженное представление – он богатый, известный, у него опыт проведения чемпионата мира по футболу. И сейчас пытаются преподнести, что это перевешивает факт, что многолетней политической карьеры в Кремле. Мол, ничего страшного в этом нет. Хотя это и есть самой большой проблемой. Первое, что видят далекие от шахмат люди, когда вбивают в гугл фамилию «Дворкович», – не суперменеджера (как пытаются это показать), не богатого человека. Видят фотографии с Путиным, его 20-летнюю карьеру в Кремле. Дальнейший разговор о каком-либо сотрудничестве, помощи шахматам партнерских соглашениях и т.д. заканчивается.

– Если бы на выборы пошел Каспаров, вы бы шли?

– Скорее всего, нет. Я бы в этом случае делал все возможное, чтобы поддержать Каспарова. Уточню, что для меня важна не только личность, но и то, какие ценности она несет. Программа Каспарова в  2014 году во многом совпадает с тем видением, которое я хочу привнести в ФИДЕ. Она должна быть прозрачной и демократичной структурой, полностью лишенной какого-либо политического влияния из вне.

«Це не чисте зло?» Каспаров нагадав світові, що компромісів зі злочинним російським режимом не може бути

– Что в словосочетании «российский политик» Дворкович хуже в вашем личном восприятии – то, что он российский, или то, что он все же политик?

– То, что он кремлевский политик. Есть спекуляции, что это не его вина в происходящем, что Путин начал агрессию, что он якобы либеральный политик. Так все это или не так, но ключевое – он многолетний кремлевский политик. Загуглите два слова «Дворкович Путин», вы увидите сотни фотографий, «Дворкович Медведев» – еще больше.

– В вашем резюме нет системного шахматного организаторства, участия в менеджменте. Если его нет, то почему вы думаете, что на посту президента получится?

– Очень просто – президент не является менеджером. Президент ФИДЕ – это представительское лицо, которое берет лидерство в совете ФИДЕ. Это больше стратегическая визия и представительство для шахматного мира и для нешахматного. Все менеджерские и технические функции лежат на менеджменте ФИДЕ. Я считаю, что моей компетенции вполне достаточно, чтобы справляться с обязанностями президента в соответствии с уставом ФИДЕ.

– Менеджмент нужно будет менять, потому что сейчас он наверняка в полной зависимости от российских управленцев?

– Менеджмент ФИДЕ тоже очень разный. Есть люди, которые добросовестно выполняют свою работу. Есть люди, которые делают что-то другое. Для меня важно, насколько они привержены ценностям популяризации шахмат.

Понятно, что это в большей степени интерес не Дворковича, а интерес Кремля оставить его. Но если ФИДЕ работает так здорово, как нам преподносят официальные лица, то какая проблема его убрать? Дворкович – это просто президент, просто лицо.

Давайте представим, что Дворкович уходит в отставку. Из-за того, что ему, наверное, должно быть стыдно, что он 20 лет был кремлевским политиком. Должно же быть стыдно, да? Он уходит, команда остается, совет ФИДЕ остается и дальше принимает решения. Но без Дворковича. Почему так не происходит? Значит, есть какие-то подводные камни. Почему многие официальные лица ФИДЕ публично восхваляют Дворковича? Что в нем особенного? По уставу это человек, который просто должен нас всех представлять. Не только ФИДЕ, а вообще шахматный мир. 

«Не могу трактовать, что значит твит Магнуса Карлсена – большая поддержка, маленькая или еще какая-то. Это вопрос к Магнусу»

– Кто сейчас ваша команда, кроме тренера Магнуса Карлсена датского гроссмейстера Петера Хайне Нильсена?

– Так как этот процесс начался очень поздно, формирую команду практически на лету. Естественно, мы с Петером Хайне общаемся с людьми, ищем кандидатуры. Команда формируется, и у нас еще есть время. В ближайшее время она будет названа.

– Всех повеселил твит Магнуса Карлсена про помощь в поиске поддержки для вас в Америке. Означает ли это, что Магнус поддерживает вас и Петера Хайне в качестве кандидатов? 

– Я, пожалуй, не могу трактовать, что это значит – большая поддержка, маленькая или еще какая-то. Это вопрос к Магнусу. Я, конечно, благодарен ему за этот твит. Действительно, он в какой-то степени помог нам получить последний необходимый голос от федерации с американского континента.

Для общей картины: у ФИДЕ по уставу есть 4 континента: Америка, которая объединяет Южную и Северную, Европа, Азия и Африка. Чтобы быть номинированными с Петером Хайне на выборы, нам были необходимы подписи пяти федераций, и должны были быть представлены все 4 континента. На момент твита Карлсена не хватало последнего континента – Америки. Это был такой публичный призыв помочь нам с номинацией, чтобы мы были представлены на выборах. Спасибо всем, кто нас поддержал с номинацией.

- А что с другой поддержкой?

– С учетом того, что я заявил о своей кандидатуре лишь в середине мая, поддержка растет быстро. Естественно, я не самый известный гроссмейстер в мире – не Карслен, не Ананд, не Каспаров. Но, тем не менее, я гроссмейстер. Для шахматного мира это тоже значимо – люди понимают, что я большую часть своей жизни посвятил шахматам – как игрок, совсем немножко как тренер, как игрок студенческой команды. В разных-разных ипостасях. Сейчас у нас уходит много времени, чтобы себя презентовать шахматному миру и показать, что есть достойная альтернатива. А поддержка шахматистов будет зависеть от наших действий.

– Как вы относитесь к другим кандидатам – Иналу Шерипову и Башару Куатли? Они являются вашими противниками во взглядах на развитие шахмат или сейчас просто противниками-кандидатами, а в целом нормальными кандидатами?

– Я не очень хорошо их знаю. Скажем, Башар Куатли – гроссмейстер, он давно в шахматной политике. Он баллотировался еще в начале 90-х на пост президента. Сейчас он действующий заместитель Дворковича. Куатли достаточно известный и в шахматных кругах, и более известный в так называемых политических шахматных кругах. У Куатли я идей пока не видел, потому что он вступил в гонку в самую последнюю секунду. Его выдвижение было покрыто тайной.

Иналбек Шерипов, другой кандидат, неизвестен мне вообще. Он новая личность для шахматного мира. Мне трудно сказать, каково мое отношение к нему, просто потому, что я его не знаю.

Его выдвижение тоже было сюрпризом для шахматного мира. Что о нем известно из открытых источников – он был в команде Кирсана Илюмжинова в 2018 году. И то, что он встречался с Кирсаном Илюмжиновым. 

Был еще один кандидат Сева Фумей, который не добрал одного европейского голоса. После этого заявил о намерении переизбираться Дворкович. И как раз в это время я понял, что у нас проблема с кандидатами и мы стоим на пороге того, чтобы оказаться с выборами без выбора. 

– Куатли – это технический кандидат, поскольку он человек из орбиты Дворковича? Или вы думаете, что для россиянина это тоже было неожиданностью?

– Не могу сказать с уверенностью. Оба варианта, которые вы сказали, вероятны. Возможно и то, что он подыгрывает Дворковичу, как и то, что он пытается в какой-то степени насолить Дворковичу. Хотя я тоже не очень понимаю, какая у него будет поддержка, является ли он реально альтернативой Дворковичу. Вообще, выборы закручивались на том, что есть действующий президент Дворкович и кто может быть реальной альтернативой. 

– В своем заявлении вы рассказали о принципах, которыми будете руководствоваться, если станете президентом ФИДЕ – нулевая толерантность к коррупции, шахматы не должны служить частным и политическим интересам, открытость и другое. Вопрос первых практических действий – что вы сделаете, если выиграете?

– Нужно понимать важный момент. Президент – это представительское лицо. Мы привыкли, что президент приходит и что-то делает – первое, третье, пятое. На самом деле, в уставе достаточно четко прописаны функции.

Избранный президент предлагает кандидатуры трех вице-президентов, секретаря и казначея совета ФИДЕ. Это технические моменты, но все эти кандидатуры должны быть либо подтверждены, либо отвергнуты генеральной ассамблеей ФИДЕ. Поэтому самое первое действие – предложить эти кандидатуры.

По конкретным вещам и процедурам: по уставу ФИДЕ президент назначает глав 17 и членов так называемых неизбирательных комиссий. Моя позиция, что это нужно изменить. Президент не должен самолично назначать глав комиссий. Потому что когда говорят, что комиссии независимы, это лицемерие, ведь все люди назначены напрямую президентом. Я не уверен, что это возможно изменить до выборов технически, но, безусловно, этот вопрос будет подниматься. Назначение людей в комиссии должно быть полностью прозрачным и конкурентным. И немаловажно, что оно должно быть одобрено, скорее, не президентом, а советом ФИДЕ. Это же не игра в диктатуру, что приходит человек и назначает того, кто ему более лояльный.

Моя задача – чтобы ФИДЕ функционировала правильно. Мы видим много комментариев, но при этом они не подтверждены публичными документами. Говорим о спонсорских контрактах. Одним из обещаний Дворковича в 2018 году было то, что все контракты будут публичными. Это обещание не было выполнено. Что и как в них прописано – мы не понимаем. 

– Сейчас на официальном сайте ФИДЕ официальными партнерами значатся биржа Binance, несколько онлайн-платформ, компания по изготовлению грудных имплантов и экспоцентр в Дубае. Российских компаний среди этих спонсоров или партнеров нет. Правильно ли в таком случае утверждать, что российских денег, который, понятно, завязан на государстве, в международных шахматах нет? Или они все же есть?

– Например, в футболе УЕФА вышел с официальным заявлением, что немедленно разрывается контракт с «Газпромом». Это публичное официальное заявление, все понятно. В шахматах же  официальные лица говорят, что с российскими госкомпаниями контракты были разорваны. При этом подразумевается, что контракты с не госкомпаниями, очевидно, не были разорваны? Одни вопросы.

Я могу руководствоваться только официальными документами. На сайте ФИДЕ вы даже можете найти аудиторскую финансовую отчетность. Самая поздняя – 2020 год. Поэтому могу сказать, что написано в документах за 2019-2020 годы. Бюджет ФИДЕ за 2019 и 2020 годы – примерно 3 и 5 миллионов евро соответственно. Из этих 8 миллионов 5 – донорские пожертвования. Из донорских пожертвований за два года была только одна марокканская шахта – по-моему, 220 тысяч. Остальные деньги – это все российские компании – РЖД, «Росатом» и так далее. Поэтому говорить о том, что российских денег нет – большой вопрос.

Далее. Счета ФИДЕ хранятся в трех-четырех банках. Это испанский CaixaBank, швейцарский «Газпромбанк» – дочка «Газпромбанка», «Сбербанк» России и был еще банк «Открытие».

27 февраля было экстренное заседание совета ФИДЕ, на котором рассматривалось, какой должна быть реакция ФИДЕ на агрессию России. Совет ФИДЕ поручил казначею ФИДЕ проверить целесообразность дальнейшего хранения денег в «Газпромбанке» и «Сбербанке». Естественно, на тот момент эти банки уже были под угрозой санкций. Это прямо доказывает то, что на конец февраля деньги ФИДЕ продолжали храниться в российских банках. А что произошло дальше – мы не знаем.

Сейчас середина июня, я не могу сказать, где хранятся деньги ФИДЕ. Никто не говорит. Но если бы они хранились в CaixaBank и любых других банках мира, которые не являются санкционными и не связаны с Россией, мы бы об этом знали. Это вопрос к тому, какое информационное поле вокруг ФИДЕ, насколько журналисты заинтересованы задавать прямые вопросы и насколько ФИДЕ готова давать на них официальные ответы.

Все, что мы пока видим – это общение в соцсетях с таким посылом: «Мы избавились от российских денег, их нет. Поверьте нам на слово, мы точно знаем, что их нет».

–  Продолжая денежные вопросы, могут ли шахматы быть интересны большим международным компаниям? Не заточенным под росгоспропаганду в виде спорта, а именно большим компаниям с нормальным имиджем?

– Да. Мы с шахматными коллегами видим, что в мире шахматный бум в последние 10 лет. Количество детей, которые занимаются шахматами, возросло практически по всему миру. 

Шахматы – уникальный вид спорта, он доступен всем странам мира. 201 федерация члены ФИДЕ, это покрытие всего мира.

Идея в том, что для больших компаний такой охват очень привлекательный с точки зрения продвижения их брендов. Партнерское соглашение с ФИДЕ, которая представлена практически во всех странах мира, имеет большой потенциал быть коммерциализированным. Какое-то время проработав в Штатах, вижу, что корпорации очень ценят свою репутацию. Единственной преградой для них инвестировать в ФИДЕ является то, что ФИДЕ заполитизирована.

- Тем не менее, они финансируют отдельных шахматистов?

– Большие компании с удовольствием финансируют. Среди спонсоров топовых шахматистов есть крупные компании, также удается привлекать спонсоров к частным турнирам, проводимым не под эгидой ФИДЕ. А когда идет речь о финансировании большой международной организации – тут проблемы.

Если удалить проблему – не политизировать ФИДЕ, а делать ее прозрачной, понятной и публичной,  – это будет невероятно привлекательно для больших спонсоров. Это непростой процесс, ведь репутация строится годами. А у шахмат репутация 30 лет – это неприкрытая российская политика. Уши торчат настолько, что уже даже не обсуждается. 

Я считаю, что потенциал колоссальный и большие корпорации с большим удовольствием будут искать партнерские соглашения, которые выгодны как ФИДЕ, так и этим компаниям. Это огромный промоушен для шахмат во всем мире.

– Почему 28 лет шахматами руководят россияне? Это стал такой абсолютно российский вид спорта, с явным приоритетом большинство матчей, шахматные олимпиады, турниры претендентов проходят в России.

– Сами выборы происходят следующим образом – каждая федерация-член ФИДЕ имеет один голос и назначает своего делегата, который голосует на выборах.

Причин много. Многие делегаты просто заинтересованы в том, чтобы система сохранялась. Поэтому мы видели неадекватные переизбрания Илюмжинова. Кто бы ни был его оппонентом, с какими бы программами, предложениями, командой он не шел.

На федерации колоссальное давление. Вплоть до того, что обзваниваются посольства стран, убеждаются, что правильный путь развития шахмат – проголосовать за российского политика.

- Почему это происходит?

– У ФИДЕ колоссальный админресурс. Если рассматривать политику ФИДЕ как маленькое государство, это автократия, в которой все делегаты видят ФИДЕ изнутри. Официальные лица и президент ездят по всему миру за деньги ФИДЕ. Они презентуют себя, что-то рассказывают, что-то обещают. Естественно, что многие делегаты от федераций не видят альтернативы.

Приходит, например, Гарри Каспаров. Мир огромный и разнообразный. Все люди разные и относятся к Гарри Каспаров очень по-разному. Все знают его с разных сторон. А кто-то из делегатов вообще не знает.

Делегаты, которые избирают президента на генеральной ассамблее ФИДЕ, не видят, что происходит вне этого мира. И сейчас все то же самое. Дворкович и большинство официальных лиц ФИДЕ интенсивно катаются по всему миру со своими речами. Они общаются с делегатами, рассказывают, какие у них успехи, какие они молодцы, насколько целесообразно, чтобы Дворкович был переизбран.

С Илюмжиновым так происходило потому, что в уставе ФИДЕ не было прописано ограничений на количество президентских сроков. Дворкович пришел как более либеральный политик, но по сравнению с Илюмжиновым это было несложно сделать. Генассамблея приняла правило, что президент не может находиться больше двух сроков, что правильно.

Но сейчас, когда я слышу, что говорят, что Аркадий вроде бы неплохо смотрится, давайте ему второй срок дадим, он же не будет на третий идти. Проблема в том, что если Аркадий будет переизбран, то говорить о мало-мальском интересе к шахматам со стороны мира не придется. Более того, это будет серьезный удар по самой ФИДЕ. Серьезный вопрос, являемся ли мы одной семьей. Ведь девиз ФИДЕ – Gens Una Sumus (Мы – одна семья – прим. Tribuna.com). А многие федерации не приемлют того, что российский политик остается во главе ФИДЕ на фоне совершенно безумной агрессии путинского режима. 

Из этих 200 федераций половина достаточно маленькие. На них легко давить, легко манипулировать, легко обманывать. Федерации должны свободно изъявлять то, что считают правильным. Я же столкнулся с тем, и это очевидно для многих, что многие федерации просто боятся высказать что-либо против текущей администрации ФИДЕ.

Для них даже публично задекларировать, что они не желают видеть Дворковича следующим президентом, и точно так же было при Илюмжинове, было чревато потерей преференций от ФИДЕ. Это финансовая поддержка их команд на Олимпиадах и так далее.

Но несмотря на все это давление на федерации, я вижу, что большинство из них хотят перемен. Необходимость этих перемен уже давно перезрела. По-настоящему прозрачная, демократичная и эффективная ФИДЕ – это именно то что желают видеть большинство федераций.

– Если оценить 5 лет Дворковича не по национальности, а по работе, какую оценку вы могли бы поставить его работе на посту президента ФИДЕ? 

– Нужно уточнить формулировку. Дворкович, как президент, по большому счету, ничего не делает. Основная миссия президента – это репрезентативность ФИДЕ. Это бренд и имидж, лицо шахмат в мире. Все, что делается технически, работа со спонсорами, это все менеджмент ФИДЕ. Совет ФИДЕ больше по стратегическому направлению.

Трудно сказать, в чем была его работа. В том, что он своим лицом привлекает российские деньги? Мы и так понимаем, что российские компании, как государственные, так и частные, дают деньги в ФИДЕ исключительно потому, что там Дворкович. Когда я стану президентом ФИДЕ, то если вы хотите инвестировать – супер! Мы делаем это на условиях прозрачности, понятности и так далее.

Каким образом контракты российских компаний связаны с ФИДЕ за эти 5 лет? Какая мотивация российских компаний? Почему они раньше этого не делали? Почему, когда пришел Дворкович, возникла необходимость давать деньги именно на ФИДЕ? Например, компания «Сима-Ленд» спонсирует Яна Непомнящего. Хотите спонсировать шахматистов? Прекрасно. Но какая ваша мотивация давать деньги на ФИДЕ?

Деятельность Дворковича не могу оценить позитивно. 

«То, что говорят Карякин и Шипов, выходит за пределы публичной демагогии или рассуждений в соцсетях. Это должно рассматриваться в криминальных судах»

– Сборным России и Беларуси и отдельным шахматистам запретили участвовать в турнирах под флагами стран, Сергея Карякина дисквалифицировали на полгода, но Сергея Шипова, кажется, не дисквалифицировали, хотя у него были такие же людоедские высказывания в соцсетях. По-вашему, этих наказаний по отношению к российским шахматам достаточно?

– По Шипову и Карякину ситуация более-менее понятна. Очевидно, что решение этической комиссии ФИДЕ нельзя считать незаангажированным. Комиссия сильно зависит от самого ФИДЕ и Дворковича. На ее решение влияет набор предоставленных фактов. Как они это оценивают, как на это смотрят? Наказание Карякину является неадекватным. При том, что нет никакого наказания Шипову.

– Наказание должно быть большим, меньшим? 

– Я считаю, что наказание (отстранение) должно быть как минимум до смены путинского режима. До выяснения всех преступлений путинского режима, до того момента, когда придет осознание, что происходит. И только тогда можно разбираться, можно ли вообще допускать Карякина обратно к турнирам. Это зависит и от его действий тоже – насколько адекватно он посмотрит на происходящее. Допускать Карякина к шахматам при том, что он продолжает у себя в телеграме резвиться, не то что недопустимо, это просто невозможно.

Полный недопуск Карякина абсолютно необходим, чтобы защитить шахматный мир. Многим гроссмейстерам невозможно находиться с ним в одном игровом помещении, уже не говоря о том, садиться ли с ним за одну доску играть партию. Это этический вопрос.

Его призывы: «давайте продолжать спецоперацию, все очень классно идет»... В таких условиях шахматист не может садиться за доску. Карякин стал пропагандистом. А если стал пропагандистом, то, будь добр, забудь о шахматах. Лично для меня он мог бы вернуться за доску при условии, что путинский режим осужден, агрессия остановлена, дана адекватная оценка мировым сообществом, что произошло, почему и как. Какая после этого позиция Карякина – раскаивается или считает, что был прав? После этого вопрос ко всему шахматному сообществу – готовы ли мы принять?

И еще один важный момент. То, что говорят Карякин и Шипов, выходит за пределы публичной демагогии или рассуждений в соцсетях. Это должно рассматриваться в криминальных судах. По этим товарищам должен быть международный суд. В Украине уже есть производство по их высказываниям. Этому должна быть дана юридическая оценка.

Шипов и Карякин должны быть отстранены на неопределенный срок. Он закончится тогда, когда будут вынесены решения по судам, когда наступят правовые последствия, когда будет дана правовая оценка, можем ли мы считать их высказывания, действия и призывы уголовно преследуемыми или нет. Я не судья, не юрист и не адвокат. Но для шахматного мира это важно. Если мы, как шахматисты, говорим, что это все шалость, пусть продолжает, как Шипов, рассказывать, что все прекрасно, и давайте поддерживать нашего великого президента, то очевидно, что садить этих людей за шахматные доски, чтобы они играли против шахматистов, которые не имеют к этому отношения, – вред всем. Шахматистам, которые играют, которые на это смотрят, и самим же Карякину и Шипову.

– А что касается других российских шахматистов, которые вообще ничего не говорят? Что с ними делать? Они продолжают играть под нейтральным флагом.

– Случаи Карякина и Шипова экстремальные. Таких немного. Для меня очевидно, что российское шахматное общество все-таки в большинстве своем резко негативно относится к действиям своей власти. При этом они высказываются в разной степени. Кто-то резко негативно открыто, кто-то эмигрировал уже, кто-то из-за страха не высказывается резко. Диапазон очень широкий.

Мое мнение – нужно смотреть от случая к случаю и руководствоваться правовыми нормами. Если есть правовой механизм преследования человека, который высказывается за войну и считает, что это все правильно, то это красный флаг для ФИДЕ. Безусловно, эти люди должны быть незамедлительно подвержены рассмотрению этической комиссией ФИДЕ. 

Большая дискуссия, стоит ли полностью запрещать играть российским и белорусским шахматистам вне зависимости от того, высказывались они или нет.

ФИДЕ руководствуется принципами МОК. И мы видим, что теннисная ассоциация осудила решение Уимблдона полностью запретить участие российским теннисистам. Я решение Уимблдона приветствую. Мы не можем закрывать глаза и говорить, что спорт вне политики и в этом нет проблемы. Но это сложный и деликатный вопрос, как поступать со спортсменами – полный недопуск до соревнований, допуск под нейтральным флагом или какое-то ограничение. Задача международных спортивных федераций – полная поддержка прав человека и международного права. В уставе ФИДЕ это прописано чуть ли не первым пунктом.

Но у ФИДЕ нет однозначной официальной позиции на этот счет. Самый важный – первый шаг. Мы должны заявить, что поскольку уважаем права человека и международное право, то полностью и безусловно осуждаем путинскую агрессию и призываем Россию немедленно остановить агрессию. А решение по спортсменам – второстепенно. Сейчас мы вообще не понимаем, какая позиция ФИДЕ.

Очевидно, что давно уже пора было исключить из состава ФИДЕ ФШР, в попечительском совете которой есть такие выдающиеся персонажи, как Песков и Шойгу, а также другие личности находящиеся под санкциями.

«Почему Федерация шахмат Украины не знала о выдвижении? Не знаю. Может, емейл не прочитали»

– Я выделяю три категории людей по отношению к шахматам. Первая: шахматисты, шахматные журналисты, эксперты, комментаторы. Вторая категория – те, кто что-то понимают, что-то видят, следят только за матчами на первенство мира. Третьи – которые вообще ничего не знают о шахматах. На какую из этих категорий нужно ориентироваться, чтобы популяризировать шахматы в мире?

– Однозначно – третий вариант. Те, которые полностью вне шахматного мира. Вышел «The Queen’s Gambit» («Ход Королевы» – прим. Tribuna.com) – и интерес к шахматам повысился среди тех, кто никакого представления о них не имел, никогда этим не интересовался. Мир шахмат был показан привлекательно и интересно.

Для роста популярности и коммерциализации ФИДЕ должна направить усилия на мир вне шахмат. Но при этом делать максимально комфортными условия для тех, кто в шахматах: организаторам, журналистам, профессиональным шахматистам, родителям, которые отдают детей на соревнования.

У ФИДЕ долгие годы все делалось наоборот. Брались ресурсы из шахматного мира и тратились на само ФИДЕ. Философия должна быть другой – нужно искать ресурсы за пределами, искать аудиторию вне и максимально помогать шахматному миру

– Где будущее шахмат? В классическом виде: больших турниров, матчей на первенство мира или в онлайне? 

– Есть полярные мнения: что у шахмат будущее только в онлайне или только в быстрых контролях – быстрые шахматы, блиц. Я считаю, что это не так.

Шахматы уникальны тем, что у них есть разные проявления. Будущее будет сохранено для всех видов шахмат. Нужно обращать внимание на онлайн, и ФИДЕ могло бы делать в разы больше с точки зрения популяризации онлайн-шахмат. Но я не считаю, что шахматы должны скатываться в какую-то нишу, становиться чисто киберспортом или быть исключительно классическими.

Задача ФИДЕ – сохранять традиции: классические матчи на первенство мира с классическим контролем. Это сохраняет историческую преемственность шахматных традиций. У нас 16 чемпионов мира за 150-летнюю историю. Это важно и показательно, что шахматы имеют хорошие традиции. У шахмат многовековая история. Тогда даже не было шахматных часов, не было речи о контроле.

Важно быть открытыми и идти в ногу со временем. Речь об онлайн-шахматах, больше внимания быстрым контролям. Но в то же время критично необходимо не забывать, на чем шахматы построены. Шахматы – это игра мыслителей. Сказать, что акцентируем внимание на другие формы шахмат, а не на такие, какими они были 50, 100 лет назад, – неправильно. Задача ФИДЕ – принимать все новое, но не забывать о старом и о традициях.

– Украинские шахматы постоянно сотрясают непонятные истории. То не те тренеры у сборных, то претензии к сестрам Музычук за то, что они не поддержали письмо Львовской федерации шахмат. И вот новая история – Федерация шахмат Украины поддержала не вас во время вашего выдвижения. В ФШУ вообще знали о вашем выдвижении? 

– Я общался с президентом федерации Виктором Капустиным. Я обсуждал с ним, что есть мысль выдвигаться. На тот момент мы не нашли понимания, и я понимаю почему. Мы с ним не знакомы, и он, наверное, не представлял, насколько это реально. В любом случае, было неправильно, что позиция федерации была единолично продиктована решением Капустина.

Я так понимаю, что для многих в федерации было новостью, что Украина поддержала номинирование Инала Шерипова. В подробности вдаваться не буду. Думаю, лучше спросить напрямую у Капустина о причинах такого решения.

Насчет того, что федерация не знала. Федерация не знала загодя об этом, потому что этого даже я не знал. Но я оповестил всех 19 мая. Федерация прокомментировала в своем официальном ответе Минмолодьспорту, что они узнали только 20-го из СМИ. Не знаю. Может, емейл не прочитали.

Но дело в другом. Сейчас четыре кандидата, и я в их числе. Федерация имеет возможность декларировать любое решение, поскольку номинация не является обязательством голосовать или публично поддерживать кандидата, который был номинирован. Номинация – это просто желание федерации видеть этого кандидата в списке.

Я ожидаю, что ФШУ все-таки в новых условиях поддержит мою кандидатуру. Очень важно, чтобы эта поддержка была публичной. Сам президент федерации Капустин идет вице-президентом у Шерипова, но я не вижу в этом проблемы. Официально федерация вполне может поддерживать меня как кандидата и заявлять о моей поддержке.

Я все-таки более понятный кандидат для шахматного мира по сравнению с Шериповым. Важно, чтобы украинская федерация поддерживала своего кандидата, который ближе и понятнее шахматному миру, украинскому в том числе.

– Есть письмо в вашу поддержку от многих украинских шахматистов. Я так понимаю, поддержка в их кругу есть?

– Безусловно. Все, кто подписали это письмо, так или иначе знают меня по шахматному миру. С кем-то я играл, с кем-то рос и играл на одних турнирах. С кем-то я просто пересекался. Я не возник из ниоткуда. Меня хорошо знают в шахматном мире, по крайней мере, в украинском. И, думаю, не ошибусь, если скажу, что никто из них не понимает, кто такой Шерипов. 

– Вы прекратили активно играть в 2019 году. Почему вы решили прекратить играть и чем конкретно вы сейчас занимаетесь в США?

– Последнюю классическую партию я сыграл на новый год, с 2019-го на 2020-й. Это связано в том числе с коронавирусом. После этого я в основном играл за университетскую команду в онлайн-турнирах.

Причина простая – последний год аспирантуры и написание диссертации забирало много времени и сил. С июля я работаю в Лос-Анджелесе в налоговой сфере на PricewaterhouseCoopers. C этим и связано то, что я был менее активным в шахматах последние два года. Времени играть в турнирах остается очень мало. Вообще я больше люблю живые шахматы, хотя онлайн тоже играю. Конечно, шахматы я по-прежнему люблю, слежу за крупнейшими турнирами и иногда играю в онлайне, но реже, чем раньше. Любить шахматы я меньше не стал.

База російських спортсменів, які підтримали повномасштабний напад РФ на Україну

Российский шахматист Дубов помогал Карлсену в подготовке к матчу против Непомнящего. Его уже травят свои

Фото: globallookpress.com/VEGARD WIVESTAD/imago sportfotodienst; Bruno de Carvalho/Keystone Press Agency; Netflix/Keystone Press Agency; личный архив Андрея Баришпольца

Лучшие
Новые
Старые
По Карякину и Шипову позиция правильная. Должны быть более жесткие санкции и не только отстранение и публичное порицание. В то же время отстранять Шипова невозможно - он не действующий шахматист, а собиратель донатов на шахматном канале в Ютуб и тренер. Репутация у него сейчас так себе: от него отвернулись и бывшие ученики и здравомыслящая русскоязычная аудитория, хотя все равно канал существует, собирает зрителей и донаты.
Ответить
6
По поводу шансов Баришпольца все не так очевидно. Очевидно, у дворковича сильный админресурс и поддержка со стороны индийских шахмат, где сейчас очень серьезно вкладываются в шахматы местные компании, а сам экс-чемпион мира Ананд идет у дворковича как вице-президент. В противовес этому есть поддержка со стороны американских шахмат. Вероятно, известный меценат Рекс Синкфилд со своей семьей может активно поддержать изменение курса ФИДЕ. Пока что его не интересовала шахматная политика, только сама игра, ее продвижение и поддержка в США, но когда-нибудь это может измениться. С таким союзником можно рассчитывать хотя бы на борьбу. Нужно продолжать давить на ФИДЕ, особенно по финансовым и спонсорским моментам. В интервью прозвучал правильный вопрос о нахождении денег федерации и прозрачной финансовой отчетности. В свое время Илюмжинова сместили как раз из-за того, что финансовые потоки были тесно связаны с ним, а он попал под мощный удар санкций, который мог привести к коллапсу ФИДЕ.
Ответить
6
Ірина Козюпа
Інтерв’ю топ - дуже хороша робота 👏
Ответить
6
Пользуясь случаем, приглашаю всех, кто умеет передвигать фигурки по доске, вступить в крупнейшее онлайн шахматное сообщество Украины - https://www.chess.com/club/team-ukraine 25-26 числа будет проводиться 24-часовой марафон в формате 3+2, где можно будет пересечься со многими нашими гроссмейстерами и мастерами и, возможно, сыграть с самим кандидатом в президенты ФИДЕ.
Ответить
3
Хороша інтервюха. Каспаров ще один "хароший рускій", але то вже їх проблеми.
Ответить
3
Tim Rosin
А що, на хвилі трагичної популярності української теми може прокатити... ФШУ треба користуватися моментом і підключатися у гру, а не ловити гав на іншій дошці...
Ответить
1
Leopolis
Дворкович - лапочка (с) сестри Музичук.
Ответить
0